журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №2, 2006

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Трудные немецкие метаморфозы

Реформы в банковской системе Германии в самой стране воспринимаются крайне неоднозначно

Среди экономических систем государств современной Европы финансовая система Федеративной Республики Германии заслуживает особого внимания. Германия славится стабильностью экономики, высоким уровнем жизни, равно как и своими достижениями на международном рынке банковских услуг и в других сферах, где традиционно страна занимает лидирующие позиции. Однако внутри самого государства не все так гладко, как кажется на первый взгляд: в стране, все еще переживающей непростой процесс интеграции (как внутренней, так и внешней – в Европейский Союз), назрела острая необходимость в экономических преобразованиях. Но давно запланированный курс реформ продвигается крайне медленно, часто встречая активное противодействие. И это особенно ярко ощущается в банковской сфере.

Предпосылки реформы

Начало ХХІ века банковский сектор Германии встретил в состоянии стагнации, отягощенной множеством нерешенных проблем. В 2003 году средний уровень рентабельности здесь оставался отрицательным (–1,2%), так что проблема повышения эффективности банковского сектора стала предметом острых внутриполитических дискуссий. К концу 2005 года сектору удалось добиться положительных показателей по прибыльности, но проблема все еще далека от окончательного решения.

Двухлетний застой в экономике, рост безнадежных долгов и обвал на фондовых рынках существенно пошатнули положение немецких банков. В последние два года эксперты впервые за послевоенный период заговорили о «кризисе» банковской системы страны. Крупнейшие банки – HVB, Commerzbank и Dresdner Bank – по итогам за 2002 год зафиксировали миллиардные убытки. Deutsche Bank получил прибыль, в основном, за счет распродажи непрофильных активов. Ряд более мелких банков были на грани банкротства, а некоторые из них перешли в руки зарубежных конкурентов.

К исходу 2003 года показатели доходности у большинства немецких банков улучшились, но в целом ситуация оставалась сложной. По-прежнему убыточными были HVB (–@2.6 млрд.), Commerzbank (–@2.3 млрд.) и Drezdner Bank (–@1.3 млрд.). Прибыль Deutsche Bank (@1.4 млрд.) ни в какое сравнение не шла с показателями зарубежных банков «высшей лиги» (прибыль Citigroup, JP Morgan и BNP Paribas составила @14.2 млрд., @5.3 млрд. и @3.8 млрд. соответственно). Биржевая стоимость Deutsche Bank к концу 2003 года упала до $37.5 млрд., причем, он переместился по этому показателю в списке мировых банковских лидеров со второго места, занимаемого еще в 1990 году, на

17-тое. Теоретически Citibank на тот момент мог бы приобрести Deutsche Bank, истратив на это сумму, равную своей прибыли за пять кварталов. Биржевая стоимость двух других немецких «тяжеловесов» HVB и Commerzbank за тот же период снизилась до @8 млрд. На практике это означало, что все четыре крупнейших банка Германии реально столкнулись с опасной возможностью враждебного поглощения иностранными финансовыми институтами. В частности, итальянский UniCredit в прошлом году приобрел проблемный HVB.

О том, что кризисные явления в банковской системе ФРГ набирали обороты, свидетельствовал и тот факт, что немецкие банки не выполняли своей главной функции: они выдавали все меньше и меньше кредитов. По данным Федерального банка ФРГ, в период с марта 2002 года по март 2003 года общий объем предоставленных кредитов сократился на 10%, а во втором квартале 2003 года дополнительно еще на 5.3%.

Особенно неохотно крупные банки стали работать с мелкими и средними предприятиями (SME), кредитование которых и сегодня считается невыгодным бизнесом с высоким риском и низкой рентабельностью. По информации Федерального союза немецких банков, сегодня более половины владельцев немецких SME испытывают недостаток в заемных средствах вследствие рестриктивной политики банков. Ситуация усугубляется еще и тем, что доля собственного капитала в оборотных средствах немецких SME традиционно низка – около 20% (для сравнения: в США этот показатель составляет 45%, в Великобритании и Испании – по 40%).

Чтобы хоть как-то повысить рентабельность, финансовые институты ФРГ попытались собственными силами «оздоровить» банковский сектор страны. Меры по сокращению персонала (в общей сложности за 2002-2003 годы только в HVB, Commerzbank, Drezdner Bank и Deutsche Bank было уволено более 40 тыс. сотрудников), некоторое уменьшение сети отделений, а также авральная распродажа непрофильных активов помогли преодолеть кризис ликвидности, но, как считают большинство аналитиков, не привели к радикальному оздоровлению банковской системы. По-прежнему на повестке дня стоит главная нерешенная проблема – низкая по международным стандартам эффективность значительной части банковского сектора ФРГ.

В мировой практике средней нормой прибыли на собственный капитал считается 15%. Частные немецкие банки никогда не достигали такого показателя в прошлом и далеки от этого сегодня. У самого «эффективного» Deutsche Bank показатель прибыли на собственный капитал равен 2.4%, у Commerzbank – 0.8%, Dresdner Bank – 0.6%, у HVB вообще отрицательная рентабельность (–0.4%). Еще одним критерием эффективности работы финансового института считается соотношение расходов и операционных доходов. В Deutsche Bank оно составляет 80%, Dresdner Bank – 81%, Commerzbank – 71.6%, HVB – 65.5%. У ведущих американских и британских банков этот критерий колеблется обычно в диапазоне 40-50%.

Говоря о причинах низкой эффективности банковского сектора ФРГ, аналитики, прежде всего, указывают на то, что сегодня в Германии слишком много финансовых институтов. Около 2.5 тыс. немецких банков имеют 27 тыс. отделений (не считая сетей других финансовых институтов). К этому надо добавить 13 тыс. «окошек» самого популярного и дешевого Почтового банка (Postbank). В итоге, по статистике, одно банковское отделение приходится здесь на 1754 жителей (в Финляндии и Ирландии – на 3125, во Франции, Италии и Нидерландах – на 2773). Такая избыточность, конечно же, ведет к снижению рентабельности. В других отраслях это давно поняли и провели необходимые сокращения. В 70-тые годы, например, в Германии было 45 тыс. бензозаправочных станций, но сегодня их, хотя количество автомобилей за это время значительно увеличилось, осталось только 18 тыс.

Нет в банковском секторе ФРГ и повышенного интереса к новым направлениям банковской деятельности. Например, несмотря на бурное развитие во всем мире онлайнового банкинга никаких существенных изменений в этой сфере пока не произошло. В результате по показателю доход/издержки на одного занятого в финансовой сфере Германия стоит в Европе куда ближе к Португалии и Греции, чем к Голландии, Люксембургу и Австрии.

Еще одна проблема – исторически сложившаяся и сохранившаяся до сегодняшнего дня трехуровневая структура национальной банковской системы. Около 40% кредитов и частных вкладов находятся в руках опирающихся на государственные гарантии сберегательных банков. Еще, примерно, 18% приходятся на действующие на кооперативных началах «фольксбанки». Доля четырех крупнейших частных банков – HVB, Commerzbank, Drezdner Bank и Deutsche Bank – на этом рынке составляет лишь 13-14%. В кредитной сфере соперничать со сберегательными кассами коммерческим банкам трудно, поскольку те, пользуясь государственной поддержкой, имеют возможность обеспечивать более дешевые кредиты. В итоге, чтобы окончательно не потерять клиентов, коммерческие банки вынуждены до минимума сокращать свою маржу, что тоже снижает рентабельность.

Концентрация банковского капитала и укрупнение банковских структур в условиях открытости финансовых рынков и глобализации конкуренции становятся еще одной насущной проблемой финансового сектора Германии. Существующая трехуровневая система создает дополнительные барьеры и здесь. Закон запрещает слияние и поглощение банковских структур разного уровня (т.е. частный банк не имеет права, например, приобрести сберегательный или кооперативный банк). Необходимость реформирования полугосударственных сберкасс назрела давно. МВФ и Европейская комиссия неоднократно ставили перед Германией вопрос о прекращении государственной поддержки сберегательным банкам. Однако решение этой проблемы оставалось в подвешенном состоянии вплоть до середины 2005 года.

Еще одна структурная слабость национальной банковской системы, по мнению экспертов, в том, что большинство немецких банков так и остались универсальными и вплоть до последнего времени представляли собой своего рода «супермаркеты» по предоставлению финансовых услуг. «Существующая сегодня модель традиционного немецкого банка устарела и не пригодна для эффективной работы на новых, весьма специфических сегментах финансового рынка, – уверен Рольф Бауэр, бывший президент Deutsche Bank. – Каждый финансовый институт должен иметь собственный профиль, свою специализацию и ключевую сферу бизнеса. Огромные убытки, которые понесли многие немецкие банки, погнавшись в 90-тые годы за «легкими деньгами» на финансовых рынках, объясняются тем, что они были плохо подготовлены к такой работе, во многих случаях действовали по-дилетантски и теперь расплачиваются за совершенные грубейшие промахи. В общем, очевидно, речь идет о плохом менеджменте и низком уровне управления рисками».

Реформирование:

«за» и «против»

Не только плохая конъюнктура и низкие процентные ставки мешают оздоровлению германской банковской системы. В этой сфере национальной экономики множество серьезных проблем, требующих комплексных и системных решений. По сути, на повестке дня – ряд реформ структурного характера, требующих усилий как правительства, так и самого банковского сектора.

Прежде всего, необходимо провести широкомасштабную приватизацию государственных финансовых институтов, а также изменить финансовое законодательство, с тем чтобы активизировать процессы слияний и поглощений на разных уровнях банковской системы ФРГ и уменьшить влияние государства на банковские структуры в целом.

«Финансовая сфера Германии больше не нуждается в государственной поддержке, – уверен Клаус-Петер Мюллер, исполнительный директор Commerzbank и президент Ассоциации частных банков Германии (BdB). – Сегодня банковские услуги доступны всем без исключения, так что потребность в государственных финансовых институтах, основной целью создания которых некогда было приближение банковских услуг к потребителям, попросту отпала».

«Банковскому сектору ФРГ жизненно необходима консолидация, – убежден Кристофер Плейштер, президент Ассоциации кооперативов Германии (BVR). – У представителей всех трех уровней просто нет альтернативы. В течение последних 20 лет кооперативные банки были вынуждены в несколько раз уменьшить количество своих отделений».

Канцлер ФРГ Ангела Меркель смогла убедить своих партнеров по «большой» коалиции Христианско-демократического союза (ХДС) и Христианско-социалистического союза (ХСС) с Социал-демократической партией (SPD) в необходимости экономических реформ, начатых ее предшественником Герхардом Шредером. Преобразования в сфере банковской деятельности, налогообложения, пенсионной системе и здравоохранении, а также решение проблем безработицы должны поднять привлекательность Германии в глазах иностранных инвесторов. Однако в самом банковском секторе несмотря на выгодность реформ для финансовых институтов страны возникло противостояние таким изменениям, поскольку далеко не все банкиры уверены в необходимости подобных преобразований.

«Нас вполне устраивает сложившаяся ситуация и мы не собираемся менять статус-кво, – заявляет Томас Фишер, исполнительный директор WestLB, крупнейшего государственного земельного банка. – Немецкая банковская система вопреки всем неурядицам остается одной из самых прочных и стабильных в мире. Она позволяет гарантировать конкуренцию, ориентированные на рынок цены и полный комплекс современных банковских услуг всем без исключения клиентам. А жалуются на недостатки существующей трехуровневой системы, в основном, только частные банки, исчерпавшие ресурсы своих потребительских сегментов и не желающие искать другие пути выхода из сложившейся ситуации, кроме консолидации».

Президент Ассоциации сберегательных касс Германии (DSGV) Дитрих Хуппенштедт отмечает: «Банковский сектор может измениться на уровне услуг, организационно придерживаясь статус-кво. Некоторые фольксбанки уже сегодня проводят активную экспансию на рынок розничных банковских услуг, разрабатывают новые финансовые продукты, совершенствуют качество сервиса. Немецким финансовым институтам, находящимся в частных руках, стоит развивать новые направления банковской деятельности, например, онлайновых услуг, и стремиться на новые сегменты рынка, оставив планы захвата сберкасс. Я бы даже сказал, что, скорее, частным банкам, особенно небольшим, как раз стоит опасаться изменений в банковской системе ФРГ, которые приведут к возможности объединения финансовых институтов различных уровней, ведь в таком случае уже сберкассы будут заинтересованы в собственном укрупнении, стремясь осуществить его за счет поглощения небольших банков».

Уже сегодня фольксбанки контролируют около 30% рынка банковских услуг, а сберкассы укрепляют свои позиции на розничном рынке, так что многие из них не будут жертвовать своей независимостью и стабильностью ради эфемерных благ. Дитрих Хуппенштедт сумел убедить правительство страны приостановить преобразования до сентября 2006 года, чем вызвал острую критику со стороны приверженцев реформ.

В связи с этим многие частные финансовые институты вынуждены были «отступить» и начать постепенную экспансию на новые рынки и сегменты уже сегодня, с тем чтобы с помощью возможных слияний и поглощений укрепить уже занятую позицию. Например, Deutsche, Dresdner Bank и Commerzbank объявили о своем переориентировании на розничный рынок и отходе от традиционных видов деятельности (инвестиционного банкинга и коммерческого кредитования) и, помня о последствиях кризиса рентабельности 2002-2003 годов, намерены усовершенствовать систему оценки рисков.

«Банковская реформа состоится, в этом нет никаких сомнений, – подытожил Клаус-Петер Мюллер. – Просто боюсь, что пока финансовый сектор экономики Германии не вполне готов к намеченным радикальным изменениям, из-за чего реализация реформы ненадолго откладывается. BdB понимает неуверенность сбербанков – и особенно DSGV – в выгодности изменений и их нежелание довести начатые преобразования до конца. Ведь, в конце концов, большинство преобразований, в первую очередь, коснутся именно системы государственных финансовых институтов. Что ж, думаю, что отсрочка не приведет к трагическим для банковского сектора последствиям. Главное – не опоздать с необходимыми для экономики изменениями».

Евгения Лакосник,
по материалам The Banker

 
© агенство "Стандарт"