журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Международные банки

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

ИНФОРМАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ

ПЛАТЕЖИ

Банковское оборудование

ЭЛЕКТРОННЫЕ ДЕНЬГИ

Новые рыночные страны

Банковское регулирование

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №11, 2005

Новые рыночные страны

Развитие банковского сектора в Северной Корее

Коммунистическая Северная Корея пытается восстановить экономику и развить банковский сектор по образу и подобию Китая

Изменения, происходящие в экономике КНДР, коснулись и банковского сектора. Республике крайне необходимо, чтобы банки отделились от государства и начали самостоятельно проводить финансовые операции. Этот длительный процесс полон препятствий. Тем не менее, начало положено, а как система будет развиваться дальше, зависит от многих причин и, прежде всего, от общего имиджа государства, который постоянно стремится подпортить американское правительство, открытости страны, развития торговли с соседями и необходимых экономических реформ.

Так дальше жить нельзя!

Финансовый сектор КНДР значительно ограничивается правительством. Практически все финансирование обеспечивает государство, получающее, к тому же, и всю прибыль от трансакций между предприятиями. Иностранные банки из-за огромных внешних долгов этой страны, возникших в 70-тые годы, долгое время ею не интересовались. С июня 2000 года стали возможными инвестиции со стороны Южной Кореи, но пока несмотря на желание правительства система прямого урегулирования платежей не налажена. Центральный банк работает так же, как и коммерческий, располагая 227 отделениями. Правительство, кроме того, сохраняет монополию на страховой бизнес через Государственное бюро страхования и Корейскую международную страховую компанию. Ино-странцы не имеют права пользоваться банковскими услугами, а западные туристы расплачиваются долларами, а не корейскими вонами.

Эксперты, тем не менее, предрекают кардинальные перемены в КНДР. С июля 2002 года правительству этой страны удалось существенно адаптировать свою полуразрушенную за годы неумелого руководства плановую экономику, придав ей некоторые черты рыночной. Во-первых, государство становится более открытым. Состоялись переговоры КНДР с Южной Кореей о путях дальнейшего сотрудничества. Обе стороны обсуждали возможность открытия железнодорожного сообщения между двумя сторонами, прерванного со времен Корейской войны 1950-1953 годов. Во-вторых, государственным компаниям, производящим потребительские товары, сырье и промышленное оборудование и распространяющим свои изделия через сеть государственных магазинов, было разрешено часть выпускаемой продукции продавать на свободном рынке. В сентябре 2003 года Северная Корея открыла рынки для частных торговцев. Конечно, качество товаров там гораздо ниже, чем на государственном рынке. Тем не менее, ожидается постепенное его улучшение благодаря использованию естественных инструментов рынка, например, за счет присутствия на свободном рынке государственных компаний, поневоле конкурирующих друг с другом. Также правительство КНДР приглашает иностранных покупателей присоединяться к промышленному объединению Kaesong, которое в качестве эксперимента пытается объединить «южнокорейский капитализм» и северокорейскую дешевую рабочую силу. И, наконец, идут реформы в банковском секторе с целью приблизиться к стандартам рыночной экономики.

В 2002 году делегация банкиров из КНДР прибыла в Пекин для изучения банковского сектора КНР, с тем чтобы перенять некоторые черты рыночной экономики для своей плановой системы. Тогда руководство Центрального банка Китая отказало в своем гостеприимстве представителям КНДР. Тем не менее, банкиры из Северной Кореи посетили четыре крупнейших банка страны. Корейская делегация интересовалась, какое число клиентов оптимально для этих банков и каким образом они оказывают те или иные услуги. Исполнительный директор одного из этих банков впоследствии сообщил газете Financial Times о том, что корейцы действительно очень хотят перенять опыт у китайских банкиров. Он заявил: «Это несколько странно для нас, так как мы еще сами учимся. С каких пор ученик вдруг может стать учителем?».

Китайские банки претерпевают кардинальные перемены, отказываясь от тотального государственного управления и фокусировании исключительно на обслуживании государственных предприятий, для того чтобы полностью стать коммерческими институтами, выдающими кредиты в зависимости от способности заемщика погасить его. Многие иностранные обозреватели предвещают китайским банкам банкротство из-за накопленного массива невозвращенных займов. Однако члены корейской делегации резонно подчеркивали, что и их банковская система находится на начальной стадии своего развития.

Корейская «форточка»

в Азию

Первым шагом, предпринятым правительством Северной Кореи по итогам визита в Китай, стало объединение банков для дальнейшего развития сектора кредитования. Кроме того, правительство создало Kyongyong Credit Bank с капиталом в $14 млн. для проведения операций с иностранными валютами, выпуска аккредитивов, выдачи кредитов, приема депозитов и содействия при слиянии других мелких банков. Kyongyong Credit Bank также отвечает за финансирование двух северокорейских торговых компаний, каждая из которых тесно связана с армией и Рабочей партией КНДР.

Появление Kyongyong Credit Bank произошло в результате слияния Объединенного банка Кореи и инвестиционного банка Sintak Eunhaeng. Объединенный банк Кореи был создан в 1989 году как первый частный банк, финансирующий компании, руководимые членами Объединенной ассоциации корейских резидентов в Японии. В 2001 году, когда японское правительство начало изучать работу финансовых институтов, созданных северокорейской группой, банк испытал определенные финансовые трудности. О банке Sintak Eunhaeng известно немногое, в частности, то, что он отвечает за операции по государственным займам. Главный исследователь из Экономического и научно-исследовательского института компании Samsung Дон Ен Суен сообщил, что правительство КНДР после частичной адаптации к рыночной экономике начинает ориентироваться на новые стандарты. «Поэтому и было принято решение о слиянии банков, каждый из которых по отдельности не был приспособлен для работы на современном рынке», – подчеркнул он.

В начале 2004 году правительство Северной Кореи послало делегацию во Вьетнам для ознакомления с общим положением рыночной экономики в этом регионе и налаживания взаимовыгодной торговли. В мае 2004 года в Посольстве КНДР в Ханое был подписан банковский договор с Вьетнамом для организации двустороннего товарооборота с родственной коммунистической страной. Сделки между компаниями этих стран сегодня осуществляются в третьей валюте (в долларах США) под негласным надзором правительства КНДР.

Еще в 2000 году руководители северокорейского банка Hwaryo сообщили о намерении открыть свое представительство в Сеуле для доступа к южнокорейским инвестициям, но идея так и не была реализована. Совместное предприятие КНДР и КНР – банк Hwaryo – на тот момент был единственным коммерческим банком в Северной Корее, имевшим разрешение на ведение бизнеса в южнокорейских вонах и торговлю ценными бумагами. Финансовая надзирательная комиссия Южной Кореи передала план банка Hwaryo Национальной разведывательной службе для подтверждения, но так его и не получила, и переговоры зашли в тупик. В любом случае, открытие филиала северокорейского банка на юге – вопрос очень деликатный, особенно учитывая очень натянутые отношения КНДР с США, чьи войска находятся в Южной

Корее.

Банк Hwaryo, также известный как Brilliance Bank, уже в 2003 году имел свои офисы в Пекине и Макао, но они не были полноценными отделениями банка, так как, в основном, лишь начинали налаживать связи и изучать рынок, т.е. не вели самостоятельно банковскую деятельность. В прошлом году руководство Hwaryo посетило город Шэньян, а в марте 2005-го банк заявил о намерении открыть здесь свое отделение, но точная дата известна только руководству банка. Если это намерение все-таки осуществится, то в Китае начнет действовать первый банк из Северной Кореи. По мнению экспертов, этот шаг отражает быстрое развитие взаимной торговли между двумя соседствующими государствами.

Руководство банка Hwaryo стремится занять выгодную нишу на финансовом рынке КНР. Торговля между Китаем и КНДР в прошлом году увеличилась на 35.4%. По данным Корейской ассоциации международной торговли (КАМТ), ее годовой оборот достиг $1.38 млрд. Торговля с Китаем частично развивается за счет снижения оборотов обмена товарами с другими традиционными партнерами Северной Кореи – Южной Кореей и Японией, торговый оборот с которыми в прошлом году сократился на 3.8% и 4.8% соответственно.

Представленные на пока не окрепшем свободном рынке КНДР товары широкого спроса из Китая – мыло и пиво – помогают решать проблемы местного дефицита, наблюдаемого повсеместно несмотря на попытки правительства провести экономическую реформу. Долгие годы Корея гордилась своей политикой самообеспечения и неучастия в международном товарообороте. В 2003 году объемы ее международной торговли составляли только $3.115 млрд., две трети оборота приходились на Китай, Южную Корею и Японию.

Шэньян, центр тяжелой промышленности и столица провинции Ляонин, соседствующей с КНДР, – главная после Пекина цель Северной Кореи в Китае. Здесь находятся единственное корейское консульство и пятнадцатиэтажный четырехзвездочный отель Qibaoshan Hotel (владельцы – из КНДР) на 160 номеров, с ночным клубом и сауной. Компьютерная компания Silibank, основанная в Шэньяне в 2001 году, стала первым корейским интернет-провайдером. Сюда же регулярно совершают рейсы из Пхеньяна самолеты компаний Air Koryo и China Southern Airlines. Возможно, банк Hwaryo выбрал Шэньян исходя из его удобного расположения и вследствие того, что уже сегодня сюда приходит больше северокорейских инвестиций, чем в любой другой город в Китае.

Еще один банк КНДР – Koryo – был основан в ноябре 1997 года под руководством Центрального банка Северной Кореи. Банк открывает счета физическим и юридическим лицам, предоставляет займы, обеспечивает обмен валют и другие стандартные банковские услуги. Тем не менее, у него немного запятнана репутация, из-за того что в 1997 году сотрудники Koryo были заподозрены в участии в отмывании с африканскими и южнокорейскими партнерами $50 млн. Именно поэтому банк не смог стать первым северокорейским финансовым институтом в Китае.

В сентябре нынешнего года банк Koryo и британская финансовая компания Global Group открыли первое корейско-британское объединенное банковское представительство в Пхеньяне. «Теперь КНДР хочет расширить международную торговлю и привлечь иностранные инвестиции. Koryo – первый продукт сотрудничества КНДР и Великобритании, способствующий развитию сотрудничества между обеими странами», – сообщил Пак Йон Чил, президент банка Koryo. Финансовая компания Global Group выступает здесь как банк, хотя обычно инвестирует в недвижимость, игорный бизнес и развлечения.

Таким образом, экономическая система КНДР претерпевает серьезные изменения, при которых не могут не возникнуть проблемы. Тем не менее, уже то, что такие перемены происходят, следует считать большим шагом на пути к отказу от плановой экономики и началу процесса ее восстановления согласно сегодняшним рыночным стандартам.

Анна Краевая,
по материалам Asia Times, BBC News, Joongang Ilbo, bilaterals.org

 
© агенство "Стандарт"