журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Международные банки

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

ИНФОРМАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ

ПЛАТЕЖИ

Банковское оборудование

ЭЛЕКТРОННЫЕ ДЕНЬГИ

Новые рыночные страны

Банковское регулирование

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №11, 2005

Международные банки

Испанский «белый рыцарь» с глобальными амбициями

Приобретая крупный пакет акций американского банка Sovereign Bancorp, испанский банк Grupo Santander получает мощный плацдарм на территории США

Намерение ведущего испанского банка Grupo Santander приобрести крупный пакет акций американского финансового института Sovereign Bancorp вызвало переполох по обе стороны Атлантики. Ближайший конкурент Santander, второй по величине банк Испании BBVA, срочно пересматривает свою стратегию расширений. С другой стороны, сейчас миноритарные акционеры Sove-reign ведут ожесточенную борьбу с правлением своего банка и крайне не удовлетворены появлением «белого рыцаря», который может сорвать все их планы. Они развернули широкомасштабную кампанию против этого соглашения, требуя от руководства нью-йоркской фондовой биржи NYSE либо отмены его, либо утверждения сделки общим собранием акционеров, где рассчитывают на победу. Правда, NYSE не намерена вмешиваться в это сомнительное дело, но и ее попытки остаться в стороне могут вызвать серьезный политический резонанс, так что исход самой борьбы пока трудно предсказать.

Банки нашли друг друга

Вялость экономических тенденций в Европе стимулирует местные банки к расширениям за пределы региона. Большинство из них ориентируются, в первую очередь, на развивающиеся страны Азии, но некоторые финансовые институты из соображений диверсификации рисков предпочитают вкладывать средства в активы на давно сформировавшихся рынках Северной Америки. В последние годы иностранные группы усиленно скупали в США мелкие и среднего размера розничные банки, чтобы без особых затрат закрепиться в стране, тогда как крупные американские финансовые институты стремились расширять свою деятельность в секторе потребительского кредитования. В частности, французский BNP Paribas уже поглотил ряд банков на Среднем Западе и западе страны через свой филиал в Сан-Франциско Bank of the West, а американское подразделение британского Royal Bank of Scotland в Провиденсе (штат Род-Айленд) Citizens Financial интенсивно расширяется на Востоке и том же Среднем Западе. Поэтому аналитики воспринимают инвестиции Santander в Sovereign (кстати, условиями сделки оговорено, что через два года испанская группа сможет приобрести американский банк целиком) как очередное свидетельство стремления европейских банков к проникновению на привлекательный потребительский рынок США.

Banco Santander, крупнейший банк Испании и Латинской Америки, вознамерился развивать свою деятельность в Европе и англоязычных странах. В прошлом году он за $15.4 млрд. приобрел проблемный британский банк Abbey National (ипотеки и кредит) и вложил крупные суммы в его реструктуризацию. Правда, сделка Santander именно с Sovereign Bancorp вызывает недовольство у акционеров обоих банков, но их руководители продолжают осуществлять свои планы несмотря на возникающие проблемы. Фактически председатель правления, президент и управляющий директор Sovereign Джей Сидху и его коллега из Santander Эмилио Ботин «нашли» друг друга: оба стремятся к созданию собственной империи и двигаются к этой цели, сметая все на своем пути.

По мнению аналитиков, англо-американские приобретения Santander отнюдь не способствуют повышению прибылей его акционеров, но, тем не менее, вполне целесообразны в части достижения долгосрочных целей Ботина. История его банка уходит корнями в середину XVIII века, когда этот институт финансировал торговлю через порт Сантандер с Латинской Америкой. Позднее, во времена диктаторского режима Франко (1939-1975 годы), банк быстро расширялся, но ощутимый прогресс начался в конце 80-х годов, когда Эмилио Ботин принял бразды правления от своего отца. Именно тогда, в процессе подготовки Испании к вступлению в Европейский Союз, в развитии Santander начался новый этап. В те времена Santander поглотил несколько испанских банков, на долю которых приходилось 42% совокупных доходов национальной отрасли, кроме того, занялся финансированием операций в Германии и других европейских странах, а также инвестициями в латиноамериканские банки. В 90-тые годы Santander стал крупнейшим акционером First Fidelity Bank в Нью-Джерси, но позднее продал свои акции банку First Union (теперь – Wachovia). По прогнозу американского инвестиционного бутика Fox-Pitt, в текущем году Santander получит @5 млрд. ($6 млрд.) прибыли при объеме доходов более @35 млрд.

Похожей стратегии придерживается и Джей Сидху, за последние шесть лет осуществивший серию последовательных приобретений, превратив филадельфийский Sovereign в третий по величине кредитно-сберегательный банк США. Самой значительной из сделок было поглощение 278 отделений Fleet Financial Corp. в 1999 году, когда регулятивные органы потребовали, чтобы Fleet избавилась от них после покупки BankBoston. В настоящее время активы Sovereign Bancorp составляют $63 млрд., этот банк располагает 650 отделениями в сети, раскинутой от Нью-Гемпшира до Мэриленда. Фактически сейчас Sovereign представляет собой самую мощную независимую банковскую группу на северо-востоке США. В рамках его стратегии следующий логичный шаг – проникновение на рынок Нью-Йорка, однако Сидху пока не нашел подходящий объект для поглощения по приемлемой цене.

Тем не менее, теперь, когда Grupo Santander за $2.4 млрд. приобретает 19.8% его акций, у Sovereign появились средства для такой покупки, так что этот банк сейчас собирается приобрести за $3.6 млрд. Independence Community Bancorp. При этом, финансовая поддержка со стороны Grupo Santander, одного из крупнейших банков Европы, обеспечит ему осуществление серии подобных сделок в будущем: новый крупный акционер, естественно, заинтересован в активах, которые заполнят пробел между рынками, охваченными филиалами Sovereign в среднеатлантических штатах и Новой Англии. По мнению Джозефа Финча, аналитика из Sandler O'Neill & Partners, в стратегическом отношении этот шаг вполне целесообразен: «Приобретение Independence заполнит последний пробел в сети отделений Sovereign». Понятно также, что Нью-Йорк и окрестные рынки станут приоритетными регионами для будущих расширений. Джей Сидху заявил на пресс-конференции: «Эта сделка даст Santander возможность увеличить свои инвестиции в финансовые институты США через партнерства с Sovereign и Independence».

Потенциальные соратники уже договорились, что Сидху сохранит за собой посты председателя правления, президента и генерального директора Sovereign, а Алан Фишман, президент и генеральный директор Independence, станет вице-президентом и главным операционным директором Sovereign Bank. При этом, Santander введет в совет директоров Sovereign двух своих представителей, а Джей Сидху войдет в совет директоров испанского банка. Сделка по приобретению Independence должна быть одобрена акционерами этого банка, кроме того, обе операции подлежат утверждению регулятивными органами (ожидается, что они будут завершены в июле 2006 года).

Перспективы

и препятствия

По мнению Мауро Жиллена, профессора Wharton University, Santander преследует цель войти в первую тройку крупнейших банков мира, следовательно, ему необходимо присутствовать на рынке США, где розничный бизнес явно нуждается в усовершенствовании, а это открывает неплохие перспективы для испанского банка. Жиллен полагает, что за этим первым шагом пойдет серия новых приобретений, которые Santander осуществит в ближайшие несколько лет.

По словам Ботина, приобретение Independence, института с активами в $18.5 млрд. и рыночной капитализацией в $2.71 млрд., имеет большое значение для Santander в стратегическом плане. У Independence есть около 120 отделений в Нью-Йорке и Нью-Джерси, кроме того, после прошлогоднего приобретения Staten Island Bancorp в него влился SI Bank & Trust. Собственно говоря, Independence уже давно воспринимается как первый кандидат для поглощения банками, заинтересованными в широком присутствии на рынке Нью-Йорка в сфере, где доминируют такие гиганты как Citigroup и JP Morgan Chase. Финансовый директор Santander Хосе Антонио Альварес объяснил журналистам: «Мы заинтересованы в присоединении перспективных розничных банков, особенно на северо-востоке и в среднеатлантических штатах США, представляющих собой главные рынки страны. Этим обеспечивается удобный плацдарм для последующих инвестиций».

Santander, по мнению Альвареса, заинтересован в Sove-reign именно потому, что этот банк стремился изыскать средства для приобретения Independence. По словам Кармен Муньос, директора Fitch Ratings, весь последний год Santander стремился проникнуть на насыщенный рынок США: «В отличие от других крупных международных банков, предпочитающих инвестировать в азиатские активы, эта группа скупает розничные банки на вполне сформировавшихся рынках», – говорит она. Эта сделка даст возможность Santander, девятому по величине банку мира, владеющему сетью из 10 тыс. отделений, диверсифицировать свою деятельность и уйти с рискованных рынков развивающихся стран. Серия приобретений, осуществленных группой за последние 15 лет, уже превратили Santander в крупнейший банк Латинской Америки. При этом, широкое присутствие в Мексике обеспечит группе значительную синергию, если она решит приобрести Sovereign целиком.

«Мы убеждены, что розничный бизнес Sovereign – именно то, что нам требуется, – добавляет Хосе Антонио Альварес. – Им нужен инвестор, а мы воспринимаем это как прекрасную возможность». Вероятно, именно поэтому Santander (капитализация $80 млрд.) счел целесообразным заплатить за пакет акций Sovereign на 23.8% больше их рыночной стоимости.

Тем не менее, у потенциальных партнеров возникли определенные проблемы. Дело в том, что у Sovereign возник конфликт с его крупнейшим акционером (7.3%) хедж-фондом из Сан-Диего Relational Investors, который стремится ввести в правление Sovereign двух своих директоров и утверждает, что проводимая Сидху политика не будет способствовать росту прибыльности банка и увеличению курса его акций. Топ-менеджеры Relational развернули кампанию против Джея Сидху, будучи серьезно недовольными всеми его планами. При этом, они осуждают и стремление банка поглотить Independence. По их мнению, Sovereign собирается изрядно переплатить за активы, более рискованные, чем активы самого банка: «Мы считаем, что эта серия операций имеет целью обмануть акционеров, с тем чтобы размыть их голосующую силу и воспрепятствовать нашей инициативе относительно избрания действительно независимых директоров», – утверждает основатель и генеральный директор Relational Ральф Уитворт, который считает эту сделку попыткой «размыть» акционерный капитал в ущерб интересам миноритарных инвесторов. Дело в том, что Santander приобретает пакет акций, достаточно маленький, чтобы сделка не требовала утверждения собранием акционеров, но, при этом, за счет дополнительной эмиссии доля Relational в Sovereign уменьшится от 7.1 до 5%. К Relational Investors присоединилась и Franklin Mutual, дочерняя компания Franklin Resources, в управлении которой находятся активы порядка $453 млрд. Она консультирует фонды, которым принадлежит почти 5% акций Sovereign.

Обозреватели считают, что планы Sovereign относительно нового приобретения несколько не ко времени, особенно с учетом проблемы, возникшей в отношениях с Relational. Аналитик Banc of America Securities Кеннет Юсдин указал в своем отчете: «Если Sovereign избрал такой способ борьбы с действиями Relational, то инвесторы не будут удовлетворены этим фактом и смогут потребовать иного варианта сделки. Мы полагаем, что они хотят, чтобы Sovereign занялся улучшением своей основной операционной деятельности, не ввязываясь в рискованные операции».

Тем не менее, Сидху настаивает на сделке с Santander, утверждая, что продажа акций испанскому банку исключает возможность враждебного поглощения и что он не собирается принимать другие предложения несмотря на обострение противостояния с Relational Partners. В принципе, он способен настоять на своем, ведь очередное собрание акционеров Sovereign состоится не ранее апреля. Собственно говоря, у него просто нет выхода, поскольку, если сделка со Santander не состоится, институциональные инвесторы получат шанс добиться его отставки.

Оппозиционеры начали с открытого письма акционерам и правлению, раскрыв свое отношение к обеим сделкам. С их точки зрения, такие акты нарушают права акционеров, которые, якобы, по правилам New York Stock Exchange, не лишены права решать подобные вопросы голосованием: условия сделки с Santander «неоправданно предоставляют испанскому банку всевозможные права». В результате «Santander получает контроль над банком за плату, незначительно превышающую рыночную стоимость пакета акций, курс которых держится на низком уровне. Эти деньги предполагается использовать для приобретения Independence по заведомо завышенной цене».

Однако сделка структурирована таким образом, что акционеры Sovereign не уполномочены выносить данный вопрос на голосование, поскольку доля акций, которые будут выпущены для продажи Santander, составляет менее 20% от акционерного капитала Sovereign. Однако недовольные инвесторы считают, что акционеры должны иметь право утверждать голосованием операции, которые могут привести к радикальным изменениям в расстановке сил в банке. Кроме того, они категорически возражают против приобретения ICBC. Поэтому акционеры обратились в NYSE с ходатайством либо заблокировать сделку с Santander, либо дать возможность акционерам голосованием принять решение по данному вопросу. Правление Sovereign, со своей стороны, утверждает, что сделка вполне законна. При этом, похоже, что руководители Sovereign и Santander проконсультировались с чиновниками из NYSE до того, как объявили о сделке. В общем, ожидается, что ее утвердят автоматически. При этом, Эмилио Ботин защищает заключенное соглашение с иных позиций, заявив на пресс-конференции: «Я считаю, что приход Santander в любой финансовый институт полезен для всех акционеров, поскольку у нашего банка проверенные способы повышения эффективности и успешная коммерческая стратегия».

Правда, в отношении перспектив Santander в США ситуация не вполне ясная. По мнению экспертов, опыт деятельности в Испании не дает особых преимуществ в англоязычных странах. Тем не менее, Santander имеет репутацию современного банка с прогрессивной стратегией, во всяком случае, – в сфере офисных технологий и массового маркетинга новых продуктов. Фактически для сокращения издержек Santander внедряет компьютерные сети и прочие технологии, принятые на вооружение крупнейшими банками США.

Амбиции испанцев в США

Планы Santander серьезно беспокоят его крупнейшего конкурента BBVA, второго по величине банка Испании. В прошлом году BBVA приобрел в США два финансовых института: за $17 млн. Valley Bank в Южной Калифорнии и за $850 млн. – Laredo National Bank в Техасе. Это подтверждает то, что его стратегия нацелена на дальнейшие приобретения в этих двух штатах. Тем не менее, операция Santander резко повышает ставки; уже одним этим шагом Эмилио Ботин довел активы на американском рынке до втрое большего объема, чем его конкурент. При этом, в плане глобализации Santander движется с опережением, его отрыв стал еще более ощутимым несколько месяцев назад, когда провалилась попытка BBVA присоединить шестой по величине банк Италии BNL. Правда, Хосе Игнасио Гойриголсарри, управляющий директор BBVA, отрицает, что приход Santander в США негативно повлияет на развитие его банка. «Наша цель – повышение прибылей наших акционеров. И в этом плане мы вполне преуспеваем, так как, по итогам девяти месяцев, прибыли увеличились до $3.27 млрд. (@2.728 млрд.), их годовой прирост на уровне 25%, – говорит он. – Мы не стремимся к новым приобретениям и сейчас не планируем никаких поглощений, хотя всегда присматриваемся к возможностям рынка».

В принципе, эксперты полагают, что оба банка в силу своих бизнес-стратегий, целевых групп клиентов, размеров и географических сфер влияния придерживаются разной политики в отношении приобретений. Мауро Жиллен из Wharton University уверен, что «BBVA ориентируется в Америке на испаноязычный рынок, тогда как Santander проник на восточное побережье США, где собирается предлагать свои услуги не только испаноязычным клиентам, а и потребителям из всех слоев населения».

Эту точку зрения разделяет Алтина Себастьян из мадридского университета Complutense: «BBVA, приобретая активы в США, имеет целью стать лидирующим провайдером банковского сервиса испаноязычному сообществу. Поэтому он замахивается на банки, широко присутствующие в этом сегменте рынка. Например, Laredo Bank функционирует в регионе, где проживает более 5 млн. латиноамериканцев, причем, это наиболее быстро растущая группа потребителей не только в Техасе, а и в США. И, наоборот, Sovereign все больше углубляется в деятельность на рынках с самой высокой плотностью предложения услуг на душу населения – в Нью-Йорке, Нью-Джерси, Пенсильвании и других штатах Новой Англии. Основная задача менеджеров, работающих в его коммерческой сети, заключается в том, чтобы убедить каждого клиента использовать не менее шести банковских продуктов, предлагаемых Sovereign. Такой выбор объекта для инвестиций четко свидетельствует о целях Santander в США». Правильность этого мнения подтвердил Хосе Альварес в своем интервью газете New York Times.

Исходя из стратегических соображений Sovereign – вполне подходящий партнер для Santander. Этот банк специализируется на розничной и корпоративной деятельности, управлении активами (в настоящее время в объеме $81.5 млрд.) и операциях на рынках капитала. Ожидается, что в 2005 году его чистая прибыль составит около $900 млн. Кроме того, у Sove-reign богатый опыт и высочайшая квалификация в сфере покупки финансовых институтов. Так, с 1990 года Sovereign приобрел 26 банков, причем, его менеджеры быстро и эффективно интегрируют их. В результате курс его акций растет значительно быстрее, чем индекс S&P 500, который за последние десять лет увеличился на 150.5%, тогда как акции Soereign – на 244.7%.

Поэтому аналитики полагают, что высокая цена ($27 за акцию), которую Santander согласился заплатить за долю в Sovereign, вполне оправдана, хотя конфликт правления этого банка с основными акционерами весьма неприятен. Как бы там ни было, но приобретение этого американского банка полностью согласуется как со стратегией Santander, предусматривающей международную диверсификацию рисков и доходов, так и с амбициями, которые при удачном стечении обстоятельств превратят его в обозримом будущем в один из трех крупнейших банков мира. По мнению Мауро Жиллена, сделка Santander – Sovereign представляет собой «первую часть в трехактной опере. Во втором отделении Santander либо получит контроль над Sovereign, либо продаст свою долю, обеспечив финансирование еще более крупного приобретения. В финале Santander получит контроль над одним из крупнейших банков США, причем, не исключена возможность, что в течение ближайших пяти лет этот испанский банк завладеет, например, Bank of America. Все зависит от того, как будут складываться обстоятельства».

Галина Резник,
по материалам The Wall Street Journal, The Banker, Reuters, Forbes, Morningstar, CNN Money, Wharton Knowledge

 
© агенство "Стандарт"