журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
Международные банки

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Банковская деятельность

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

ПЛАТЕЖИ

ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №10, 2005

Новые рыночные страны

Западные учителя для китайских банкиров

Китайские банки хотят внедрить современные методы управления, но лишь один из них решился обратиться для этого к иностранным специалистам

На протяжении последнего десятилетия китайская экономика демонстрирует самые высокие в мире темпы роста, однако финансовая система страны пребывает в запущенном состоянии. Китайские банки просто «лопаются» от наличных денег, но все эти огромные ресурсы используются исключительно неэффективно. Невозвращенные кредиты достигают, по разным оценкам, 15-25% от объема кредитных портфелей, а региональные филиалы больше подчиняются местным властям, чем центральному правлению. А, между тем, уже в 2007 году национальный финансовый рынок должен будет открыться для внешней конкуренции. Поэтому правительство намерено привлечь к решению проблем банковской отрасли западных партнеров и использовать их управленческий опыт, правда, надежно оградив государственные институты от передачи менеджмента в руки иностранцев. Насколько полезным окажется этот шаг, сказать трудно, поскольку иностранцы не получат возможности реально вмешиваться в управление. Тем не менее, успехи частного сектора можно прогнозировать уже сейчас: скорее всего, смелый эксперимент Shenzhen Development Bank, решившегося передать управление своему иностранному партнеру, увенчается успехом.

Необходимость перемен

Грандиозные свершения Китая, обеспечившие превращение нищей аграрной страны в «мастерскую мира» всего за два десятилетия, общеизвестны. Значительно менее осведомлена общественность о цене, которая была уплачена за такой стремительный прогресс. На развитие промышленности были истрачены колоссальные суммы. Затраты на генерирование одного доллара ВВП в Китае составляли и составляют $5-7 в отличие от $1-2 в развитых регионах – Северной Америке, Японии и Западной Европе. В настоящее время Китай продолжает беспрестанно инвестировать в промышленность сотни миллиардов долларов экспортной выручки и сберегательные вклады населения, отнюдь не выигрывающего от подобных капиталовложений.

В общей сложности объем депозитов в финансовой системе превышает $3 трлн., но они приносят вкладчикам мизерные проценты. Тем не менее, инвестировать средства куда-либо еще китайцы не имеют возможности: этому препятствуют государственный контроль финансовых потоков и отсутствие развитых рынков капитала. При этом, основную часть поступающей наличности четыре крупнейших государственных банка и тысячи местных кредитных институтов вкладывают настолько неудачно, что большинство из них оказались в труднейшем финансовом положении, впрочем, как и многие государственные предприятия, получившие у них кредиты. Правительство израсходовало уже около $100 млрд. на помощь «большой четверке» госбанков (Bank of China, China Construction Bank, Industrial & Commercial Bank of China и Agricultural Bank of China). Однако, по оценкам Standard & Poor's, этим четырем гигантам, чтобы остаться на плаву, потребуется до 2010 года еще не менее $190 млрд.

Причина возникших проблем в том, что большую часть своего бытия эти банки не были банками в традиционном понимании этого термина, а, по сути, служили в качестве подразделений правительственного казначейства. К тому же, их региональные филиалы находились под контролем местных властей, что существенно усугубляло ситуацию. На местах бессистемно осуществляли массовые промышленные проекты, что имело серьезные последствия для страны в целом. Яркий пример – сталелитейная отрасль. Власти каждой провинции считали необходимым иметь собственного поставщика материалов для местных предприятий, так что сейчас в Китае функционирует более 200 сталелитейных заводов, построенных за счет банковских кредитов. В то же время, китайская железнодорожная сеть остро нуждается в инвестициях, но не может их раздобыть, поскольку у ее менеджеров нет политических связей, без чего получить банковские кредиты невозможно. Именно поэтому увеличить ее пропускную способность не удается, и, по словам Энди Ротмана из шанхайского инвестиционного банка CLSA, в прошлом году 25% грузов, подлежавших транспортировке по железной дороге, были возвращены отправителям.

Тем не менее, перемены уже не за горами. Правительственные финансовые эксперты осознают угрозу, которую представляет собой подобная инвестиционная система для экономики страны. Политики решили принять меры для обеспечения более благоразумного способа распределения капиталовложений. Уже подготовлен план, в соответствии с которым каждый из банков «большой четверки» – а именно на их долю приходится 57% суммарных корпоративных займов – должен до конца 2006 года, когда банковская отрасль страны полностью откроется для иностранных инвесторов, наладить связь с одним или более иностранных финансовых институтов. Идея состоит в том, что иностранные акционеры поделятся с китайскими банками своим опытом и, между прочим, помогут им навести порядок в сфере кредитования.

Решить поставленную задачу было несложно, ведь иностранные банкиры уже давно стремятся проникнуть в Китай. Они сразу использовали появившуюся возможность. Сначала, в июне 2005 года, Bank of America инвестировал $3.1 млрд. в China Construction Bank (CCB), а в июле государственная инвестиционная корпорация Сингапура Temasek тоже приобрела акции этого банка на сумму $1 млрд. Затем консорциум, в который вошли Royal Bank of Scotland (RBS), Merrill Lynch и гонконгский магнат Ли Ка-шин, приобрел 10% второго по величине кредитного банка страны Bank of China (BoC), а в конце августа было объявлено, что еще 10% акций этого банка будут проданы Temasek за $3.1 млрд. Кроме того, Temasek собирается истратить $500 млн. на покупку акций BoC, находящихся в свободном обращении. Тогда же было объявлено, что крупнейший кредитный банк страны Industrial and Commercial Bank of China (ICBC) тоже собирается продать 10% своих акций американским финансовым институтам Goldman Sachs и American Express и крупной германской страховой группе Allianz. Сумма сделки составит $3 млрд. Все три банка рассчитывают пройти листинг на иностранных фондовых биржах: вероятно, у CCB это получится уже в текущем году, BoC переносит этот шаг на весну 2006-го, а ICBC – на 2007 год.

И зачем это им нужно?!

Обретению таких партнеров очень рады как сами китайские банки, так и регулятивные органы. Два года назад, когда перед финансовыми институтами поставили задачу пройти листинг на иностранных биржах, противодействующие этому проблемы заявили о себе во всей полноте: банковская отрасль была обременена колоссальным грузом безнадежных долгов, практически не имела представления о кредитных рисках, погрязла в бюрократии и отличалась сильно устаревшей бизнес-культурой. Банки рьяно взялись за решение возникших проблем, но действовали, при этом, просто в силу своего разумения. Они начали избавляться от проблемных активов, докладывая, что снизили их долю до менее 10%, что явно не соответствует действительности и до сих пор. При этом, правительство выделило им $60 млрд. для наращивания капитальной базы (ICBC получил четверть от этой суммы в апреле).

Кроме того, они активно занимаются реструктуризацией, избавляясь от избыточного персонала и пытаясь модернизировать систему менеджмента. Например, BoC планирует уволить и повторно нанять 230 тыс. своих лучших работников в 11 тыс. отделений, а в отношении еще 50 тыс. служащих провести расследование по подозрениям в злоупотреблениях и мошенничестве. Кроме того, BoC уже отправил своих топ-менеджеров за границу для ознакомления с бизнес-практикой успешных иностранных банков. Однако всего этого явно недостаточно для превращения государственных «мамонтов» в современные финансовые институты, оттого банки рассчитывают извлечь пользу из опыта и высочайшей квалификации своих новых партнеров.

Понятно, что китайские банки вполне удовлетворены заключенными сделками. Выигрыш же их новых партнеров пока весьма сомнительный. Разу-меется, эти иностранные институты рассчитывают, что именно им будет поручен андеррайтинг при IPO, но десятки миллионов долларов, которые они заработают на этих операциях, отнюдь не будут компенсировать расходы на покупку акций китайских банков. Вероятно, RBS и BofA рассчитывают, что смогут использовать обширную розничную клиентуру своих китайских партнеров: они уже подписали соглашения о создании совместных предприятий, которые будут предлагать китайцам кредитные карточки, ипотеки, страховые и инвестиционные продукты, рассчитанные на потребителей из среднего класса. Спрос на эти виды услуг, безусловно, растет, но аналитики полагают, что вряд ли подобная деятельность в ближайшие годы даст ощутимые прибыли. Кроме того, есть серьезные сомнения относительно перспектив потребительского кредитования, поскольку эксперимент по кредитам для приобретения автомобилей явно провалился.

Не исключено также, что китайские банки изучат «ноу-хау» своих западных партнеров, после чего просто выставят их из состава акционеров: владея пакетами в 5-10% акций, ни один из иностранных инвесторов не имеет возможности обрести контроль, если дело дойдет до конфронтации. Даже HSBC, присутствующий в Китае уже 150 лет, в прошлом году, заплатив $1.7 млрд. за 19.9% акций четвертого в стране кредитного банка Bank of Communications, получил только два места в совете директоров и право назначить около десятка менеджеров среднего звена после нескольких месяцев сотрудничества. При этом, несмотря на исследование этих банков, которое покупатели проводили перед заключением сделок, вряд ли иностранцы имеют реальное представление о действительном состоянии их балансов. Банковские скандалы в Китае имеют массовый характер, об этом свидетельствует и мартовское увольнение за взятки председателя правления CCB. Правда, иностранные банки, все же, прибегли к определенным мерам предосторожности. Во всяком случае, RBS оговорил право вернуть часть наличных, уплаченных за пай в BoC, если в этом банке возникнут серьезные проблемы. Похоже, что инвесторы ICBC тоже оговорили нечто в этом духе.

В принципе же, для иностранных инвесторов многое зависит от листинга на иностранных биржах: если размещение акций китайских банков пройдет успешно, иностранные партнеры будут получать скромную прибыль в ожидании момента, когда их более отдаленные планы начнут давать плоды. Если же IPO будут неудачными, то их вторжение в Китай станет менее успешным. При этом, очевидно, что в любом случае правительство не даст возможности иностранным партнерам обрести реальный контроль над менеджментом «большой четверки».

Однако с небольшими частными институтами, учрежденными в конце 80-х годов, дело обстоит иначе: они легче поддаются реформированию, хотя и у них не всегда есть квалифицированная команда менеджеров, действительно желающая радикально изменить ситуацию. Некоторые из них уже обзавелись иностранными партнерами. В частности, 5% акций Shanghai Pudong Development Bank принадлежат Citigroup, кроме того, американская группа Newbridge Capital Group купила 18% акций частного коммерческого банка Shenzhen Development Bank (SDB) с активами в $25 млрд., а в Тяньцзине учрежден новый Bohai Bank с участием иностранного капитала, крупным пакетом (20%) акций которого владеет лондонский Standard Chartered Bank.

Проблема контроля

Иностранные банки охотно занялись бы наведением порядка в делах своих китайских коллег, но правительство страны не желает выпускать из рук контроль над распределением кредитов. Кроме того, политики резонно опасаются, что иностранцы будут слишком жестко подходить к решению проблемы безнадежных долгов, а это чревато банкротством многих государственных предприятий. Поэтому сейчас доля иностранного капитала в китайском финансовом институте не может превышать 20%, а, если иностранных инвесторов несколько, то их совокупный пакет ограничен пределом в 25%. Вместо того чтобы передавать управление квалифицированным иностранным специалистам, китайское правительство настаивает на обучении своих банкиров западным бизнес-методикам, но, при этом, всячески ограждая свои финансовые институты от влияния иностранных партнеров на их политику. Разумеется, и сами китайские банки не спешат передавать управление иностранцам, предпочитая использовать их опыт, но самостоятельно принимая все решения. Все же, зарубежным инвесторам удается находить компромиссы, которые им кажутся перспективными.

Британский банк Standard Chartered, специализирующийся на операциях в Азии, принял решение выступить соучредителем нового коммерческого банка в Китае. Впервые после 1996 года в стране появится банк, представляющий собой совместное предприятие – Bohai Bank – с центральным офисом в городе Тяньцзине. Уставный капитал банка составит $618 млн. Гонконгская дочерняя структура Stan-dard Chartered Bank будет его единственным стратегическим иностранным инвестором: за $123 млн. британский партнер получит 19.9% акций нового банка. Другими соучредителями станут Tianjin Teda Investment Holding (25%), China Ocean Shipping (13.67%), Shanghai Baosteel Group (11.67%), Tianjin Investment (10%) и State Development and Investment Corp (11.67%).

Эта сделка уже сейчас откроет Standard Chartered доступ к сберегательным депозитам континентального Китая (совокупно – $1.5 трлн.), но это отнюдь не единственное ее преимущество. Дело в том, что такая структура акционерного капитала обеспечивает британской группе возможность оказывать серьезное влияние на политику Bohai Bank: хотя ключевые посты займут китайские менеджеры, Standard Chartered назначит своих представителей на должности вице-председателя, заместителя генерального директора и главы отдела управления рисками.

Разумеется, у местных конкурентов будет серьезная фора перед Bohai Bank, не имеющим базовой инфраструктуры, в виде уже существующей плотной сети отделений, охватывающей всю страну. Зато у нового банка нет безнадежных долгов, к тому же, поскольку Standard Chartered будет играть ключевую роль в его создании, он избежит типично китайских проблем, сопряженных с несовершенными системами управления рисками. Кроме того, предполагается, что британский банк сумеет оказать Bohai Bank квалифицированную помощь во многих сферах, включая разработку новых продуктов и прогрессивную практику для менеджмента. Поэтому большинство западных аналитиков считают, что перспективы у Bohai Bank блестящие. Мервин Дэвис, генеральный директор Standard Chartered, заявил, что сначала будет создана базовая инфраструктура Bohai в Тяньцзине, а затем предполагается осуществить экспансию банка в другие китайские города, в первую очередь, расположенные в дельтах рек Янцзы и Жемчужная.

Спрос на розничные банковские услуги в Китае постепенно растет: по данным проведенного McKinsey опроса 844 респондентов, 78% из них утверждают, что возможность пользоваться услугами местных банков имеет для них большое значение, хотя в 1999 году такого мнения придерживались только 66% потенциальных потребителей. При этом, взаимодействие банков с местными клиентами длится, в среднем, уже около 12 лет, а обороты розничного рынка дошли до $40 млрд.

Однако, по мнению аналитиков из Mckinsey, многим иностранным банкам трудно конкурировать на этом рынке с местными институтами, поскольку у них сильная склонность к персональному обслуживанию, так что западные бизнес-методы придутся им не по вкусу. Тем не менее, у Bohai не должно возникнуть проблем в этом плане. Здесь сыграют свою роль его китайские менеджеры: председателем правления нового банка стал Ян Зилинь, бывший председатель и президент Import-Export Bank of China, а должность исполнительного директора занял Ма Тен, ранее возглавлявший подразделение кредитных карточек в Industrial and Commercial Bank of China. При этом, пост вице-председателя достался исполнительному вице-президенту Standard Chartered Элизабет Чуа, а заместителем Тена стал британец Рольф Берведжер. Со своими кандидатурами на должности независимого директора и менеджера по управлению рисками Standard Chartered определится позднее.

Ян Зилинь объявил на пресс-конференции, что в свое время Bohai пройдет листинг на фондовой бирже. Причем, аналитики разделяют точку зрения Гарета Баллока, директора Standard Chartered Bank: «Это образец нового, современного национального банка, созданного на базе прогрессивной инвестиционной модели».

Однако дальше всех в партнерстве с иностранцами продвинулся банк SDB, отважившийся на небывалый эксперимент: он не только продал 18% своих акций группе Newbridge Capital, но и – впервые за всю историю китайской финансовой системы – доверил руководящую должность иностранному менеджеру. Пост председателя правления SDB занял, по рекомендации Newbridge Capital, Фрэнк Ньюмен. Этот антикризисный менеджер, возглавлявший в середине 90-х годов Bankers Trust Corp, и отобранная им лично квалифицированная команда получат возможность реально контролировать деятельность китайского банка. Ино-

странные инвесторы внимательно следят за развитием событий в банке в надежде, что это даст возможность спрогнозировать ответ на вопрос: сумеет ли Китай восстановить свою плохо управляемую финансовую систему, плачевное состояние которой представляет наибольшую угрозу стабильному процветанию страны?

Новый человек Ньюмен

Тот факт, что именно SDB решился на подобный эксперимент, вполне закономерен. В двухлетних переговорах относительно инвестиций Newbridge китайскую сторону возглавлял 50-летний г-н Шань – человек с широкими взглядами, знакомый с западными бизнес-методами. Во времена Культурной революции семью этого исконного пекинца переселили в пустыню Гоби, а годы спустя он получил степень доктора философии в University of California в Беркли. Понятно, что подобный жизненный опыт дает ему возможность видеть пути решения проблем, в корне отличные от традиционных взглядов большинства национальных банкиров. Ключевыми аспектами переговоров стали стоимость акций и административный контроль. В конце концов, с согласия правительства Newbridge заплатила $145 млн. за свои 18% акций банка, превратившись в его крупнейшего акционера. Как часть сделки – председателем правления назначен Ньюмен, он же пригласил и других менеджеров на руководящие посты.

Исследование операций банка, которое Ньюмен проводил в течение нескольких месяцев, показало, что проблемы SDB совершенно типичны, ведь такие же трудности есть у всех китайских банков: устаревшие системы информационных технологий, чрезмерно раздутые штаты, примитивный контроль за выдачей кредитов и полное отсутствие понятий о нормальном уровне затрат. Менеджеры разбросанных по стране филиалов предоставляют огромные рискованные займы, даже не согласовывая свои действия с центральным офисом. Число заемщиков, которые не могут или не хотят возвращать кредиты, исчисляется сотнями, причем, только за несколько недель до вступления Ньюмена в должность произошло редчайшее событие: банк обратился в полицию Шеньженя с просьбой принудить одного из недобросовестных дебиторов вернуть деньги кредитору.

Тем не менее, Ньюмену потому и предложили эту должность, что он отнюдь не новичок в антикризисном управлении. В качестве финансового директора Bank of America он сумел в конце 80-х годов залатать дыры в балансе этого банка, обусловленные лавиной дефолтов в сфере кредитных карточек и потребительского кредитования. В 1996 году он возглавил Bankers Trust, когда после скандала вокруг продажи деривативов репутация банка серьезно пострадала, из-за чего большинству топ-менеджеров пришлось уйти из него.

Понятно, что этот опыт будет чрезвычайно полезен Ньюмену в SDB, где, как выяснилось, не только отсутствуют нормальные механизмы контроля бюджета, но даже нет системы учета того, какие именно продукты предлагает банк. Кроме того, Ньюмен обнаружил, что сотрудники кредитного отдела не затрудняют себя составлением отчетов с указанием, какие займы уже выплачены, а какие пока нет. С его точки зрения, именно поэтому банк в прошлом году удвоил свой прогноз относительно проблемных долгов, что уменьшило его прибыль на 21% (до $39.4 млн.) при доходе в $1.08 млрд. В настоящее время доля безнадежных долгов в кредитном портфеле SDB составляет 11%. Неважно обстоят дела и с достаточностью основного капитала, исчисляемой только 2.8%, хотя китайские регулятивные органы установили в качестве нижнего предела этой величины 4%.

Приступая к делу, Ньюмен подобрал себе подходящую, с его точки зрения, команду. Президентом SDB стал Джеффри Уильямс, бывший генеральный директор тайванского филиала Standard Chartered Bank. Двадцать лет назад именно он открыл первый филиал Citibank в континентальном Китае (Шеньжень). Отдел розничной банковской деятельности возглавит Лю Баоруи, а безнадежными долгами (NPL) займется Ван Жи. Эти специалисты до сих пор работали в других китайских банках. Руководителем технологического отдела SDB станет Брюс Сан, бывший декан факультета информационных систем в California State University и до прихода в SDB работавший в одном из крупных китайских банков.

Первоочередной задачей новой команды Ньюмен считает достижение полного контроля над более 230 отделениями SDB, функционирующими в 18 крупных городах, включая Шанхай, Пекин и Чунцин. По словам нового председателя правления, сейчас эти отделения функционируют как «феодальные поместья с собственными правителями», к тому же, эти мелкие «мандарины» принимают неверные решения по займам. Например, они предоставили миллионы долларов для строительства платных автомобильных дорог между прибрежными городами, хотя ими практически никто не пользуется. Теперь же все руководители кредитных отделов в крупных отделениях обязаны будут отчитываться перед центральным офисом, где создан кредитный комитет, который и будет принимать решения о предоставлении масштабных займов.

Прежде всего, будет отсортирован кредитный портфель, чтобы определить, какие из безнадежных долгов следует попытаться вернуть. По словам Ньюмена, неожиданно появилось на удивление много недобросовестных должников, пожелавших вернуть деньги, как только на них немного надавили. Чтобы разобраться с более сложными случаями, в SDB создана особая команда из 130 специалистов, прошедших специальное обучение, они-то и будут заниматься сбором долгов. Ньюмен заявил: «Сбор долгов характеризуется особой спецификой, при этом, используются специальные методы. Требуется знать, как именно нужно работать с юристами, иногда – с местными властями, а время от времени требуется провести даже детективную работу, чтобы найти спрятанные активы должника».

Другая насущная проблема нового менеджмента SDB заключается в том, чтобы изыскать средства для увеличения капитала, объем которого необходимо привести в соответствие с требованиями регулятивных органов. Кроме того, нужно модернизировать давно устаревшие телекоммуникационные системы. Пока это не сделано, топ-менеджеры не имеют возможности отслеживать расходы и прибыли в режиме реального времени, а, следовательно, и инвестировать в новые бизнес-проекты, в частности, – в приоритетные для Newbridge кредитные карточки и ипотечный бизнес. По словам Ньюмена, банк, скорее всего, увеличит свою наличность за счет выпуска в обращение дополнительного количества акций на бирже Шеньженя, где он прошел листинг. Возможно, помимо этого, SDB продаст еще часть своих акций другому стратегическому иностранному инвестору.

В настоящее время эта стратегия кажется очень жесткой. Курсы акций на китайских рынках пребывают на самом низком уровне за последние восемь лет, а в обозримом будущем улучшения не предвидится, поскольку правительство объявило, что собирается продать значительную часть принадлежащих государству акций зарегистрированных компаний. Тем не менее, Ньюмен уверен, что сумеет реализовать этот план. Если это у него получится и если не будет лавинообразного нарастания объема безнадежных долгов, SDB получит возможность проникнуть в те сферы, где ожидается быстрый подъем.

Во-первых, Шеньжень (население – 10 млн. человек) представляет собой крупный технологический центр, где функционирует более ста мощных компаний, включая производителей оборудования для телекоммуникационный сетей Huawei Technologies Co. и ZTE Corp. Ньюмен намеревается использовать свой опыт банковской деятельности, чтобы организовать выдачу кредитов таким фирмам. Во-вторых, он рассчитывает проникнуть в сферу финансирования торговых операций, одалживая китайским экспортерам деньги в различных валютах. В-третьих, его интересует потребительское кредитование: хотя этот сегмент составляет только 11% от общих китайских займов, его доля уже удвоилась по сравнению с уровнем 2000 года, поскольку в состоятельных прибрежных городах, где сосредоточена основная деятельность SDB, появился средний класс. При этом, в настоящее время SDB обслуживает только несколько карточных счетов, хотя в Китае обращается 98 млн. кредитных карточек. Ставки по карточным кредитам доходят до 18%, а затраты на их финансирование – до 3.6% или около того. Опасность заключается в том, что в КНР отсутствует реальная система независимых кредитных бюро, которые могли бы помочь банкам оценивать риски.

Сколько времени потребуется команде западных банкиров для восстановления финансового благополучия SDB, предсказать трудно. Однако известно, что Newbridge обязался не продавать свою долю до конца 2009 года. После этого, скорее всего, эта доля получит нового собственника: ожидается, что западный партнер SDB продаст свой пакет тому, кто предложит большую цену. Именно так Newbridge продал Standard Chartered свои акции Korea First Bank. Однако, как именно поступит впоследствии Newbridge, уже не столь важно. Существенно иное: если группе действительно удастся превратить SDB в банк с настоящей кредитной культурой, этот успех вызовет революцию в китайской финансовой системе.

Галина Резник,
по материалам The Banker, The Associated Press, Xinhua, Bloomberg News, The Economist

 
© агенство "Стандарт"