журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
Международные банки

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Банковская деятельность

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

ПЛАТЕЖИ

ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №10, 2005
Приложения к статье
Крупнейшие банки Индонезии
Слияния индонезийских банков

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Меньше, но лучшего качества

Центральный банк Индонезии назначает сроки для сокращения числа банков в стране

Азиатский кризис, охвативший финансовый сектор ряда стран Юго-Восточной Азии в 1997-1999 годах, продолжает влиять на решения правительства Индонезии, убежденого, что для дальнейшего развития, а, возможно, и существования самой банковской системы страны, необходимо сократить количество банков от 132 в 2005 году до 58 к 2010-му. Как гладко пройдет этот процесс в Индонезии и по чьим интересам он пройдется?

База для консолидации

В октябре Банк Индонезии – центральный банк страны – провозгласил о своих планах ускорить консолидацию банков. Подчеркивая важность такого шага, председатель центробанка Бурхануддин Абдулла подчеркнул, что программа консолидации – это необходимый ключ к решению проблемы развития банковской индустрии в будущем. «Консолидация не может быть далее отложена. Мы знаем, что происходит сейчас в банковском бизнесе, и не можем оставить все, как есть. Мы должны быть готовы принять меры, в том числе, возможно, и уничтожить нежелательные элементы, вызвавшие проблемы», – говорит он.

Программа Индонезийской банковской архитектуры (Indonesian Banking Architecture), представленная в январе 2004 года, дала центральному банку право отменить 10%-ное ограничение на величину пакета акций, которым один банк может владеть в другом. Дополнительно сокращаются общие схемы гарантии депозитов в надежде, что слабые банки будут выкуплены более сильными.

Таким образом, ожидается, что 52 мелких банка с капиталом в размере менее $11 млн. сольются с более крупными «базовыми» банками. В процессе прошлого раунда консолидации в 1997 году, вызванного кризисом, количество финансовых институтов в Индонезии сократилось вдвое – от 241 до 132. Произошло слияние мелких слабых банков с лидерами отрасли наподобие Mandiri и Permata.

Программа консолидации 2005 года начнется с определения средних и больших банков, находящихся в здоровом состоянии, которые имеют адекватные ресурсы для расширения доли рынка, не жертвуя разумными банковскими принципами. Следующим шагом станет идентификация тех банков, которые уже потеряли конкурентоспособность или вот-вот ее утратят из-за неспособности укреплять свои ресурсы, особенно капитальную базу. Такие банки будут сформированы в группы с другими структурами – относительно «здоровыми», но недостаточно конкурентоспособными из-за ограниченной доли рынка или с негативной тенденцией относительно объемов активов и депозитов. Группам средних, мелких и неконкурентоспособных банков будут предложены три варианта дальнейших действий. Это либо слияние с каким-либо крупным банком, либо соединение с другими мелкими институтами, либо комбинация слияния мелких и крупных структур.

Такая концепция действий напоминает события в банковском секторе в соседних Малайзии и Таиланде. Их также затронул азиатский кризис 1997 года. Четыре года спустя в рамках правительственной программы консолидации 54 банка Малайзии объединились в десять финансовых групп, причем, их число еще будет сокращаться, но уже по рыночным законам, а не вследствие вмешательства правительства.

Чтобы быть признанным «базовым», индонезийскому банку необходимо располагать показателем достаточности собственного капитала на уровне не менее 12%, коэффициентом невозвратных кредитов не более 5%, ежегодным ростом займов на 22% и отношением кредитов к депозитам более 51%.

Местный аналитик Мэйд Уардхана из брокерской компании GK Goh скептически относится к происходящему: «Некоторые крупные банки отмечают, что не так-то просто приобрести маленький банк. Необходимо внимательно изучать баланс, качество заемных активов, сеть отделений. Иногда более реально банку развиваться органично, вместо того чтобы приобретать другой институт».

Покупатели

Разумеется, политика слияния банков не могла не заинтересовать иностранных финансистов. В числе факторов, вызвавших интерес иностранцев к стране, называют солидные показатели экономического роста, увеличение политической стабильности и сильное лидерство нынешнего президента Бамбанга Юдхойо.

В последнее время на банковской арене Индонезии стали появляться иностранные инвесторы, покупающие любую доступную долю в местных банках. Самый крупный из них Khazanah Nasional, инвестиционный посредник малазийского правительства, собирается купить 52.1%-ную долю в банке Lippo. Сингапурский United Overseas Bank тоже ждет окончательного подтверждения со стороны правительства, чтобы увеличить свою долю в банке Buana до 53%-ного контрольного пакета. Temasek, сингапурский аналог Khazanah, уже владеет контрольным пакетом Danamon, пятого по величине банка страны, а также имеет долю в Internasional Indonesia, шестом по величине финансовом институте.

Проявляют интерес к индонезийским финансовым институтам и европейцы. Британский Standard Chartered Bank купил часть банка Permata после предыдущей неудачной попытки приобрести долю в банках Central Asia и Bali.

Приобретенные банки стремятся показать свою принадлежность к бренду купившего их инвестора, особенно такого солидного как Temasek или Standard Chartered, заверяя клиентов в меньшем риске, лучшем менеджменте и, что самое важное, способности финансировать долгосрочные проекты по собственному расширению. Так, банк Permata в 2005 году направил $16 млн. на развитие инфраструктуры информационных технологий и повышение квалификации персонала.

В то время как события на рынке подтверждают правильность действий правительства по консолидации, отнюдь не все участники и наблюдатели настроены оптимистично. Ведь приобретение крупным мелкого банка практически означает исчезновение старого бренда. Таким образом, сам факт, что Standard Chartered приобрел Permata, означает, что продукт будет продаваться под именем Standard Chartered, в то время как Permata будет просто агентом по продаже.

У банка Lippo огромные активы, которые должны быть использованы. Отношение расходов к доходам составило 71.7% в 2004 году – большой прорыв по сравнению с 2003-м, когда этот показатель достигал 92.6%. Семейство Риади, основавшее Bank Lippo, владеет 6% акций банка и контролирует его менеджмент.

Театр теней

Правительство сообщило, что банк Lippo будет последней крупной продажей среди финансовых институтов, которые пережили кризис 1997-1998 годов и восстановили свои силы. На данном этапе рынок замер в ожидании, какие государственные банки подвергнутся слиянию.

Банк Rakyat Indonesia уже объединился с Tabungan Negara, благодаря тому что они во многом похожи по своей культуре и обслуживают сходные сегменты целевого рынка. Кроме того, с тем же Tabungan Negara может объединиться банк Negara Indonesia. Банк Mandiri заявил о своем намерении слиться с банком Negara Indonesia, хотя его первоначальные попытки были отклонены.

На этом этапе нельзя точно сказать, кто же все-таки станет кандидатом на объединение. «Окончательное решение по поводу слияния и поглощения между банками, которыми владеет государство, зависит от решения правительства, а не топ-менеджеров», – говорит Мэйд.

Загадочность правящего класса Индонезии легендарна. Традиционный театр марионеток часто используется как метафора относительно происходящего в кругах правящей элиты. Судя по недовольству иностранных инвесторов, эта ремарка не так уж и далека от действительности. Скорее всего, предыдущий владелец Bank Сentral Аsia – семейство Льем – и сейчас стоит за инвестором банка, а потому в его планы может и не входить его продажа. Вместе с тем, 5.6% акций банка Temasek, находившиеся в руках Льема Сиоэ Линга, также неожиданно возникли, когда банк начал активно выходить на рынок.

Вряд ли возможны серьезные изменения, если все те же личности будут управлять банками. Топ-менеджеры кризисных банков заменяются топ-менеджерами из других подобных институтов. Например, руководитель банка Permata ушел на такую же должность в банк Mandiri, а глава банка Raykat Indonesia прежде руководил банком Bukopin. Таким образом, власть остается той же, а изменения – только видимые.

Банк Mandiri представлялся как модель реформы после кризиса, но преобразования провалились. Теперь в отношении двух его менеджеров высшего звена проводится расследование по обвинению во взяточничестве, их международные и национальные банковские счета заморожены. Уровень невозвратных кредитов банка утроился, достигнув 17.8 % в течение первого квартала 2005 года по сравнению с 7.1% в прошлом году, из-за того что центральный банк перевел на низший уровень $1.1 млрд. корпоративных кредитов.

Хотя государственные банки опирались на свои сильные стороны, заключавшиеся в широте розничных сетей и огромных базах активов, эти естественные конкурентные преимущества себя уже исчерпали. На самом деле, именно малые семейные банки, такие как NISP и Buana, постепенно развивались даже во время кризиса. До того как индонезийские крупные банки наведут у себя порядок, малые и средние институты будут все еще способны захватить свою долю растущего розничного рынка. Таким образом, когда крупные банки испытывают потребность в поддержке правительства, мелкие пожинают плоды успешной своей работы. Но именно за их счет правительство желает помочь крупным банкам.

Несмотря на это аналитики верят, что на рынке появится естественное давление, когда уровень конкуренции увеличится, особенно когда крупные банки начнут обслуживать сегменты рынка, которые традиционно были во власти мелких и средних банков, например, начнут выдавать микрокредиты или обслуживать мелкие и средние предприятия. Правительство уже сейчас интенсивно идентифицирует слабые части банковской системы. «Чтобы создать сильную и эффективную банковскую систему, консолидация банков не может идти без консолидации на уровне предприятия. Картина банковского сектора должна быть очищена от системного риска, который берет начало на уровне индивидуальных финансовых институтов. Этот процесс будет завершен уже в конце 2005 года», – уверен

Бурхануддин.

Недавно Бинхади, поставленный правительством директор банка Mandiri, сообщил о своих намерениях стать собственником банков, которые будут выставлены на продажу. Однако другие специалисты банка сомневаются в необходимости начать процесс консолидации сегодня. Банк Mandiri был создан из четырех местных государственных банков Exim, Bumi Daya, Bapindo и Dagang Nasional. В процессе интеграции было сокращено 10 тыс. сотрудников, большие инвестиции были сделаны в информационные технологии и наем западных консультантов. «Если один инвестор владеет несколькими банками, то слияние более чем возможно, – предрекает Мэйд. – Если Khazanah объединит Lippo и Niaga, то это будет лидер, подобный Danamon. Также возможно, что Negara Indonesia объединится с Mandiri, чтобы у правительства был единый мощный банк с иностранными инвестициями. В то же время, Temazek – не единственный владелец Internasional Indonesia, поэтому процесс не будут таким простым, как для банков Niaga и Lippo, у которых один крупный акционер – Khazanah».

Лидеры и аутсайдеры

Следует подчеркнуть, что идея слияния индонезийских банков небезосновательна. Финансовые институты страны стоят перед риском оттока денежных ресурсов на фондовый рынок и умаления своей традиционной посреднической роли. Рынок финансовых услуг в Индонезии перенасыщен финансовыми институтами, включая не только банки, но и страховые компании. Очевидно, что рост небанковых инструментов, таких как паевые инвестиционные фонды (ПИФ), опередил рост в сфере предложения банковских продуктов. В прошлом году объем клиентских средств, привлеченных банками Индонезии, увеличился только на 4.5%, в то время как чистые активы ПИФов – более чем на 40%. Правда, финансовые институты, при этом, нарастили в 2004 году свой совокупный кредитный портфель на 20%, но индекс курсов акций, в которые вкладывают свои средства ПИФы, подскочил еще сильнее – на 44% к концу года.

Вопрос весь в том, за счет каких банков проводить консолидацию. Финансовые институты, которые традиционно были частью больших конгломератов, до сих пор еще только учатся современным приемам банковского сервиса. Другие же, такие как Bank Central Asia, быстро приобретают способности к выживанию. У этого банка самый высокий рост кредитов среди равных по значению структур.

Индонезийские розничные банки находятся в самом начале этапа развития и обучения. Их продукты мало отличаются из банка к банку. Правда, можно с уверенностью утверждать, что Bank Central Asia с его банковскими переводами и банк Rakyat с программой микрофинансирования обладают уникальными конкурентными преимуществами.

Конечно, программа консолидации не коснется первой десятки банков, контролирующих 70% рынка. Она должна затронуть малые и средние институты, которым необходимо срочно завоевывать долю рынка и быстро расширяться до 2010 года, потому что именно они могут стать привлекательной мишенью для больших банков. «Каждый банк будет усиленно искать собственное преимущество, чтобы обслуживать свою уникальную нишу на рынке и вкладывать весь потенциал туда, где сфокусировано все внимание инвесторов. Работники банка не могут ограничиваться своим классическим образованием, а банковская система не может более функционировать в привычных условиях», – резюмирует Бурхануддин.

Актуальность и целесообразность программы консолидации прояснятся после 2010 года, когда придет время пожинать плоды и подсчитывать количество банков в Индонезии и их финансовые показатели.

Анна Краевая,
по материалам Retail Banker, The Banker

 
© агенство "Стандарт"