журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
Международные банки

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Банковская деятельность

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

ПЛАТЕЖИ

ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №10, 2005
Приложения к статье
Численность потенциальных клиентов (с доходами более $10 тыс. в год)

Международные банки

Игра с высокими ставками

Новое трансграничное слияние в Европе между итальянским банком UniCredit и германским HypoVereinsbank пока вызывает больше вопросов, чем дает ответов

В июне итальянский банк UniCredit (бывший UniCredito) заключил сделку по приобретению HypoVereinsbank (HVB) – второго по величине банка Германии, самые значительные активы которого находятся в Восточной Европе. Это крупнейшее в истории Европы трансграничное слияние, превышающее по масштабам даже прошлогоднее поглощение британского Abbey испанским Banco Santander Central Hispano (SCH). Сделка уже одобрена Европейской комиссией, которая небезосновательно сочла, что в регионе, наконец, появится «первый действительно европейский банк».

Рай для банкиров

В соответствии с условиями сделки UniCredit заплатил за HVB @15.4 млрд. ($18.6 млрд.), кроме того, еще несколько миллиардов банку придется истратить, чтобы выкупить у миноритарных держателей акций две дочерние структуры немецкого института, функционирующие в Австрии и Польше.

Для HVB эта сделка стала спасением. Этот банк, образованный семь лет назад в результате объединения баварских Bayerische Vereinsbank и Hypo-Bank, теперь попал в крайне трудную финансовую ситуацию. За последние три года его убытки почти достигли @6 млрд. Главным образом, это было связано с неудачными вложениями в недвижимость и ипотечными кредитами, предоставленными Hypo Bank в Восточной Германии, которые превратились в безнадежные долги после череды дефолтов 90-х годов. При этом, в последние годы германский рынок не отличался активностью, так что HVB не сумел распродать оставшуюся у него недвижимость и расчистить свой кредитный портфель. Соответственно, вернуться к прибыльности ему так и не удалось.

И, наоборот, у одного из самых успешных банков Европы UniCredit чистая прибыль в прошлом году превысила @2 млрд. Его возглавляет Алессандро Профумо (бывший консультант McKinsey), собственно и создавший этот институт в конце 90-х годов за счет слияния семи региональных банков. Он считает, что в ходе интегрирования этих активов в единую структуру приобрел опыт, обеспечивающий успешное вхождение HVB в UniCredit.

Многие аналитики сомневаются в целесообразности данной сделки для процветающего UniCredit, но Профумо уверен, что игра стоит свеч, так как это слияние весомо расширит присутствие его банка на восточноевропейских рынках, обороты которых в сегментах банковских депозитов и кредитования, как ожидается, увеличатся вдвое за ближайшие пять лет. По этому поводу у обозревателей особенно радужные прогнозы в отношении стран вроде Польши и Болгарии, где объединение активов HVB и UniCredit может обеспечить партнерам серьезное конкурентное преимущество.

При этом, новая структура станет девятым по величине банком Европы, его клиентская база превысит 28 млн., численность отделений составит около 7 тыс., а консолидированные активы достигнут порядка @733 млрд. Ожидается, что слияние обеспечит огромную синергию. По оценкам партнеров, слияние обеспечит им дополнительный ежегодный доход в размере @985 млн. в год (до налогообложения). Кроме того, долгосрочную экономию обещает объединение бэк-офисов и телекоммуникационных сетей. Для стабильного подъема компании планирует разработать пакет международного банковского сервиса с целью предложения услуг в Центральной и Восточной Европе по мере интегрирования финансовых рынков региона. В целом же Профумо собирается за три года сократить издержки, примерно, на @1 млрд.

Объединенный банк будет доминировать на центральноевропейском рынке. Его главные офисы останутся в Германии и Италии, где HVB и UniCredit занимают вторые места в национальных банковских рейтингах. Причем, рынок кредитования в Германии уже начинает оживляться, так что UniCredit сможет предлагать свои услуги немецким клиентам HVB, которых у него около 4 млн., тем самым компенсируя сокращение своего бизнеса в Италии, где финансовые рынки еще не преодолели последствий краха молочного концерна Parmalat в 2003 году. Депрессия связана с тем, что регулятивные органы все еще ведут расследования, а это приводит к спаду в сегменте корпоративного кредитования. Единственный просвет наблюдается в сфере потребительского кредитования: итальянцы начинают восстанавливать до обычного уровня свои сравнительно низкие индивидуальные долги.

Однако самые благоприятные перспективы перед UniCredit открываются но востоке Европы. Вместе с HVB итальянский банк получил контрольный пакет акций Bank Austria, доминирующего на оживленном национальном рынке и имеющего доли в нескольких крупных банках Восточной Европы. Кроме того, HVB принадлежит третий по величине банк Польши PBH-PBK. В этой стране UniCredit уже контролирует рыночного лидера Pekao. Объединение активов HVB и UniCredit приводит к созданию крупнейшего банка региона с самыми мощными филиалами в Австрии, Польше, Хорватии и Болгарии. Правда, эти рынки пока невелики, но у них большой потенциал развития. По прогнозу, подготовленному Economist Intelligence Unit и основанному исключительно на учете численности потенциальных потребителей, которые, в принципе, способны пользоваться банковским сервисом (т.е. с чистым доходом более $10 тыс. в год), оборот польского рынка за ближайшие пять лет увеличится на 40%, болгарского – более чем на 200%. В Германии же и Италии подъем составит не более 2-3%. При этом, по статистике UniCredit, в 2003 году в новых государствах ЕС суммарный объем кредитов и депозитов был на уровне лишь 68% от ВВП, тогда как у 15 «старых» членов Союза он зашкаливал за 200%. Кроме того, на тысячу жителей Центральной Европы приходится только 350 кредитных карточек, хотя в Западной Европе – 1250, что тоже свидетельствует о значительном потенциале этих развивающихся рынков.

Ожидается, что рост доходов частных лиц приведет к быстрому расширению рынка финансового сервиса. По оценкам Economist Intelligence Unit, общий объем банковских кредитов в шести крупнейших странах Восточной Европы – Польше, Венгрии, Чешской Республике, Словакии, России и Украине – к 2009 году более чем удвоится. При этом, банковские депозиты возрастут на 63%. В Польше, где быстро развивается система пенсионных фондов, депозиты будут наращиваться медленнее, но здесь все-таки продолжится бум в сферах потребительского и коммерческого кредитования. Кроме того, следует ожидать, что процентную маржу удастся сохранить на более высоком уровне, чем в Западной Европе. Например, в Польше она составит, в среднем, 2.7%, тогда как в Германии – только 1.3%. Уже сейчас восточноевропейские рынки генерируют масштабные прибыли для западных банков, которые сделали инвестиции в развитие региона, в чем особенно преуспели два главных австрийских финансовых института. Bank Austria, примерно, треть оборота которого связана с Восточной Европой, в 2004 году получил чистую прибыль в сумме @601 млн. Его основной конкурент в регионе – австрийский же Erste Bank – заработал рекордную прибыль – @545 млн., из которых около половины пришлось на поступления из Восточной Европы. Даже UniCredit, у которого только 18% оборота связано с рынками новых членов ЕС, этот регион принес около @600 млн. чистой прибыли.

Не удивительно, что UniCredit и HVB охотно использовали возможность объединить усилия в регионе. Единственная неприятность, которая может ожидать их на этом пути, связана с антимонопольными органами: их могут заставить продавать активы на некоторых рынках. Например, в свое время именно по этой причине UniCredit был вынужден продать один их своих банков. По иронии судьбы, его приобрел именно Bank Austria. Понятно, что регулятивные органы могут не допустить обратного объединения. Но даже в этом случае проблемы меркнут по сравнению с блестящими перспективами.

За удовольствия

надо платить

Сделка с HVB превратила второй по величине банк Италии в мощную силу европейских масштабов с рыночной капитализацией в $51 млрд. В Восточной Европе размеры объединенного банка будут вдвое больше, чем у ближайшего конкурента. Решившись пойти на союз с Bank of Austria в 2000 году, HVB стал безусловным лидером восточноевропейского рынка. Теперь же, когда он присоединился к итальянскому финансовому институту, их совместная сеть плотно покрывает регион от Балтики до Македонии и Украины, предоставляя свой сервис 28 млн. клиентов в 19 странах Европы

Однако эти преимущества новой структуре достанутся дорогой ценой: итальянскому банку придется решать наболевшие проблемы HVB – долги, связанные с недвижимостью. По мнению аналитиков Citigroup Smith Barney, в этом-то и заключается главный вопрос: сумеет ли UniCredit навести порядок в деятельности HVB в Германии? Это весьма непростая задача. В отличие от UniCredit, заработавшего в прошлом году $2.6 млрд. прибыли, немецкий банк остался с $2.3 млрд. убытков. Высококонкурентный банковский рынок Германии и довольно вялый подъем экономики означают, что Профумо придется уделять особое внимание сокращению издержек и подвергнуть ревизии буквально все – от оценки рисков до бэк-офисных операций. Однако упорядочение деятельности подразделений и жесткие требования в части эффективности могут вызвать массовые протесты.

Новая группа станет безусловным лидером рынков Польши и Боснии-Герцеговины, к тому же, слияние значительно усилит позиции партнеров в Болгарии и Хорватии. Правда, в Хорватии и Польше ее ждут, вероятно, определенные трудности с утверждением сделки антимонопольными органами. Рыночная доля подконтрольного (82%) UniCredit крупнейшего банка Хорватии Zagrebacka Banka составляет 24% в сегменте кредитования и 30% – в сегменте депозитов. Теперь к этому добавится и доля 9.4% Splitska Banka, принадлежащего HVB, что, по всей вероятности, не устроит местные власти. По мнению аналитиков из Merrill Lynch, скорее всего, UniCredit предпочтет продать Splitska, поскольку желающие купить этот банк уже выстроились в очередь. Возглавляет список потенциальных покупателей OTP – крупнейший банк Венгрии. В Болгарии подобных проблем возникнуть не должно. Там, вероятнее всего, даст о себе знать олигопольная структура рынка, а объединение Bulbank, дочернего банка UniCredit, с филиалом HVB (их совместная рыночная доля достигает 22%) будет конкурировать с DSK, дочерней структурой OTP, контролирующей 13% рынка, причем, доля последней в привлекательном ипотечном сегменте превышает 35%.

В Польше тоже могут быть свои трудности. Почти половину европейских прибылей UniCre-

dit обеспечивает второй по величине кредитный финансовый институт Польши Bank Pekao, в котором доля итальянского банка составляет 52%. Третий по величине банк страны BPH находится под контролем (71% акций) Bank Austria, принадлежащего HVB. При этом, BPH обеспечивает треть прибылей Bank Austria в этом регионе. Объединение Pekao-BPH приведет к созданию крупнейшего в Польше банка, на долю которого будет приходиться 21% активов отрасли, 22% рынка кредитования и около 30% быстро расширяющегося ипотечного рынка. Тем не менее, у сберегательного банка PKO BP, перемещающегося на второе место (16.5% активов отрасли), останется самая крупная доля ипотечного рынка, неплохая часть в депозитном сегменте и обширная сеть отделений.

Есть проблемы и иного рода. При самом оптимистичном сценарии, слияние Pekao-BPH займет около двух лет. При этом, перспектива объединения банков уже вызвала волну протестов со стороны профсоюзов BPH, поскольку, понятно, оно будет сопровождаться сокращением рабочих мест, так как часть отделений подлежит закрытию. Сети партнеров частично пересекаются, поэтому синергия состоит в устранении их перекрытия, а также дублирования телекоммуникационных систем, бэк-офисных функций и центральных офисов. Сейчас, по мнению специалистов, их затраты на менеджмент неоправданно высокие. С целом грандиозная итало-германская реорганизация будет сопряжена с сокращением 9 тыс. рабочих мест, главным образом, за счет отделений в Восточной Европе.

Неизбежны и другие сложности: хотя оба польских банка за последние несколько лет провели радикальную реструктуризацию и сейчас представляют собой высокоприбыльные компании с эффективным менеджментом, у них резко различаются бизнес-культуры. Развиваясь как типичный «англосаксонский» банк, Pekao в кредитной деятельности ориентируется на прибыльность и мотивированную взвешенность. С другой стороны, BPH придерживается типично австрийской стратегии агрессивного расширения, особенно в ипотечном сегменте, значительную часть кредитов предоставляя в иностранной валюте. Поэтому возникнут неизбежные трения на почве управления рисками. Кроме того, пока банки будут заняты интеграцией, их рыночная доля, по мнению экспертов из Merrill Lynch, может уменьшиться, хотя бы в краткосрочном плане. Это создаст возможности для экспансии конкурентов – банков среднего размера вроде ING, BZ WBK (подконтролен Allied Irish Banks) и BRE (принадлежит Commerzbank), которые могут с этой целью даже объединить усилия.

Возникнут трения и на уровне родительских компаний. Например, Bank Austria стремится приобрести 62% акций Banca Comerciala Romana (BCR) – крупнейшего банка Румынии и последнего значительного актива, выставленного на продажу в восточноевропейской банковской отрасли. Однако Профумо на ближайшие три года приостановил все планы в части приобретений, предоставив высший приоритет извлечению из слияния синергии в объеме около @1 млрд. (до налогообложения) к концу 2008 года.

У Профумо богатейший опыт выступления в той роли, которую ему придется играть. За последние десять лет он осуществил массу успешных реструктуризаций проблемных финансовых институтов – больше, чем большинство банкиров за всю свою жизнь: по семь банков в Италии и Восточной Европе, один – в США. В 1994 году этот менеджер появился в Credito Italiano (именно так назывался в то время UniCredit) и преобразовал неуклюжий бывший государственный финансовый институт в один из самых прибыльных банков Европы с рентабельностью капитала на уровне 18% при масштабах деятельности от Бостона до Варшавы. Он фактически совершил революцию в итальянской финансовой сфере, добившись прозрачности и небывалого повышения курса акций. Стефано Каселли, профессор по банковскому делу и финансам миланского университета Bocconi, заявил: «Профумо прекрасно умеет претворять свои идеи и видение того, каким должен быть действительно международный банк. Похоже, он сможет обеспечить успех этому слиянию».

Политический аспект

Мастерский ход Алессандро Профумо вывел его банк в лидеры на перспективном региональном рынке. Многие обозреватели считают, что это слияние откроет шлюзы европейской консолидации. Трансграничные слияния и поглощения банков в Европе представляют пока еще не правило, а редкие исключения. Первым важным событием такого рода стало прошлогоднее поглощение испанским Santander Central Hispano британского банка Abbey National (сумма сделки – @12.5 млрд.). Затем, в марте текущего года, испанский банк BBVA поглотил итальянский Banca Natzionale del Livoro (сделка оценена в @6.4 млрд.). Сейчас на подходе приобретение седьмого по величине банка Италии Banca Atoniana Popolare Veneta голландским ABN Amro (см. БП № 9).

Правда, до сих пор иностранные банкиры не особенно стремились в Германию, не усматривая серьезных преимуществ от проникновения в страну, где три крупнейших банка – Deutsche Bank, HVB и Commerzbank – контролируют менее 20% потребительского рынка. Однако нынешнее слияние UniCredit-HVB может изменить сложившуюся ситуацию. В своем апрельском интервью немецкому журналу Focus генеральный директор Commerzbank Клаус Петер Мюллер заявил: «После первого поглощения крупного немецкого банка иностранцами не заставят себя ждать и новые предложения такого рода. Другие зарубежные финансовые институты начнут охоту за обширными банковскими сетями Германии». С ним согласен и Митхан Сен, аналитик из Sal. Oppenheim: «Слияние UniCredit-HVB указывает путь дальнейшей консолидации европейской банковской отрасли». В этом убежден и сам Профумо: «Я уверен, что наша сделка послужит катализатором для дальнейшей консолидации».

В этом есть определенный резон: пока аналитики обсуждают, целесообразны ли трансграничные слияния, заключенная Профумо сделка вынудила конкурентов призадуматься и пересмотреть собственные стратегии. Резкое укрупнение UniCredit опасно для его конкурентов среднего размера, ибо создает для таких банков как французские BNP Paribas и Societe Generale стимул к поглощению более слабых структур на крупных рынках. По мнению аналитиков, одной из первых мишеней для поглощения станет германский Commerzbank. Марко Маззуккелли, возглавляющий лондонское подразделение по европейским инвестициям в Credit Suisse First Boston, заявил: «Сам факт, что кто-то решился на подобный шаг, послужит спусковым крючком для общеевропейской консолидации».

Однако есть и прямо противоположные мнения. Журнал The Banker пишет, что говорить о тенденции к европейской банковской интеграции пока рановато. С точки зрения аналитиков этого издания, сам факт, что преуспевающий итальянский институт получил банк, который за 2004 год потерял больше денег, чем любой другой из первой тысячи крупнейших банков мира, не является свидетельством массовой тенденции, признаки которой не появятся до тех пор, пока не будет ясно, выиграли ли акционеры итальянского банка от выхода на малоприбыльный рынок Германии и приобретения института, решить проблемы которого весьма непросто.

В конце концов, даже если смысл этой сделки действительно заключается в расширении на рынках Центральной и Восточной Европы, а не в защите от возможного враждебного поглощения, как полагают некоторые эксперты, то быть из-за этого в зависимости от неприбыльного рынка Германии – весьма нецелесообразно. Германские потребители в 2004 году выплатили по кредитам больше денег, чем одолжили, чтобы оградить свою собственность от роста процентных ставок. То же происходит и в текущем году. С другой стороны, совместное предприятие, учрежденное недавно в Восточной и Северной Европе норвежской группой DNB Nor и германским банком Norddeutsche Landesbank, свидетельствует, что подобной цели можно достичь, не подвергая «родной» институт таким серьезным рискам. Скептики указывают еще и на тот факт, что германское правительство не выдвинуло никаких возражений против сделки. Это означает, что возможные проблемы с балансом превратили HVB в такой банк, от которого стране предпочтительнее избавиться, но отнюдь не в актив, способный обеспечить выгоду иностранным акционерам. Они полагают, что, если речь зайдет об иностранном поглощении Deutsche Bank, правительство займет совершенно иную позицию.

Тем не менее, оптимисты приветствуют идеи Алессандро Профумо, вознамерившегося создать «первый действительно европейский финансовый институт». Они считают эту сделку ярким свидетельством целесообразности европейской интеграции, особенно важным после того, как Франция и Нидерланды категорически отказались от новой Конституции Европейского Союза. С их точки зрения, Профумо блестяще продемонстрировал евроскептикам, что полномасштабная европейская консолидация – реальный факт, по крайней мере, в бизнесе.

Вероятно, такого рода политические соображения учитывались и Европейской комиссией, которая 13 октября утвердила сделку. Как заявила еврокомиссар по вопросам конкуренции Нееле Крус, «мы внимательно изучили возможные последствия слияния UniCredit и HVB в странах, где у этих партнеров – самые крупные активы, особенно влияние, которое это может оказать на рынки Польши, Чешской Республики и Словакии. Я уверена, что потребители этих стран не пострадают от снижения уровня конкуренции на национальных рынках. Мы утвердили это слияние, которое приведет к появлению истинно европейского банка и тем самым внесет достойный вклад в создание единого европейского рынка розничной и корпоративной банковской деятельности.

Галина Резник,
по материалам The Banker, diepresse.com, suerf.org, hvb.lv, sofiaecho.com, eubusiness.com, derstandard.at

 
© агенство "Стандарт"