журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Международные банки

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Банковское оборудование

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Новые рыночные страны

ПЛАТЕЖИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №9, 2005

Международные банки

Citigroup меняет курс

Генеральный директор Citigroup Чарльз Принс объявляет о новой стратегии роста мирового финансового гиганта

Крупнейшая в мире финансовая корпорация Citigroup вступает в полосу перемен. Два года назад на пост ее генерального директора вместо ушедшего в отставку основателя компании Сэнфорда Уэйла был назначен Чарльз Принс, проработавший до этого в корпорации 17 лет и занимавший должности главы инвестиционно-банковского подразделения Citigroup и главного юриста корпорации. Под его руководством в Citigroup была разработана новая "стратегия роста", предусматривающая постепенный отказ от агрессивного пути развития за счет поглощений и уделяющая больше внимания укреплению репутации корпорации, развитию потребительского банковского бизнеса, налаживанию отношений с регулирующими органами, а также внутреннему контролю и корпоративной этике.

Конец одной карьеры

Последние два года стали серьезным испытанием для самой крупной в мире финансовой корпорации Citigroup, стоимость которой на сегодняшний день исчисляется суммой порядка $250 млрд., т.е. на $100 млрд. превышает капитализацию британского банка HSBC Holdings Plc, занимающего второе место. Свои операции Citigroup ведет в 110 странах, ее объем активов достигает порядка $1.2 трлн., а число сотрудников составляет около 300 тыс.

Первый серьезный звонок о вероятных изменениях в стратегии деятельности Citigroup раздался в середине 2003 года, когда 70-летний Сэнфорд Уэйл – ее бессменный президент и исполнительный директор с момента основания – принял решение 1 января 2004 года покинуть свой пост. Вне всякого сомнения, Уэйл принадлежал к разряду личностей, "сделавших себя сами". Он начал свою карьеру на Уолл-Стрите в фирме Bear Stearns Cos. Сколотив на финансовых спекуляциях $30 тыс. (не маленькая для конца 50-х годов сумма), будущий глава крупнейшей финансовой корпорации мира основал собственную брокерскую компанию Shearson. Всего через два года ее за $1 млрд. выкупила American Express.

Вовремя продать свой бизнес – тоже искусство. Впрочем, Сэнфорд Уэйл больше покупал, чем продавал. В 1998 году его созидательные усилия, объединившие компании Travelers Group и Citicorp, привели к образованию мирового финансового гиганта Citigroup. Менее чем за полвека $30 тыс., вложенных Сэнфордом Уэйлом в компанию Shearson, обернулись $1.2 трлн. Citigroup. Заметим, что годовой объем американского ВВП слегка превышает $10 трлн.

В противоположность старому "песчаному лису", как называют Сэнфорда Уэйла на Уолл-Стрите, биография Чарльза Принса вопреки фамилии не была богата захватывающими дух эпизодами. Почти 20 лет он верой и правдой прослужил в Citigroup, оказавшись довольно способным юристом. А 17 последних лет наследник Сэнфорда Уэйла считался его личным советником.

Но у нового главы Citigroup были и другие замечательные качества; он, к примеру, был "неисправимым трудоголиком". Кроме того, он фантастически предан компании. Известен случай, когда Чарльз Принс отложил операцию на почке для того, чтобы лично контролировать важное для империи приобретение инвестиционного банка Salomon Brothers, произошедшее в 1997 году. Несомненно, Сэнфорд Уэйл оценил преданность своего юрисконсульта, тем более что ему удалось еще и уладить конфликт, когда ведущие банки Уолл-Стрита были обвинены частными инвесторами в манипулировании аналитическими заключениями. В числе обвиняемых оказался инвестиционный банк Salomon Smith Barney, входящий в Citigroup. Именно Чарльзу Принсу было доверено уладить юридические аспекты этой проблемы. В апреле 2003 года прокуратура Нью-Йорка подписала с банкирами мировое соглашение. Salomon Smith Barney пришлось выплатить $400 млн. штрафов и компенсаций – ничтожную сумму по сравнению с активами финансовой корпорации. Это менее 0.5% от суммы годовой выручки Citigroup.

Впрочем, как полагают аналитики, уход Уэйла был обусловлен и иными причинами и событиями, которые серьезно "подмочили" репутацию Citigroup и последствия которых сегодня все еще приходится "разгребать" Принсу. Так, по мнению экспертов, роковым для

Citigroup оказалось сотрудничество банка с компаниями Enron, WorldCom и AT&T. Правоохранительные органы США, расследовавшие обстоятельства банкротства Enron и WorldCom, заявили, что Citigroup и еще один крупнейший американский банк J.P. Morgan Chase на протяжении нескольких лет выдавали Enron кредиты, которые в финансовой отчетности компании проводились как предоплата по ряду торговых сделок. Сумма кредитов составляла несколько миллиардов долларов. О существовании этих кредитов умалчивали и Enron, и Citigroup. За финансовые махинации пришлось расплачиваться обеим компаниям, с той лишь разницей, что для Enron они обернулись банкротством и ликвидацией, а для Citigroup – штрафом в $200 млн.

Вслед за разборками с незаконным кредитованием Enron вспыхнул скандал с компанией AT&T. Джека Грубмана, аналитика из Citigroup, обвинили в предоставлении клиентам компании заведомо ложной информации и склонении их к покупке акций "неблагонадежных" компаний, у которых были серьезные проблемы с финансированием долгов. Руководство Citigroup попыталось дистанцироваться от действий Грубмана, однако генеральный прокурор Нью-Йорка Элиотт Спицер заявил, что аналитик действовал не по собственной "злой воле", а по прямому указанию Сэнфорда Уэйла.

Расследование показало, что Уэйл лично попросил Грубмана пересмотреть в отчете свои рейтинги AT&T. Результат не заставил себя долго ждать. Рекомендациям Грубмана на Уолл-Стрите привыкли доверять: цены сделок с бумагами AT&T поднялись на 5-7%. На волне покупательского ажиотажа Citigroup успешно реализовала свой пакет акций AT&T, после чего Грубман тут же снизил рейтинг до "нейтрального". Финансовое положение AT&T скоро перестало быть тайной, так что инвесторам оставалось только подсчитывать убытки. Результаты проверок на Уолл-Стрите привели к тому, что сам Грубман был оштрафован на $15 млн., а финансовая группа понесла значительно большие потери, безоговорочно заплатив $400 млн., что стало рекордным штрафом за публикацию заведомо ложных отчетов, причем, Грубман отрицал какой бы то ни было злой умысел.

На этом черные дни для Citigroup не закончились. В 2003 году свои претензии к финансовому гиганту начали выдвигать совладельцы обанкротившейся корпорации WorldCom. Аналитические отчеты, подготовленные банком начиная с 1999 года, по их мнению, намеренно вводили потенциальных покупателей акций и облигаций WorldCom в заблуждение. Большинство жалоб было адресовано знакомому нам аналитику из Citigroup Джеку Грубману: именно его отчеты пестрели радужными перспективами, сулящими телекоммуникационному гиганту непоколебимое финансовое благополучие. Здесь улаживание конфликта обошлось Citigroup уже в $2.65 млрд. компенсаций акционерам обанкротившейся WorldCom за недостоверную информацию в отчетах аналитиков банка относительно состояния телекоммуникационного гиганта, которые она выплатила в мае 2004 года.

Чтобы спасти подмоченную в результате этих скандалов репутацию группы Сэнфорд Уэйл и решился на крайнюю меру – покинуть пост генерального директора группы. Ничего иного основателю Citigroup не оставалось: восстановить доверие инвесторов к компании было невозможно до тех пор, пока он оставался у руля. По мнению аналитиков с Уолл-Стрита, уход Сэнфорда Уэйла открыл новую страницу в истории крупнейшей в мире финансовой империи. Новую, если вопрос рассматривать лишь с одной точки зрения. Обновленный топ-менеджмент, естественно, не понесет ответственности за испорченную скандалами репутацию Citigroup. В известном смысле жизнь для компании начиналась с чистого листа, что наверняка должно было прийтись по нраву инвесторам. Но никто не сомневался, что Сэнфорд Уэйл уйдет на минимальное расстояние, а рука его останется на пульсе корпорации, ведь он остался на посту председателя ее совета директоров.

Непростое время

Таким образом, совершенно очевидно, что Чарльз Принс вступил в должность гендиректора Citigroup в весьма непростое для корпорации время. С самого начала ему пришлось заниматься урегулированием потрясших группу скандалов, а в начале текущего года он был просто вынужден изменить привычные методы работы и отказаться от постоянного расширения за счет поглощений. Федеральная резервная система США (ФРС) временно запретила Citigroup осуществлять дальнейшие крупные приобретения, до тех пор пока она не уладит свои взаимоотношения с регулирующими органами. ФРС, правда, не уточнила, какие именно сделки запрещены, но отметила, что поглощения не должны отвлекать руководство компании от улучшения качества корпоративного управления.

По мнению ФРС, менеджменту компании следует сконцентрировать все внимание на ужесточении внутреннего контроля работы сотрудников в соответствии с обнародованным генеральным директором Citigroup Чарльзом Принсом 1 марта текущего года планом. Причиной такого решения ФРС послужили "недостатки в работе и расследования деятельности Citigroup в Японии и Европе, а также ее дочерних взаимных фондов в США".

Действительно, в мае прошлого года банковский комитет Сената США поручил комиссии по ценным бумагам США (SEC) расследовать деятельность взаимных фондов, контролируемых Citigroup и Merrill Lynch, обвинив их в предвзятости. А 2 августа того же года Citigroup провела сомнительную операцию с еврооблигациями: выбросив на рынок ценных бумаг на $12 млрд., она добилась резкого падения цены, а через полчаса выкупила треть облигаций на сумму в $4 млрд., получив прибыль около $17 млн. В сентябре SEC начала расследование в отношении Citigroup, а также банков UBS, Merrill Lynch и Wachovia по подозрению их брокеров в передаче конфиденциальной информации о заявках на облигации "своим" клиентам в ущерб остальным. Наконец, 17 сентября 2004 года японское управление по финансовым услугам приказало Citibank Japan закрыть четыре отделения из-за ряда нарушений, включая неспособность воспрепятствовать отмыванию денег, низкое качество проверки поступавшей от клиентов информации и нарушение правил торговли.

С учетом возникших проблем ФРС запретила Citigroup проводить поглощения, не обозначив, впрочем, ни то, какие из них следует считать значительными, ни временные рамки запрета. Не уточнялось также, распространяется ли этот запрет на сделки за рубежом, некоторые из которых не требуют одобрения ФРС. Ранее ФРС уже выдавала подобные распоряжения, но никогда в отношении такого крупного банка как Citigroup, тем более – в письменной и публичной форме. Том Шлезингер, исполнительный директор исследовательской компании Financial Markets Center, считает: "Это исключительно необычно, если учитывать привычку ФРС к штампованным заявлениям. В некотором роде – это "публичная порка" Citi регулирующими органами". Хотя гендиректор Citigroup Чарльз Принс в начале текущего года отверг варианты проведения банком крупных поглощений вплоть до начала 2007 года,

Citigroup, по некоторым данным, планировала продолжить расширение розничных банковских операций за счет поглощений в ряде штатов США, а также за рубежом. Теперь с этими планами, вероятно, придется повременить.

Между тем, по словам самого Принса, его новая стратегия роста Citigroup базируется на следующих четырех основополагающих элементах:

мощные инвестиционные вливания в розничный банковский бизнес;

дальнейшее активное расширение присутствия корпорации на быстро развивающихся международных финансовых рынках;

создание корпоративного инвестиционного банка;

восстановление изрядно подмоченной в последние годы деловой репутации

Citigroup.

Кроме того, как уже было отмечено нами, в настоящее время банк придерживается также той посылки, что рост не должен происходить за счет приобретений, поскольку крупные слияния представляют слишком большой риск для финансовой группы, репутация которой пострадала от скандалов. "Пяти или шести кварталов без скандалов и слияний будет достаточно, чтобы доказать инвесторам, что мы способны расти сами по себе. Мы достигли той стадии, на которой у нас нет иного выбора, кроме как расширяться за счет собственных ресурсов", – резюмировал Принс.

Главным инструментом реализации стратегии Принса стала реструктуризация потребительского банковского подразделения – самого ценного актива Citi. В прошлом году этот бизнес принес Citigroup $47 млрд. доходов и $12 млрд. прибыли (56% от совокупного показателя группы). Это больше, чем заработали в прошлом году такие корпорации как Wal-Mart Inc. или Microsoft. Тем не менее, по оценкам экспертов, карточный бизнес Citi теряет свою долю рынка, а в секторе потребительского финансирования банк все еще отстает от своих основных конкурентов. Так, к примеру, Citigroup располагает лишь третью от того количества отделений, которые есть в распоряжении у Bank of America.

По словам Принса, Citigroup необходимо реорганизовать собственный бизнес таким образом, чтобы отойти от превалирующей в последние годы ориентации на продажу финансовых продуктов и сфокусироваться, прежде всего, на банковском сервисе и улучшении его качества, как это делают сегодня Bank of America и стремительно набирающий обороты Commerce Bancorp. Принс также намерен в ближайшее время серьезно заняться укреплением имиджа брендов Citigroup за счет расширения ассигнований на рекламные и маркетинговые кампании, а также запуска специальных поощрительных программ, суть которых достаточно проста: чем больше продуктов Citigroup покупает клиент, тем большую скидку на них он за это получает. Еще одним направлением развития розничного бизнеса Принс считает дальнейшее расширение сети отделений банка в результате самостоятельного открытия новых банковских офисов или, возможно, присоединения мелких финансовых институтов. Ведь сегодня на долю Citi приходится лишь 3,6% американских депозитов, в то время как Bank of America владеет почти 10% этого рынка.

Справедливости ради следует отметить, что не всем в Citi понравились идеи Принса касательно реструктуризации розничного банковского бизнеса. Его действия в этом направлении привели к конфликту Принса с Марджори Магнер, гендиректором подразделения розничных банковских услуг и ветераном Citi, проработавшей в банке 20 лет. Магнер не согласилась с планом Принса, предусматривающим раздел подразделения на две группы – североамериканскую и международную. После нескольких бесед, в ходе которых Принс настаивал на претворении своего плана в жизнь, Магнер решила уйти из банка.

Принс же по-прежнему утверждает, что подход к международным финансовым рынкам, обладающим значительным потенциалом роста, должен быть несколько иным, чем к зрелым рынкам США и Канады. Главными приоритетами, по собственным словам Принса, должны стать вложение крупных дополнительных инвестиций в розничный банковский бизнес в таких новых рыночных странах как Польша, Турция и Индия, увеличение в два раза объемов операций с кредитными карточками по всему миру, главным образом – в ЮВА, а также продажа большего количества инвестиционных продуктов в Европе.

Реструктуризация

по Принсу

Действительно, розничный банковский бизнес на сегодняшний день представляет собой главный "двигатель" Citi, генерирующий около 60% прибылей банка. И, хотя в прошлом году Принс открыл в США 14 банковских отделений и 70 офисов потребительского финансирования, его внимание сфокусировано, прежде всего, на развивающихся более быстрыми темпами зарубежных рынках. В прошлом году розничный банк Citi внес в копилку розничных счетов корпорации около 8.6 млн. новых розничных депозитных счетов, причем, практически все они – иностранные. В то же время, Citi в 2004 году за пределами США было открыто 203 банковских отделения, благодаря чему их общее количество в разных странах мира дойдет до 3253. Международный карточный бизнес Citi тоже пополнился 5 млн. новых карточных счетов, хотя в США объемы этого бизнеса у группы фактически не росли.

Наряду с этим, Принс сегодня занят и оптимизацией бизнес-структуры финансовой империи Citigroup. Так, в течение текущего года было завершено сокращение количества операционных подразделений (вместо шести – четыре); кроме того, Принс продал входившее в Citigroup страховое подразделение Travelers Life & Annuity и компанию по управлению активами. Для ускорения принятия стратегических решений им был создан так называемый Операционный комитет (в его составе – 30 высокопоставленных сотрудников банка), пришедший на смену унаследованному Принсом от Уэйла управленческому комитету, численный состав которого был в два раза больше. Кроме того, Принс осуществил покупку трех компаний (суммы сделок не раскрываются) для наращивания электронной торговли в интересах институциональных клиентов, создал новую группу для урегулирования просроченных долгов и обеспечил новыми технологиями и персоналом подразделение по операциям с деривативами, акциями и ценными бумагами.

Между тем, многих представителей Уолл-Стрита волнует и настораживает та кадровая чехарда и разногласия в топ-менеджменте Citigroup, которые начались с приходом Принса и, по сути, были связаны с его новым стилем управления. О старожиле Марджори Магнер мы уже говорили – она окончательно покинула банк в августе текущего года. Это был первый, но не последний сигнал для Принса. Так, например, во время очередного обсуждения бюджета серьезно обострились противоречия между руководителями подразделений и окружением Принса. Дело в том, что в конце прошлого года генеральный директор поручил всем бизнес-подразделениям сократить расходы на 5%. Роберт Драскин, глава департамента корпоративных и инвестиционных банковских услуг, и Тодд Томпсон, директор подразделения управления активами, не согласились с позицией руководства. Драскин, к примеру, был недоволен тем, что Citigroup недостаточно финансирует его направление. Роберт Рубин, бывший министр финансов США и председатель исполнительного комитета Citigroup, предостерегал, что сокращение расходов и организационные изменения могут помешать долговременному росту. Правда, в конечном итоге официальный представитель Citigroup, выступая от имени Драскина, Томпсона и Рубина, сообщила, что после длительных дискуссий, все же, было решено пойти на указанные сокращения.

Ничуть не меньше споров вызвало и заявление Принса о том, что Citigroup продолжит активно расширять операции за рубежом, объемы которых растут более чем на 20% в год. Он отметил, что операции в США, которые и до сих пор составляют львиную долю доходов Citigroup, будут расширяться "естественным образом". Как утверждают аналитики, знакомые с ситуацией в Citigroup, ветеранов банка раздражало то, что их мнения по стратегическим вопросам игнорировались. Дело дошло до того, что в июле 2005 года второй человек в корпорации Роберт Уилламстад, операционный директор и близкий соратник Уэйла, верой и правдой отслуживший в Citigroup 20 лет, заявил о своем уходе. В частной беседе с коллегами он отметил, что его не устраивает направление, в котором развивается компания под руководством Принса, кроме того, он уже не ощущает своего участия в принятии решений.

Уилламстад вовсе не рассчитывал оказаться в такой роли, когда Уэйл уговаривал его остаться при условии, что он и Принс будут партнерами. Чтобы подчеркнуть это, совет директоров назначил обоим идентичные зарплаты и бонусные пакеты. Это партнерство работало в течение первого года. Принс, Уилламстад и Уэйл встречались не реже одного раза в неделю. Но в прошлом году еженедельные ланчи прекратились. Принс ввел в свой круг топ-менеджеров, занимавшихся управлением рисками, администрированием и развитием. Если раньше в утренних летучках принимали участие только главы подразделений, то теперь, примерно, половина присутствующих уже входят в непосредственное окружение Принса, но не отвечают за направления бизнеса.

В последнее время Уилламстад не раз жаловался Принсу на рост бюрократии и предупреждал о возможном снижении темпов роста. По данным некоторых специалистов, Уилламстад собирался уйти в отставку еще в начале 2005 года, но принял окончательное решение, когда ему стали предлагать позиции гендиректора других крупных компаний, в том числе национальной ипотечной ассоциации Fannie Mae.

Даже председатель совета директоров Citigroup Сэнфорд Уэйл в последнее время был недоволен своей новой ролью в компании. Он заявил Принсу, что ему скучно, поделился планами создания собственного фонда прямых инвестиций в размере $5 млрд. Уэйл известил совет директоров о том, что хотел бы отказаться от своего поста. В июле вопрос о его роли в компании должен был обсуждаться на совете директоров, но, не дожидаясь обсуждения, Уэйл сообщил, что останется на своем посту до следующего годового собрания акционеров. Согласно контракту он должен в течение десяти лет оказывать Citigroup консультации на эксклюзивной основе. Ненужная огласка усложнила ситуацию для Уэйла и Citigroup. Чтобы избежать кривотолков, Уэйлу пришлось разослать по внутренней корпоративной сети электронное письмо, в котором он утверждает, что никогда не будет действовать "против интересов компании" и что его преданность Citigroup "сильна, как никогда". В конце он добавил: "Я полностью поддерживаю Чарльза Принса и то направление, по которому он ведет Citigroup". Сам же Принс не устает повторять, что его главная цель на посту гендиректора корпорации – "превратить Citigroup в самую уважаемую в мире глобальную компания по оказания финансовых услуг".

Олег Зайцев,
по материалам BusinessWeek, Forbes, Chicago Tribune, RBCdaily, "Ведомости"

 
© агенство "Стандарт"