журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Международные банки

Банковская деятельность

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

Банковское оборудование

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №8, 2005

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Шекспировские страсти в свете Восходящего Солнца

Вопрос о приватизации почтовой сберегательной службы превратился в вотум доверия всей финансовой реформе в Японии

Быть или не быть на японской земле крупнейшему в мире банку, решится 11 сентября всенародным голосованием, когда японцы выразят вотум доверия – или недоверия – правительству Джунитиро Коидзуми. На протяжении последних 18 лет Коидзуми – единственный японский политик, сумевший на целых четыре года задержаться на посту премьер-министра, но теперь в его карьере наступил переломный момент. Он направил страну по пути реформ и сейчас замахнулся на святая святых – Государственную почтовую службу, вознамерившись приватизировать ее сберегательное подразделение. Если это произойдет, то огромные почтовые депозиты будут использоваться не для сохранения статус-кво, как это было до сих пор, а в целях мощного подъема второй экономики мира. В августе Сенат провалил этот законопроект, и Коидзуми был вынужден распустить парламент. Если он победит на новых выборах в сентябре, в Японии появится Japan Post Bank с активами, большими, чем у Citigroup – нынешнего лидера глобального финансового рынка.

Храните деньги на почте

Почтовая сберегательная служба играет важнейшую роль в японской экономике. Это подразделение начало функционировать через несколько лет после учреждения самой Japan Post в 1871 году, т.е. даже раньше, чем в Токио открылся первый в стране частный сберегательный банк. Фактически уже более 130 лет почтовые отделения служат местным сбербанком для каждого, у кого есть хоть немного денег: в самом начале своей деятельности почтовая служба открывала сберегательные счета любому, кто мог внести на депозит пусть даже всего 100-200 иен.

В настоящее время на сберегательных и страховых счетах в Japan Post числится более трети японских депозитов, именно это подразделение обеспечивает основную часть доходов почтовой службы с сетью из 25 тыс. отделений, в каждом из которых можно отправить письма, внести деньги на депозит, провести платежи или приобрести страховку. Кроме того, у Japan Post значительно больше банкоматов, чем у любого коммерческого банка. Она предлагает своим клиентам вполне конкурентные процентные ставки. Однако главное, что привлекает потребителей, – это гарантия финансовой безопасности: каждый из банковских кризисов давал почтовой службе новых и новых клиентов.

Исходно развитие японской системы почтовых сбережений шло по тому же пути, что и в других странах. Впервые такая система появилась в 1861 году в Великобритании, затем – в Новой Зеландии, Канаде и Бельгии. На протяжении нескольких последующих десятилетий еще около полутора десятков крупных индустриальных стран создали почтовые банки. Исключение составили США, где из-за более сложной политико-экономической ситуации такой банк появился только в 1910 году, поскольку почти 80 попыток провести через Конгресс соответствующий закон оказались неудачными.

Эта система всегда была чрезвычайно популярной, поскольку в ее рамках предлагались финансовые услуги всем слоям населения, включая малоимущих и сельских жителей, которые не обслуживались частными банками и институтами больших городов. Например, когда она была задействована в США, большинство почтовых депозитов поступало от иммигрантов, не рисковавших обращаться в традиционные банки. Позднее, во времена Великой Депрессии, почтовые сбережения стали воспринимать как безопасную альтернативу счетам в коммерческих институтах.

Однако американский вариант службы почтовых сбережений все-таки не мог конкурировать с коммерческими банками. Почтовые отделения никогда не предлагали страховых полисов или таких услуг как прямые денежные переводы, при этом, процентные ставки составляли 2%, даже если конкуренты предлагали более выгодные условия. Поэтому объем депозитов сокращался, отчего в 1966 году почтовая служба США вовсе отказалась от сберегательного подразделения. То же происходило и во всем мире: многие страны отошли от системы почтовых сбережений, а в некоторых государствах эти подразделения были приватизированы. Например, в Великобритании служба почтовых сбережений была приватизирована и 15 лет назад продана финансовой группе Alliance & Leicester. Аналогичные сценарии реализовывались и во многих других уголках мира. Однако в послевоенной Японии развитие пошло иным путем.

В отличие от большинства других государств (за исключением Китая) у сберегательного подразделения японской почтовой службы традиционно огромные преимущества перед остальными банками. Считается, что это подразделение Japan Post не генерирует прибылей, следовательно, не подлежит налогообложению. При этом, затраты здесь значительно ниже, чем у коммерческих банков, так как его розничные точки действуют в помещениях почтовых отделений. К тому же, Japan Postal System не обязана в отличие от банков держать резервы в Bank of Japan и не нуждается в страховании депозитов. Фактически это очень похоже на статус кредитных союзов в США, на которые непрерывно жалуются американские банки, поскольку они считаются неприбыльными организациями и не платят налогов. Правда, у них в отличие от японской почты нет возможности использовать в своей деятельности помещения почтовых отделений. По оценкам Japan Bankers Assn. (JBA), подготовленным в 2001 году, эти льготы давали почтовой службе возможность экономить около $4.2 млрд. в год. В таких явно тепличных условиях банковское подразделение Japan Post непрерывно расширялось и в итоге опередило все почтовые сберегательные службы мира. В настоящее время все 25 тыс. почтовых отделений Японии предлагают своим клиентам тот же набор услуг, что и коммерческие банки, включая займы, валютные операции и продажу государственных облигаций.

Стремительное развитие системы связано еще и с тем, что почтовая служба использует практически неограниченные возможности для рекламы банковских услуг. Ее сотрудники получают огромные бонусы за агитацию клиентов на повторное вложение денег с депозитов, по которым истекает срок договоров. Это производит впечатляющий эффект. Например, в 2000-2001 годах истекали десятилетние контракты по депозитным счетам на общую сумму около $1 трлн., которые были заключены, когда японские ставки составляли 6%. Однако, хотя к 2001 году ставки уже снизились до 2%, почтовая служба сумела повторно заполучить 55% от этой суммы по новым контрактам.

Разумеется, почта, при этом, могла предоставить клиентам те условия, которые устраивают их наилучшим образом. Дело в том, что большинство японцев не заинтересованы в инвестициях, сопряженных с высокими рисками, а государственные субсидии дают возможность почтовой службе предлагать клиентам порядка 1.5-2% при доходности по десятилетним правительственным облигациям на уровне 1.5% годовых. В настоящее время на сберегательных и страховых счетах почтовой службы хранится около $2.9 трлн.

Главный финансовый

резерв государства

Японские банки, обремененные огромным грузом невозвращенных кредитов, не способны конкурировать с Japan Post, ибо не в состоянии предложить лучший сервис, а низкие затраты и наличие льгот гарантируют почтовой службе обеспечение более высоких ставок по депозитам и более низких – по кредитам. Во времена бума 80-х годов банки безрассудно ссужали деньги направо и налево, в результате чего в 90-х годах им потребовалась государственная помощь в сумме $65 млрд. Однако, признавая собственные ошибки, они еще и предъявляли правительству вполне резонную претензию: им причиняют ущерб незаконные преимущества, предоставленные активно субсидируемой Почтовой сберегательной службе. Именно в этой системе хранили свои сбережения 36% японцев, причем, эта доля быстро увеличивалась из-за возникавших у остальных банков в связи с безнадежными долгами проблем.

Разумеется, банкиры неоднократно пытались добиться от правительства равных условий в конкуренции, очень надеясь, что финансовая реструктуризация, начатая в 1996 году, будет включать приватизацию почтовой системы. Однако не тут-то было. Вместо этого японские власти вывели функции управления сберегательными фондами за границы компетенции Министерства финансов и передали их новому бюро Postal Services Agency.

К 2001 году у JBA созрел новый план: раздела национальной сберегательной системы на региональные банки с приватизацией их к 2005-му. Однако и эта программа не получила политической поддержки, так как у банкиров не было возможностей пролоббировать такое решение. Фактически у них был один серьезный аргумент в пользу данной программы, предложенный вице-председателем JBA Акира Канно: "Если финансовые институты не получат доступа к новым активам, может разразиться новый кризис банковской системы". При этом, сторонников реформ поддерживает финансовый истеблишмент мира. Почтовые счета в последние годы становились все более серьезным препятствием к созданию конкурентного банковского рынка в Японии, внося ряд деструктивных элементов и в жизнь международных рынков. В 2000-2001 годах МВФ даже провел по этому поводу расследование, по результатам которого выражалось серьезное недовольство излишним вмешательством государства в деятельность на японском финансовом рынке. Тем не менее, никакие аргументы не были приняты во внимание, очевидно, японские политики просто не собирались ничего менять.

Дело в том, что триллионы долларов в почтовых депозитах дают правительству возможность игнорировать огромные масштабы государственного долга и легко манипулировать финансовыми рынками. В 90-х годах эти сбережения вкладывались в акции, чтобы поднять их курсы, в правительственные облигации, чтобы снизить процентные ставки, и в различные проекты, стимулирующие подъем экономики. Несмотря на очень низкую доходность таких инвестиций правительство инвестировало сберегательные депозиты в проекты государственного сектора – в промышленность, транспорт, военно-промышленный комплекс и социальные программы, что позволяло властям при бюджетном дефиците порядка 7% от ВВП сохранять на невероятно высоком уровне государственный долг, в то же время сохраняя выплату по облигациям на уровне менее 2%, т.е. самом низком среди крупных государств, поскольку именно Japan Post выступала крупнейшим покупателем правительственных облигаций.

Другая, не менее важная причина заключается в том, что почтовая служба в ее нынешнем виде обеспечивает централизацию денег и власти. Должности во всех местных почтовых отделениях – своего рода "кормушки". Служащие этой системы пользуются значительными привилегиями. Все почтовые работники имеют высокий статус, особенно – в небольших сообществах, часто передавая свое место по наследству. Поэтому такие должности предоставляют обычно исходя из политических соображений и, разумеется, на соответствующих условиях. Особое значение этому придается в сельских районах, где политические функционеры традиционно используют местные почтовые отделения как механизм для аккумулирования голосов. Они же дают политическую поддержку государственным проектам. С другой стороны, Japan Post обеспечивает правительство огромным запасом денег для инвестиционных проектов, их легко можно использовать и в политических целях. С такими объемами средств игра на фондовых рынках открывает неограниченные возможности в плане уничтожения соперников и поддержки дружественных компаний. Этот соблазн слишком велик, так что вполне понятно, что политики не желают утратить подобные источники.

Сопротивление

переменам

К моменту прихода Коидзуми к власти в 2001 году коммерческие банки уже на полную силу лоббировали идею приватизации национальной почтовой службы, уже тогда с ее $2.9 трлн. в депозитах фактически ставшую крупнейшим банком планеты. Тем не менее, и среди банкиров не было единства. Все они, разумеется, стремятся лишить Japan Post ее нынешних льгот, но многие из них, в то же время, сильно опасаются появления серьезного конкурента, что неизбежно произойдет в случае приватизации почтово-сберегательной службы.

Да и население Японии опасается подобных реформ. Превращение банковского подразделения Japan Post в коммерческий банк нанесет удар по карману рядового потребителя, поскольку 87% японцев имеют там счета: лишение статуса неприбыльной организации приведет к необходимости платить налоги, следовательно, процентные ставки по депозитам и займам изменятся не выгодным для клиентов образом. Поэтому, с точки зрения потребителей, лучше было бы превратить это банковское подразделение в сеть региональных кредитных союзов, что дало бы клиентам возможность сохранить все преимущества, в то же время, обеспечив децентрализацию капитала. Кроме того, многие опасаются, что радикальные реформы почтовой службы приведут к сокращению рабочих мест, а в настоящее время эта система обеспечивает работу 400 тыс. человек. Три тысячи японских почтальонов даже устроили митинг, выразив свое несогласие с премьер-министром.

Тем не менее, Коидзуми и его сторонники были уверены в необходимости коренных перемен и считали, что их предшественники использовали не слишком эффективный способ инвестирования денег нации, который, к тому же, создавал почву для коррупции. Поэтому Коидзуми активно продвигает реформу, в результате которой Japan Post должна быть разделена на четыре компании, впоследствии подлежащие приватизации. По мнению Коидзуми, одна из них должна управлять сберегательными депозитами, вторая заниматься страховым бизнесом, а еще две могли бы обеспечивать доставку почты и предоставлять другие почтовые услуги. Иностранные эксперты разделяют это мнение. В частности, Джулиан Джессоп, аналитик из лондонской фирмы Capital Economics, заявил: "Доминирование Japan Post усиливало консерватизм японских розничных инвесторов, а потоки легкодоступных денег снижали финансовую дисциплину и стимулировали нерациональное использование ресурсов". По его мнению, если Коидзуми сумеет пробить этот закон, японский фондовый рынок "выиграет от перспективы, что почтовые активы будут выведены из сектора государственных инвестиций".

Коидзуми был уверен, что приватизация почтово-сберегательной службы имеет решающее значение для восстановления, так что эта реформа стала центром его политико-экономической программы. "Это приведет к реорганизации государственного сектора, который сейчас функционирует в условиях финансового социализма, – заявлял он. – Приватизированная почтовая служба будет прилагать все усилия, чтобы зарабатывать деньги. Это обеспечит рост налоговых платежей и, соответственно, наполнение государственной казны, став решающим шагом в преобразовании национальных финансовых рынков для выведения экономики из депрессии".

Первый этап реформы был осуществлен в 2003 году, когда японское правительство превратило Japan Post в независимую корпорацию, принадлежащую государству, как это было сделано в свое время в США. Однако, при этом, Japan Post выполняла также функции национального кредитного союза и компании по страхованию жизни. Теперь же Коидзуми собирается выделить из состава Japan Post банковское и страховое подразделения, превратив их в две отдельные корпорации, с тем чтобы продать инвесторам до 2017 года. Палата представителей – нижняя палата японского парламента – поддержала это предложение, хотя некоторые члены его Либерально-демократической партии (ЛДП) голосовали "против". Однако в верхней палате – Палате советников – Коидзуми постигла неудача, причем, "против" плана реформирования почтовой отрасли в том числе проголосовали и 22 депутата от ЛДП, которую возглавляет Джунитиро Коидзуми. Более того, в ситуации, когда для Коидзуми был важен практически каждый голос, еще 8 членов ЛДП решили воздержаться или просто не явились на заседание. Таким образом, вопрос о реформе почтовой отрасли привел к расколу в рядах правящей партии.

Японская экономическая революция

Тем не менее премьер-министр не сдается. В принципе, он исходно предупреждал, что, если почтовый законопроект не будет принят, парламент будет распущен. Однако он вправе отправить в отставку только Палату представителей, ибо, поскольку правительство формируется именно нижней палатой японского парламента, ее и может отстранять премьер-министр. Распустить же Палату советников, где, кстати, превосходство ЛДП крайне незначительно, Коидзуми не имеет права. Поэтому угроза новых выборов могла сработать только в отношении нижней палаты парламента, что и произошло: хотя некоторые депутаты от ЛДП и там проголосовали "против", значительное преимущество перед оппозицией давало возможность принять реформу почтовой службы. Однако ЛДП последние перевыборы в Палату советников практически проиграла: перевес у нее там весьма незначительный, а роспуска эти депутаты могут не опасаться.

После такого провала премьер даже не попытался добиться от нижней палаты, чтобы она преодолела "вето" Палаты советников, для этого необходимо более 2/3 голосов, а такой поддержки у Коидзуми в верхней палате нет. Поэтому глава правительства объявил о роспуске Палаты представителей и назначении новых выборов, которые должны состояться 11 сентября.

Парламентское голосование нанесло тяжелый удар Джунитиро Коидзуми, поставившему фактически на карту свою репутацию. До сих пор считалось, что у оказавшегося в подобной ситуации политика есть только два выхода: либо он добровольно уходит в отставку, либо это будет проведено в принудительном порядке. Тем не менее, он поступил нетривиально и нашел третье решение. Впрочем, это и неудивительно, ведь необычным был и сам приход его к власти. Когда 24 апреля 2001 года Коидзуми выбрали президентом правящей партии ЛДП, а через несколько дней – премьер-министром, это стало поворотным моментом в японской политике. Газеты запестрели заголовками "Революция Коидзуми", поскольку его приход к власти был результатом публичной кампании, которую охотно поддерживала пресса: в обществе нарастало желание завершить 45-летнее доминирование в правительстве лидеров ЛДП консервативного толка и начать реорганизацию политической системы и экономической политики.

Когда Коидзуми пришел к власти, аналитики усмотрели параллель между ситуацией в Японии и развитием событий десятилетней давности в Советском Союзе и Восточной Европе. Нового японского премьера даже сравнивали с Горбачевым, направившим гигантскую страну на путь реформ, ведущих к свободному рынку, при этом, особо подчеркивался тот факт, что эти реформы буквально обрушили уровень жизни советских людей. Японский политический аналитик Шигенори Окадзаки заявил сразу после выборов: "Общественность не имеет представления, о какой именно политике реформ идет речь, и японцам не понравится, если это приведет к снижению их жизненного уровня". Однако в финансовых кругах понимали, что списание безнадежных долгов в банковской отрасли будет процессом весьма болезненным, а реструктуризация промышленных конгломератов, направленная на сокращение затрат, тоже аукнется новыми социальными проблемами.

По оценкам экспертов Goldman Sachs, одно только списание японскими банками $178 млрд. самых безнадежных долгов обернется потерей около 325 тыс. рабочих мест, так что официальный уровень безработицы превысит 5.7%. Еще более сильный эффект должна была оказать реструктуризация конгломератов, находившихся на грани банкротства, так как это могло привести к снижению среднего уровня заработной платы на 40%. При этом, аналитики

McKinsey Report предсказывали, что, если японские фирмы избавятся от избытка персонала, уровень безработицы удвоится.

Тем не менее, после 1987 года Коидзуми оказался первым политиком, продержавшимся на посту премьер-министра более четырех лет, кроме того, ему уже удалось частично выполнить свою предвыборную программу: многие банки страны списали значительную часть безнадежных кредитов, в текущем году крупнейшие из них рассчитывают вернуться к прибыльности. Характерно, что подъем японского банковского сектора для мирового сообщества оказался неожиданным. Никто не ожидал такого быстрого восстановления системы, в которой объемы невозвращенных кредитов беспрецедентно высоки как для развитой страны. Тем не менее, японская банковская отрасль начинает успешно восстанавливаться после затяжного кризиса. Этому способствует также долгожданный подъем экономики, в который уже трудно было поверить после двенадцатилетней депрессии. Разумеется, японским банкам еще предстоит пройти длительный и болезненный путь обретения стабильности, но первые, а потому и самые трудные его этапы уже позади, сегодня все более очевидны признаки восстановления японской финансовой системы. Таким образом, решительные действия правительства, которое, поправ все традиции, предприняло действенные меры для реструктуризации сектора, приносят свои плоды.

Японская экономика четко идет на подъем, положительные тенденции уже заметны невооруженным глазом. Сравнительно удачным был 2003/2004 финансовый год, когда ВВП страны возрос на 3.2%. Это лучший результат из зарегистрированных после 1996 года. Биржевые курсы растут, начали открываться новые рабочие места, и в 2004 году безработица сократилась до рекордных за последние три года 4.7%. Тем не менее, оппозиция набирала силу. Стало понятно, что Коидзуми не откажется от идеи почтовой реформы, а это затрагивало интересы слишком широких кругов. Именно с этим и было связано поражение правящей ЛДП на выборах в верхнюю палату парламента в июле 2004 года, этим же обусловлены и нынешние проблемы Коидзуми, посягнувшего на краеугольный камень национальной экономики.

Сентябрьский

референдум

Японский премьер не намерен капитулировать. Он объявил, что добьется того, чтобы 37 членов ЛДП, голосовавшие в Палате представителей "против" почтовой реформы, не вошли в новый состав парламента. Коидзуми даже готов рискнуть внутрипартийным расколом, что снизит шансы ЛДП на победу на выборах; похоже, что впервые за несколько десятилетий у оппозиции появится реальный шанс на победу. Он объявил, что "выборы 11 сентября фактически будут представлять собой всенародный референдум по вопросу приватизации Japan Post в частности и реформ его кабинета в целом".

Однако, даже если 11 сентября Коидзуми одержит победу (а большинство аналитиков воспринимают этот сценарий маловероятным), Палата советников останется в том же составе и продолжит ставить реформам палки в колеса. Тем не менее, некоторые функционеры ЛДП поговаривают, что Коидзуми может сторговаться с этими политиками, предложив им в обмен на принятие закона о почтовой реформе свой добровольный уход с поста председателя партии.

Стремление Коидзуми провести почтовую реформу обусловлено теми же причинами, по которым его противники – и даже многие лояльные ему члены ЛДП – предпочли бы сохранить статус-кво. Сберегательный банк и страховой бизнес Japan Post с их суммарными активами порядка $4 трлн. обусловливают серьезный дисбаланс в финансовой системе, поскольку аккумулируют фонды, которые могли бы поступать в частный сектор через коммерческие банки. Вместо поступлений в торговлю, частное строительство и иные закрытые в настоящее время для почтового банка сферы сегодня фонды Japan Post расходуются на массовую скупку правительственных облигаций и прямые займы, инвестируются в правительственные проекты, осуществляемые государственными корпорациями. Например, в 2004 году Japan Post предоставила государственным корпорациям и местным властям в виде займов около 210 трлн. иен.

По мнению Коидзуми, если Почтовый банк будет функционировать на тех же условиях, что и другие финансовые институты, его фонды станут недосягаемыми для правительства, а это будет способствовать оздоровлению многострадальной национальной экономики. С его точки зрения, это необходимо и для обновления ЛДП, которая за 50 лет практически непрерывного пребывания у власти оказалась ограниченной "железным треугольником" бюрократии, бизнеса и политических интересов. Пока почтовая служба и в значительно меньшей степени государственные пенсионные фонды обеспечивают правительственные проекты практически неограниченным финансированием, функционеры ЛДП, бюрократы и подрядчики будут поддерживать друг друга в том плане, чтобы работы и, соответственно, фонды распределялись взаимовыгодным образом. Кроме того, Коидзуми стремится разорвать связи между парламентариями от ЛДП и почтмейстерами, которые за них голосуют.

Западные аналитики тоже уверены, что именно наличие возможности у правительства получать дешевые кредиты от Japan Post – главное препятствие к полному дерегулированию экономики и радикальному сокращению государственных расходов. Даже после того как Коидзуми значительно урезал бюджет, его дефицит сохраняется на уровне около 4.8% от ВВП, а государственный долг достиг астрономического уровня в $6.3 трлн. (164% от ВВП).

Если Коидзуми сумеет осуществить почтовую реформу, его кабинет сократит расходы на правительственные проекты и долю государственных вкладов в пенсионное обеспечение и здравоохранение. Меры, уже принятые в 2004 году, положили начало процессу повышения ответственности индивидуума за размеры собственных пенсий и накоплений для лечения. Разумеется, эти меры не прибавили ему популярности в народе, который опасается возможных последствий почтовой реформы. В этой ситуации Коидзуми заявил: "Я считаю, что отказ от закона о приватизации почты – это "нет", сказанное кабинету Коидзуми и реформам Коидзуми. Поэтому теперь я хочу, чтобы свое "да" или "нет" моей программе реформ сказал сам народ. Если моя партия в союзе с "Новой Комэйто" не победит на этих выборах, я уйду в отставку". Итак, ждем 11 сентября, когда решится вопрос о будущем пути развития японской экономики.

Галина Резник,
по материалам The Japan Times, Business, The Economist, eubusiness.com, CNN, Bloomberg, portal.telegraph.co.uk, news.bbc.co.uk, slate.msn.com, boj.or.jp, markbyron.typepad.com,
u-s-history.com

 
© агенство "Стандарт"