журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Международные банки

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

Банковское оборудование

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №7, 2005

Новые рыночные страны

Первые ласточки в Поднебесной

Иностранные банки продолжают расширять финансовые операции на рынке Китая

В соответствии с договором о присоединении к ВТО Китай постепенно открывает свою финансовую систему для иностранных инвесторов, в связи с этим западные банки с интересом присматриваются к перспективам деятельности в этой стране. Правда, такие международные гиганты как Citigroup, HSBC и Standard & Chartered уже давно захватили плацдармы на китайском финансовом рынке и теперь просто расширяют свои владения, но в стране появляются и "новички". В частности, Bank of America в июне договорился о приобретении 9% акций China Construction Bank, американский инвестиционный банк Goldman Sachs и германская страховая компания Allianz в июле начали переговоры о покупке доли в Industrial and Commercial Bank of China, а еще около десятка банковских групп конкурируют за миноритарный пакет Bank of China. Однако пришельцы еще не освоились с правилами игры и, по мнению американских аналитиков, им придется нелегко в этой стране с "бизнес-культурой Дикого Запада", где возможности процветания и провала примерно одинаковы.

Раскрытие

китайского рынка

Крупнейшие банки мира исходно обосновались в Китае более ста лет назад. Так, американский Citibank открыл свой первый офис в этой стране в мае 1902 года в Шанхае, где, начиная с 1865-го, функционировали Hong Kong and Shanghai Banking Corporation (HSBC) и его старейший конкурент Standard Chartered, учредивший там свой филиал еще в 1858 году. Западные банки успешно развивались там вплоть до 1941 года, когда японцы вышвырнули из страны всех иностранных предпринимателей. После 1945-го банки попытались вернуться в Китай, но в 1949 году к власти пришли коммунисты, после чего Citibank, Standard Chartered и почти все остальные иностранные корпорации опять были вынуждены покинуть страну. Только в 80-х, когда реформы Дэн Сяопина устранили "железный занавес", Citibank смог восстановить свою деятельность в Китае и в 1984 году снова учредил там свой филиал. С тех пор Citigroup расширяет свою деятельность в этой стране, по мере того как очередные реформы постепенно снимают установленные ранее запреты, не допускавшие иностранцев к большинству сегментов китайского финансового рынка.

Постепенно иностранные банки становятся все более важной частью финансовой системы страны. В декабре 1996 года правительство предоставило некоторым из них право осуществлять операции в юанях в особых экономических зонах Шаньхай и Шэньчжэнь, но свои услуги они могли предоставлять только зарубежным компаниям. Позднее, в июле 1999-го, было решено "впустить" иностранные финансовые институты в прилегающие регионы, а в декабре 2003 года западные банки получили право осуществлять операции в юанях, в общей сложности, в 13 китайских городах.

После присоединения Китая к ВТО в 2001 году для иностранных банков открылся выход за пределы свободных экономических зон, приморских городов и крупнейших центров. С этого момента они получили возможность расширить свою деятельность на все регионы страны и, разумеется, использовали ее во всей полноте. В результате, по состоянию на конец октября 2003 года, 62 иностранных банка из 19 стран учредили на территории Китая 191 финансово-операционную организацию, причем, 84 из них получили лицензии на осуществление операций в юанях. Совокупные активы иностранных банков в стране составили в конце прошлого года $46.6 млрд. (1.4% от общих активов финансовых организаций в банковском секторе Китая).

Затем китайское правительство отменило все виды ограничений в осуществлении иностранными банками валютных операций, кроме того, были снижены требования к иностранным банкам в отношении капитализации местных филиалов и упрощена процедура их доступа на китайский рынок. Более того, чтобы привлечь зарубежных инвесторов к участию в реорганизации китайской финансовой системы, было принято решение увеличить максимально допустимое индивидуальное долевое участие иностранцев в китайских банках малого и среднего размеров от 15 до 20%. Ожидается, что в соответствии с договором с ВТО китайская финансовая система к 2007 году станет полностью открытой для иностранных банков и финансовые организации с участием иностранных капиталов приобретут такие же права, какие имеются у китайских национальных финансовых институтов.

Параллельно с этими реформами расширялись и сферы деятельности Citigroup. В 2001 году этот банк первым начал осуществлять в Китае потребительские кредитные операции. В марте 2002-го он получил право заниматься операциями с иностранной валютой, а как только правительство разрешило иностранцам инвестировать в местные финансовые институты, американская группа решила воспользоваться открывающимися возможностями. В январе 2003 года банк захватил плацдарм на рынке кредитных карточек. С этой целью Citigroup заключила стратегический альянс с китайским коммерческим банком Shanghai Pudong Development Bank (SPDB), приобрела 5% его акций (за $72.5 млн.) и ввела своего представителя в правление. Развитие карточного бизнеса было провозглашено приоритетной задачей альянса. Этот шаг приблизил Citigroup к заветной цели – проведению операций в местной валюте для китайских клиентов. В будущих перспективах местного рынка сомневаться не приходится: из 1.3 млрд. потенциальных китайских потребителей кредитными карточками пользовались на тот момент только 20 млн. человек. При этом, отсутствие у SPDB должной клиринговой системы означало, что большинство держателей карточек могут использовать их только в Китае.

Разумеется, Citigroup предоставила в распоряжение китайского партнера свои отработанные технологии, благодаря чему его бизнес стал расширяться, хотя его развитие изрядно тормозилось из-за отставания регулятивных реформ. Позднее, в марте текущего года, Citibank получил долгожданное разрешение на проведение операций по обмену валют для физических лиц и включил сферу своей деятельности сберегательные депозиты в иностранной и местной валютах и ряд операций с ценными бумагами.

В настоящее время у Citigroup действуют в Китае пять филиалов – в Пекине, Тяньцзине, Шанхае, Гуанчжоу и Шеньчжене. Они обслуживают широкий круг клиентов, включая многонациональные корпорации, совместные предприятия, местных предпринимателей и резидентов.

Британские связи

Судьба китайского филиала британского банка HSBC складывалась иначе – за исключением периода 1941-1945 годов HSBC присутствовал в Китае непрерывно. Этот банк сумел поладить даже с Мао Цзэдуном и все время оставался в Китае, хотя и вынужден был в 1955 году передать властям свое великолепное здание, в котором располагался его шанхайский офис. Тем не менее, банк продолжал свою деятельность в этой стране, хотя до реформ, которые начались в конце 70-х, она заключалась, главным образом, в финансировании внешней торговли с Китаем. В настоящее время центральный китайский офис банка расположен в его собственном небоскребе HSBC Tower в Шанхае.

Именно HSBC оказался первым иностранным коммерческим банком, которому удалось купить пакет акций китайского финансового института. В 2001 году он приобрел за $62.6 млн. 8% акций Bank of Shanghai. Затем, в два приема – в 2002-м и 2005 году – HSBC выкупил 19.9% акций страховой компании Ping An Insurance Company China Limited, а в августе 2004-го ему удалось приобрести 19.9% акций пятого по величине китайского банка Bank of Communications за $1.75 млрд. На тот момент эти инвестиции в восемь раз превышали любые разовые иностранные капиталовложения в китайскую банковскую отрасль, и именно они обеспечили HSBC лидерство в экспансии иностранных банков на рынок континентального Китая.

В феврале 2004 года HSBC стал первым иностранным банком, которому было разрешено проводить операции в юанях для местных корпораций в континентальном Китае. Теперь из всех иностранных финансовых институтов в Китае у него самая широкая сеть отделений – они расположены в девяти крупных городах страны. Разумеется, теперь HSBC осуществляет операции как в местной, так и в иностранной валютах и может предоставлять свой финансовый сервис всем корпорациям континентального Китая – как предприятиям с иностранными инвестициями (FIE), так и государственным (SOE) или частным (POE).

Отделение HSBC в Пекине уже более двух лет осуществляет обмен валют для частных лиц (в целом, заниматься мультивалютными операциями в Пекине разрешено 12 иностранным банкам). Как признают местные специалисты, HSBC привнес в страну западную бизнес-культуру, так что его финансовые продукты значительно превосходят по качеству сервис, который предлагают местные финансовые институты. Как и другие иностранные банки, HSBC занимается, помимо прочего, финансированием и кредитованием жилищного строительства, приобретения автомобилей и получения образования, в том числе за границей. Кроме того, в рекламных буклетах HSBC Premier Center указано, что клиенты с депозитным счетом, превышающим $50 тыс., могут использовать финансовый сервис HSBC Premier бесплатно. Этот центр обеспечивает континентальных клиентов многими видами услуг, включая сберегательные депозиты в восьми различных валютах и круглосуточное обслуживание по телефону.

Еще один из старейших банков Великобритании Standard Chartered вернулся в Китай сравнительно недавно, лишь в 2003 году активно занявшись поисками китайского партнера. Ограничения, наложенные правительством на деятельность иностранных финансовых институтов, сравнительно долго отпугивали Standard Chartered от этой страны, и его менеджеры подыскивали местный институт, который имел бы национальную лицензию.

Параллельно этот британский банк открыл отделение в Пекине и подал местным властям запрос на открытие отделения в Чэнду, столице провинции Сычуань. Конечно, просто приобрести акции какого-нибудь местного банка, как это уже сделали его конкуренты Citigroup и HSBC, было бы выгоднее, поскольку регулятивные положения для иностранцев в то время были очень жесткими. В частности, капитал филиала, выполняющего все банковские функции, должен был составлять около 500 млн. юаней ($60 млн.). Как бы там ни было, но Standard Chartered открыл свои представительства в Чэнду и еще нескольких китайских городах, а в конце 2004 года банк приобрел 19.99% акций Bohai Commercial Bank в Тяньцзине, после чего, как ожидается, его расширение ощутимо ускорится. По мнению аналитиков, к 2008 году число его отделений увеличится от нынешних семи до двадцати.

Новые тенденции

Тем временем, регулятивные положения смягчаются, в частности, в отношении минимального капитала филиалов, кроме того, скоро разрешенная доля иностранного капитала в китайских банках будет увеличена от 20 до 25%. Все это способствует успешной деятельности "пришельцев", и хотя расширение иностранного присутствия приводит к усилению конкуренции, у западных банков есть серьезные преимущества перед местными институтами. Индивидуальный финансовый сервис, предлагаемый китайскими банками, все еще находится в эмбриональном состоянии. Поэтому иностранным банкам с их огромным опытом деятельности в этой сфере есть где развернуться. По сравнению с китайскими финансовыми институтами у них значительно меньше отделений – на начальном этапе создавать обширную сеть было бы просто непрактично, однако это вполне компенсируется интернет-сервисом, который пользуется все большим спросом из-за высокой скорости обслуживания и низкой стоимости. Если цена традиционной банковской услуги составляет 1.07 юаня, телефонный сервис стоит 0.45 юаня, использование банкомата – 0.2 юаня, то интернет-сервис обходится клиенту всего в 0.01 юаня.

В отличие от китайских банков, варьирующих стоимость индивидуальных услуг, иностранные институты устанавливают фиксированные, хотя и более высокие, комиссионные и тарифы. Например, отделение HSBC в Пекине не взимает плату за ведение счета с клиентов, которые держат на своих счетах более $2 тыс. (или эквивалентную сумму в другой валюте) в течение полугода. Все остальные обязаны платить за эту услугу по $20 раз в шесть месяцев. У Citibank расценки даже выше: клиенты, на счету которых находится менее $5 тыс., вынуждены платить по $6 (50 юаней) ежемесячно. Чтобы стать членом клуба CitiGold, клиент должен иметь на счету не менее $100 тыс. За обмен валют оба банка взимают по 0.25% от суммы, но не менее $5.

Казалось бы, такая ценовая политика не могла быть успешной. По данным Национального статистического бюро за 2003 год, ВВП на душу населения в Китае составлял $1.09 тыс. Следовательно, при таких ценовых барьерах большинство китайцев просто не смогут использовать сервис, предлагаемый международными банками. Однако многие иностранные банки ориентируются только на состоятельных клиентов. Как заявляет руководитель Citibank China Ван Цзифэн, "мы не собираемся извлекать прибыль за счет высокого уровня оплаты индивидуальных финансовых услуг. Мы просто отбираем состоятельных клиентов, поскольку люди, у которых на балансе менее $5 тыс., не склонны открывать счета в нашем банке". Аналогичную позицию занимают менеджеры HSBC. По их словам, сейчас у банка немного клиентов, поскольку барьер в $50 тыс., установленный для перехода в категорию VIP, достаточно высок, тем не менее, они уверены, что число таких клиентов будет расти.

По данным Shanghai Banking Regulatory Bureau, такой же стратегии придерживаются и другие иностранные банки. Они стремятся привлечь обеспеченных частных лиц, предприятия с иностранными инвестициями, крупные государственные компании (особенно – прошедшие листинг на бирже), китайские фирмы с большими объемами импорта и экспорта, а также китайские родительские компании совместных предприятий с иностранцами. Кроме того, их интересуют успешные частные предприниматели.

Тем временем, пока финансовые гиганты расширяют свои плацдармы, в Китае появляются и новички. В США регулятивные положения запрещают банкам расширения, которые привели бы к увеличению их доли депозитов в каком-либо штате до более 10%, и те институты, которые уже приблизились к этому пределу, начинают инвестировать в зарубежные активы. Этой тенденции способствует и снижение маржи между кредитами и депозитами, из-за чего деятельность на этих рынках становится все менее прибыльной, чем в развивающихся странах. При этом, китайское правительство намеревается провести IPO нескольких крупных банков, а эти перспективы привлекают к стране пристальное внимание западных институтов – приобретение пакетов акций китайских финансовых структур представляется им все более перспективным.

Новый игрок

на китайском рынке

В мае появились сообщения, что Bank of America подписал меморандум о взаимопонимании с неким китайским кредитным банком, намереваясь приобрести 5% его акций, а принадлежащая правительству Сингапура инвестиционная компания Temasek Holdings ведет переговоры о приобретении такой же доли. Однако настоящая сенсация разразилась месяцем позднее, в середине июня, когда Bank of America заключил соглашение о покупке 9% акций China Construction Bank за $3 млрд., сделав, таким образом, крупнейшие разовые иностранные инвестиции в банковскую отрасль Китая. Кроме того, этот второй по величине банк США собирается инвестировать еще $500 млн., чтобы сохранить свою долю на том же уровне и после того, как China Construction Bank осуществит IPO, намеченное на конец текущего года. Как заявил председатель правления и генеральный директор Bank of America Кеннет Д. Льюис, "эти инвестиции имеют целью обеспечение долгосрочных прибылей за счет партнерства с хорошо позиционированным банком в Китае". Эта сделка также дает Bank of America неэксклюзивное право за пять с половиной лет увеличить свою долю китайского банка до 19.9%, приобретая его акции по цене, по которой они будут проданы в ходе IPO.

Впрочем, по мнению экспертов, эта сделка не настолько выгодна, как это кажется на первый взгляд. В настоящее время China Construction Bank – второй по величине коммерческий и кредитный банк страны, его активы составляют $472 млрд., а совокупные депозиты – $422 млрд. Этот финансовый институт собирается первым из четырех крупнейших государственных банков страны пройти листинг на фондовой бирже Гонконга. Понятно, что техническая поддержка и опыт Bank of America окажутся крайне полезными этому банку в его попытках провести реструктуризацию и стряхнуть с себя шлейф коррупционных скандалов, который тянется за ним уже несколько лет. Кроме того, китайцы рассчитывают, что американский партнер поможет им решить проблему безнадежных долгов. Собственно говоря, именно с этой целью китайское правительство и стремится привлечь иностранные инвестиции в финансовый сектор, чтобы усилить и оздоровить его перед открытием рынка согласно требованиям ВТО.

Таким образом, Bank of America, который, в отличие от Citibank, HSBC и Standard Chartered, не имеет никакого опыта деятельности в Китае, вынужден начать ее с восстановления предприятия, у которого есть серьезные юридические проблемы с коррупцией и неправомерными действиями в прошлом, а также наличествуют избыток персонала, чрезмерный рост сети отделений и солидный груз невозвращенных кредитов. По мнению американских аналитиков, Bank of America откусил больше, чем сможет проглотить, особенно если учесть, что пакет акций, который банк приобрел, не обеспечивает ему достаточного влияния на процесс реформирования китайского финучреждения.

С другой стороны, у China Construction Bank есть огромное желание приобщиться к принципам свободного рынка и изучить способы деятельности в условиях, которые возникнут, когда финансовая система Китая будет полностью открыта для конкуренции. При этом, Bank of America получает доступ к весьма перспективному рынку в стране с самым большим в мире населением. Поэтому профессор Йихон Ся из американской Wharton Business School считает, что эта сделка, открывающая американскому банку доступ к многочисленным отделениям, огромному депозитному рынку и только что появившемуся, но быстро развивающемуся рынку кредитных карточек, весьма выгодна для Bank of America. С его точки зрения, "поскольку банковская система Китая находится в плохом состоянии, Bank of America может получить значительные выгоды, если сумеет успешно внедрить лучшую практику менеджмента или применить свои ноу-хау к реформированию китайской банковской отрасли". В свою очередь, Крис Марк, председатель правления консалтинговой фирмы The Signal Group с офисами в Принстоне и Шанхае, заявил: "Эта сделка удачно позиционирует Bank of America для расширения в сфере потребительского кредитования в стране с самым быстрым в мире подъемом экономики именно в тот момент, когда банк стремится привлечь новых клиентов за рубежом. Вклад бизнеса за пределами США в прошлогодние доходы Bank of America составил только 5%, но банк явно стремится расширить международную деятельность".

Марк – бывший главный аналитик по экономике, представлявший свои оценки ситуации в Китае президенту США и другим государственным деятелям, считает, что эта сделка "обеспечит Bank of America преимущество в Китае перед его конкурентами из других стран, поскольку партнерство с крупным кредитным и ипотечным банком не только обеспечивает плацдарм на этих рынках, но также дает возможность приобрести опыт и выстроить необходимые связи как раз в то время, когда конкурентная среда в китайском финансовом секторе подвергнется радикальным переменам. Тот факт, что, как часть сделки, американский банк заполучил одно место в правлении China Construction Bank, свидетельствует, что его руководство охотно воспользуется рекомендациями иностранных экспертов, а именно прошлое нежелание прислушиваться к таким советам и заложено в корне многих прошлых проблем China Construction Bank". В свою очередь, профессор Wharton Франклин Аллен считает, что сделка даст возможность China Construction Bank внедрить современную систему управления рисками и решить наиболее серьезную из приоритетных проблем, связанную с управлением "плохими" активами. По мнению Алена, потребительское кредитование в Китае имеет больший потенциал в отношении прибылей Bank of America, чем коммерческое кредитование: "Розница будет прибыльнее. Именно там следует делать деньги".

Самый перспективный

рынок

В такой же ситуации, очевидно, скоро окажется и крупный швейцарский банк UBS. Через несколько дней после сообщения о сделке Bank of America в прессу просочилась информация о том, что он ведет переговоры о приобретении доли в другом крупном финансовом институте, принадлежащем китайскому правительству, – Bank of China. Правда, помимо него, на этот пакет акций претендует еще десяток западных инвесторов, включая тот же Bank of America, а дальше всех в переговорном процессе продвинулся Royal Bank of Scotland: судя по сообщениям китайской прессы, он согласился выплатить за 20% акций Bank of China $4 млрд. Как бы там ни было, любому из новичков придется нелегко в совершенно необычной бизнес-среде.

В 2002 году расследование коррупции в китайской банковской системе вскрыло крупнейшие махинации. Менеджеры двух отделений Bank of China в провинции Гуандун нелегально перевели на зарубежные счета более $700 млн. Позднее китайские и американские правительственные агентства, регулирующие финансовый рынок, оштрафовали этот банк на $20 млн. за злоупотребления, обнаруженные в его нью-йоркском филиале. Тем не менее, понятно, что вскрытые нарушения были только верхушкой айсберга, фактически вся система прогнила насквозь. При этом, Bank of China считается одним из самых конкурентоспособных и эффективных из китайских госбанков.

Однако наиболее острой остается проблема невозвращенных долгов государственных предприятий, которые, по официальным оценкам, достигают 20% всех займов. Решение о продаже доли в Bank of China эксперты объясняют, в первую очередь, желанием китайских коммерческих банков усилить управленческий аппарат за счет квалифицированных западных менеджеров.

Сейчас крупнейшие инвестиционные банки мира – Citigroup, Deutsche Bank, HSBC, J.P. Morgan, Merrill Lynch и Morgan Stanley – стремятся заполучить контракты на организацию IPO китайских компаний. Первый на очереди – China Constructional Bank, который собирается выставить на продажу пакет стоимостью около $5 млрд. Затем на фондовом рынке появятся акции других государственных предприятий. Ожидается, что в текущем году общий объем таких продаж составит около $15 млрд. (сумма, сопоставимая с прошлогодним объемом первичных размещений акций во всем мире). При этом, сумма контрактов на андеррайтинг составит около $525 млн., так что волнения западных банкиров вполне поняты. По словам Дэвида Чепмена, возглавляющего гонконгскую фирму Towry Law Asia HK, "у Китая выставленных на продажу активов достаточно, чтобы загрузить инвестиционные банки работой на одно или два десятилетия". Кроме того, по его словам, недавно было объявлено, что теперь "иностранцам будет разрешено владеть контрольными пакетами акций местных компаний, за исключением очень немногих стратегически важных объектов".

Окончательное открытие китайской банковской отрасли для иностранного капитала произойдет в 2006 году. Сейчас установленные для него лимиты ограничивают участие зарубежных инвесторов в активах местных банков 25%-ным пределом, причем, ни один инвестор не может иметь более 20%. Позднее откроются возможности вложения денег в телекоммуникационные и страховые компании с сотнями миллионов клиентов, и эта перспектива вызывает особый ажиотаж. Например, когда в декабре китайская страховая компания China Life Insurance продала свои активы на сумму $3.47 млрд., оказалось, что инвесторы готовы купить в 27 с лишним раз больше.

По данным американской фирмы Emerging Portfolio, фонды, специализирующиеся на инвестициях в акции китайских компаний, аккумулировали в прошлом году $2.45 млрд., что составляет около половины всех средств, пришедшихся на Азию (за исключением Японии). С другой стороны, японский бум 80-х годов, а также экономический подъем в Таиланде и Индонезии в середине 90-х и последующий ажиотаж на рынке информационных технологий в США свидетельствуют, что, чем сильнее инвестиционная активность превышает нормальный уровень, тем более глубоким оказывается последующий спад.

Тем не менее, это не означает, что западным банкам не следует столь азартно рваться на китайский рынок. Именно для них там могут открыться весьма впечатляющие перспективы. По мнению Адриана Щегла, профессора из Wharton, "финансовые институты развивающихся стран привыкли функционировать в условиях слабой внутренней конкуренции, они имеют опыт деятельности только на собственном рынке. Международные же банки способны использовать в развивающихся государствах идеи, оправдавшие себя в других странах".

"Вы можете преуспеть, просто предлагая контракт на необычный срок или просто ненамного изменяя привычный ход вещей, – продолжает Адриан Щегол. – Вы играли в высшей лиге, а это уже позволяет оценить ваши бизнес-процессы как успешные. В дальнейшем внутренние конкуренты в Азии и Латинской Америке останутся слабыми из-за многих лет господдержки. Рынок не бил их, и потому они неконкурентоспособны". Отсюда следует, что, учитывая их разносторонний опыт и приспособляемость, обретенные в жесточайшей конкуренции на внутренних и международных рынках, западные банки вполне могут преуспеть и в Китае. Если, конечно, сумеют достаточно быстро разобраться с маленькими хитростями китайского правительства и особенностями местного менталитета; в конце концов, Восток – дело тонкое…

Виктор Рычик,
по материалам industrystock.com, citigroup.com, ting.wang@xinhuafinance.com, news.bbc.co.uk, chinadaily.com.cn, usnews.com, cicete.org, pacificepoch.com, hsbcnet.com, en.wikipedia.org, bjreview.com.cn, yourcounty.co.uk, finance.tdctrade.com, news.bbc.co.uk

 
© агенство "Стандарт"