журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
Международные банки

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БАНКОВСКИЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

УПРАВЛЕНИЕ ПЕРСОНАЛОМ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Банковское оборудование

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №5, 2005

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Латиноамериканские богачи возвращают деньги домой

В странах Латинской Америки набирает обороты частный банковский бизнес

В последние годы крупнейшие банковские группы мира придирчиво оценивают перспективы, открывающиеся на рынках Латинской Америки. Стабилизация политической обстановки и подъем экономики в этих странах привели к тому, что состоятельные бизнесмены, которые до сих пор предпочитали вести свои дела через зарубежные банки, начинают все чаще пользоваться услугами местных финансовых институтов. Поэтому американские финансовые группы Citigroup и JP Morgan, швейцарский банк UBS и британский HSBC, как и многие другие известные финучреждения, начали приобретать здешние банки, расширяя обслуживание потребителей региона в сотрудничестве с собственными зарубежными штаб-квартирами.

Новые времена

в Латинской Америке

В последнее время латиноамериканские предприниматели, традиционно осуществляющие свою деятельность через Майами, намеренно отдают предпочтение местному обслуживанию. Эта тенденция появилась во второй половине 90-х годов, тогда крупные международные банки начали активную экспансию на региональные рынки: ожидается, что приобретение латиноамериканских активов вместе с их базами состоятельных клиентов обеспечит им неплохие перспективы в этом регионе. В свою очередь, развивающиеся страны все более охотно идут навстречу иностранным корпорациям, желающим обосноваться на их территории, поскольку для этого есть ряд веских причин.

По мере развития своей экономики все латиноамериканские страны сталкивались с серьезными трудностями, обусловленными их неумением управлять мощными потоками иностранной валюты. В 1995-1996 годах у Аргентины, Бразилии и Мексики возникли сходные проблемы: их финансовые системы были излишне закрытыми и защищенными и, как следствие, – коррумпированными и некомпетентными. Затем эти факторы усугубились азиатским кризисом, который был, в большой мере, банковским. Убытки латиноамериканских стран, обусловленные спадом экономик и оказанием банкам необходимой помощи, исчислялись сотнями миллиардов долларов.

В Латинской Америке проблема была не в том, что местные банки были менее компетентными в сфере кредитования, чем их иностранные конкуренты. У западных финансовых институтов были свои трудности (в том числе и у Citibank, втянутого в глубокий кризис десять лет тому назад). В частности, испанским многонациональным корпорациям, уже давно присутствующим в Латинской Америке, не удалось достичь сколько-нибудь серьезных успехов. Тем не менее, у них есть серьезные преимущества: обычно крупные международные банки хорошо капитализированы и вполне платежеспособны. В этом, собственно говоря, и состоит различие: если ранее, например, у мексиканского банка Banacci возникали серьезные финансовые проблемы, то страдали мексиканские налогоплательщики, поскольку именно им в конечном итоге приходилось оплачивать помощь данному банку. Если же аналогичные проблемы возникнут сейчас, когда банк сменил владельца, убытки понесут акционеры Citigroup, а эта корпорация при капитализации в $260 млрд. вполне способна "держать удар".

Другие выгоды стран Латинской Америки, связанные с иностранной экспансией, заключаются в том, что западные банки привнесли туда бухгалтерские стандарты, принятые международным сообществом, а это, вероятно, и есть именно та перемена, которая сейчас необходима большинству развивающихся рынков. Кроме того, важно учитывать и то, что иностранные банки чрезвычайно заботятся о прозрачности и законности своих действий. Разумеется, у них это не всегда получается; та же Citigroup замешана в нескольких крупных скандалах. Тем не менее, в целом как эта группа, так и другие западные банки внимательно следят за соблюдением законности, поскольку от этого зависит их бренд. Кроме того, все их действия контролируются мощными и компетентными регулятивными органами их собственных стран.

Частный банковский

бизнес утрачивает

местную специфику

Все больший интерес у иностранных банкиров вызывает возможность организации частной банковской деятельности на рынках Латинской Америки. Это относится не только к Citigroup, такие же интересы и у BBVA-Bancomer – дочернего банка испанской группы Banco Bilbao Vizcaya Argentaria – и у крупного голландского банка ING.

По словам менеджеров этих институтов, основная проблема, с которой они сталкиваются, связана с тем, что их состоятельные мексиканские клиенты желают инвестировать свои средства не только в песо, но и в долларах. Соответственно, для них приходится изыскивать взаимно дополняющие альтернативы, которые могли бы улучшить структуру их портфелей. Частные банки стремятся предоставить своим заказчикам все преимущества, связанные с развитием региональных рынков капитала, а также с устранением валютного контроля в Мексике, Аргентине и Бразилии. Фактически новые продукты появляются чуть ли не каждый месяц, хотя сама идея частной банковской деятельности в Латинской Америке пока еще нова. Тем не менее, если раньше она сводилась, главным образом, к управлению краткосрочными инвестициями, то теперь клиенты начинают интересоваться более сложными решениями, ведь состоятельные заказчики уже хотят не только получать прибыль; теперь их интересуют гибкость, высокая степень защиты инвестиций и советы по развитию бизнеса. Именно на этот круг потребителей ориентируется, в частности, банк BBVA-Bancomer, два года назад учредивший в Мексике подразделение по управлению фондами в расчете на то, что это привлечет обеспеченных клиентов в возрасте 40-50 лет. И вот теперь он обслуживает 2-2.5 тыс. таких заказчиков. По словам топ-менеджеров банка, этот бизнес расширяется со скоростью до 8% в год.

Деятельность в Латинской Америке приносит высокие прибыли. Например, испанский банк Banco Santander Central Hispano в 2003 году приобрел латиноамериканское предприятие по управлению фондами у Coutts Group, международного подразделения Royal Bank of Scotland, специализирующегося на частной банковской деятельности. На момент заключения сделки Coutts управлял активами 1400 клиентов региона, суммарно составлявшими $2.6 млрд. Эти инвестиции себя оправдали с лихвой: по итогам деятельности за первые три квартала 2004 года у Santander, основная часть международного частного бизнеса которого сосредоточена именно в Латинской Америке, а не в Испании, чистая прибыль в долларах возросла на 40% (в евро – на 27%).

Тем не менее, иностранцам довольно трудно расширять рыночную долю в латиноамериканских странах: большинство частных банков региона не хотят заключать договора по конкретным направлениям деятельности, предпочитая более широкий подход. Фактически обрести реальную силу на этом рынке можно только в том случае, если удастся изменить менталитет богатых слоев населения, особенно тех, чье состояние превышает $1 млн. Такие клиенты традиционно пользуются услугами частных банков: приобретают ценные бумаги с фиксированной доходностью в долларовой деноминации, в частности, корпоративные и правительственные облигации США, а также евробонды. Исходя из этих соображений основное внимание необходимо уделять уровню доходности, что особенно важно еще и вследствие преобладания в странах региона высоких процентных ставок.

Следует учитывать также и то, что латиноамериканцы все еще недостаточно осведомлены о таких сферах финансовых услуг как управление недвижимостью (включая крупные земельные участки), налоговое консультирование, производные инструменты (деривативы) и страхование. Хотя инвесторы используют такие альтернативы как хеджирование и комбинация капиталовложений в страховые полисы и взаимные фонды, сложность и значительный срок таких инвестиций, длительность капиталовложений и прошлогодний спад доходности хедж-фондов переключают их интерес на инвестирование в товары и инвалюту. Правда, менталитет клиентов уже не тот. Низкая доходность американских рынков ценных бумаг и облигаций, особенно после краха на рынке интернет-компаний, уже склоняет латиноамериканцев к поиску новых продуктов. Кроме того, в прошлом году, когда индексы биржевого рынка США пошли на спад, латиноамериканские инвесторы понесли убытки, разделив участь всего мирового инвестиционного сообщества.

По мнению банкиров, определенные перспективы открываются в связи с новой тенденцией: латиноамериканские капиталы начинают возвращаться из-за рубежа, их владельцы проявляют все больший интерес к капиталовложениям на местных рынках, в том числе, в недвижимость. В этой сфере можно ожидать быстрого подъема, а также увеличения спроса на более сложные финансовые продукты. Это мнение разделяет и Джерард Аквилина, руководитель расположенного в Нью-Йорке подразделения HSBC, специализирующегося на частном банковском бизнесе в Северной и Южной Америке: "Спектр востребованных продуктов расширяется; и банкиры, и клиенты все чаще ориентируются на распределение наличных средств между разными активами и обращают все больше внимания на такие аспекты как непостоянство спроса и предложения". По словам Джорджа Шварц-Велеза, возглавляющего подразделение по управлению частным капиталом в Латинской Америке, все чаще в отделениях международных банков появляются клиенты с большими деньгами, которым требуются консультации по стратегиям и оптимизации налоговых платежей: "Обеспеченные частные лица в Латинской Америки проявляют свою готовность к раскрытию собственной финансовой состоятельности и начинают судить о целесообразности закрепления отношений с банком, скорее, по качеству выданных им рекомендаций, чем по способности укрывать активы".

Мексиканский поход

западных банков

Рынок Мексики – один из самых привлекательных для частных банков: стабильный политический и экономический климат в стране стимулирует богатых потребителей обращаться к услугам местных финучреждений, при этом, существенно то, что потенциальные клиенты испытывают больше доверия к тем финансовым институтам, которые могут воспользоваться поддержкой крупных иностранных партнеров. Чтобы закрепить это преимущество, банки рекомендуют персоналу своих местных отделений почаще обращаться за советами и консультациями в зарубежные филиалы. Именно по этой причине отделения HSBC в Латинской Америке работают в тесном сотрудничестве с его филиалами, расположенными в Майами, Нью-Йорке, Сан-Франциско и Лос-Анджелесе. В принципе же переход местных финансовых институтов в иностранную собственность решил массу проблем мексиканской банковской системы, а ведь именно ее несовершенство тормозило развитие рынка на протяжении двух предшествовавших десятилетий.

При этом, понятно, что новая тенденция интенсифицировала обострение конкуренции: сейчас в стране функционируют многие крупные банки США и Европы, которые приняли активное участие в консолидации мексиканской банковской отрасли. Во второй половине 90-х годов по всей стране прокатилась волна слияний и поглощений. В 1995 году Banco Bilbao-Vizcaya (BBVA) приобрел 70% Banco Mercantil Probusa, а в 1996-м поглотил Banca Cremi и Banco Oriente. Затем в 1997 году на рынок пришли и другие иностранные финансовые институты: банк HSBC приобрел 19.9% акций Grupo Financiero Serfin; Banco Santander получил контрольный пакет (51%) InverMexico, а также приобрел Banco Mexicano и контрольный пакет Grupo Financiero Serfin ($1.56 млрд.). Тогда же появился на мексиканском рынке и Citibank; в августе 1997-го он за $250 млн. завладел Banca Confia. Следующий этап поглощений начался в 2000-м: в марте канадский Nova Scotia Bank за $215 млн. купил 55% акций Gropo Financiero Inverlat, а в июне Bancomer, дабы избежать враждебного поглощения банком Banacci, согласился на слияние (за $2.4 млрд.) с BBVA и изменение названия на Bancomer-BBVA.

Однако главным событием этого периода было поглощение Banamex. В 2001 году Citibank приобрел его за $12.4 млрд. В Мексике это событие называли "поглощением века": вторая по величине финансовая группа Banamex, один из старейших банков страны, была образована еще в 1884 году путем слияния Banco Nacional Mexicano и Banco Mercantil, так что после этого приобретения Citigroup стала лидирующим провайдером финансовых услуг на мексиканском рынке. Теперь у корпорации имеется в этой стране более 1300 отделений, $35.2 млрд. в активах и $24.1 млрд. – в депозитах. В настоящее время Banamex обслуживает 9 млн. карточных счетов, более 50 тыс. корпоративных клиентов и 37 тыс. состоятельных частных потребителей. При рыночной доле в 26% Banamex – не только крупнейший корпоративный банк в Мексике, но также и крупнейший розничный институт и крупнейший эмитент платежных карточек. Разумеется, Citigroup быстро реализовывала преимущества, полученные при выходе на этот рынок, и адаптировала свой сервис к потребностям местных клиентов, точно так поступали и другие американские банки.

Между США и Мексикой налажены особые связи: экономика латиноамериканской страны все больше зависит от денежных переводов, присылаемых миллионами мексиканцев, ежегодно выезжающих на заработки в США. В 2004 году мексиканские эмигранты отправили на родину в общей сложности $16.6 млрд. (на $3.3 млрд. больше, чем в 2003-м). Как оказалось, теперь это второй – после экспорта нефти – источник инвалютных средств для экономики страны. Эти деньги дают возможность многим местным семьям не опускаться за черту бедности, а, кроме того, их используют для финансирования некоторых социальных и инфраструктурных проектов. Чтобы привлечь капиталы эмигрантов в проекты по развитию местной инфраструктуры, систем образования, здравоохранения и т.д., правительство даже задействовало программу "Три на один": на каждый доллар, перечисленный для этих целей эмигрантами, государство добавляет по три доллара из бюджета. По замыслу мексиканских властей, эта инициатива, за которой стоят бывшие эмигранты, поможет развитию наиболее бедных штатов страны.

Таким образом, мексиканская экономика все в большей мере зависит от поступлений в страну денег эмигрантов. Тем не менее, осуществление трансграничных переводов сопряжено с массой трудностей, в первую очередь, связанных с их стоимостью и обменом валют, так как значительная часть денег оседает в частных обменных пунктах. Кроме того, конечные получатели редко расходуют деньги достаточно эффективно. В порядке решения этих проблем Всемирный банк учредил специальную программу, направленную на снижение стоимости отправляемых эмигрантами денежных переводов. В ней охотно принимают участие местные коммерческие банки, справедливо считая, что мексиканские эмигранты обеспечат им перспективную клиентскую базу. Например, в январе 2005 года Bank of America объявил, что не будет взимать комиссионных за отправку денег в Мексику с некоторых категорий своих клиентов.

В свою очередь, в июне прошлого года Citigroup выпустила особые "бинациональные" кредитные карточки, которые для снятия денег с общего счета могут использовать как находящиеся в США эмигранты, так и их семьи в Мексике. Эта система действует следующим образом: эмигранту выдается кредитная карточка Banamex USA, а указанному им лицу в Мексике – карточка Banamex, выпущенная местным филиалом группы. При этом, американский заказчик получает ежемесячный отчет обо всех операциях, проведенных с обеими карточками, а мексиканскому пользователю сообщают лишь о его собственных операциях. К тому же, американский держатель карточки имеет право осуществлять все платежи в долларах либо может разрешить своему доверенному лицу в Мексике получать в любом отделении Banamex предназначенную для него часть вклада в песо. Таким образом, бинациональная кредитная карточка становится эффективной альтернативой денежным переводам.

Становление

бразильского рынка

В Бразилии рынок частного банковского бизнеса пока сравнительно невелик. Тем не менее, по оценкам Merrill Lynch, в этой стране, примерно, у 80 тыс. человек имеются предназначенные для инвестиций суммы порядка $1 млн. и более, а этого уже достаточно, чтобы привлечь к ней внимание крупнейших банковских групп мира. Кроме того, этот факт создает стимул для местных финансовых институтов в части развертывания собственной деятельности в сфере частного банковского бизнеса. По словам банкиров, этот рынок расширяется, скоро его подъем ощутимо ускорится, чему способствует ранее не свойственная для Бразилии финансовая стабильность, сохраняемая уже около полутора лет. Кроме того, клиентов дополнительно поощряют к подобным капиталовложениям недавние события, в частности, – лавина IPO: в прошлом году на бирже Sao Paulo Stock Exchange состоялось семь первоначальных публичных предложений акций. При этом, прошлогодний бум привел к появлению нового капитала, более того, он инициировал волну слияний и поглощений, а также увеличил приток в страну прямых иностранных инвестиций.

Тем не менее, отношение самих бразильцев к капиталовложениям меняется в несколько замедленном темпе. Хотя стабильность способствует выбору в пользу сохранения денег в стране вместо отправки их за рубеж, как это делалось прежде, существует и противоположный вектор – тенденция к снижению процентных ставок создает стимул для вывода капиталов из Бразилии. И, хотя некоторые состоятельные жители уже предпочитают держать деньги внутри страны, тенденция к выводу капиталов все-таки пока преобладает. По словам Лайуола Саллеса, управляющего директора Banco Itau по частному банкингу, многие бразильцы отправляют деньги за рубеж для приобретения бразильских же активов – корпоративных и правительственных облигаций: "Они диверсифицируют валютную структуру своих капиталов, подвергаясь тому же самому риску". Правда, эта традиция уже все чаще нарушается, поскольку доходы по бразильским облигациям падают, а по облигациям США растут. Определенные сложности возникают еще и в связи с тем, что функционирующие в Бразилии банки имеют право продавать только национальные активы. Поэтому, хотя местные граждане имеют право покупать иностранные ценные бумаги, банки не должны рекомендовать им такие капиталовложения, хотя многие институты все-таки именно так и поступают: в конце концов, функция банка – указать на возможности, а принятие решения – дело клиента.

Осведомленность бразильских клиентов об инвестиционных возможностях за рубежом и внутри страны растет, соответственно, усложняются и продукты, которые они приобретают, хотя повышение уровня их сложности на местных рынках ограничено. По словам Эдуардо Оливейры, директора UBS Wealth Management в Сан-Паулу, бразильский рынок достиг определенной степени насыщения, хотя, разумеется, до 100% еще далеко. При этом, стартовала новая волна учреждения независимых компаний по управлению фондами: они преуспевают и преподносят рынку новые идеи. Например, наряду с хедж-фондами и фондами с постоянным доходом появились новые мультирыночные фонды и структурированные продукты.

Тем не менее, набор активов, на которых основаны эти нововведения, по-прежнему ограничен сертификатами с фиксированным и плавающим процентом, ценными бумагами и валютой. В частности, в стране нет вторичного рынка корпоративных ценных бумаг. По мнению Аугусто Видейры, директора Santander Banespa Private Banking, следующий этап развития рынка частной банковской деятельности начнется, когда – и если – снизятся процентные ставки: "До сих пор в Бразилии можно настолько просто делать деньги (на бумагах с фиксированным процентом), что просто нет смысла платить банкам за эти операции. Да и в принципе всего несколько лет назад большинство банков не были заинтересованы в том, чтобы зарабатывать 1% на комиссии, когда можно выигрывать ощутимо больше на разрыве курсов. Теперь экономика стабилизируется, процентные ставки снижаются, соответственно, и банки пересматривают свое отношение к этой деятельности". Так или иначе, но даже контролируемый правительством Banco do Brasil открыл в прошлом году подразделение частной банковской деятельности.

Таким образом, времена меняются. Раньше правительства многих стран полагали, что национальная собственность предприятий в ключевых отраслях – гарантия национальной независимости. Однако теперь менталитет иной, приходит осознание того, что эта концепция не только обходится слишком дорого, но и создает почву – и прикрытие – для коррупции. Поэтому сейчас сталелитейная и автомобильная отрасли, авиационная промышленность и телефонные сети переходят в руки эффективных и ответственных собственников независимо от их национальной принадлежности. Теперь – очередь за банками, причем, не только в латиноамериканских государствах типа Мексики, но и в других крупных развивающихся странах, в частности, – в Индии и Китае. Разумеется, допуск иностранного капитала в банковскую сферу – не панацея, но, все же, это шаг в правильном направлении, иначе развивающимся экономикам предстоит пережить новую череду кризисов, которые еще в недавнем прошлом так препятствовали их подъему.

Галина Резник,
по материалам The Banker, Financial Times, USANews, worldeconomy.ru, usb.com.ua

 
© агенство "Стандарт"