журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
Международные банки

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БАНКОВСКИЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

УПРАВЛЕНИЕ ПЕРСОНАЛОМ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Банковское оборудование

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №5, 2005

Международные банки

Конфликт поколений в Morgan Stanley

Ссора между менеджерами, представляющими два течения в инвестиционном банковском бизнесе, может обернуться крупными потерями для одного из элитных американских финансовых институтов

Один из столпов Уолл-Стрита – банк Morgan Stanley – оказался в критической ситуации. Конфронтация между банкирами – аристократами старой школы и нуворишами, захватившими власть в этом финансовом институте после его слияния с Dean Witter в 1997 году, получила невиданный размах. Опытные менеджеры, десятилетиями обеспечивавшие процветание банка, вынуждены были покинуть его стены и выступить против нынешнего председателя правления в последней попытке вернуть былые позиции, впервые за всю историю решившись вынести "сор из избы" на страницы газет. Тем не менее, они проиграли: правление поддержало нынешнего лидера Филиппа Дж. Парселла. Однако его победа была пирровой, поскольку, чтобы погасить огонь критики, Morgan Stanley вынужден теперь выставить на продажу эмитента кредитных карточек Discover – самый ценный актив, появившийся у банка в результате злополучного слияния.

Нежизнеспособный

мезальянс

Исторически Morgan Stanley относился к "касте браминов" Уолл-Стрита. Банк так гордился своим статусом эксклюзивного андеррайтера облигаций и акций, что в 1979 году даже отказался от выгодного поручения IBM, пожелавшей разместить крупный выпуск облигаций, всего лишь потому, что группа настаивала на участии своего менеджера в их продаже розничным инвесторам. Руководство Morgan Stanley сочло это требование оскорбительным для себя. Этот имидж банка был настолько привычен, что вся элита Уолл-Стрита пришла в изумление, когда в 1997 году Morgan Stanley согласился на слияние с "плебейской" розничной брокерской фирмой Dean Witter. Причем, как ни странно, именно легендарный бывший руководитель Morgan Stanley Ричард Б. Фишер (умерший в январе текущего года) первым предложил этой компании провести слияние.

Этот шаг был оправдан: к концу 90-х годов рыночная ситуация радикально изменилась, так что сейчас Morgan Stanley приходится функционировать в совершенно иных условиях. С одной стороны, появились крупные банки вроде Citigroup, а, с другой, мобильные институты наподобие Bear Stearns оккупировали "дешевые" сегменты рынка. Хотя руководители банка десятилетиями воспринимали саму идею продажи акций частным лицам как второразрядный вид деятельности, в 90-х годах участие розничных инвесторов в операциях на фондовых рынках быстро расширялось. При этом, Dean Witter привлекла внимание руководителей Morgan Stanley еще в 1993 году, когда банк обеспечивал размещение акций этой компании. Менеджеров Morgan Stanley восхитила способность руководителя Dean Witter Филиппа Парселла получать доступ к бумажникам американцев благодаря его брокерскому отделению и подразделению по выпуску кредитных карточек Discover. Поэтому они сочли, что альянс с Dean Witter открывает перед их банком блестящие возможности размещать свои элитные фонды и акции публичных предложений среди мелких инвесторов.

Объединение состоялось, однако обнаружилось, что эта сделка дала Morgan Stanley мало пользы: вслед за ним в банке началась борьба за власть, в которой победили "плебеи". Триумфатором оказался Филипп Дж. Парселл, бывший консультант McKinsey, руководивший процессом слияния от имени Dean Witter. С тех самых пор он и возглавляет объединенный банк, однако этого ему было недостаточно; похоже, Парселл стремится полностью оттеснить от управления когорту "аристократов" старого Morgan Stanley и с этой целью регулярно проводит "кадровые чистки" в лучших традициях сталинской эпохи. Правда, существенное отличие заключается в том, что неугодные топ-менеджеры не погибают – их просто вынуждают уйти из банка, причем, уходят они с огромным состоянием, по большей части – в акциях Morgan Stanley. Разумеется, они много говорят о том, насколько лучше была бы их фирме, если бы у руля стояли "правильные" люди.

В начале 2005 года бывшие сотрудники предприняли серьезную попытку свергнуть Парселла: у них были основания считать, что его позиции во многом уязвимы. На протяжении последних лет курс акций Morgan Stanley был довольно низким, к тому же, вниз его тянула, главным образом, часть группы, представленная активами Dean Witter. Синергия от слияния инвестиционного банка с розничной дистрибуторской сетью оказалась вовсе не такой, как ожидалось. Кроме того, регулятивные органы исключили возможность предлагать повышенные доходы розничным брокерам, которые ведут дела с не слишком прибыльными взаимными фондами. Однако атака провалилась: правление не только поддержало Парселла, но и затеяло новую серию "чисток". Разумеется, напряженность в банке не спадает.

Демарш против Филиппа Парселла восьми бывших топ-менеджеров Morgan Stanley ("группа восьми", как их называют в прессе) похож, на первый взгляд, на обычную силовую борьбу за контроль над знаменитым финансовым институтом. Однако в действительности это представляет собой последнюю битву инвестиционных банкиров-аристократов, вознесенных на верхние этажи власти во времена, когда банк был эпицентром деловой жизни Уолл-Стрита: до 1979 года Morgan Stanley прочно занимал позиции эксклюзивного андеррайтера облигаций и акций. Именно этим обеспечивалось процветание банка в 70-80-тые годы. Однако эти фавориты "Лиги плюща", титаны с безупречными родословными и безукоризненными манерами имеют менталитет, не совместимый с нуворишами Уолл-Стрита, такими как Парселл и директор Merrill Lynch Стэнли О'Нил, первый американец африканского происхождения, возглавивший элитный инвестиционный банк.

Теперь "группа восьми" критикует Парселла, обвиняя его в развале альянса: курс акций Morgan Stanley и его привлекательность для клиентов и инвесторов давно находятся на низком уровне. Разумеется, в этой критике есть и рациональное зерно, но, помимо этого, уволенные топ-менеджеры привносят в свою критику много личного. По мнению Рона Чернова, автора книги "The House of Morgan", повествующей об истории подъема Morgan Stanley, это был союз патрициев и плебеев: "Такое впечатление, что Парселл осквернил гордое имя Morgan Stanley". С точки зрения Чернова, реакция на этого менеджера обусловлена в большей мере именно эмоциями, а деньги играют в их конфликте второстепенную роль: "Они дали ему Cadillac, а взамен получили Chevy".

Прощай, старая школа…

Уход "группы восьми" оказался, тем не менее, довольно серьезной потерей для банка. Именно уволенные топ-менеджеры составляли мозговой центр инвестиционного банка, ситуация же для Morgan Stanley усугубилась еще и тем, что за этими банкирами потянулись их более молодые воспитанники, причем, некоторые из них несмотря на высокие посты, которые им предложил Парселл, предпочли расстаться с банком. Поэтому сегодня банк не может нормально функционировать, по мнению экспертов, ему будет трудно принять участие в сборе обильного урожая комиссионных по консультированию слияний и поглощений, новая волна которых ожидается как в Европе, так и в ряде отраслей американской экономики. Кроме того, в этой сфере открылись и иные перспективные возможности, ибо неожиданно пошел и обратный процесс разъединений, который дает банкам шанс получить комиссионные за содействие в разделении активов, за помощь в слиянии которых им в свое время уже заплатили. Кроме того, частные акционерные компании массово занимаются операциями по выкупу контрольных пакетов акций за счет кредитов. Понятно, что эти и многие другие выгоднейшие сделки принесут значительные прибыли инвестиционным банкам, но, похоже, не раздираемому междоусобицами Morgan Stanley, который будет в это время заниматься решением более насущных для себя проблем.

Идея слияния была радикальной, и сейчас оппоненты Парселла (они, кстати, в свое время подписались под этим решением) задаются резонным вопросом о ее целесообразности. И действительно: банк Goldman Sachs – основной конкурент Morgan Stanley – процветает, сохраняя верность своим традиционным методам в инвестиционной деятельности и торговле ценными бумагами. Его менеджеры исходно отвергли идею расширения в розничную сферу. Возможно, сам шаг объединения с Dean Witter и был нерациональным, тем не менее, сущность разногласий между фракциями Dean Witter и Morgan Stanley сводится, все-таки, к личной конфронтации Филиппа Парселла и Паркера Джилберта, который был председателем правления Morgan Stanley в 1984-1990 годы, а теперь возглавил "группу восьми".

Парселл родился и вырос в Солт-Лейк-Сити. Он сделал карьеру в середине 80-х годов, когда во время работы в ритейлерской компании Sears ему удалось с нуля создать широко известную теперь платежную систему Discover card. При этом, он сохранил верность традициям Среднего Запада: даже когда в 1993 году Dean Witter провела удачное IPO и вошла в категорию крупных фирм Уолл-Стрита, он не пожелал перебраться из пригорода Чикаго в более престижный район, продолжая проводить большинство уик-эндов в своем старом доме в Уиннекте. Он практически не появляется на светских раутах в Нью-Йорке. Разумеется, такое поведение возмущает банкиров, проживающих в городе или в элитных районах. Джилберт заявил корреспондентам: "Если человек руководит крупной фирмой, но проводит в Нью-Йорке только несколько дней в неделю, он упускает массу возможностей. Вся деятельность таких компаний основана на взаимосвязях с другими финансовыми институтами и корпорациями Нью-Йорка, так что в этом плане участие в общественной жизни имеет огромное значение".

Сам Джилберт – прямая противоположность Парселлу. Он получил образование в Йелле, а в 1986 году провел первоначальное публичное предложение акций Morgan Stanley. Его отец был влиятельным старшим партнером в J.P.Morgan во времена его расцвета в начале прошлого века, причем, этот факт в большой мере предопределил судьбу Джилберта, который достиг карьерных вершин в 70-80-тые годы. Сейчас он занимает посты вице-президента музея искусств Metropolitan Museum of Art и президента библиотеки J. Pierpont Morgan Library и относится к когорте разумных и осмотрительных банкиров с хорошими связями, превратившими Morgan Stanley в один из столпов Уолл-Стрита. Однако в непрерывно эволюционирующем финансовом мире, где решающим аргументом во многих сделках все чаще оказываются финансовые отчеты банка, а не личные связи его руководителей, традиционный стиль банкиров типа Джилберта уже устаревает. Тем не менее, Джилберт решительно ввязался в драку с менеджерами нового поколения и с юношеским задором встал во главе кампании против Парселла, которую развернули его соратники. По мнению Чернова, это совершенно невероятный сценарий развития событий: "Сама сущность старого Morgan Stanley – секретность и благоразумие. Теперь они пренебрегли этими главными принципами, чтобы восстановить былой Morgan Stanley".

Хотя многие на Уолл-Стрите приветствуют эту эскападу, возникает естественный вопрос: если идеологи "крестового похода" сумеют устранить Парселла, то кто заменит его? Наиболее логичным кандидатом на этом посту представляется Викрам С. Пандит, который до ухода из банка был президентом институционального подразделения: во-первых, его поддерживает "группа восьми", а, во-вторых, недавно назначенные на высокие посты в Morgan Stanley Стефен С. Кроуфорд и Зоя Крус, хотя и обладают солидным весом в банке и за его пределами, тем не менее, не имеют никакого опыта в руководстве крупными подразделениями. Правда, некоторые романтики Morgan Stanley называют имя Джона Мэка, бывшего президента, которого Парселл под нажимом удалил из банка еще в 2001 году. Однако такой исход маловероятен: хотя Мэк сохранил свою популярность в банке, у него нет прочных связей с правлением Morgan Stanley, где доминируют директора, приглашенные Парселлом либо пришедшие из Dean Witter. Фактически козырная карта Парселла на сегодняшний день – это именно отсутствие достойного второго номера: он вовремя устранил всех потенциальных соперников.

При этом, даже если "крестовый поход" против Парселла увенчается успехом, это не изменит общей ситуации в том отношении, что сейчас менеджеры именно его типа выходят на все более важные роли в финансовых институтах Уолл-Стрита. С другой стороны, факт, что Morgan Stanley утратил свой мозговой центр, обернулся удачей для его конкурента: Deutsche Bank немедленно подхватил бесценные кадры, в конце апреля "группа восьми" приняла предложение этого банка и теперь будет работать для его процветания.

Американские амбиции Deutsche Bank

Немецкий банк начал свою экспансию на Уолл-Стрите с приобретения Bankers Trust, осуществленного еще в 1999 году. Тем не менее, по данным Thomson Financial за 2004 год, он и до сих пор не сумел пробиться в пятерку крупнейших андеррайтеров США, во главе которой стабильно шел Morgan Stanley. Однако "внутренний переворот" в этом банке приведет, скорее всего, к изменению состава лидирующей группы, на первый план выйдут его конкуренты меньшего размера. Топ-менеджеры Deutsche Bank сумели убедить бывших сотрудников Morgan Stanley занять руководящие посты, соответствующие их квалификации. Теперь Викрам Пандит, возглавлявший в Morgan Stanley подразделение по работе с институциональными инвесторами, Джон Хэйвенс – бывший руководитель отдела акций, президент Стефан Ньюхауз и вынужденные покинуть родные пенаты банкиры Джозеф Перелла и Тэйрек Мигвид будут отдавать свои таланты и огромный опыт интересам Deutsche Bank. Выиграл от проблем в Morgan Stanley и другой его конкурент – Credit Suisse First Boston. Этот банк заполучил в свой штат Викрама Ганди – ценного специалиста и опытного практика в разных сферах финансовых операций.

Разумеется, в Deutsche Bank нашлось место и для Роберта Карофски, возглавлявшего в Morgan Stanley отдел инвестиций в недвижимость: он будет работать в подчинении у Ральфа Рейнолдса, возглавляющего отдел глобальных инвестиций, торговых программ и услуг на первичных рынках. Вместе с Карофски в Deutsche Bank пришел и Джозеф Феррарес. Он станет директором-распорядителем и будет руководить отделом операций на рынке недвижимости в США. Таким образом, Deutsche Bank укомплектовался прекрасными кадрами, способными обеспечить деятельность вверенных им подразделений, так что его менеджмент рассчитывает быстро вытеснить с лидирующих позиций Morgan Stanley, лишившегося своих самых ценных специалистов.

При этом недвижимость – отнюдь не единственная сфера, где Deutsche Bank планирует преуспеть. За последние недели банк разослал серию объявлений о вакансиях, в том числе в инвестиционном подразделении и в отделе ценных бумаг с фиксированным доходом. Кроме того, на днях Deutsche Bank объявил о намерении осуществить коренную реорганизацию подразделения первичного сервиса. Отдел первичной брокерской деятельности, обслуживающий хедж-фонды, включая займы ценных бумаг, торговлю и управление наличными средствами, возглавит Марк Хаас.

Стремление Deutsche Bank расширять свое присутствие на этих рынках вполне понятно. В последние годы хедж-фонды стали крупнейшими и наиболее активными инвесторами на рынке капитала, следовательно, и самыми выгодными для банков клиентами. Они генерируют почти 30% комиссионных по операциям с ценными бумагами на Уолл-Стрите. Ожидается, что в текущем году суммарный объем комиссионных, уплаченных хедж-фондами, дойдет, примерно, до $7.5 млрд. В настоящее время на этом рынке доминируют Goldman Sachs, Morgan Stanley и Bear Stearns, но расширять свою деятельность в этой сфере стараются и некоторые коммерческие банки, включая Bank of America и Citigroup. Новые правила в отношении капитала, которые начнут действовать в будущем году, сделают этот рынок еще более привлекательным для коммерческих банков: сейчас брокерские фирмы имеют преимущества в этой сфере, поскольку банки вынуждены осуществлять высокие отчисления при займах хедж-фондам. Новые стандарты резервирования Basel II ослабят эти требования применительно к коммерческим банкам, что уравняет их возможности с брокерскими институтами.

Таким образом, Deutsche Bank успешно обеспечивает свой американский филиал кадрами высочайшей квалификации, а из Morgan Stanley, тем временем, продолжается отток ценных сотрудников. В начале марта появилось сообщение, что банк покинул уже и Томас Джатербук, директор подразделения ценных бумаг с фиксированным доходом. Этот 48-летний менеджер проработал в фирме 20 лет. Однако несмотря на такую опасную утечку мозгов официальная позиция правления остается неизменной. Представитель пресс-службы банка заявил корреспондентам: "Morgan Stanley продолжит предоставлять клиентам первоклассные услуги в сфере операций с ценными бумагами. Мы способны привлечь новые таланты, которые возглавят продвижение нашего бизнеса". Правда, вопреки таким жизнеутверждающим заявлениям Morgan Stanley принял решение осуществить свой таинственный "План B" и, наконец, раскрыл его суть, о которой раньше можно было только догадываться.

Неудачная защита

В начале апреля Morgan Stanley объявил, что правление приняло судьбоносное решение вывести из своего состава платежную систему Discover, которая появилась у него в результате слияния с Dean Witter. Очевидно, что Парселл решился на этот шаг, чтобы защититься от критики со стороны старой когорты менеджеров Morgan Stanley, которых он вынудил уйти из банка. Кроме того, это успокоит нынешнее правление, всецело пребывающее на его стороне. С другой стороны, это решение свидетельствует об абсурдности всей цепи событий, которая возвела нынешнего руководителя Morgan Stanley на высший пост в одном из самых респектабельных банков страны. Как бы там ни было, Парселл заявил: "Сейчас самое подходящее время для такого шага".

Почему именно сейчас – трудно сказать. В конце концов, несколько месяцев назад в годовом отчете банка было указано буквально следующее: "Финансовые показатели Discover как в отношении консолидированных доходов, так и в плане доходности капитала чрезвычайно важны для обеспечения положительных результатов деятельности фирмы в целом. Возможность предлагать диверсифицированные финансовые продукты через доверенных посредников чрезвычайно важна для любого финансового института, намеренного иметь весомое присутствие на рынке, который, как ожидается, будет расти вдвое быстрее, чем ВВП США. Большое преимущество Morgan Stanley заключается в том, что банк относится к числу немногих фирм с одинаково хорошо развитыми "производственными" и "дистрибуторскими" мощностями".

Правда, следует заметить, что все остальные американские инвестиционные банки прекрасно обходятся без такого актива как специализированная компания, занимающаяся исключительно кредитными карточками (хотя большинство крупных финансовых институтов выпускают кредитные карточки, которые могут быть связаны со счетами их клиентов). При этом никаких перемен на рынке по сравнению с ситуацией, имевшей место на момент составления отчета, как будто не наблюдается. Атаки на Парселла – не рыночный фактор. Сам Парселл заявил следующее: "У этого решения двойной смысл. Во-первых, продажа подразделения Discover Card увеличит стоимость акций Morgan Stanley, а, во-вторых, усилит нашу ориентацию на расширение масштабов операций в высокодоходных сферах нашего интегрированного бизнеса с ценными бумагами". Правда, в пресс-релизе Morgan Stanley утверждается, что "целесообразность отказа от Discover связана с решением Верховного суда США, подтвердившего незаконность антиконкурентной практики карточных ассоциаций Visa и MasterCard". Теоретически после отмены ограничений, запрещавших банкам – эмитентам карточек работать с какой-либо сторонней ассоциацией, привлекательность Discover должна существенно возрасти.

Однако, если Morgan Stanley именно сейчас исполнит разворот на 180 градусов и попытается извлечь преимущества, связанные с новым законодательством, это станет дополнительной причиной для увольнения Парселла, а не поводом для оправдания его действий. В конце концов, когда Morgan Stanley и Dean Witter Discover договаривались о слиянии в 1997 году, смысл этой сделки заключался в том, чтобы банк имел возможность предоставлять все виды услуг всем категориям клиентов. Именно по этой причине руководство Morgan Stanley, включая некоторых лиц из "группы восьми", и решилось на эту сделку: в те времена опасность для банка представляли не традиционные его конкуренты вроде Goldman Sachs, Bear Stearns или Salomon Brothers (вошедший впоследствии в Citigroup), а такие институты как Charles Schwab и Fidelity Investments. Если же наличие Discover в составе банка не способствует этой цели и, более того, это подразделение и вовсе будет продано, то зачем же в принципе было огород городить? По словам одного из банковских диссидентов, Роберта Скотта, их группа желает избавиться от Парселла. Заберет ли он с собой при уходе из банка бизнес с кредитными карточками или нет, не имеет никакого значения.

Из каждого положения есть два выхода

Как бы там ни было, но решение принято и существует два способа его реализовать: можно либо продать Discover одному покупателю, либо осуществить эмиссию акций этого подразделения с тем, чтобы весь выпуск выкупили новые акционеры. В настоящее время Discover располагает около 50 млн. клиентов и $48 млрд. непокрытых платежей. Кредитные карточки сети принимаются, примерно, в 4.4 млн. розничных точек. По мнению Дэвида Робертсона, аналитика по карточным рынкам и издателя Nilson Report, банк может выручить за эту компанию около $15 млрд.: "Одни только дебиторы стоят $10 млрд., кроме того, система генерирует чистую прибыль порядка $1 млрд. в год". С точки зрения большинства аналитиков, в число потенциальных покупателей Discover могут войти MBNA, American Express, Bank of America, подразделение потребительского финансирования компании General Electric и JP Morgan. Если Discover приобретет JP Morgan, то этот банк окажется владельцем крупнейшей в США карточной компании и вытеснит с первого места в этой сфере нынешнего лидера Citigroup. Из зарубежных инвесторов заинтересоваться этим приобретением могут британские банки HSBC и Royal Bank of Scotland.

Ричард Бове, аналитик Punk Ziegel & Co., считает, что сумма, которую Morgan Stanley сумеет получить за это подразделение, зависит от способа, который банк выберет для его продажи. Как и American Express, Discover – эмитент кредитных карточек, который имеет дело непосредственно с потребителями, в отличие от банков-эмитентов, операциями с карточками которых управляют ассоциации Visa и MasterCard. По словам Робертсона, "у Discover нет особых перспектив в плане увеличения рыночной доли, но эта компания представляет неплохой источник прибылей, поскольку имеет прямые связи с клиентами". Если покупателем станет другая карточная компания, которая захочет поглотить Discover целиком, то сумма окажется большей; вероятно, она составит около $14 млрд., поскольку такому инвестору выгодно заполучить всех потребителей Discover, среди которых довольно много постоянных клиентов. По словам Бове, постоянные счета ценятся больше: "Если счету уже около пяти лет, слишком мало шансов, что с этой кредитной карточкой у банка возникнут проблемы". С другой стороны, выделение Discover в самостоятельную структуру не принесет банку значительной выгоды: инвесторы будут оценивать компанию независимо от наличия постоянных клиентов, а так же, как и другие фирмы этого профиля, например, MBNA и Capital One, у которых сравнительно низкое соотношение рыночной стоимости и годовой прибыли.

Правда, руководитель Discover Дэвид Нелмс все равно считает ошибочным решение вывести данную компанию из состава банка. С его точки зрения, это приведет к тому, что оставшиеся в банке подразделения, связанные с операциями по кредитным карточкам, утратят источник дешевого финансирования, а банк в целом лишится стабильного источника прибыли, который сглаживает колебания доходов во времена спадов в других сферах деятельности.

Решение о продаже Discover вызвало удивление и у некоторых аналитиков. По словам Джо Дикерсона из Atlantic Equities, "после того, как Филипп Парселл затратил столько времени и сил на реорганизацию менеджмента, имея целью защитить созданный им бизнес, эта операция представляется странной". С другой стороны, президент Discover Роджер Хотшилд считает решение правильным. С его точки зрения, самостоятельность обеспечит компании большую гибкость и откроет возможности для расширения карточного бизнеса.

В действительности же, похоже, что Morgan Stanley только выиграет, если избавится от этого актива. Что бы ни называл Парселл в качестве причин, послуживших основой для этого решения, главная из них – слишком низкие прибыли Discover, которые тянут вниз финансовые показатели банка в целом. По итогам деятельности в первом квартале прибыль Morgan Stanley возросла на 20% по сравнению с показателями аналогичного периода прошлого года. Эти успехи связаны, главным образом, с ростом прибыли от торговли облигациями и акциями, тогда как у Discover достижения значительно более умеренные: в этом подразделении прибыль до налогообложения составила только $380 млн., т.е. прирост равнялся всего 4%.

Не следует забывать и о другой, не менее важной для Парселла причине: нажим со стороны акционеров, озабоченных низкой прибыльностью подразделения, причем, их недовольство умело подогревают диссиденты. Правда, злые языки утверждают, что решение о продаже Discover не удовлетворит обиженных Парселлом менеджеров старой школы. Последние явно рассчитывают, что в итоге какой-нибудь посторонний финансовый институт осуществит враждебное поглощение Morgan Stanley целиком. Правда, поскольку акционеры уже проголосовали за продажу Discover, такой исход маловероятен. Во всяком случае, уже известно, что Bank of America на это не пойдет, хотя раньше слухи об этой возможности упорно циркулировали по Уолл-Стриту.

По словам аналитиков Merrill Lynch, Bank of America не заинтересован в приобретении Morgan Stanley: "Сейчас Bank of America вполне удовлетворен успехами своей стратегии внутреннего роста в инвестиционной сфере и на рынках долгосрочного кредитования". Они цитируют генерального директора этого финансового института Кена Льюиса, который на проведенной в Merrill Lynch встрече с финансовыми аналитиками заявил: "К 2009 году мы можем стать лидером американского рынка ценных бумаг с фиксированным доходом и не делая крупных приобретений. Я на 99.9% уверен, что мы не станем покупать крупный инвестиционный банк". Правда, аналитики Merrill полагают, что Bank of America заинтересуется приобретением некоторых принадлежащих Morgan Stanley активов, в том числе – Investment Management and Individual Investor Groups и подразделения Discover Card Credit Services. По мнению экспертов Merrill, Bank of America может заплатить $9.6 млрд. за Discover и $16.1 млрд. – за Investment Management and Individual Investor Groups. Таким образом, аналитики считают, что с продажей Discover проблемы Morgan Stanley не решатся, и уже "распродают" обескровленный банк по частям.

Галина Резник,
по материалам New York Times, USA Today, Washington Post, Forbes, Financial Times, Reuters, Dow Jones

 
© агенство "Стандарт"