журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Банковское регулирование

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

ПЛАТЕЖНЫЕ КАРТОЧКИ

Банковское оборудование

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

Новые рыночные страны

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №1, 2005

СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Расширение датского королевства

Danske Bank приобрел у National Australia Bank два банка в Ирландии

Тема межгосударственных слияний в банковском секторе ЕС становится все более актуальной. Прошлогоднее поглощение британского банка Abbey National испанским Banco Santander Central Hispano дало толчок процессу, постепенно набирающему обороты. В декабре 2004 года старающийся выйти из кризиса австралийский National Australia Bank (см. БП № 6 за 2004 год) продал два своих дочерних банка в Ирландской Республике и Северной Ирландии крупнейшему банку Дании Danske Bank, впервые получившему плацдарм за пределами Скандинавии. Ирландские власти только приветствуют подобное развитие событий, так как рассчитывают, что приход на национальный рынок нового игрока приведет к росту конкуренции, от чего выиграют клиенты. При этом, специалисты ожидают уже в ближайшем будущем новых межгосударственных объединений. В январе в деловых кругах Западной Европы пошли слухи о возможном союзе британского Royal Bank of Scotland и крупнейшего нидерландского банка ABN Amro.

Действующие лица

и исполнители

Завершившийся год был весьма сложным для NAB – крупнейшего банка Океании с активами около $180 млрд. В начале 2004 года всплыла скандальная история с несанкционированными валютными операциями, которые принесли банку убытки в размере около $180 млн., за этим последовала смена руководства, сопровождаемая конфликтом в правлении. Новому генеральному директору NAB Джону Стюарту, назначенному на этот пост в феврале прошлого года, пришлось наводить порядок в руководстве и разрабатывать новую стратегию для банка.

Одной из ее составных частей была концентрация на наиболее перспективных направлениях бизнеса, предусматривавшая, в частности, продажу двух из четырех дочерних банков NAB на Британских островах. Еще в 1987 году австралийский финансовый институт приобрел в Великобритании Clydesdale Bank, в одном "пакете" с которым продавались также National Irish Bank – небольшой финансовый институт в Ирландской Республике – и ольстерский Northern Bank. Руководство NAB никогда не проявляло особого интереса к этим "довескам" к своему основному британскому бизнесу (австралийцам принадлежал также небольшой Yorkshire Bank в Лидсе), так что их развитие осуществлялось "по остаточному принципу". Впрочем, дела во всех британских подразделениях NAB шли не лучшим образом. Они вели бизнес в Шотландии, на севере и в центре Англии, но были совершенно не представлены на богатом юго-востоке, где британские финансовые институты получают большую часть своей прибыли.

Джон Стюарт решил изменить ситуацию, запланировав на ближайшее время экспансию Yorkshire Bank на юг Англии. В этом регионе вскоре должна быть создана сеть отделений и бизнес-центров для обслуживания малых и средних компаний, благодаря чему NAB рассчитывает на существенное расширение своей клиентской базы в Великобритании. Однако финансовое положение австралийского банка отнюдь не блестящее: за первое полугодие 2004/2005 финансового года (апрель/март) его прибыль составила A$1.61 млрд. (US$1.2 млрд.) по сравнению с A$2.04 млрд. за тот же период предыдущего года. Поэтому финансировать экспансию предполагалось за счет средств, полученных от продажи National Irish Bank и Northern Bank. В октябре 2004 года оба банка были выставлены на продажу, которую должен был организовать инвестиционный банк Lazard.

Нельзя сказать, что это предложение вызвало всеобщий энтузиазм. Для любого потенциального покупателя ирландские банки могли представлять довольно умеренную ценность. Так, доля National Irish Bank на ирландском финансовом рынке составляла около 3% (по активам). На середину 2004 года банк располагал 59 отделениями и 13 бизнес-центрами, в его клиентскую базу входило 167 тыс. физических и юридических лиц, здесь работало около 800 сотрудников, объем кредитного портфеля банка оценивался в @2.9 млрд. Основной деятельностью NIB был розничный бизнес, хотя, кроме этого, он занимался обслуживанием обеспеченных частных лиц и средних компаний, предлагая для этих групп клиентов ряд специализированных финансовых продуктов. Репутация банка в стране оставляла желать лучшего. Так, в июле 2004 года после шестилетнего расследования ирландский орган банковского надзора обязал NIB выплатить $85 млн. в виде штрафов и компенсации за избыточные поборы со своих клиентов и сомнительную услугу по открытию безналоговых оффшорных счетов на фальшивые имена иностранных граждан.

Более привлекательным был Northern Bank, ведущий розничный банк Северной Ирландии с 95 отделениями, 415 тыс. индивидуальных и корпоративных клиентов, 2300 служащими и кредитным портфелем в 3.2 млрд. ф. ст. Хотя Northern Bank приходилось вести ожесточенную конкурентную борьбу с тремя другими крупными банками Ольстера, он неплохо выдерживал это давление. Например, под его контролем было 36% регионального рынка банковских услуг для малых и средних компаний, а также 21% текущих счетов физических лиц. Правда, и Northern Bank был небезупречным с этической точки зрения: общества по защите прав потребителей регулярно обвиняют его в антиконкурентной практике и установлении завышенных тарифов на ряд финансовых услуг.

Дополнительной сложностью было то, что руководство NAB непременно желало продать оба банка вместе, что тут же вывело из игры ведущие банки Ирландии, для которых покупка NIB была невозможной, так как ее блокировали бы национальные антимонопольные органы. Из британских банков интерес к NIB проявил Halifax Bank of Scotland (HBOS), который уже имел дочернее подразделение в Ирландии, однако ему не хотелось приобретать еще и Northern Bank. В ноябре 2004 года HBOS, тем не менее, предложил за оба финансовых института около @1 млрд., что не устроило теперь уже NAB.

После того как переговоры с HBOS были прерваны, посредники из Lazard предложили два ирландских банка крупнейшему датскому финансовому институту Danske Bank, и вот тут к такому приобретению отнеслись с большим вниманием. Утряска деталей длилась, примерно, месяц, и в середине декабря 2004 года было подписано соглашение о покупке датчанами NIB и Northern Bank за 967 млн. ф. ст. (около @1.4 млрд.) наличными. По мнению аналитиков, австралийский банк совершил очень выгодную сделку, выручив за свои дочерние банки сумму, в 13.1 раза превышавшую их оценочную прибыль за 2004 год, в то время как многие акционеры Danske Bank были недовольны слишком высокой, по их мнению, ценой. Тем не менее, руководство Danske Bank во главе с генеральным директором Петером Страарупом выразило свое полное удовлетворение покупкой.

Danske Bank, располагающий активами в $342 млрд., 465 отделениями в Дании и 109 в Швеции и Норвегии (включая сеть норвежского дочернего Fokus Bank), занимает второе место в Скандинавии после банка Nordea, но в отличие от своего главного конкурента, присутствующего на рынках Польши и стран Балтии, до этого приобретения не выходил за границы своего родного региона. По словам Страарупа, покупка NIB и Northern Bank была удачным и своевременным шагом, поскольку Ирландия демонстрирует в последние годы самые высокие темпы экономического роста в ЕС, а Северная Ирландия – в Великобритании. Кроме того, в последние годы Danske Bank меняет свою стратегию, постепенно сокращая долю корпоративного кредитования в доходах (например, в конце декабря 2004 года он предположительно за 2.5 млрд. ф. ст. продал банку Lloyds TSB 1.5 млрд. ф. ст. кредитов 110 британских фирм) и увеличивая поступления от розничного бизнеса. Оба ирландских банка специализируются именно на обслуживании индивидуальных клиентов, так что для Danske Bank они были достаточно привлекательными. Петер Страаруп тогда заявил: "Их организационная структура и профили деятельности похожи на наши".

Не возражали против такого исхода дела и в Ирландии. Как отмечают аналитики, для NIB и Northern Bank вхождение в состав скандинавской финансовой группы может принести ряд солидных преимуществ.

Новые викинги в Ирландии

Объявление о датско-австралийской сделке по продаже ирландских банков привело к появлению в европейской прессе ряда статей, в которых экспансия Danske Bank на "Зеленом" острове сравнивалась с вторжением викингов в IX-XI веках. Сравнение, пожалуй, некорректное: в конце концов, тогда викинги появлялись в Ирландии с четко обозначенными целями грабежа и захвата земель (например, Дублин некогда был центром скандинавской работорговли на острове), в то время как их современные далекие потомки заинтересованы, прежде всего, в процветании своих новых владений.

По словам Петера Страарупа, NIB и особенно Northern Bank представляют собой потенциально высокоприбыльные финансовые институты, которые ранее страдали от недостаточных инвестиций в их развитие. Теперь в этом отношении дела пойдут иначе. В течение первых 15 месяцев после утверждения сделки антимонопольными органами Ирландии, Великобритании и Австралии (ориентировочно – в конце первого квартала 2005 года) Danske Bank собирается вложить более @140 млн. в перевод ирландских банков на свою информационно-технологическую платформу, которая считается одной из лучших в Европе. До завершения этого процесса NIB и Northern Bank будут сохранять интеграционные связи с Clydesdale Bank и Yorkshire Bank, получая информационные услуги из общего центра NAB в Великобритании и оплачивая их по себестоимости. Как ожидается, переход NIB и Northern Bank на общую платформу с Danske Bank даст возможность сократить затраты этих финансовых институтов на 15%, причем, этот процесс стартует уже в 2006 году.

Руководство Danske Bank также планирует вложить дополнительные средства в модернизацию сети отделений Northern Bank, чтобы остановить процесс эрозии его клиентской базы и предотвратить дальнейший уход потребителей к конкурирующим банкам. Однако основные усилия предполагается сосредоточить в Ирландии, где NIB должен существенно расширить свою деятельность. По планам менеджмента Danske Bank, в ближайшие годы будут открыты новые отделения в тех районах страны, где NIB в настоящее время не занят бизнесом, финансовые продукты датского банка будут предложены ирландским клиентам.

Как полагают местные специалисты, с приходом Danske Bank в Ирландию местный розничный рынок ожидает хорошая встряска. Как раз в конце 2004 года антимонопольный орган страны Competition Authority обнародовал доклад о состоянии дел в потребительском банковском бизнесе, приводя в нем ряд неутешительных выводов. В документе, в частности, сообщается, что ведущие ирландские финансовые институты Bank of Ireland и Allied Irish Bank завышают процентные ставки по кредитам и занижают по депозитам, процесс переноса счета из одного финансового института в другой сильно затруднен, низок уровень обслуживания индивидуальных клиентов и представителей малого бизнеса, а взимаемая с них плата непомерно велика. Кроме того, существующая в Ирландии межбанковская платежная система "закрыта" и препятствует приходу в финансовый сектор новых игроков. Авторы доклада разработали около 40 детальных рекомендаций, однако Competition Authority не имеет права приказывать банкам, что делать, а может только давать советы.

Правда, специалисты напоминают, что толчком для далекоидущих реформ в банковском секторе соседней Великобритании послужило аналогичное исследование, результаты которого были обнародованы в начале 2001 года. Тогда британское правительство и Банк Англии придали многим рекомендациям специалистов обязательный характер, в итоге успешно демонополизировав рынок текущих счетов, сферу услуг для малых и средних компаний и ряд других секторов. И появление в Ирландии крупного иностранного банка, готового устанавливать свои правила игры, может ускорить перемены в местной финансовой системе.

По словам Марка Даффи, руководителя ирландского подразделения Bank of Scotland, "на рынке существует огромный спрос на продукты альтернативных провайдеров финансовых услуг". Безусловно, Даффи имел в виду, прежде всего, свой банк, но действия Danske Bank, как ожидается, окажут куда более серьезное влияние на финансовый сектор Ирландии. Руководство датского финансового института заявляет о своей готовности к "агрессивной" конкуренции с местными банками, что вполне может привести к снижению кредитных ставок и комиссионных по всей стране.

Кроме того, Danske Bank собирается предложить для 480 тыс. своих новых клиентов финансовые продукты, уже давно существующие на датском рынке, но не известные в Ирландии. Например, датчане применяют у себя дома несколько видов ипотечных кредитов с различными условиями. Так, по одной схеме клиент, которому выдается заем, может открыть в банке специальный депозитный счет, на который начисляется тот же процент, что взимается по ипотечному кредиту, по другой же закладная предоставляется по плавающей процентной ставке, однако клиент может установить ее предельное значение. Как отметил Петер Страаруп, на внутреннем рынке Danske Bank начисляет проценты по некоторым видам текущих счетов и, очевидно, эта практика будет распространена и на Ирландию. Наконец, возможен вариант, по которому NIB расширит часы работы, что должно повысить удобство клиентов.

То, что у NIB и Northern Bank не самое благоприятное финансовое положение и не лучшая репутация, Страарупа не смущает. В конце концов, несколько лет назад Danske Bank уже получил опыт успешного реформирования проблемного института после приобретения Fokus Bank в Норвегии. Новый собственник оставит NIB и Northern Bank под действующими брендами, только немного изменит их логотипы, убрав с них звезду, символизирующую National Australia Bank.

Не собирается менять Danske Bank и управленческую команду. Дон Прайс, исполняющий обязанности генерального директора сразу двух банков из разных стран (хотя и на одном острове), сохранит свой пост, а также войдет в состав исполнительного комитета датского финансового института. В то же время, Петер Страаруп станет председателем правления в каждом из этих ирландских банков.

Сотрудники NIB и Northern Bank, а также профсоюзы вначале приняли идею датско-ирландских объединений, как говорится, "на ура". Новые владельцы обещали не сокращать рабочие места и даже планировали провести набор персонала для новых отделений. Однако вскоре возникла небольшая проблема. Дело в том, что в британо-ирландских подразделениях NAB многие функции выполнялись централизованно. Так, например, в Глазго находился единый телефонный центр, который обслуживал клиентов всех четырех дочерних финансовых институтов австралийского банка, а операции по обработке карточных платежей проводились в Лидсе и т.д. Руководство Danske Bank, естественно, встало перед необходимостью переноса этих служб в Ирландию или Данию, при этом, предполагалось, что часть сотрудников NIB получат переподготовку, чтобы стать служащими нового телефонного центра, или займутся процессинговыми операциями. Вот это как раз и не понравилось ни персоналу NIB, ни профсоюзу, так как новые рабочие места будут низкооплачиваемыми и непрестижными среди банковских специалистов. Очевидно, здесь руководству Danske Bank придется искать компромисс.

Высшая лига

Хотя число межгосударственных объединений в финансовом секторе ЕС еще весьма незначительное и ограничивается, в основном, союзами между банками из близких по языку и культуре стран (Испания-Португалия, Скандинавия, Ирландия-Великобритания, Нидерланды-Бельгия), подобные сделки уже не производят впечатления экзотики. Рынки финансовых услуг Евросоюза постепенно сближаются, общая культура становится сильнее национальных и языковых различий, а тесная интеграция в сфере бизнеса стирает и без того прозрачные границы.

В начале января Эвангелос Кавуриадис, аналитик компании Sanford Bernstein, в письме к клиентам посоветовал покупать акции крупнейшего нидерландского банка ABN Amro, так как его может купить британский банк Royal Bank of Scotland (RBS). При этом, свои источники информации, помогавшие ему сделать подобный вывод, хитрый грек не раскрывал, но в письме отметил то, что оба банка так хорошо подходят друг другу, что просто не могут не слиться в экстазе.

Рациональное звено в этом, бесспорно, было. И RBS, и ABN Amro имеют мощные подразделения в США (их дочерние финансовые институты – соответственно Citizens Bank и LaSalle Bank – входят в американскую первую двадцатку и, при этом, ведут бизнес в соседних регионах), структура их доходов сходная, а RBS, как более крупного из потенциальных партнеров, вполне может заинтересовать доступ на нидерландский рынок. Кроме того, ABN Amro в прошлом году отказался от схемы, защищавшей его от враждебного поглощения, заменив старые привилегированные голосующие акции новыми, которые уже не давали их владельцам права влиять на принятие важных решений.

Письмо Кавуриадиса процитировали все европейские информационные агентства, а курс акций ABN Amro подскочил до самого высокого уровня за последние два года (так что совет, который аналитик Sanford Bernstein дал своим клиентам, оказался верным). Вот только потенциальные участники этого объединения, как оказалось, сами впервые услышали о подобной сделке и даже не стали комментировать "беспочвенные слухи".

Вполне возможно, что такой густой столб дыма все-таки может сопровождаться небольшим огоньком, хотя не факт, что RBS и ABN Amro действительно будут действовать по сценарию, написанному для них Кавуаридисом. Особенно это относится к RBS, который не далее как в прошлом году приобрел за $10.5 млрд. американский банк Charter One и сейчас занят его интеграцией в свою структуру. Кроме того, сама операция по приобретению ABN Amro оценивается в @40-42 млрд., а это многовато даже для шотландского банка, чья капитализация в начале января 2005 года составляла около @85 млрд. Покупать крупнейший нидерландский банк за наличные глупо, а обмен акциями может сильно не понравиться нынешним акционерам RBS.

Тем не менее, ABN Amro, а также германский Deutsche Bank считаются сейчас самыми вероятными участниками будущих межгосударственных банковских объединений, хотя не совсем понятно, какую роль они там будут играть. Оба финансовых института находятся в настоящее время не в лучшей форме, проводят болезненную реструктуризацию, сопровождаемую ликвидацией подразделений, продажей активов и увольнениями тысяч сотрудников, а их размеры уже не защищают от поглощения: в конце концов, на мировом финансовом рынке присутствуют и более крупные игроки. Не исключено, впрочем, что ABN Amro и Deutsche Bank сами прибегнут к поглощениям, чтобы попытаться восстановить свои пошатнувшиеся позиции.

В октябре 2004 года, когда испанский SCH осуществил объединение с британским банком Abbey National, реакция многих специалистов была очень осторожной. Эксперты выражали обоснованные сомнения в том, что банки из достаточно далеких друг от друга стран сумеют плавно осуществить слияние и получить от этого существенную выгоду. Банкиры также заявляли, что предпочитают подождать и посмотреть, что принесет испано-британский альянс, и только потом, проанализировав результаты этой операции, приступить к соответствующим действиям.

Однако, похоже, ждать так долго никто не собирается. Практически во всех европейских странах для крупных банков уже нет подходящих партнеров своей национальности. На рынках доминируют два-пять ведущих финансовых институтов, слияния между которыми возможны только с попустительства антимонопольных органов и с благословения правительств, а с учетом того, что в Евросоюзе сейчас считается неприличным ограничивать конкуренцию и помогать собственным компаниям, подобные сделки в обозримом будущем маловероятны. Так что альтернативы межгосударственным банковским объединениям просто не существует.

Виталий Шимкович,
по материалам Reuters, AP, Bloomberg, Irish Independent, Times Online, The Scotsman, Financial Times

 
© агенство "Стандарт"