журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

РОЗНИЧНЫЙ БИЗНЕС

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Банковское оборудование

Новые рыночные страны

Новые рыночные страны

АРХИВ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №12, 2004

Новые рыночные страны

Неформальное кредитование по-китайски

Сформировавшийся в Китае вполне полноценный "теневой" рынок кредитования начинает серьезно влиять на официальную банковскую систему в КНР

Китай – уникальная в современном мире страна: в том смысле, что интенсивный экономический рост сопровождается сильнейшим партийно-политическим влиянием на экономику. Десятилетиями Народный банк Китая проводит активную политику "обуздания" инфляции, строго регулируя как ставки по кредитам, так и проценты по депозитам, устанавливая их на перманентно низком уровне. Но "обуздать" инфляционные процессы так и не удалось: инфляция стабилизировалась на уровне в 5% при нынешних 2% годовых по депозитам. В результате сегодня многие вкладчики здесь предпочитают направлять свои денежные ресурсы на неформальное кредитование. Если учесть, что в данном случае доход более высокий и достаточно гарантирован, становится ясно, почему неформальное кредитование за относительно непродолжительный период времени превратилось в полноценный "теневой" рынок.

Особенности

национальной "тени"

Проблема бурного развития неформального кредитования в КНР, прежде всего, связана с традиционно низкими процентными ставками. Все больше вкладчиков снимают со счетов и "уводят в тень" свои денежные средства, самостоятельно инвестируя их в ожидании, как минимум, вдвое большей, чем через финансовые институты, прибыли. Если учесть, что инфляция в Китае составляет 5.2% в год, а средний процент на депозит – 2.25%, легко догадаться, почему традиционные банковские вклады как средство получения прибыли все менее популярны.

Прежде всего, неформальное кредитование отличается более высокими процентными ставками, которые, впрочем, не смущают заемщиков, согласных платить втрое и даже вчетверо больше. Многие предприятия ощущают недостаток оборотных средств, но у них нет возможности получить необходимые займы в официальном порядке. "Теневые" же кредиты намного более доступны, даже несмотря на среднюю процентную ставку в 7-10%, поэтому и пользуются особенной популярностью.

Неформальное кредитование также характеризируется бoльшим доходом, поскольку в отличие от официальных займов данные ссуды, будучи полулегальными, налогами не облагаются. Как следствие, неформальные кредиты более привлекательны для владельцев свободных денежных средства и охотников получить как можно большую прибыль от их использования, тем более что проценты по кредиту иногда достигают 20%.

Сегодня многие физические и юридические лица, "обходя" официальную банковскую систему, предоставляют неформальные кредиты спекулянтам на чрезвычайно перспективном рынке недвижимости, субъектам активно развивающегося малого бизнеса и иным лицам, остро нуждающимся в финансировании, но не имеющим возможности получить необходимую сумму в обычном банке. Чаще всего кредиторами и инвесторами становятся родственники, знакомые, представители общей с заемщиком сферы производства и т.д.

Суммы кредитов варьируются в зависимости от потребностей заемщика и возможностей кредитора. Однако общепринятым считается диапазон от $1 тыс. до нескольких миллионов. Фактическая передача требуемой суммы может осуществляться любыми способами: простым перечислением с одного счета на другой, выдачей векселя или чека и т.д. В ходу даже один из древнейших способов передачи денег – в виде мешка с наличными купюрами.

В кредитовании могут использоваться не только денежные ресурсы "местных" кредиторов, но и финансы нерезидентов. Так, в южных провинциях КНР часто применяют метод субкредитования, когда кредиторы-китайцы получают от иностранных юридических и физических лиц определенную сумму в виде займа с целью дальнейшей выдачи средств в виде кредита тому или иному "местному" заемщику. При этом, проценты по кредиту, естественно, существенно различаются.

Известна также обширная практика обращения к посредникам, которые не только "сводят" кредиторов и заемщиков, но и могут выступать доверенными лицами обеих сторон, а также поручителями и т.д. Не обходится и без определенной финансовой консолидации; часто группа неформальных кредиторов объединяется "под одним именем" с целью выдачи своеобразного синдицированного кредита (т.е. они попросту объединяют усилия, а, значит, и финансы).

В последнее время развитие "теневого" рынка кредитов достигло такого уровня, что стали появляться целые неофициальные финансовые институты. Они, естественно, не имеют легального статуса, но, тем не менее, вполне прибыльны и преуспевают. По китайскому законодательству, организаторы таких "подпольных" банков подлежат уголовной ответственности, предусматривающей за подобное преступление суровое наказание – вплоть до смертной казни. Однако это мало кого останавливает, тем более что основателей нелегальных финансовых институтов редко удается поймать, разве только если построенная ими "пирамида" рухнет, вызвав негодование "вкладчиков".

На сегодня основные потребители неофициальных кредитов – представители малого и среднего бизнеса, а также частично участники аграрного сектора экономики. Не имея фактических правовых основ для своего развития, они часто не могут получить заем в обычных финансовых институтах. "Для нас, частных фирм и компаний, почти невозможно получить кредит в банке, – сетует Жоу Йи, основатель шанхайского дома индустриального дизайна S.Point Design. – Неофициальная система предоставления кредитов настолько хорошо организована и выгодна, что многие государственные предприятия берут дешевые кредиты в крупных банках, а потом заново предоставляют эти деньги частным заемщикам под более высокие проценты. Впрочем, частные предприниматели стараются как можно меньше связываться с "государственными" неформальными кредиторами – они не очень надежны".

Небольшие фирмы, мелкие производства, различные организации сферы услуг – все они, зачастую лишенные четкого правового статуса, ограничены в финансовых ресурсах и не могут получить их в государственных банках, традиционно игнорирующих представителей частного бизнеса. Поэтому те и вынуждены прибегать к услугам неформальных кредиторов. Возможно, в связи с этим в такой ситуации все предпринятые на сегодняшний день попытки представителей официальной банковской системы перевести неформальное кредитование в легальное русло не увенчались успехом, а лишь доказали, что без "теневого" рынка кредитов существование малого и среднего бизнеса в Китае просто невозможно.

Участники неофициальных кредитных отношений почти никогда не обращаются в суд для решения споров относительно нарушений условий кредитного договора или недостаточного их выполнения. И, хотя китайское законодательство признает написанное от руки соглашение равноправной формой гражданско-правового договора (а именно таково большинство договоренностей на "теневом" рынке кредитов), участники неформального кредитования стараются "не светиться" официально.

"Если я подам в суд на своего близкого друга, по той или иной причине просрочившего выплату кредита, – говорит Ту Шангюн, владелец небольшой медной плавильни и по совместительству посредник между кредиторами и заемщиками на рынке неофициальных кредитов, – я не только официально признаю, что занимаюсь неформальным кредитованием, но и запятнаю свою репутацию на "теневом" рынке".

Относительно обеспечения возврата неформальных займов, то здесь действуют не только традиционные методы, используемые в официальной банковской системе, но и вполне противозаконные: запугивание, угроза насилия и т.д. (хотя почти никогда до непосредственного применения силы дело не доходит). Заемщики прекрасно осведомлены, что "правила игры" на "теневом" рынке гораздо жестче, чем на официальном, однако принимают их безоговорочно. Например, опоздание с выплатой на 2-3 дня уже считается грубейшим нарушением соглашения. Зная о возможных последствиях несоблюдения условий договора или недостаточного их выполнения, заемщики, как правило, неукоснительно придерживаются всех пунктов соглашения. Как результат – на "теневом" рынке безвозвратные кредиты, "чума" китайской экономики, практически отсутствуют, в отличие от официальной банковской системы, где к проблемным, по оценкам некоторых западных аналитиков, относится до половины выданных кредитов.

Примечательно, что, хотя неофициальный рынок кредитов возник стихийно, сегодня он представляет собой весьма организованную и отлаженную систему. Более того, несмотря на то что государственные чиновники продолжают опасаться хаотичности кредитования "в тени", аналитики и предприниматели уверяют, что строгая упорядоченность выдачи займов и, как правило, близкое знакомство кредиторов и заемщиков попросту не дают неформальным кредитам шанса перейти в разряд неуправляемых.

Центром неформального кредитования в Китае считается Веньчжоу, город в провинции Чжэцзян, примерно, в 400 км к югу от Шанхая. Именно здесь проводились одни из первых на территории КНР эксперименты со свободным рынком. Начавшись в конце 70-х годов минувшего века, они превзошли все ожидания: город прославился не только своей процветающей экономикой, но и иногда сомнительными деловыми сделками. Возможно, Веньчжоу именно благодаря исконно полулегальному положению бизнеса на своей территории и стал "Меккой" для неофициальных кредиторов.

В зависимости от того, насколько хорошо китайцы относятся к капитализму, Веньчжоу воспринимается и как центр финансового новшества, и как "логово акул ростовщичества". В действительности же Веньчжоу – своеобразный микрокосмос крупномасштабных, но, все же, неофициальных финансовых взаимоотношений в сфере кредитования, которые в отличие от легальной социалистической системы реально отвечают требованиям времени.

Головная боль

государственных банков

На сегодняшний день неофициальное кредитование в Китае стало настолько масштабным явлением, что его влияние уже достаточно остро ощущается в официальной банковской системе страны. Рост "теневой" кредитной системы становится нешуточной проблемой для государственных банков Китая, и без того обремененных внушительными суммами невозвращаемых кредитов, создавая для финансовых лидеров новые сложности регулирования быстрорастущей экономики страны. Рынок неформальных кредитов не поддается регулированию со стороны официальной банковской системы, но его рост и колебания, спрос и предложение непосредственно отображаются на легальном финансовом секторе.

Прежде всего, стремясь получить бoльшую прибыль, многие вкладчики извлекают свои денежные ресурсы из банков, в дальнейшем направляя их на выдачу неформальных займов. В результате из официального финансового оборота "переходят в тень" значительные денежные средства.

Так, Tao Дoнг, главный экономист по Китаю в Credit Suisse First Boston (CSFB), утверждает, что только за август-сентябрь текущего года китайские вкладчики сняли со своих депозитных счетов в различных финансовых институтах от $12 млрд. до $17 млрд. (до 1.2% от ВНП). А уже в октябре отток денежных средств превратился в настоящее цунами, достигнув аж $120 млрд. – более 3% от всех банковских депозитов страны. "Если столь массовый отток денежных сумм из финансовых институтов не будет остановлен уже в ближайшие месяцы, – предупреждает Тао Донг, – КНР ожидает финансовая нестабильность или даже социальная дестабилизация. И тогда единственным выходом будет полная реструктуризация банковского сектора".

Для Китая любое колебание финансовой стабильности чревато ответными веяниями на рынках США и других стран. Например, если резко упадет спрос на стальную арматуру, массово изготовляемую в Китае, это приведет к всемирному перенасыщению рынка и, соответственно, резкому сбросу цен на сталь. Поэтому вопрос стабильности финансового сектора экономики для КНР особенно важен.

По словам Тао Донга, неформальное кредитование в Китае имеет несколько форм. Прежде всего, компании с длительными и стабильными деловыми отношениями предпочитают неофициально кредитовать своих партнеров, обеспечивая таким образом те или иные услуги или изготовление определенного товара, а также поддержку собственного бизнеса, особенно если партнеры налаживают представительство в другом регионе или на другом рынке. Кроме того, местные органы самоуправления часто исполняют роль посредника, заставляя местные компании взаимодействовать с различными инвесторами. Отдельно существует и собственно "теневой" рынок кредитов, упорядоченный и организованный, где можно получить заем на всевозможных условиях и на любой срок.

Представители Credit Suisse First Boston считают, что для привлечения и сохранения денежных средств в легальной банковской системе китайскому правительству необходимо поднять процентные ставки хотя бы до 3%. Впрочем, учитывая многолетнюю традицию управления финансовым сектором, в CSFB советуют проводить акцию поэтапно, поднимая ставку по пунктам на протяжении 12-18 месяцев. В свою очередь, принимая этот совет, китайские должностные лица планируют провести подобное увеличение и параллельно в течение того же периода сбить инфляцию до 3%.

"Низкий уровень взаимодействия между различными государственными органами может замедлить процесс, – признается Тао Донг, – но никак не остановит рост ставок. Китайское правительство просто обязано пойти на этот шаг. От его эффективности будет зависеть очень многое, поэтому вряд ли этот процесс будет искусственно затягиваться".

Следуя необходимости, 28 октября Народный банк Китая уже поднял процентные ставки для однолетних кредитов и депозитов на 0.27% (в последний раз Китай увеличивал их в 1995 году). В то же самое время центральный банк предоставил отдельным банкам определенную "автономию", отменив для них обязательную верхнюю черту процентных ставок и расширив возможности выбора клиентов. Если банки оправдают надежды и смогут составить успешную конкуренцию "теневому" рынку, особенно в сфере кредитования частных компаний, то вкладчики вновь вернут свои капиталы в официальную банковскую систему, тем самым выйдя на легальный рынок. Впрочем, по мнению аналитиков, в сложившейся ситуации из-за высокой развитости "теневого" рынка кредитов и слабого правового обеспечения механизмов функционирования и развития малого и среднего бизнеса официальная финансовая система еще не скоро вернет прежние позиции в розничном секторе.

Рассматривая повышение процентных ставок с разных сторон, одни аналитики считают, что, пойдя на него, Китай в первую очередь планирует сохранить жесткий контроль над необузданным инвестиционным ростом в стране. Другие утверждают, что это событие знаменует начало либерализации режима формирования процентных ставок, предвестницы девальвации национальной валюты Китая – юаня. Третьи же уверены, что это – попытка убить инфляцию в зародыше.

В принципе, китайское правительство может преследовать и все три эти цели. Однако имеется и еще одно, более простое объяснение. Причиной повышения ставок, конечно же, в первую очередь послужила необходимость сохранения денежных средств в официальной банковской системе. Более высокие официальные ставки призваны сократить нынешний чрезмерный отток финансовых ресурсов из банков. Ведущие государственные финансовые институты, конечно же, владеют довольно значительными резервными фондами. Однако их денежные средства необходимы, прежде всего, для будущего погашения огромной суммы списанных безвозвратных кредитов. Именно из-за угрозы подрыва позиций лидирующих финансовых институтов, в том числе и пяти специализированных банков, правительство КНР пошло на этот вынужденный шаг.

Кроме непосредственно финансовых методов борьбы с неформальным кредитованием, представители Credit Suisse First Boston предлагают разорвать излишне крепкую связь между должностными лицами и местными компаниями, а также провести кадровую перестановку персонала на муниципальном уровне. "Если вы назначите мэра Шанхая в администрацию провинции Шаньдун, а мэра Шаньдуна отправите в Сычуань, то автоматически разорвете связи местных должностных лиц с местным бизнесом, – утверждает Tao Донг. – Без получения своего "процента" от местных предпринимателей должностные лица будут активнее участвовать в официальной политике страны".

По данным CSFB, едва ли не единственным способом решения проблемы неформального кредитования сегодня признается возвращение к жестким мерам, которые прежний премьер-министр КНР Чжу Жунцзи осуществил в 1994 году. Тогда в региональные банки были назначены официальные должностные лица, призванные совершать контроль над каждым этапом банковских сделок. "Это – единственный достаточно эффективный путь сокращения объемов неформального кредитования", – убежден Тао Донг.

Евгения Лакосник,
по материалам New York Times, Times Asia, Asiaweek

 
© агенство "Стандарт"