журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

КОМПАНИИ И РЫНКИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

НОВОСТИ МЕСЯЦА

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

АРХИВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №12, 2004

ТЕМА НОМЕРА

Металлурги усиливаются

Ведущие сталелитейные компании мира ставят на повестку дня консолидацию, укрупнение и создание системы гарантированного обеспечения сырьем

Развитие мировой сталелитейной промышленности вступает в новую фазу: консолидация начинает приобретать глобальный характер. На смену внутрирегиональным объединениям приходят трансконтинентальные слияния и поглощения. Кроме того, быстро набирает силу новая тенденция, когда производители из индустриальных стран начинают создавать стратегические альянсы и учреждать совместные предприятия с поставщиками сырья, которые, в свою очередь, охотно расширяют свою деятельность в сфере сталелитейного производства. Таким образом, оба сектора используют прибыли, заработанные в период высокой стоимости продукции, для рационализации производства и обеспечения собственной жизнеспособности в условиях неизбежного спада в будущем, сроки которого аналитики пока затрудняются назвать.

Необходимость и возможность консолидации

Фрагментированность сталелитейной промышленности – основное препятствие на пути увеличения ее эффективности. Эта проблема несмотря на серию состоявшихся в последние годы слияний и приобретений пока еще далека от своего решения. По статистике International Iron and Steel Institute (IISI), суммарный прошлогодний выпуск десяти крупнейших производителей стали составил менее трети мировых объемов ее выплавки, тогда как три ведущие компании горнорудного сектора обеспечивают три четверти мировых поставок. Именно поэтому отрасль пребывает словно между молотом и наковальней: консолидированные поставщики руды и коксующегося угля (где на четыре компании приходится почти 80% глобального экспорта) диктуют производителям цены на сырье, а не менее сплоченные потребители стальной продукции в ключевом автомобилестроительном секторе тоже имеют возможность занимать жесткую позицию в ценовых переговорах.

В условиях обострения дефицита на сырьевых рынках эта проблема обрела особую актуальность и создала мощные стимулы для ускорения консолидации в мировой металлургической промышленности. В последнее время этот процесс все активнее начинает принимать глобальный характер: почти одновременно появились сообщения, что группа LNM Лакшми Миттала поглотила крупнейшего производителя США International Steel Group (ISG), российская "Северсталь" рассчитывает приобрести крупнейшую сталелитейную компанию Канады Stelco, а германская ThyssenKrupp Stahl, по некоторым данным, настроена на аналогичную операцию с британо-нидерландской группой Corus.

Объединение крупнейшей в Германии металлургической компании ThyssenKrupp Stahl с Corus, девятым по величине производителем стали в мире, могло бы привести к созданию группы, которая по объемам выплавки была бы способна занять третье место (после Mittal Steel и Arcelor). Правда, пока переговоры о данном слиянии имеют предварительный характер, к тому же, ThyssenKrupp еще не определилась окончательно, как именно ей лучше действовать в сложившейся ситуации. Как бы там ни было, но вполне очевидно ускорение процесса консолидации; межрегиональные слияния приведут к серьезным изменениям в составе лидирующей группы мировых производителей.

При этом, важно, что, помимо естественной экономии на масштабах, укрупненные компании сумеют частично решить и еще одну проблему, обусловленную острым дефицитом на рынках металлургического сырья. Предприятия будущей компании Mittal Steel, в состав которой войдут LNM Group, Ispat International и ISG, извлекут значительную экономию на масштабах из возможностей более рационального использования минеральных ресурсов, которые сосредоточены у Ispat.

В свою очередь, "Северсталь" способна обеспечивать слябами свою дочернюю компанию Severstal North America, в состав которой, возможно, скоро войдет Stelco. Во всяком случае, в начале ноября предварительные переговоры с руководством этой компании (ММ № 11) завершились официальным предложением "Северстали", вознамерившейся приобрести все активы крупнейшего канадского производителя.

В случае слияния ThyssenKrupp и Corus сырьевые преимущества не столь очевидны, да и планы укрупнения окончательно еще не определились. С одной стороны, германская группа дополнительно изучает и другие возможные объекты поглощения. По мнению аналитиков компании, более подходящими для этого могут оказаться итальянская Riva, австрийская Voestalpine, германская Salzgitter или шведская SSAB, с другой же, в конце октября выяснилось, что четыре европейские компании, которые, с точки зрения менеджеров ThyssenKrupp, более других подходят для объединения, вовсе не стремятся участвовать в консолидации: Corus, Riva, Salzgitter и Voestalpine официально заявили, что их не прельщает возможность утратить независимость.

Тем не менее, официальные представители ThyssenKrupp утверждают, что данное решение не следует считать окончательным: требуется время (месяцы, а иногда и годы), чтобы компании осознали ценность подобных идей. По мнению генерального директора ThyssenKrupp Steel Ульриха Миддельманна, в данный момент выгоды от слияний многим кажутся сомнительными просто потому, что в 2003 году большинство европейских производителей резко увеличили свои прибыли, чему способствовало подорожание стальной продукции, обусловленное быстрым ростом потребления в Китае. Однако, с его точки зрения, такая благоприятная ситуация в будущем может серьезно измениться, так что в условиях нового спада европейские компании окажутся слишком мелкими сошками для успешной конкуренции на мировом рынке.

По словам Миддельманна, любое укрупнение производителей целесообразно для отрасли в целом. Он считает, что реально европейская консолидация началась с учреждения группы Arcelor, два года сохранявшей статус крупнейшего в мире производителя стали, но именно теперь пришло время объединяться ThyssenKrupp и Corus, занимающим, соответственно третье и второе места в европейской иерархии. Этой же точки зрения придерживаются и ряд рыночных экспертов. По мнению Джеймса Кинга, независимого британского консультанта по стали, "в европейском секторе существует избыток мощностей, что более явно будет видно во времена спада" (по оценкам Кинга, суммарные мощности региона составляют 228 млн. т в год, что, примерно, на 60 млн. т больше объемов 2003 года). При этом, по словам Паскаля Спано из Deutsche Bank, "именно у ThyssenKrupp есть все данные для начала нового этапа европейской консолидации".

Выбор ThyssenKrupp

В настоящее время ThyssenKrupp завершает реорганизацию своей структуры, решив сосредоточиться на производстве плоскокатаной продукции. Она распродает активы, которые в рамках этой стратегии окажутся непрофильными. В порядке осуществления своей программы оптимизации портфеля компания уже рассталась с 24 предприятиями. В октябре были заключены сделки о продаже производителей длинномерной продукции Krupp Edelstahlprofile (@100 млн.) и ThyssenKrupp Berkenhoff (@75 млн.), что обеспечило компании средства для уменьшения долгов, сумма которых теперь не превышает @4 млрд. Снижение задолженности – необходимый этап реструктуризации группы, поскольку еще два года назад Standard & Poor's резко сбила ее кредитный рейтинг, поэтому в преддверии возможных приобретений сложившуюся ситуацию необходимо было изменить.

В целом же, в завершившемся 30 сентября 2004 финансовом году ThyssenKrupp продала девять подразделений, получив @1,5 млрд., а в четвертом квартале планирует избавиться еще от шести предприятий. Уже известно, что новым владельцем производителя нержавеющей стали Krupp Edelstahl станет Swiss Steel, а Schmolz & Bickenbach Edelstahl и Berkenhoff приобретут, соответственно, британская фирма Granville Baird Capital Partners и менеджмент предприятия. Кроме того, в первом квартале 2005 года ThyssenKrupp рассчитывает продать последнее из непрофильных в рамках новой стратегии предприятий Edelstahl Witten-Krefeld. Параллельно с распродажей этих активов в октябре ThyssenKrupp провела слияние своей судоверфи ThyssenKrupp Werften с аналогичным германским предприятием Howaldtswerke-Deutsche Werft (HDW), которое теперь входит в состав подразделения ThyssenKrupp Marine Systems. Правда, оно еще должно быть утверждено антимонопольными органами. Тем не менее, ясно, что группа уже созрела для нового крупного приобретения.

В плане целесообразности поглощения именно Corus ситуация менее понятна. Потенциальные преимущества такого слияния оценить довольно трудно. С одной стороны, умелое руководство Филиппа Варина в комбинации с подорожанием стали на мировом рынке вернуло Corus к прибыльности, а, с другой, после расходов, связанных непосредственно с поглощением, в значительные суммы еще обойдется закрытие ряда недостаточно прибыльных мощностей данной компании с инвестированием значительных средств в организацию производства продукции высокого передела. При этом, сама Corus не желает утратить независимость, а враждебный вариант поглощения пока не входит в планы ThyssenKrupp. Миддельманн заявил: "ThyssenKrupp будет проводить сделку только на добровольной основе. Мы обнародовали наши идеи, так что посмотрим, кто пожелает их разделить". Тем не менее, среди потенциальных кандидатов на слияние Corus представляется обозревателям наиболее подходящим для ThyssenKrupp, поскольку обе компании близки по размерам, к тому же, по сведениям агентства Reuters, приобретение именно этой группы представляет для германской компании наибольший интерес. Как бы там ни было, но в настоящее время вопрос о поглощении Corus остается открытым: в конце концов, Ульрих Миддельманн объявил лишь, что его компания собирается приобрести одного из европейских производителей или получить в нем стратегическую долю акций.

Правда, у ThyssenKrupp есть и другие перспективы для расширения, причем, значительно более определенные: недавно Миддельманн объявил, что его компания готова инвестировать около $1,5 млрд. в сооружение в Австралии, Бразилии или России нового завода по выпуску слябов. С этой целью в конце октября ThyssenKrupp учредила альянс с бразильским горнорудным гигантом Companhia Vale do Rio Doce (CVRD). Ближайшие планы партнеров уже обрели реальные очертания: построить в Бразилии сталелитейный комплекс стоимостью в $2,5 млрд., мощности которого будут составлять 5 млн. т в год. Инвестировать средства в этот проект компания собирается через свой филиал Thyssen Brasil, причем, Бразильский национальный банк сообщил, что к нему уже обращались по поводу финансирования, хотя переговоры еще не завершены.

Сам факт создания этого альянса находится в русле новой, быстро набирающей силу тенденции: горнорудные конгломераты заинтересовались экспансией в сферы высоких переделов и идут на партнерство со сталелитейными компаниями, которые задыхаются от нехватки сырья. Очевидно, что данная тенденция получит дальнейшее развитие. Подобные расширения в смежные отрасли обеспечат сталелитейным компаниям сырьевую независимость, а производителям руды, сейчас интенсивно увеличивающим свои мощности, – надежный сбыт продукции, даже после того как ввод в действие их новых месторождений приведет к ликвидации нынешнего дефицита. Таким образом, обе отрасли рационально используют прибыли, полученные за счет резкого подъема цен, для реструктуризации с целью обеспечения выигрышных перспектив в будущем развитии. В настоящее время такие межотраслевые партнерства реализуют серию проектов строительства заводов для производства стали в странах, богатых минеральными ресурсами. В первую очередь, внимание металлургов привлекают Бразилия и Индия; похоже, что скоро приток иностранных инвестиций приведет к созданию в этих государствах мощной промышленности с экспортной ориентацией.

Ближе к источникам сырья

Естественный партнер сталелитейных компаний для альянсов на бразильской территории – крупнейший в мире производитель железной руды компания CVRD, проявляющая все больший интерес к расширениям в сталелитейную сферу. CVRD стремится, помимо сотрудничества с ThyssenKrupp, упрочить свой альянс с итальянской компанией Riva Acciao. У них уже имеются совместные предприятия для производства окатышей, а сейчас партнеры обдумывают планы строительства в городе Витории (штат Эспириту-Санту) завода стоимостью $300 млн. по выпуску 1 млн. т листовой стали в год.

Однако самый крупный из бразильских сталелитейных проектов CVRD намеревается реализовать в штате Мараньян; речь идет о создании неподалеку от глубоководного порта Сан Луис на северном побережье Бразилии крупного сталелитейного комплекса. В проекте предусмотрено также возведение трех-четырех заводов для производства слябов. Каждый из них будет располагать мощностями порядка по 4 млн. т в год. Ожидается, что комплекс войдет в строй в 2012 году, а после выхода на проектную мощность его годовой выпуск будет составлять 24 млн. т. В результате суммарные сталелитейные мощности Бразилии увеличатся на 70%, а CVRD будет контролировать две трети экспорта слябов из страны. Сметная стоимость такого проекта – $11,4 млрд. В настоящее время CVRD подыскивает партнеров, способных обеспечить финансирование строительства.

Разумеется, этот проект сразу привлек внимание крупных корпораций, изыскивающих в условиях современного дефицита металлургического сырья любые возможности для его приобретения. Первой с CVRD начала переговоры в этом плане южнокорейская компания Posco, занимающая пятое место в иерархии мировых производителей стали. Хотя окончательное решение еще не принято, тем не менее, появились сообщения о том, что Posco собирается инвестировать в этот проект от $1 млрд. до $3 млрд. Кроме того, CVRD ведет переговоры с китайской Shanghai Baosteel Group. Ожидается, что эта компания согласится построить один из заводов комплекса стоимостью $1,5 млрд., который с 2008 года будет изготовлять 3,7 млн. т слябов в год.

Скорее всего, Posco, в рамках своего сотрудничества с CVRD, построит второй такой же завод. В начале октября корейская и китайская компании подписали соглашения с CVRD о совместном проведении исследования технико-экономической целесообразности проектов обоих заводов. Понятно, что в таком сотрудничестве заинтересованы все потенциальные партнеры, ведь реализация проекта обеспечит CVRD контроль над 70% экспорта слябов из Бразилии, а китайцы и корейцы получат доступ к столь необходимым резервам железной руды. В 2003 году Posco импортировала из Бразилии 41,3 млн. т этого сырья; его поставки ничуть не меньше необходимы и заводам Baosteel. Поэтому аналитики исходно были уверены, что стороны сумеют договориться, так что проекту будет дан ход. При этом, развитие событий опередило все прогнозы: Жозе Рейналдо Таварес, губернатор штата Мараньо, 7 октября объявил, что утвердил проекты строительства обоих заводов, в которых принимают участие иностранные партнеры, а Posco и Baosteel уже подписали договора по инвестиционным обязательствам и распределению будущей продукции.

Тем не менее, Posco не собирается "складывать все яйца в одну корзину", поэтому параллельно начала переговоры об учреждении аналогичного альянса с австралийской компанией BHP Billiton, которая, в свою очередь, ринулась в сталелитейное производство. Эта крупнейшая в мире горнорудная группа продвигает проект создания гигантского сталелитейного комплекса в индийском штате Орисса. В августе BHP подписала договор с Posco об учреждении совместного предприятия для реализации проекта строительства сталелитейного завода производительностью 10 млн. т проката в год, шахты для добычи 30 млн. т железной руды в штате Орисса и глубоководного порта на восточном побережье Индии. Первая фаза строительства (с инвестициями в $3 млрд.) предусматривает сооружение завода производительностью 3 млн. т стали в год. Ее рассчитывают завершить к декабрю 2009 года, с тем чтобы вывести сталелитейный комплекс на проектную мощность с полным производственным циклом уже через 15 лет после начала строительства.

Правда, не ясно, не создаст ли это препятствий для участия корейской компании в бразильском проекте, хотя, скорее всего, одно другому не помеха. Понятно, что Posco в расчете на расширение своего экспорта в Китай стремится обеспечить собственные заводы металлургическим сырьем из любых доступных источников, тем более что компания планирует крупные расширения своих корейских мощностей: предполагается, что к 2009 году они дойдут до 34 млн. т. Понятно также и то, что Индия для этой компании еще удобнее Бразилии (из соображений меньших расходов на транспортировку), так что, скорее всего, компания действительно решится в течение ближайших пятнадцати лет инвестировать в индийский проект необходимые для его реализации $8,4 млрд., тем более что, помимо решения проблемы снабжения сырьем, будущий завод откроет Posco доступ индийскому рынку и обеспечит статус главного поставщика стальной продукции для индийских дочерних компаний автомобильных групп Hyundai Motor и LG Group. В настоящее время проект представлен на утверждение правительству Индии и Южной Кореи; если результат будет положительным (а так, скорее всего, и будет), то Индия получит крупнейшие в своей истории иностранные инвестиции.

Тем не менее, в настоящее время переговоры еще далеки от завершения: корейская правительственная делегация намерена добиться от индийской стороны закрепления за проектом Posco-BHP Billiton каптивных месторождений с резервами железной руды около 1 млрд. т. Члены делегации сообщают, что готовы принять даже покинутую компанией Tisco залежь Gorumahisani в районе Mayurbhanj. Эти требования вполне понятны, поскольку будущий завод должен быть полностью обеспечен рудой из собственных источников. Тем не менее, привычные к торговле индусы пытаются оговорить условия повыгоднее, вот почему, хотя в положительном решении по проекту заинтересованы все стороны, губернатор Ориссы его еще не утвердил в расчете на то, что Posco согласится пойти на дополнительные инвестиции в сооружение глубоководного порта Дхамра.

Представители Posco объявили 18 октября, что будут ожидать утверждения проекта не дольше, чем до конца текущего года, после чего обратятся к альтернативным проектам по строительству сталелитейного комплекса аналогичных масштабов в штатах Андхра-Прадеш или Карнатака; кроме того, такие же проекты можно реализовать в Бразилии и Китае (где, правда, нет собственных источников руды). Занятно, но BHP Billiton в определенной мере сумела отмежеваться от этой торговли: крупнейшая в мире горнорудная группа заявила, что ее интерес к данному проекту ограничивается поставками сырья и управлением рудниками, хотя одновременно она интенсивно реализует проекты расширения производства железной руды и коксующегося угля и стремится максимально увеличить свою базу резервов. По словам официального представителя BHP, суммарные капитальные затраты компании в текущем финансовом году, который завершится 30 июня 2005-го, составят около $4 млрд., и Индия – отнюдь не единственная страна, где BHP Billiton собирается наращивать свое присутствие. Тем не менее, очевидно, что объявленные проекты представляют огромный интерес для всех потенциальных партнеров.

Индийские проекты

Индия становится, как и Бразилия, все более привлекательной для иностранных инвестиций, вызывая еще больший интерес у крупных сталелитейных корпораций. Эта держава – четвертый в мире экспортер железной руды, вывозящий в другие страны около 25 млн. т этого сырья. При этом, сейчас правительство разработало грандиозную программу расширения объемов производства стали: от 36 млн. т в настоящее время до 60 млн. т в 2012 году и 100 млн. т – в 2020-м. В русле этих тенденций индийские компании охотно идут на союзы с иностранными инвесторами, которых в страну привлекают наличие минеральных ресурсов и крайне низкая стоимость труда в отрасли, что гарантирует низкую себестоимость стальной продукции будущих предприятий. Особую активность в плане создания партнерств с иностранными инвесторами проявляют крупнейший в стране производитель стали и железной руды (около 20 млн. т в год) компания Steel Authority of India (SAIL) и частная корпорация Tata Iron & Steel.

Недавно SAIL подписала меморандум о взаимопонимании с BHP Billiton относительно учреждения стратегического альянса для совместной разработки месторождений коксующегося угля и железной руды в Индии и других странах. Предполагается, что в рамках такого партнерства с главным поставщиком коксующегося угля индийским сталелитейным компаниям SAIL будет инвестировать в разработку угольных месторождений BHP и обеспечит свои сталелитейные мощности надежными поставками этого сырья по долгосрочным контрактам. Для SAIL данное объединение имеет огромное значение, поскольку компания планирует расширить объемы выплавки стали от 13 млн. т в настоящее время до 20 млн. т в 2012 году, так что ей потребуются все большие поставки импортного коксующегося угля. Кроме того, стратегический альянс с австралийской группой значительно расширит возможности SAIL в сфере добычи железной руды внутри страны: в рамках подписанного соглашения BHP Billiton предоставит в распоряжение альянса богатый опыт в сфере горнорудной деятельности, включая прогрессивные технологии разведки, добычи и обогащения, при совместной с SAIL разработке индийских месторождений.

Разумеется, минеральные ресурсы страны привлекают и других иностранных инвесторов: японские и европейские сталелитейные компании тоже рассчитывают создать совместные предприятия с местными производителями. В свою очередь, в таких взаимоотношениях остро заинтересованы и индийские компании, так как они получают высокие прибыли в связи с высокими ценами на сталь; именно поэтому деньги, необходимые для увеличения мощностей, у них уже нашлись. Тем не менее, понятно, что расширять объемы производства целесообразно на основе самых прогрессивных технологий, а предоставить их могут только крупные иностранные компании (помимо, разумеется, соответствующей доли инвестиций).

Именно этот взаимный интерес и создал почву для стратегического союза между Tata Iron & Steel и люксембургской группой Arcelor: в начале ноября появились сообщения, что обе компании намереваются в ближайшее время подписать меморандум о взаимопонимании по поводу учреждения СП для строительства в штате Орисса завода по выпуску 6 млн. т плоскокатаной продукции в год. Пока проект будет проходить все процедуры утверждения, Tata Steel рассчитывает построить портовые мощности, чтобы Arcelor не усомнилась в целесообразности вкладываемых инвестиций (29 октября компания подписала меморандум о взаимопонимании с властями штата Орисса относительно строительства порта в Дхарме).

Правда, основные интересы Arcelor в сфере обеспечения сырьем связаны, в первую очередь, с Бразилией. Эта компания – крупный акционер четырех бразильских металлургических комбинатов; в ближайшие годы она хочет инвестировать в их развитие около $3 млрд. Самый ценный из этих активов – специализированный производитель слябов Companhia Siderurgica de Tubarao (CST). По объемам выплавки стали это предприятие занимает второе место в стране, причем, себестоимость его слябов – одна из самых низких в мире. В июне Arcelor довела свой пакет акций CST до контрольного, а теперь договорилась о выкупе за $163,4 млн. принадлежащего CVRD пакета (28%). С этой целью в октябре компания подписала договора с California Steel Industries (CSI), JFE Steel Corporation (JFE) и другими японскими акционерами CST, в соответствии с которыми все они отказываются от приоритетного права выкупа акций у других собственников.

Когда эта сделка будет завершена, Arcelor превратится в крупнейшего в Бразилии производителя стали, хотя эта ситуация может измениться после завершения CVRD реализации своего грандиозного проекта. Правда, в этом отношении ясности пока нет: упорно курсируют слухи, что Arcelor тоже примет участие в задействованном CVRD проекте. При этом, существенно, что стратегия Arcelor радикально отличается от используемых большинством других производителей из индустриально развитых стран: ее интересы не ограничиваются использованием местных минеральных ресурсов для обеспечения сырьем и полуфабрикатами своих заводов в других регионах. Эта группа четко взяла курс на поставки в развивающиеся страны современных технологий производства продукции высоких переделов.

Глобальные планы транснациональной компании

Присутствие Arcelor в Бразилии приведет к существенным изменениям в структуре экспорта черных металлов из этой страны. До недавнего времени страна поставляла за рубеж, главным образом, железную руду (ее вклад в мировые объемы производства составляет около 25%), а также слябы; теперь же люксембургская группа начала перемещать туда из Европы некоторые из своих мощностей для выпуска конечной продукции. По оценкам аналитиков, производственные затраты в этой стране составляют около 20% от общего объема европейских, кроме того, спрос на сталь в Бразилии и других развивающихся странах растет значительно быстрее, чем в Западной Европе. Поэтому Arcelor активизировалась в части освоения этого рынка и перевозит туда оборудование со своих заводов в Испании, Франции и Люксембурге. Более того, по словам президента группы Ги Долле, Arcelor планирует географические расширения и в других странах, где будет подходящая комбинация дешевого труда и быстро нарастающего спроса. Компания уже успешно реализует некоторые проекты в партнерстве с российской "Северсталью", а теперь создает аналогичные стратегические альянсы в Китае и Индии. Причем, во всех случаях речь идет о производстве продукции именно высоких переделов.

В частности, по словам официальных представителей Tata Steel, совместное предприятие этой компании с Arcelor будет выпускать широкий ассортимент стальной продукции, включая материалы автомобильных категорий. Условиями предварительного соглашения оговорено, что, помимо инвестиций в сооружение завода, Arcelor обеспечит предприятие собственными технологиями. В общем и целом, новый проект нацелен на развитие уже существующих связей: подразделение этой группы по легированной и нержавеющей стали Imphy Ugine Precision (IUP) уже давно сотрудничает с Tata Steel в сфере производства оцинкованной стали для автомобильной промышленности. В рамках такого сотрудничества Arcelor уже предоставила Tata лицензию на технологию производства горячеоцинкованной продукции для автомобильной промышленности, которую будет выпускать ее головной завод в Джамшедпуре. Теперь же, по условиям сделки, Tata Steel получит также лицензию на технологию производства фирменной продукции Extragal, соответствующие ноу-хау и разрешение на использование данной торговой марки. Кроме того, Arcelor обещала Tata содействие в разработке технологических решений общего характера для заказчиков из индийского автомобильного сектора.

Arcelor также успешно развивает свои отношения с ценным стратегическим партнером – китайской BaoSteel. Их сотрудничество началось с учреждения СП (исходно – BaoSteel и Usinor) по выпуску стали для производства упаковки и продолжилось в 2003 году благодаря созданию предприятия, специализирующегося на изготовлении сварных заготовок для автомобильной промышленности. В конце июля Arcelor учредила новое СП с китайской группой Baoshan Iron & Steel и японской корпорацией Nippon Steel для строительства завода по производству автомобильной листовой стали (1,7 млн. т в год). Новый завод Baosteel-NSC/Arcelor Automotive Steel Sheets Co будет расположен рядом с шанхайскими предприятиями BaoSteel, которые обеспечат его полуфабрикатами высокого качества (эта продукция также будет приобретаться у японской Nippon Steel). Завод будет выпускать 900 тыс. т холоднокатаной стали и 800 тыс. т оцинкованных листов, включая фирменную продукцию Arcelor – материал автомобильных назначений Extragal. Предполагается инсталлировать на заводе две линии непрерывного горячего цинкования – одну по выпуску продукции автомобильных назначений, другую – листовой стали для изготовления бытовых товаров. Сметная стоимость проекта Baosteel-NSC/Arcelor Automotive Steel Sheets – @650 млн., срок действия соглашения о совместном предприятии – 20 лет. В новой компании BaoSteel будет принадлежать 50% акций, а вторую половину между собой разделят Nippon Steel (38%) и Arcelor (12%).

Разумеется, помимо инвестиций, Arcelor и Nippon Steel предоставят предприятию прогрессивные технологии, что обеспечит его продукции серьезные конкурентные преимущества. Эти планы полностью соответствуют условиям, оговоренным в соглашении о стратегическом альянсе между Arcelor и Nippon Steel: компании проводят совместные научно-исследовательские работы и осуществляют взаимный обмен лицензиями, что поможет им оптимально удовлетворять потребности глобальных заказчиков за счет поставки прогрессивных технологических решений своим заводам, разбросанным по всему миру.

Партнерство с Nippon Steel и BaoSteel – типичный пример воплощения стратегии Arcelor, направленной на создание крупномасштабных альянсов с автомобильной промышленностью. Чтобы обеспечивать эффективный сервис крупным корпорациям отрасли, заводы которых разбросаны по всему миру, Arcelor учреждает стратегические альянсы и СП, а также заключает соглашения об обмене лицензиями. Все это способствует географическому расширению ее возможностей по предоставлению должного сервиса для филиалов международных автомобильных корпораций, где бы они ни создавались. С точки зрения Ги Долле, именно такая стратегия в отношении союзов оптимальна для развития сталелитейной промышленности в целом, поскольку только такой подход может обеспечить процветание отрасли в период бума и даст возможность сохранить жизнеспособность во времена спада, который, по мнению ряда аналитиков, уже не за горами.

Страховка против спада

По оценкам аналитиков британской исследовательской компании MEPS, в текущем году мировые объемы выплавки стали дойдут до 1,036 млрд. т (годовой прирост – 7,5%). Значительные увеличения мощностей наблюдаются во всех регионах, включая Азию, США и Европу. При этом, современный бум на рынке стальной продукции носит, в некоторой степени, искусственный характер: опасения в части дефицита поставок вынуждают основных потребителей делать избыточные заказы, а это искажает представления об уровне реального спроса.

Поэтому специалисты MEPS полагают, что этот призрачный бум неизбежно перейдет в реальный спад, если в среднесрочном плане скорость нагнетания спроса на сталь в Китае не удержится на уровне, значительно превышающем 14% в год. Однако китайское правительство старается ограничить инвестиции в базовые отрасли и строительные проекты, в реализации которых нет реальной необходимости, а это – главные источники роста потребления стали. Далее, учитывая бешеные темпы роста китайских сталелитейных мощностей, – по данным International Iron and Steel Institute (IISI), за 10 месяцев 2004 года объемы производства прибавили 22,0% (до 219,1 млн. т), – можно ожидать, что эта страна в ближайшие годы практически полностью откажется от ввоза стальной продукции. При этом, проблемы производителей других государств не ограничатся исчезновением емкого рынка сбыта; вполне естественно ожидать, что китайцы начнут вывозить сталь, когда внутри страны цены на нее станут ниже мировых показателей.

Собственно, первые признаки того, что события будут развиваться именно по такому сценарию, уже вполне отчетливо просматриваются. Председатель китайской Ассоциации производителей стали У Сичунь заявил: "В 2004 году Китай может увеличить поставки стали на 86% при снижении ввоза металлопродукции на 20%". Таким образом, по оценкам специалистов Ассоциации, экспорт готовой стальной продукции в текущем году может достигнуть 13 млн. т, а импорт – сократиться до 29 млн. т (от 37,2 млн. т в 2003 году). В принципе же, по прогнозам китайских экспертов, проблема нехватки сталеплавильных мощностей в стране будет решена в ближайшие три года.

Понятно, что ожидаемые перемены неизбежно обусловят кризис перепроизводства и спровоцируют обвал цен на мировом рынке, поскольку большинство сталелитейных проектов, реализованных в мире за последние несколько лет, были осуществлены из расчета, что Китай еще долго будет поглощать все избытки продукции, произведенной в других регионах. Надежды, что Индия, экономика которой тоже быстро идет на подъем, своим спросом способна компенсировать сокращение китайского импорта, скорее всего, беспочвенны. Хотя по потреблению стали на душу населения эта страна и занимает одно из последних мест в мире, скорость роста ее ВВП значительно ниже, чем в Китае, да и уровень жизни здесь крайне низкий. Пока страна не разбогатеет, потребление стали будет расти очень медленно, а за это время там начнут действовать новые заводы, проекты строительства которых сейчас находятся на стадии утверждения. Следовательно, не стоит ожидать, что Индия начнет импортировать сталь, во всяком случае, в количествах, соизмеримых с объемами китайских закупок. Поэтому спад на мировом рынке – дело недалекого будущего. Правда, рационализация сталелитейной промышленности продвигается в ускоренном темпе, значительно более высокая степень консолидации отрасли может обеспечить ей большую жизнеспособность, чем во времена предыдущего кризиса.

Галина Резник, по материалам Metal Bulletin, FT, Reuters, MarketWatch.com, Wall Street Journal, Bloomberg, Business Day, mining.kz, minerjob.ru, bnamericas.com, channelnewsasia.com, mineral.ru, Cybernoon.com, thyssenkrupp.com, brazzil.com, Business Line, MetalTorg.Ru, Metal Monitor, The Economist, orissaindia.com, prospect.com.ru

 
© агенство "Стандарт"