журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СОБЫТИЯ

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

РОЗНИЧНЫЙ БИЗНЕС

Банковская деятельность

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

БАНКОВСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №10, 2004

СОБЫТИЯ

Иск на 30 миллиардов

Именно такую сумму стремится получить с аудиторов и банкиров нынешнее руководство скандально обанкротившегося итальянского концерна Parmalat

Репутации Citigroup и ряда других лидеров мирового банковского сектора, изрядно потрепанные скандалами вокруг их "сотрудничества" со злополучными Enron и иже с ней, вновь оказались под ударом, теперь уже в связи с прошлогодним банкротством итальянского пищевого концерна Parmalat (см. БП № 2). Это событие оказалось совершенно неожиданным, однако практически сразу обнаружилось, что по молочным рекам Parmalat уплыли в неизвестность более @14 млрд. При этом, на кисельных берегах этих рек обнаружился такой финансовый бурелом, что стало очевидно – к его созданию приложили руку настоящие мастера: найти следы исчезнувших денег представлялось практически невозможным. Тем не менее, команда антикризисных менеджеров все-таки выяснила, что лодки с этим грузом проводили через пороги закона крупнейшие банки мира, и предъявила иски нескольким финансовым институтам с требованием компенсации в сумме более $30 млрд.

Исчезнувшие

14 миллиардов

В последние месяцы пресса часто называет Parmalat "итальянской Enron": когда 25 декабря прошлого года было объявлено о банкротстве молочного концерна, это казалось для его инвесторов такой же неожиданностью, как, в свое время, и крах американской энергетической компании. Через несколько дней после этого объявления обнаружилось, что вся финансовая документация Parmalat исчезла, прибыли в отчетности завышены, примерно, в пять раз, а долги составляют не @4 млрд., как предполагалось, а более @18 млрд. Казалось бы, налицо явное сходство с историей Enron. Тем не менее, несколько позднее выяснилось, что это сходство ограничивается размахом мошенничества и масштабами последствий. В других же аспектах эти два банкротства имеют радикальные различия. Главным образом, это относится к вопросу – куда делись украденные у инвесторов деньги?

Очевидно, что топ-менеджеры Enron "работали" на самих себя, хотя, разумеется, частично делились с "сотрудниками", и теперь они готовы отсидеть в тюрьме положенные сроки, чтобы сохранить "нажитое". Однако с Parmalat ситуация совершенно иная. Ее основатель, бывший руководитель и крупный акционер концерна Калисто Танци практически сразу сознался следователям, что он приложил руку к исчезновению со счета компании @500 млн., и не стал скрывать, что эти деньги вложены в туристический бизнес его дочери. Однако украдено-то было @14.2 млрд., и о судьбе остальных денег следствию ничего не удавалось узнать. Танци, также как бывший финансовый директор Parmalat Фаусто Тонна, который занимался организацией увода денег из концерна, и его преемник на этом посту Лучиано дель Сольдато немы, как рыбы. Непосредственно работавший с обоими финдиректорами 32-летний бухгалтер Алессандро Басси неожиданно покончил с собой, хотя против него даже не было заведено уголовного дела – его только однажды допросили как свидетеля. Далее, вместо того чтобы указать, куда именно переведены украденные деньги, Калисто Танци предложил внешним управляющим свое собственное состояние для частичной компенсации убытков ограбленной компании.

Судя по этим и некоторым другим фактам, финансовые махинации, которые привели, в конце концов, к банкротству компании, не обошлись без участия криминальных структур. Появились серьезные подозрения, что не только предпринимательский талант Калисто Танци, но и их деньги обеспечивали превращение мелкой семейной фабрики в гигантский пищевой концерн с филиалами в 30 странах. Компания Parmalat, учрежденная в 1961 году, в 80-х годах начала массовую скупку государственных молочных магазинов, которые как раз тогда были выставлены на приватизационные аукционы. Именно в те времена компания и приобрела национальные масштабы. Однако для этой экспансии требовались такие деньги, которых не было и не могло быть у мелкого предпринимателя Танци. Поэтому многие эксперты полагают, что Танци получил нужные средства из криминальных источников, а плоды его финансовых махинаций с концерном попросту ушли на погашение этих старых долгов. Если гипотеза об отношениях Танци с мафией соответствует действительности, то становятся понятными и его предложение покрыть убытки за счет собственного состояния, и самоубийство бухгалтера, и глухое молчание всех подследственных лиц. Ясно и то, что в этом случае похищенные деньги найти не удастся.

Правда, в конце июля появились сообщения, что следователи установили, куда именно делись принадлежавшие Parmalat @14.2 млрд. Судя по докладу, который они представили внешнему управляющему Энрико Бонди, @5.3 млрд. были истрачены на приобретение фирм в Канаде, США, Латинской Америке и Азии, а также на покрытие убытков концерна. Еще @6.5 млрд. ушли, якобы, на выплату процентов по постоянно увеличивающейся задолженности, а также на уплату комиссионных банкам и брокерам, которые помогали Parmalat справляться с долгами. Оставшиеся @2.3 млрд. были переданы различным лицам и организациям, тем или иным образом связанным с Parmalat, либо подконтрольным Танци структурам. Например, около @1 млрд. получила уругвайская дочерняя компания концерна Wishaw Trading SA, а еще @500 млн. были переведены на счета туристической компании Parmatour SpA, которую возглавляет дочь Танци Франческа (именно в хищении этой суммы владелец Parmalat сознался сразу после своего ареста 27 декабря 2003 года).

Тем не менее, трудно судить, насколько достоверна эта информация. Во всем мире организованную преступность принято называть итальянским словом "мафия", поскольку именно Италия оказалась родиной первых криминальных структур. В настоящее время мафия оказывает огромное влияние на жизнь итальянского общества, и пытаться изъять у нее однажды полученные деньги – не только несерьезно, но и крайне опасно. Возможно, именно по этой причине Энрико Бонди, которого правительство назначило внешним управляющим Parmalat, не рассчитывает на возможность возврата украденных у концерна миллиардов и намеревается погасить долги компании, взыскав компенсацию с внешних аудиторов Parmalat, многие годы "не замечавших" фальсификации финансовой отчетности, и с банков, через которые проводились незаконные операции. От имени Parmalat Бонди возбудил против них судебные иски в надежде взыскать с тех и других $30 млрд.

Слепые аудиторы

Первыми попали под удар итальянский филиал Bank of America, который занимался обеспечением кредитов Parmalat, и аудиторские фирмы Grant Thornton и Deloitte&Touche – их всех обвиняют в оказании помощи топ-менеджерам концерна, которые вводили инвесторов в заблуждение относительно финансового положения компании. С этой целью они скрывали убытки и подделывали отчетность, но аудиторы за долгие годы "не смогли" выявить фальсификацию.

Проверка, проведенная аудиторской компанией PricewaterhouseCoopers уже после банкротства концерна, показала, что Parmalat регулярно завышал свои прибыли. Только за последние три квартала прошлого года к фактическим доходам было приписано более $400 млн. В феврале правоохранительные органы разобрались в схемах, при помощи которых Parmalat умудрялся завышать свои доходы в официальных финансовых отчетах: в последние годы его деятельность строилась на принципах двойной бухгалтерии, когда на многие товары выписывается несколько счетов. Это было не слишком сложно осуществить, поскольку большинство работавших с Parmalat итальянских дистрибуторов были так или иначе аффилированы с концерном. В частности, крупнейшая холдинговая компания AGIS Srl принадлежит семье самого Калисто Танци. По сведениям New York Times, фальшивые счета и накладные использовались при поставке продукции, как минимум, 33 дистрибуторам и нескольким сотням супермаркетов.

Завышение официальных доходов по этой схеме предоставило Parmalat возможность получить займы на сумму около @4 млрд. от 40 итальянских и десятка зарубежных банков. Кроме того, на основании фальсифицированных таким образом данных Parmalat выпускал ценные бумаги, продажу которых поручал осуществлять Citigroup (один из бухгалтеров концерна сообщил следователям, что сотрудники Citigroup были осведомлены об этих мошеннических финансовых операциях, по крайней мере, с 1995 года). В результате оказалось, что реальные долги компании в восемь раз превышают сумму, указанную в отчетах Grant Thornton и Deloitte&Touche.

По мнению Бонди, эти компании намеренно закрывали глаза на махинации в Parmalat, чтобы не потерять выгодного клиента. Компания Grant Thornton International была главным аудитором Parmalat с 1990 по 1999 год, после чего ее место заняла Deloitte, в то время как Grant Thornton стала работать с дочерними фирмами Parmalat, причем, за все эти годы ни один из этих аудиторов не заметил фальсификации отчетности. Теперь Энрико Бонди утверждает, что из-за этой "невнимательности" аудиторов Parmalat потерпел убытки в размере $10 млрд., и подал иск с требованием возмещения этой суммы итальянским и американским филиалам концерна.

Сейчас против аудиторов выдвинуты обвинения "в содействии фальсификации счетов, намеренном введении в заблуждение участников рынка, систематическом искусственном завышении стоимости акций компании" и многом другом. Более того, в иске, возбужденном в штате Иллинойс, отмечается, что партнеры Grant Thornton помогали менеджерам концерна "учреждать фиктивные компании и заключать фальшивые сделки, которые нужны были исключительно для отмывания миллиардов долларов, принадлежащих Parmalat". С точки зрения Бонди, "тот факт, что обвиняемые неправильным образом проводили проверки Parmalat, а во многих случаях даже активно участвовали в финансовых махинациях, позволил инсайдерам концерна украсть или растратить порядка $10 млрд.". В отношении претензий к Deloitte в иске указано: "Сотрудники аудиторской компании не просто сделали несколько упущений. Они раз за разом умалчивали о мошенничестве, которое не только было очевидным, но и происходило прямо у них на глазах".

Разумеется, Deloitte&Touche и Grant Thornton с негодованием отрицают эти обвинения: оба аудитора утверждают, что сами стали жертвами махинаций руководителей концерна и узнали о финансовых проблемах "молочной империи" только в середине прошлого года. Официальный представитель Deloitte заявил, что никаких доказательств причастности компании к махинациям бывшего руководства Parmalat не найдено, поскольку их просто не может существовать, так что Deloitte будет решительно отстаивать свою невиновность. По его словам, "именно благодаря деятельности нашей компании мошенничество и было раскрыто".

В свою очередь, Grant Thornton объявила иск Parmalat незаконным. С точки зрения ее представителей, ни главное представительство компании, ни ее американский филиал не несут ответственности за своих бывших итальянских партнеров: "Отделения сети компании Grant Thornton абсолютно независимы и в юридическом, и в финансовом, и в административном смысле". Дело в том, что аудитором холдинговой компании Parmalat Finanziaria до 1999 года была Grant Thornton SpA – итальянское подразделение Grant Thornton, работающей в 110 странах. Затем ее сменила Deloitte & Touche, которой, по итальянскому законодательству, были подотчетны только 51% активов группы Parmalat. Прочие счета контролировали другие аудиторы, в первую очередь, – Grant Thornton, которая проверяла счета нескольких подразделений Parmalat, начиная от головной организации Parmalat SpA и завершая дочерней компанией Bonlat, уличенной в подделке счетов. Однако 7 и 8 января внешний менеджмент Parmalat отказался от услуг обеих аудиторских компаний, а 8 января головная компания Grant Thornton приняла решение вывести свое подразделение Grant Thornton SpA из состава группы, поскольку его имя запятнано скандалом. С этого дня это подразделение переименовано в Italaudit SpA и не имеет отношения к Grant Thornton.

Возможность привлечения обеих компаний к ответственности по обвинениям Parmalat определит суд, но американские юридические эксперты полагают, что шансы взыскать с них $10 млрд. весьма сомнительны. Тем не менее, представляется весьма странным, что до этого внешние аудиторы не замечали никаких признаков финансового нездоровья Parmalat, а ведь именно это попустительство обеспечивало компании возможность брать банковские кредиты и выпускать облигации. Согласно последним показаниям руководителей Parmalat, хотя финансовые проблемы концерна начали принимать угрожающие масштабы только три года назад, различные подтасовки осуществлялись на протяжении, примерно, 15 лет.

Поэтому не исключено, что даже если Бонди не добьется возмещения убытков, эти компании из-за подобной "невнимательности" вынуждены будут, в конце концов, разделить печальную судьбу аудиторской фирмы Arthur Andersen, которую скандал вокруг фальсификации финансовой отчетности Enron попросту уничтожил на 89-м году существования: потеря около 30 крупных клиентов довела компанию до банкротства. Реальность этого предположения подтверждается, в частности, тем, что от услуг Grant Thornton уже отказалась корпорация Countrywide Financial Corp., которая заключила контракт с новым аудитором – KPMG, хотя Grant Thornton занималась ее финансовой отчетностью с начала 70-х годов.

Жертвы или соучастники?

Такого же рода претензии Parmalat предъявил и банкам, которые занимались андеррайтингом ценных бумаг концерна и предоставляли ему кредиты. Внешний менеджмент отказывается признать долги концерна некоторым из этих финансовых институтов, и, кроме того, против них же возбуждены иски на аналогичные суммы. Энрико Бонди утверждает, что итальянская компания стала для банков своеобразным полигоном, на котором отрабатывались новые схемы и модели систематического укрывательства реального финансового состояния. Обнаружилось более ста оффшорных компаний, зарегистрированных концерном для создания предложенных банками финансовых конструкций.

Основными кредиторами Parmalat оказались американские банки, они же более других и пострадали от его банкротства: в сентябре холдинговая компания Parmalat Finanziaria SpA отказалась выполнять обязательства по займам в сумме $1.3 млрд., предоставленным Citigroup ($657 млн.), Bank of America ($223 млн.), UBS AG ($75 млн.) и Deutsche Bank ($123 млн.). Кроме того, Parmalat возбудила иск против Citigroup, в котором требует возмещения ущерба в сумме $10 млрд., утверждая, что серия сделок с этим банком, осуществленных до банкротства компании, привела к тому, что $8 млрд. были "утеряны, украдены или растрачены" инсайдерами Parmalat при активном участии Citigroup. С этим банком у Parmalat существовало сложное соглашение о кредитовании отдельных подразделений через финансовую компанию Buconero LLC (переводится с итальянского как "черная дыра").

Аналогичный иск на такую же сумму внешние управляющие компании возбудили 7 октября против Bank of America: с этого финансового института они также желают получить компенсацию ущерба в сумме $10 млрд., утверждая, что третий по величине банк США помогал менеджерам Parmalat фальсифицировать финансовую отчетность. Кроме того, похожие обвинения содержатся в иске Parmalat против Deutsche Bank (с требованием компенсации в сумме $20 млн.) – речь идет о возмещении части платежа по сделке о размещении долговых обязательств концерна на фондовом рынке. Помимо этого, банк активно сотрудничал с итальянской компанией, предоставляя консультации по продаже ее американских активов и проведению переговоров с международным рейтинговым агентством Standard & Poor's, которое собиралось понизить кредитный рейтинг Parmalat. Все эти банки в разное время отвечали за размещение облигаций Parmalat и, с точки зрения Энрико Бонди, либо содействовали его бывшим менеджерам в маскировке истинного финансового положения Parmalat, либо получали деньги от концерна за счет других кредиторов.

Еще одно направление судебных атак концерна на бывших партнеров – сделки, заключенные незадолго до банкротства. Итальянское законодательство о банкротстве позволяет внешнему управляющему отменять через суд операции, осуществленные незадолго до объявления о финансовой несостоятельности компании. Бонди собирается воспользоваться этим, чтобы покрыть долги в размере @1.6 млрд., которые Parmalat назанимала в 2002-2003 годах, пытаясь скрыть от инвесторов истинное положение дел. На основании этого закона Бонди подал в суд на Credit Suisse First Boston, требуя возврата @250 млн. ($309 млн.), которые концерн заплатил инвестиционному банку накануне своего банкротства в декабре прошлого года. Кроме того, Parmalat требует, чтобы Credit Suisse First Boston вернул @248.3 млн. плюс банковский процент за его участие в эмиссии облигаций компании в январе 2002 года. Внешний управляющий заявил, что банк получил этот "преждевременный платеж" за проведение трансакции, предусматривающей продажу конвертируемых облигаций на сумму @500 млн. от имени одного из подразделений компании Parmalat Partecipacoes do Brazil.

Еще один иск концерн возбудил против швейцарского UBS, от которого желает получить $350 млн. в качестве компенсации за сделки по продаже облигаций июльского выпуска 2003 года. Более того, в настоящее время новые лидеры компании изучают перспективы возбуждения аналогичных исков против некоторых других банков, в частности – против Deutsche Bank, который в сентябре 2003 года продал облигации Parmalat на сумму @350 млн. Эта массированная судебная атака составляет важную часть разработанного внешним менеджментом плана реструктуризации огромной задолженности Parmalat.

Фактически иски, возбужденные Parmalat против банков и аудиторов, представляют собой новый этап осуществления стратегии, направленной на восстановление имиджа компании. В конце июля Комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку США отозвала свой иск против Parmalat в обмен на обещание концерна ввести жесткие стандарты корпоративного управления. В частности, речь идет о включении в состав правления независимых членов, введении ограничений на срок их членства, а также разделении обязанностей генерального директора и председателя правления. Бонди пообещал, что 50% прибыли в течение следующих 15 лет будут распределяться между акционерами в виде дивидендов. Кстати, вырученные по судебным искам средства также планируется распределить среди держателей акций и облигаций компании.

Citigroup против Parmalat

Хуже всего в этой ситуации приходится крупнейшей финансовой группе мира Citigroup, которая опять оказалась в центре грандиозного скандала. В иске о возмещении ущерба Бонди обвиняет ее во многих грехах: "Citigroup провела с Parmalat или ее дочерними компаниями ряд сделок, единственной целью которых было обогащение Citigroup за счет Parmalat. Банк так организовал эти сделки, что они помогали руководителям Parmalat скрывать долги компании, искусственно завышать приток наличности (через программу секьюритизации активов) и манипулировать финансовыми показателями. Citigroup также предоставил Parmalat $70 млн., которые официально были оформлены как инвестиции в капитал, а на самом деле представляли собой кредит; Parmalat частично использовала эти средства для покупки компании Beatrice Foods". По словам Бонди, "все финансовые схемы получали одобрение на высшем уровне Citigroup и требовали координации действий различных подразделений группы в разных регионах мира – от Нью-Йорка и Нью-Джерси до Англии и Италии".

В иске упомянуты также несколько конкретных сотрудников банка, включая одного из директоров, которые, якобы, помогали организовывать мошеннические финансовые схемы. Кроме того, в иске указано, что "Citigroup продолжала организовывать финансирование Parmalat на сотни миллионов долларов еще долгое время после того, как компания утратила платежеспособность, зарабатывая миллионы в качестве комиссионных, и позволяла бывшим менеджерам компании использовать счета, открытые в банке, для перемещения денег, полученных незаконным путем".

С точки зрения аналитиков, Бонди вполне грамотно разыгрывает свои карты. Репутация Citigroup сильно пострадала в ходе двухлетнего расследования деятельности финансовых институтов Уолл-Стрита во времена бума в секторе телекоммуникаций. Конфликт интересов между банковскими аналитиками и инвестиционными банкирами еще свеж в памяти инвесторов, пострадавших из-за своего доверия к рейтингам компаний, которые предлагали их вниманию аналитики Citigroup. Таким же образом банк рекламировал и долговые обязательства Parmalat, когда концерн уже полностью утратил платежеспособность. Кроме того, банк изрядно запятнал себя участием в финансовых махинациях энергетической компании Enron, аналогичных тем, в которых сейчас его обвиняет Parmalat.

Поэтому в настоящее время Чарльз Принс, который в октябре прошлого года сменил легендарного Сэнди Уэйла на посту генерального директора Citigroup, предоставил высший приоритет задаче скорейшего восстановления репутации банка: еще в ноябре прошлого года он заявил, что "название компании не должно мелькать в заголовках "скандальных" новостей". В порядке решения этой задачи в мае Citigroup согласилась заплатить $2.65 млрд., чтобы урегулировать претензии инвесторов, которые по рекомендации аналитиков группы приобретали акции телекоммуникационной компании WorldCom накануне ее краха в 2002 году. Кроме того, Citigroup заявила, что готова выделить $6.7 млрд. на урегулирование возможных претензий со стороны обманутых инвесторов Enron, а также федеральных и регулятивных органов США. Поэтому новый скандал, обусловленный такими же обвинениями со стороны внешнего менеджмента Parmalat, ставит банк в крайне трудное положение, тем более, что ролью американских банков в крахе Parmalat уже заинтересовалась и Американская комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC).

Дело в том, что владельцами акций и облигаций Parmalat оказались многие американцы и некоторые пенсионные фонды, которые после банкротства итальянского концерна тоже занялись поиском виновников своих убытков. В частности, пенсионный фонд Southern Alaska Carpenter уже возбудил иски против бывших менеджеров Parmalat, американских банков и аудиторских компаний, которые могли прямо или косвенно помогать пищевому концерну вводить инвесторов в заблуждение. Кроме того, итальянские проблемы Citigroup могут приобрести значительно больший масштаб: хотя Parmalat в настоящее время требует только компенсации убытков ($8 млрд.), причиненных концерну деятельностью Citigroup, то по американским законам сумма штрафа может оказаться в три раза больше причиненного ущерба.

Тем не менее, Бонди в лице Чарльза Принса встретил достойного противника. Принс решил принять вызов и выступил с официальным заявлением, в котором, в частности, указано: "Citigroup потеряла сотни миллионов долларов в результате мошеннической деятельности Parmalat, будет требовать от нее возмещения ущерба и защищаться от легковесных обвинений со стороны охотников за теми, кому есть чем расплатиться". Кроме того, он заявил: "Враждебное поведение г-на Бонди по отношению к банкам-кредиторам демонстрирует его циничный подход к реорганизации Parmalat, а также то, что он, к сожалению, больше не стремится восстановить компанию. Объяснение решения Бонди отклонить требования Citigroup относительно выплаты долгов – это набор бездоказательных утверждений, и Citigroup будет использовать все возможности получить возмещение ущерба". Кроме того, для начала банк подал иск против Parmalat, обвинив концерн в подделке в 2003 году кредитных нот на @200 млн., а 8 октября опять обратился в суд, теперь уже с заявлением, что предложенный Бонди план реструктуризации нарушает права Citigroup и других кредиторов компании-банкрота.

В августе Parmalat обнародовала перечень кредиторов, претензии которых на возврат долгов (в общей сложности @4 млрд.) считает несостоятельными. Разумеется, Citigroup возглавляет этот список – из @538 млн., которые концерн задолжал банку, Бонди намеревается вернуть только @2 млн. Претензии отвергнутых кредиторов суд по делам банкротства рассмотрит до 18 ноября, после чего будет объявлен окончательный список.

Иск, возбужденный Citigroup в римском суде, создает угрозу осуществлению плана реструктуризации Parmalat, разработанного командой Бонди и утвержденного итальянским правительством. Этот план предусматривает обмен долгов компании на ее акции, и, как крупнейший кредитор, Citigroup может оказаться крупным акционером. Однако предоставленная Бонди возможность решать, требования каких кредиторов следует удовлетворить, а каких – отвергнуть, по мнению юристов американской финансовой группы, не соответствует действующему законодательству. В официальном заявлении Citigroup отмечается: "Закон требует равноправия всех кредиторов в процедуре банкротства, но нынешние действия внешней администрации Parmalat явно противоречат этому закону". В иске Citigroup указано, что не существует никаких свидетельств, что банк проводил с Parmalat незаконные операции, равно как и того, что он был осведомлен о махинациях в концерне до того, как разразился скандал. Если рассмотрение дела будет происходить обычным порядком, решение должно быть вынесено через месяц после подачи заявления.

Фактически Citigroup возглавляет банковскую оппозицию, к которой присоединились Bank of America, UBS, Deutsche Bank и другие "пострадавшие". Bank of America заявил, что обвинения против него совершенно беспочвенны и в этой борьбе он будет стоять до конца. Аналогичную позицию занимает швейцарский банк, его пресс-секретарь Дэвид Волкер сообщил: "Мы полагаем, что сделки, о которых идет речь, были абсолютно законными и в связи с этим любые попытки назвать их незаконными встретят жесткий отпор со стороны UBS". Представители UBS заявили, что готовы к судебным баталиям и будут решительно отстаивать свою правоту. Так же намеревается поступить и Deutsche Bank.

Правда, 6 октября ряды оппозиции поредели – компания Nextra Investment Management, подразделение Banca Intesa, которая в апреле тоже утверждала, что "будет стоять до конца", согласилась урегулировать свои проблемы с Parmalat вне суда и выплатить концерну @160 млн. Этот факт несколько смазывает впечатление, которое обиженные банки стараются произвести на общественность. С другой стороны, похоже, что Энрико Бонди стремится снискать лавры американского прокурора Элиота Спитцера. Но не слишком ли велики его аппетиты в отношении возмещения убытков? Загнанные в угол дерутся до конца, очевидно, то же относится и к банкам.


Галина Резник,
по материалам The Guardian, Washington Post, Business Week, Bloomberg, Reuters, LS Monthly International Review, Associated Press, Financial Times, USA Today, Herald Sun, BBC News, CNN Money, Money Telegraph, Forbes, Wall Street Journal, New York Times, The Economist

 
© агенство "Стандарт"