журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Международные банки

Банковское регулирование

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

Банковская деятельность

Банковское оборудование

Информационные технологии

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №9, 2004

Банковское регулирование

Обратный отсчет пошел

Западные банки готовятся к внедрению новых нормативов резервирования рисков, утвержденных Базельским комитетом

В середине мая 2004 года Базельский комитет банковского надзора при Банке международных расчетов утвердил окончательный вариант нормативов резервирования капитала для покрытия связанных с кредитованием рисков и операционных рисков, которые возникают в процессе работы финансовых институтов. Это означает, что время дискуссий и обсуждений завершилось: к концу 2006 года банки стран, где действуют нормативы Базельского комитета, должны внедрить у себя стандартные системы расчета рисков, в соответствии с которыми будут определяться размеры отчислений на их покрытие, а еще через год наступит крайний срок для ввода в действие усовершенствованных систем, создаваемых самими финансовыми институтами по разработанным ими методикам. В ближайшие два с небольшим года западным банкам предстоит совершить большую работу и осуществить ряд мер, направленных на внедрение новых систем контроля рисков. Такая работа, в принципе, уже ведется: по крайней мере, большинство крупных и средних банков твердо знают, что им необходимо сделать и как именно следует действовать. Как показало исследование, проведенное в начале 2004 года рядом международных консалтинговых компаний, многие финансовые институты, особенно в Западной Европе, прошли уже значительную часть пути к внедрению новых нормативов.

Три опоры новой системы

Впервые разговор о введении новой системы резервирования капитала для покрытия рисков взамен старого механизма, действующего с 1988 года, начался еще в конце 90-х годов, когда в ведущих западных банках были впервые разработаны собственные системы оценки и контроля кредитных рисков, а развитие информационных технологий дало возможность собирать и обрабатывать необходимые для расчетов сведения. Старая система, созданная Базельским комитетом (Basel-I), предусматривала выделение банками 8% от объема своего кредитного портфеля в качестве резервов, однако действовавшая в ее рамках система понижательных коэффициентов в зависимости от уровня риска к концу 90-х годов уже не устраивала крупнейшие банки мира. Основная проблема заключалась в том, что в Basel-I не были предусмотрены градации оценки рисков в отношении корпоративного кредитования. Заем, выданный любой компании, должен был резервироваться по одному и тому же коэффициенту независимо от реальной кредитоспособности заемщика. Кроме того, представители международных банков считали, что внедряемые ими для внутренних расчетов системы контроля кредитных рисков обладают достаточной точностью, чтобы обеспечить финансовую безопасность бизнеса и при меньшем объеме резервных отчислений.

В принципе, в конце 90-х годов, как показали исследования, подобные системы были еще достаточно несовершенны, однако в их улучшение вкладывались немалые средства, что давало право рассчитывать на прогресс в будущем. К этим аргументам прислушались, и в 2000 году специалисты Базельского комитета взялись за разработку новых нормативов, которые должны были обеспечить большую гибкость механизма резервирования. В январе 2001 года был опубликован первый вариант проекта.

Последовавшие дискуссии длились свыше трех лет. По оценкам специалистов, утвержденный в мае 2004 года окончательный вариант получился далеко не идеальным, однако ничего лучшего уже никто предложить не мог. При этом, разработчики нормативов проделали просто титаническую работу по сведению воедино сотен различных и часто противоречащих друг другу требований, выдвинутых банкирами из различных стран. В итоге получившийся свод правил стал, можно сказать, сводом компромиссов, не устраивающим в точности ни одну из заинтересованных сторон, но в целом достаточно приемлемым для всех. По крайней мере, с учетом времени и сил, потраченных на разработку, чисто по политическим мотивам не утвердить новые положения (так называемый свод нормативов Basel-II) было невозможно.

Итоговый вариант состоит из трех частей (так называемых "опор" – "pillars"). Первая из них представляет собой собственно сам механизм резервирования, описывая различные виды займов и определяя, какой именно объем минимальных резервов необходимо создавать при их выдаче. Кроме того, в эту часть входит и определение операционного риска (различных "неприятных случайностей", возникающих в процессе работы банка от зависания сервера до нападения террористов). Согласно Basel-II, на покрытие убытков от подобного рода инцидентов также необходимо создавать резервные отчисления, размер которых, в грубом приближении, зависит от масштабов деятельности финансового института. Точного механизма определения операционных рисков и единой методики их расчета создать, при этом, так и не удалось, однако в Basel-II эти положения, тем не менее, включены. При этом, банки имеют возможности самостоятельно оценивать свои кредитные и операционные риски и в соответствии с полученными данными определять объем отчислений. Правда, создание соответствующих методик пока по силам только самым крупным банкам с международным масштабом операций.

Второй опорой нового механизма должны стать национальные органы банковского надзора. Их функции с вводом в действие Basel-II значительно усложняются. Теперь контролеры обязаны оценивать эффективность внутренних систем управления рисками в финансовых институтах и проверять адекватность объема резервных отчислений. Это требует наличия в регулятивных органах высококвалифицированных специалистов, способных разобраться во всех подробностях действующих в банках моделей, определить степень их применимости в реальных ситуациях, а также выяснить, насколько точно финансовые институты пользуются имеющимися в их распоряжении инструментами. Пока подобных профессионалов в распоряжении органов банковского надзора нет, так что проблема контроля считается самой сложной и труднорешаемой.

Правда, определенную помощь регуляторам здесь должна оказать третья часть требований Basel-II, касающаяся стандартов рыночной дисциплины для банков. По этим положениям, финансовые институты обязаны предоставлять общественности и органам банковского надзора определенный набор информации о своей деятельности, связанных с нею рисках, используемых методиках их расчета и контроля и прочих показателях.

Согласно утвержденному плану внедрения нормативов банки, использующие стандартный (по данным внешних рейтингов кредитоспособности заемщиков) или базовый подход (на основании банковских оценок вероятности дефолта заемщиков и расчета соответствующих кредитных рисков), должны ввести в действие данные системы контроля рисков к концу 2006 года. Для финансовых институтов, решивших применить усовершенствованный механизм (банк самостоятельно оценивает кредитоспособность заемщиков, определяет их вероятность дефолта, объем собственных потерь при нем и соответствующим образом проводит резервные отчисления), в качестве крайнего срока указан конец 2007 года.

Хотя время у банкиров еще есть, внедрение новой системы управления рисками требует проведения весьма масштабных мер, так что подготовка уже сейчас идет полным ходом во многих западных банках. По заказу британской газеты Financial Times компании Accenture, Mercer Oliver Wyman и SAP в начале 2004 года провели исследование с целью выяснения, как далеко продвинулись финансовые институты по этому пути. Объектом его стало около 100 банков из различных регионов мира с объемом активов более $25 млрд. Как представляется, именно такие финансовые институты должны с большей вероятностью использовать базовый либо усовершенствованный подход к определению объема резервов, так как они дают возможность снизить отчисления за счет более точных оценок кредитоспособности заемщиков.

Европа впереди,

Америка отстает

По данным проведенного исследования, дальше всех в сторону внедрения нормативов Basel-II продвинулись крупные европейские банки. По состоянию на начало 2004 года, более 60% финансовых институтов с активами свыше $25 млрд. в данном регионе уже вступили в стадии установки, тестирования и отработки новых систем управления рисками. Большую работу на данный момент провели также ряд ведущих банков Австралии и Канады. В то же время, в Азии (Япония, Корея, Гонконг, Сингапур) доля таких финансовых институтов составила всего 27%, а из крупных американских банков дальше предварительных мероприятий продвинулся едва только каждый восьмой банк.

Эти различия обусловлены, в первую очередь, позициями национальных и региональных органов банковского надзора. Так, в ЕС регуляторы еще в 2003 году весьма жестко потребовали от банков начать работу по приведению систем управления рисками в соответствие с требованиями Basel-II. Центральный банк Испании, не дожидаясь официального срока вступления в действие данных нормативов, уже обязал национальные финансовые институты внедрить усовершенствованную систему резервирования, нацеленную на исчислении ожидаемых потерь при кредитовании и направленную на компенсацию циклического эффекта в экономике.

В то же время, американские власти отнеслись к внедрению Basel-II без особого энтузиазма, посчитав, что новые нормативы принесут больше вреда, чем пользы, многочисленным мелким финансовым институтам страны. Это, судя по всему, соответствует действительности, поскольку для небольших банков, как правило, ведущих дела с не слишком надежными заемщиками, новые стандарты резервирования потребуют лишь дополнительных затрат на их внедрение, причем, реально суммы отчислений, скорее, увеличатся, нежели уменьшатся. В связи с этим руководство Федеральной резервной системы США обязало лишь 20 крупнейших банков страны перейти на Basel-II, все остальные могут делать это по желанию, и никто не будет им нарекать, если они по-прежнему будут использовать нынешний механизм резервирования. В качестве обоснования такого шага, вызывавшего жесткую критику со стороны Европейской комиссии, было заявлено, что на первую двадцатку американских банков приходится порядка 99% от объемов международных операций национальных финансовых институтов. Все прочие несколько тысяч банков в США работают только на внутреннем рынке и поэтому конкурентами для европейских институтов считаться не могут.

По требованиям ФРС, ведущие американские банки должны к 2008 году внедрить усовершенствованный механизм контроля рисков, опирающийся на внутреннюю систему расчетов и рейтингов. Тем не менее, по данным исследования, это отнюдь не означает, что американцы продвинулись в этом отношении дальше, чем крупнейшие европейские банки, 75% из которых планируют внедрить, как минимум, базовый механизм определения объемов резервирования в 2007 году и усовершенствованный – к 2010-му. Так, в начале 2004 года только треть ведущих американских банков признавала, что используемые ими модели внутренних рейтингов кредитоспособности заемщиков можно считать достаточно эффективными, в то время как в Западной Европе то же могли утверждать почти 70% крупных финансовых институтов. Кроме того, если в Европе банки разрабатывают десять разных моделей расчета риска по корпоративным и институциональным кредитам и восемь – по розничным, то в США эти показатели равнялись, соответственно, пяти и трем. При этом, большее разнообразие механизмов оценки в ЕС признается специалистами преимуществом, так как позднее сравнительный анализ эффективности довольно большого числа моделей с большей вероятностью поможет определить наиболее оптимальные.

Пожалуй, наибольшую активность в отношении внедрения нормативов Basel-II в США проявляют средние по размерам банки. Хотя для них это совершенно не обязательно, порядка двух третей из них планируют к началу 2008 года ввести усовершенствованный механизм контроля рисков. По оценкам аналитиков, это вызвано боязнью того, что более крупные банки, обладающие совершенными системами управления рисками, за счет меньших объемов резервных отчислений смогут предложить самым выгодным клиентам льготные условия кредитования и тем самым отберут их у меньших по размеру финансовых институтов.

Меньше всего энтузиазма проявляют в отношении Basel-II крупные азиатские банки, причем, их подход вполне разделяют национальные органы банковского надзора, которые не торопят подконтрольные им финансовые институты.

Это объясняется, по меньшей мере, двумя причинами. Во-первых, ведущие азиатские банки не видят для себя особой выгоды от внедрения новых нормативов, по крайней мере, на нынешнем этапе, из-за низких рейтингов своих основных заемщиков. Азиатский кризис 1997-1999 годов и длительная депрессия в Японии привели к тому, что у большинства крупных компаний в регионе сейчас весьма низкая кредитоспособность, а, значит, банкам понадобится больше резервов. Во-вторых, по сравнению с американцами и европейцами азиатские банки обладают менее совершенными системами оценки и контроля рисков, т.е. для приведения их в соответствие с требованиями Basel-II им понадобится больше времени и средств. Если в ЕС крупнейшие банки оценивают свои затраты на эти цели, в среднем, в @70 млн., то для ведущих банков стран Восточной Азии эта сумма приближается к @88 млн. По мнению экспертов, чтобы получить реальную выгоду от новых нормативов, азиатским финансовым институтам необходимо развивать управление рисками, перенимая у американцев и европейцев новейшие методики оптимизации портфелей, учета риска при ценообразовании, диверсификации активов и т.д. Однако для их освоения также необходимо время.

В отношении операционного риска большинство банков предпочитают действовать осторожно. К 2007 году только 40% из тех, что были опрошены Accenture, Mercer Oliver Wyman и SAP, планируют ввести усовершенствованный механизм оценки, основанный на собственных методиках. Правда, к 2010 году доля таких финансовых институтов может возрасти до 70%. Тем не менее, большинство банков не хотят спешить, постепенно осваивая данный инструмент или выбирая между вариантами, создаваемыми внешними разработчиками. При этом, если в Европе 41% банков считают, что управление операционными рисками обеспечит им весомый выигрыш, в других регионах большинство финансовых институтов не ждут от него существенной прямой выгоды и полагают, что основные преимущества от внедрения таких механизмов будут косвенными: лучший исполнительский контроль, более качественные системы сбора данных, проведение анализа слабых мест и т.д.

Дорогой перемен

По оценкам экспертов, в ближайшие несколько лет в ведущих западных банках произойдут существенные изменения в организационном и управленческом плане, вызванные необходимостью внедрения стандартов Basel-II, а также других нормативных требований (например, закона Sarbanes-Oxley Act в США), направленных на совершенствование внутренних систем контроля кредитных и рыночных рисков. Так, по данным опроса Accenture, Mercer Oliver Wyman и SAP, 62% банков характеризуют действующие у них в настоящий момент системы управления рисками как "плохие" или "средние".

Чтобы повысить эффективность данных систем, многие банки предпринимают ряд организационных мер. Так, постепенно исчезает грань между управлением рисками и финансами, что традиционно было совершенно различными сферами деятельности. При этом, повышается степень ответственности и полномочий менеджеров, ответственных за управление рисками. Ряд банков уже включили их в состав дирекции, чтобы дать им возможность принимать участие в обсуждении стратегических вопросов и выработке важнейших решений. Внутреннее управление рисками становится важным фактором, обеспечивающим "внешнее" положение банка на финансовом рынке, – его конкурентоспособность, репутацию, даже рыночную капитализацию.

В целом большинство банкиров считают уменьшение резервных отчислений лишь второстепенным эффектом, связанным с внедрением нормативов Basel-II. Действительно, многие финансовые институты, особенно небольшие, практически ничего не выигрывают в этом отношении, а то и будут вынуждены увеличить объем резервирования. В то же время, все банки без исключения могут получить немалую выгоду за счет осуществления изменений, которых требует Basel-II, и освоения новых методик.

В частности, улучшив качество управления рисками, банки смогут более эффективно распределять собственные ресурсы и диверсифицировать активы, более активно управлять своими портфелями кредитов (в частности, эксперты ожидают резкого расширения масштабов операций по секьюритизации активов), повысить управляемость и прозрачность бизнес-процессов. Все эти изменения не требуют задействования каких-либо сложных механизмов, достаточно обычного улучшения качества управления. Уже сегодня специалисты могут привести примеры того, как бюрократизм и инерция не давали возможности банкам вовремя совершать действия, которых требовали от них банковские модели управления рисками. По словам экспертов, банкам необходимо найти компромисс между совершенством применяемых систем контроля и оперативностью принятия решений. Более того, успех или неудача при внедрении новых механизмов управления рисками, по их мнению, будут зависеть от того, насколько эффективно руководство банка сможет совмещать одно с другим, действуя достаточно быстро и, может, не наиболее оптимальным, но приемлемым образом.

Очень большое значение при внедрении нормативов Basel-II будут иметь информационные технологии. Эффективность применения базового и особенно усовершенствованного подхода в большой степени зависит от непрерывного поступления данных, причем, их объем, достоверность, прозрачность, проверяемость и удобство использования должны существенно превосходить тот уровень, который имеют на сегодняшний день большинство ведущих западных банков. Кроме того, у банковских финансистов и менеджеров по управлению риском должен быть одинаковый доступ к этой информации, а, в идеале, они обязаны совместно заниматься ее обработкой и принимать общие решения. Вследствие этого финансовым институтам необходимо приобретать или самостоятельно разрабатывать более совершенное программное обеспечение, направленное на сбор, обработку и анализ данных, а также соответствующим образом обучать свой персонал. Существующие на сегодняшний день системы контроля рисков весьма строги в управлении и нуждаются в безошибочном вводе данных, что предъявляет высокие требования к персоналу нижнего звена.

Чтобы качественно обрабатывать и анализировать поступающие данные, около 70% банков Северной Америки, Азии и Австралии стремятся создать централизованные системы управления информацией, что справедливо считается ими одной из приоритетных и наиболее сложных задач при подготовке к внедрению механизмов контроля рисков. Эта проблема возникла из-за того, что ранее большинство финансовых институтов в этих регионах использовали децентрализованный подход, предусматривающий наличие большого числа региональных баз данных, слабо интегрированных между собой. Европейцам осуществить такую эволюцию значительно проще, поскольку банки региона перешли к централизованному принципу обработки информации еще в конце 90-х годов, в процессе подготовки к переходу на евро.

Тем не менее, даже в европейских банках расходы на информационные технологии будут представлять собой большую часть затрат, связанных с внедрением систем управления рисками. По данным опроса Accenture, Mercer Oliver Wyman и SAP, банки оценивают их долю в 40-80%, при этом, большинство средних по величине банков (с активами от $25 млрд. до $99 млрд.) рассчитывают в целом уложиться в @50 млн., а из более крупных банков треть оценивают свои издержки более чем в @100 млн.

Правда, в области информационных технологий возможна и самая существенная экономия. Так, с этой целью многие банки планируют обойтись модернизацией действующих систем там, где это возможно, вместо того чтобы менять все целиком, внедряют решения наподобие thin-client, предусматривающие размещение основного программного обеспечения на центральном сервере без загрузки в компьютеры конечных пользователей, а также проводят очень интенсивные испытания новых систем с целью как можно более раннего определения в них слабых мест.

В общем, как отмечают эксперты, западные финансовые институты в настоящее время находятся на самом ответственном этапе подготовки к переходу на Basel-II. После того как все дискуссии о будущей системе завершились, пришло время предпринимать четкие шаги и принимать решения о внедрении конкретных механизмов. От того, какой выбор сделают топ-менеджеры банков сегодня, будет зависеть эффективность их систем управления рисками на годы вперед.

Как отмечают эксперты, большинство банкиров хорошо осознают, насколько сложную и комплексную задачу им необходимо решить в течение ближайших двух-трех лет. Даже небольшие финансовые институты, избравшие для себя стандартный механизм оценки рисков, основанный на внешних рейтингах кредитоспособности их клиентов, нуждаются в проведении ряда организационных изменений и реформе некоторых бизнес-процессов. Более крупные банки, рассчитывающие на собственные силы, должны осуществить намного более серьезные меры; по сути, речь идет о создании новой деловой культуры, неотъемлемой частью которой должны стать идентификация, измерение и управление кредитными, рыночными и операционными рисками на основании непрерывного сбора и обработки широких массивов данных.

Последствия

"второго Базеля"

Внедрение более совершенных систем управления рисками и более строгих правил предоставления информации акционерам и общественности должно привести к изменениям в структуре активов многих банков в западных странах. Так, должна возрасти конкуренция в розничном секторе (и приравненном к нему обслуживанию малых и средних компаний), так как займы этим группам клиентов резервируются по базовому коэффициенту 8% от объема кредита и достаточно легко объединяются в пакеты в целях секьюритизации. В то же время, в корпоративном секторе должно произойти расслоение: при работе с такими заемщиками преимущество получат крупные банки, обладающие возможностями точной оценки кредитного риска и за счет этого дифференцирующие процентные ставки. При этом, банки будут с большей осторожностью подходить к предоставлению займов компаниям с низкой надежностью, в том числе – из новых рыночных стран, поскольку в таких случаях им придется отчислять в резервы не 8, а все 12% от объема кредита.

Вообще зависимость отчислений от кредитного рейтинга заемщика значительно повысит значение и ответственность международных рейтинговых агентств. Особенно возрастет их роль во время кризисов. При этом, от агентств будут требоваться не только скрупулезность и точность в оценках, но и умение просчитывать перспективу. В ходе кризиса 1997 года агентства, например, опустили суверенный рейтинг Южной Кореи сразу на 12 уровней за пару дней; при новой системе повторение подобных скачков может вызвать настоящую панику на финансовом рынке с массовым сбросом "пострадавших" активов.

Впрочем, о том, как будет вести себя новая система в сложных ситуациях, остается только гадать. В период спада в экономике западных стран в 2001-2003 годах банки резко сузили объемы корпоративного кредитования, ограничившись лишь самыми надежными заемщиками, в Японии дело дошло до того, что банкам было некуда вкладывать свободные средства, так как возможные направления инвестиций были слишком рискованными. Однако все это было результатом действия внутрибанковских систем контроля рисков, а после ввода в действие Basel-II подобные циклические колебания на финансовом рынке будут еще более острыми.

Как признают аналитики, существующие системы контроля рисков еще не прошли испытания серьезным кризисом, а говорить об их эффективности вообще можно будет не ранее, чем через 10-15 лет, когда накопится достаточно данных. Пока же оценить действующие механизмы очень сложно, так как история их применения насчитывает не более 4-5 лет, а за это время просто не могло быть собрано статистически достоверной информации о дефолтах заемщиков, от которых, как предполагается, должна защищать внедряемая система.

Подобная проблема делает крайне сложной и адекватную оценку разрабатываемых банками моделей контроля рисков, чем, по идее, должны заниматься органы банковского надзора. В связи с этим вполне реальна угроза того, что банки будут манипулировать внутренними рейтингами заемщиков с целью уменьшения объема обязательных резервных отчислений. Как считают, в частности, эксперты Copenhagen Business School, нормативы Basel-II могут предоставить банкам "обратные" стимулы по уклонению от резервирования. Сложные и запутанные модели расчетов вполне допускают такие комбинации, кроме того, необходимо учитывать, что в их разработке должны участвовать и представители регулирующих органов, которые, таким образом, "освящают" их своим авторитетом. По словам Харальда Бенинка, профессора Rotterdam School of Management, поскольку регуляторы теперь будут сами утверждать и проверять банковские системы управления кредитными рисками, им будет крайне сложно уклониться от помощи проблемному финансовому институту под тем предлогом, что он сам виноват в своих трудностях. В результате банки будут меньше бояться рискованных операций.

Конечно, требования Basel-II предполагают и большую информационную открытость банков, однако здесь речь идет, скорее, об общих принципах, нежели точных критериях. На сегодняшний день ни в одной стране мира нет ни четких нормативов публикации информации о кредитных рисках, ни механизма поддержания дисциплины среди финансовых институтов. Между тем, как отмечают аналитики, реальная информационная прозрачность подразумевает не только выдачу нужных данных, но и представление их в пригодной для понимания и анализа форме.

Правда, здесь нужно учитывать, что в западных странах депозиты и другие виды банковских вкладов, как правило, застрахованы, так что в случае банкротства финансового института их владельцы ничего не теряют, кроме времени. Поэтому специалисты предлагают обязать банки выпускать определенный объем субординированных долговых обязательств, а также заключить международное соглашение, в соответствии с которым такие обязательства в принципе не должны быть застрахованы от потерь. В результате их владельцы будут очень внимательно отслеживать финансовое положение эмитентов, и любые негативные сведения либо замалчивание информации немедленно скажутся на уровне доходности данных ценных бумаг. Этот показатель, как считают эксперты, может сыграть роль важнейшего индикатора для органов банковского надзора.

Впрочем, и у банкиров, и у экспертов еще есть время, чтобы найти и закрыть прорехи в новых нормативах. В ближайшие два-три года финансовые институты и национальные органы банковского надзора должны будут совершить огромную работу по подготовке к введению Basel-II, и в их интересах – выполнить эту работу как можно эффективнее. Как сказал по этому поводу один европейский банкир, "время дискуссий истекло, пора приниматься за дело".

Виталий Шимкович,
по материалам
The Banker,
Financial Times

 
© агенство "Стандарт"