журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Международные банки

Банковское регулирование

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

Банковская деятельность

Банковское оборудование

Информационные технологии

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №9, 2004

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Различные судьбы европейских госбанков

Правительства стран ЕС выступают за консолидацию своих банковских систем, отказываясь ради этого от контроля над госбанками. Впрочем, не все финансовые институты приветствуют такую политику

В июле 2005 года границы между финансовыми рынками стран ЕС будут устранены, поэтому политические лидеры европейских государств стремятся повысить жизнеспособность своих банковских отраслей в преддверии неизбежного обострения конкуренции. С этой целью правительства создают стимулы к консолидации банков и всячески подталкивают их к слияниям, в результате чего в Европе появляются все новые финансовые гиганты. Однако сами финансовые институты западноевропейских стран отнюдь не всегда откликаются на призывы своих правительств. Так, если во Франции и Италии деятельность в сфере слияний и приобретений в последние годы заметно активизировалась, то германские сберегательные банки (Sparkassen) активно сопротивляются приватизации и изыскивают иные пути повышения конкурентоспособности. При этом, понятно, что, хотя в краткосрочной перспективе нетривиальные методы Sparkassen обеспечат им желаемое сохранение статус-кво, со временем именно этот консерватизм может оказаться главной причиной вытеснения германских банков с собственного внутреннего рынка.

С благословения

государства

Правительство Франции проявляет в последнее время наибольшую активность в консолидации своего финансового рынка и даже принимает непосредственное участие в организации слияний между государственными и частными банковскими структурами. Эти усилия уже начинают приносить реальные плоды. В июле было объявлено, что Caisse d'Epargne, французская группа сберегательных банков со смешанной структурой собственности, осуществила поглощение государственного банка Caisse des Depots et Consignations (CDC), специализирующегося на коммерческих операциях и управлении активами. В результате из двух второразрядных финансовых институтов образован крупный универсальный банк, занимающий третье место в стране по величине активов и способный успешно действовать на международном уровне.

Фактически слияние представляет собой логичный шаг в развитии сотрудничества этих банков, история которого исчисляется десятилетиями. Многие годы CDC выполнял функции попечителя и менеджера активов, приобретаемых во Франции группой Caisse d'Epargne, состоящий из 31 сбербанка. С другой стороны, эта сделка означает также официальную приватизацию CDC, которая в соответствии с планами французского правительства приводит к появлению нового финансового гиганта национальных и, в определенной степени, международных масштабов. По мнению Вольфганга Альтауса, партнера мюнхенской юридической фирмы Dechert и эксперта по европейскому банковскому праву, именно политика была одной из основных сил, действовавших за кулисами этого слияния. С его точки зрения, "объединение Caisse d'Epargne – CDC свидетельствует о том, что, пока правительство Германии призывает к созданию национального гиганта в банковском секторе, Франция его уже создала".

Условия состоявшейся сделки чрезвычайно сложны, однако в основе ее лежит договор о том, что Caisse d'Epargne заплатит за поглощение CDC @3 млрд. Объединенное предприятие будет называться Caisse National des Caisses d'Epargne (CNCE), его контрольный пакет (65%) будет принадлежать Caisse d'Epargne, а остальные 35% акций получит CDC. Это слияние превратит узкоспециализированный второразрядный финансовый институт Caisse d'Epargne в третью по величине банковскую группу страны (после Credit Agricole (CA) и BNP Paribas) с рыночной капитализацией порядка @50 млрд. и численностью персонала в 50 тыс.

Однако, важнее всего то, что объединение с CDC превратит Caisse d'Epargne в серьезного игрока на мировом рынке управления активами, поскольку "приданое" CDC включает инвестиционный банк Ixis, подразделения которого в сфере управления активами функционируют в десяти европейских странах, а также в США, Японии, Сингапуре и Австралии. В общей сложности в управлении CDC Ixis находятся активы стоимостью около @400 млрд., из которых @120 млрд. банк получил вместе с американским Nvest, поглощение которого он осуществил в 2000 году. Именно поэтому вне Франции деятельность государственного банка Ixis приняла наибольшие масштабы в США, где его филиалы функционируют в восьми городах.

Тем не менее, строить прогнозы относительно будущей роли Caisse d'Epargne на международной сцене пока рановато: в первую очередь, банку необходимо решить более насущные проблемы. Осуществленное слияние завершает реализацию обнародованного в 1999 году плана превращения Caisse d'Epargne в универсальный банк; теперь начинается процесс интегрирования подразделений различного профиля в единую структуру, а это – весьма непростая задача.

Дело в том, что, помимо слияния с CDC, программа Caisse d'Epargne, направленная на повышение конкурентоспособности на внутреннем рынке посредством создания универсального банка, включала и другие поглощения. В прошлом году группа приобрела контрольный пакет акций французского подразделения итальянского банка Sanpaolo IMI, а земельный ипотечный банк Entenial купила целиком. В результате объединение Caisse d'Epargne и CDC теперь контролирует значительную часть французского страхового рынка через банк CNP Assurances, лидирующий в сфере страхования жизни. Кроме того, Caisse d'Epargne намеревается сотрудничать с британским инвестиционным банком Lazard; ожидается, что это обеспечит ему бизнес с оборотом более @500 млн. в сфере андеррайтинга акций французских компаний.

Таким образом, все кусочки мозаики под названием "универсальный банк" уже приобретены, но теперь необходимо позаботиться, чтобы все они правильно заняли свои места. По словам Шарля Мило, генерального директора Caisse d'Epargne, банк продолжит изучение возможностей дальнейших расширений, но в ближайшие три года основные усилия будут направлены на консолидацию группы.

Деятельность на международных рынках в настоящее время не входит в круг интересов нового объединения. Мило утверждает, что основная цель объединения заключается в создании "универсального банка", обладающего большей конкурентоспособностью на внутреннем рынке. В настоящее время Caisse d'Epargne контролирует 12% французского розничного рынка и занимает по этому показателю второе место после Credit Agricole, который увеличил свою долю до 25% в 2003 году после приобретения другого бывшего государственного банка Credit Lyonnais. Мило заявил корреспондентам: "Мы были и останемся розничным банком, но сейчас расширяем свою деятельность, включая в ее сферу управление активами, а также корпоративные и инвестиционные операции. Мы не собираемся отказываться от своих ценностей и собственной истории. Это означает, что мы не будем развивать инвестиционную деятельность и управление активами в ущерб розничным операциям. Мы будем расширяться в нашей традиционной розничной сфере на внутреннем рынке". Вероятно, в этом отношении Шарль Мило изъясняется достаточно откровенно. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что сам он говорит только по-французски, не используя общепринятый в деловых кругах английский язык. Правда, о планах CDC Ixis Мило высказался вполне определенно: "У этого банка уже прочные позиции в других странах, и он активно развивает свою деятельность в рыночных нишах. Мы не намерены менять эту стратегию".

Обозреватели полагают, что стратегия Шарля Мило вполне рациональна. У Caisse d'Epargne нет особых причин идти на риски, сопряженные с деятельностью в незнакомых условиях: во Франции у этой группы достаточно прочное финансовое положение. В прошлом году ее чистая прибыль составила @1.1 млрд. (годовой прирост – 17%), а прибыльность акционерного капитала была доведена до 11.3%, что весьма неплохой результат для французского рынка. Тем не менее, по международным стандартам, эти показатели недостаточно высокие, а отношение затрат к доходам (70%) тоже великовато для успешной конкуренции на международном уровне, хотя у Caisse d'Epargne эти цифры лучше, чем у некоторых его французских конкурентов. По уровню достаточности капитала (11.3%) Caisse d'Epargne тоже хорошо приспособлен для конкуренции на внутреннем рынке, но к быстрой зарубежной экспансии банк пока не готов. По словам Мило, если в будущем группа сочтет необходимым нарастить свой капитал, она может использовать возможности листинга на зарубежных биржах, но вряд ли предпримет подобные действия ранее 2007 года.

Жан-Батист Беллон, банковский аналитик из парижского филиала Deutsche Bank, фактически выразил общее мнение, когда заявил корреспондентам: "Caisse d'Epargne с осторожностью относится к зарубежным расширениям, поскольку не всегда располагает ноу-хау, которые необходимы для подобных действий. Правление банка не желает оказаться в непонятной ситуации или вовлечь свой институт в предприятие, не гарантирующее достойной прибыли". Тем не менее, Беллон полагает, что банк все-таки рассчитывает выйти на иностранные рынки. С его точки зрения, следует ожидать экспансии розничного подразделения CNCE во франкоязычные регионы Африки, а специализирующийся на управлении активами CDC Ixis будет, скорее всего, изучать возможности расширения в Китае и других странах с развивающейся экономикой. Таким образом, во Франции появился новый крупный диверсифицированный банк с мощной финансовой базой, придерживающийся взвешенной стратегии дальнейшего развития, который со временем составит серьезную конкуренцию другим гигантам мирового финансового рынка.

Германские сбербанки – против приватизации

Совершенно иначе развиваются события в банковском секторе в Германии. Федеральное правительство, вдохновленное примерами не только Франции, где серия слияний и поглощений уже привела к созданию нескольких крупных, хорошо приспособленных к международной конкуренции финансовых институтов, но и Италии, где приватизация сберегательных банков в 1998 году заложила основу для создания UniCredito, превратившегося впоследствии в один из самых мощных и прибыльных европейских банков, тоже стремится подтолкнуть банковский сектор к консолидации. Весной прошлого года канцлер Германии Герхард Шредер призвал все банки объединить усилия для создания национальных финансовых гигантов, что могло бы обеспечить значительное повышение международной конкурентоспособности национальной банковской отрасли. Однако призывы Шредера пока остаются без ответа: все попытки правительства консолидировать сектор встречают мощное сопротивление со стороны государственных сберегательных банков (Sparkassen), стремящихся любым путем избежать приватизации.

В результате в стране сложилась сложная и весьма необычная ситуация. В настоящее время в германской банковской отрасли имеется значительный избыток финансовых институтов, а это снижает уровень прибыльности и привлекательности деятельности на финансовом рынке. Наиболее уязвимыми в этой ситуации оказались крупные частные банки – Deutsche, Dresdner, Commerzbank, HypoVereinsbank, поскольку они контролируют относительно небольшую часть рынков розничных и корпоративных операций при больших затратах на содержание обширных сетей отделений. Соответственно, именно эти институты остро заинтересованы в консолидации, однако для осуществления слияний и приобретений необходимо провести приватизацию Sparkassen, со своей стороны, упорно сопротивляющихся всем попыткам правительства вынудить их к слиянию с частными банками или финансовыми институтами со смешанной структурой собственности.

Это сопротивление обусловлено причинами, главным образом, политического характера. В Германии в отличие от Франции государственные банки не находятся под контролем центрального правительства. Ориентированные на розничные операции Sparkassen, так же как земельные Landesbanken, специализирующиеся на продаже оптовых услуг, принадлежат властям земель и муниципалитетам. Поскольку Sparkassen сохраняют свое доминирующее положение на германских рынках розничного бизнеса и финансирования малых и средних предприятий, они даже в нынешних условиях продолжают приносить определенную прибыль, так что их нынешние владельцы не желают расставаться с этим важным источником доходов. Кроме того, Sparkassen и Landesbanken играют решающую роль в финансировании местной инфраструктуры, что лишь увеличивает их ценность для местных властей.

Правда, официальная позиция ассоциации DSGV, в которую входит более 500 Sparkassen, выглядит иначе. Публично представители DSGV утверждают, что приватизация ее членов приведет к "финансовой изоляции" предприятий малого и среднего бизнеса (Mittelstand). Подразумевается, что, если Sparkassen будут приватизированы, крупные частные банки попросту "снимут сливки": они приобретут только наиболее прибыльные банки, функционирующие в крупных городах. При этом, если Sparkassen останутся без финансовой поддержки, то те из них, которые расположены в менее населенных местностях, быстро прекратят свое существование с пагубными последствиями для экономики этих регионов. По словам исполнительного директора DSGV Хольгера Берндта, "именно децентрализованная структура и региональная ориентация обеспечивают экономическую устойчивость Sparkassen, и это положение ни в коем случае не следует менять. Приватизация Sparkassen может разрушить всю систему кредитования в Германии, поскольку частные банки не пожелают обслуживать все рынки, охваченные сейчас членами DSGV".

Разумеется, такая позиция не выдерживает критики. Например, Альтаус указывает, что приватизация государственных банков в других европейских странах отнюдь не привела к разрушению систем кредитования: "Наоборот, появление таких гигантов, как UniCredito в Италии или CNCE и Credit Agricole во Франции, скорее, обеспечит улучшение банковского обслуживания этих рынков за счет более прочной финансовой базы укрупненных институтов". В свою очередь, Шарль Мило удивляется, что Sparkassen противятся приватизации, поскольку скоро условия их деятельности сильно усложнятся: с июля 2005 года они лишатся права пользоваться государственными гарантиями, кроме того, государственные акционеры Sparkassen и Landesbanken больше не смогут оказывать им финансовую помощь, следовательно, эти банки утратят свои кредитные рейтинги "ААА". С точки зрения Мило, бизнес-модель Sparkassen нежизнеспособна: "Когда-нибудь перед ними возникнут трудные проблемы рефинансирования по конкурентным ставкам или появится необходимость привлечь дополнительный капитал. Частным банкам не приходится решать подобных проблем, и наша модель должна бы казаться Sparkassen достаточно привлекательной".

Тем не менее, германские государственные банки полагают, что у них нет необходимости менять свой статус, поскольку они уже предприняли определенные превентивные меры во избежание рисков, сопряженных с утратой государственных гарантий. В частности, DSGV внедрила улучшенную систему мониторинга рисков и учредила "систему рискового альянса": в рамках этой системы банки будут в случае необходимости оказывать друг другу финансовую поддержку. Обе эти меры имеют целью сохранение кредитных рейтингов Sparkassen на инвестиционном уровне. Кроме того, для решения возможных проблем в отношении ликвидности банки создали резервный фонд, аккумулировавший сумму порядка @3 млрд., которая может быть увеличена при необходимости.

При этом, члены DSGV считают, что у Sparkassen нет смысла стремиться к увеличению размеров, поскольку они уже сейчас представляют собой крупнейшую в Германии банковскую группу, активы которой превышают @1 трлн., а прибыль до налогообложения находится на уровне @10.5 млрд. Зарубежные расширения Sparkassen тоже не интересуют. Брендт заявил корреспондентам: "В отличие от французских сберегательных банков нам не нужно присутствие на международных рынках. Два земельных банка – WestLB и BayernLB – уже развили деятельность за рубежом, а остальные к этому не стремятся".

Таким образом, Sparkassen избрали нетривиальный способ выживания в условиях общего рынка и намерены и в дальнейшем всеми силами сопротивляться консолидации, которая могла бы радикально изменить структуру германского банковского сектора. Вероятно, они действительно сумеют надолго затормозить естественный для всего мира процесс развития отрасли. Более того, в краткосрочном плане предпринятые этими банками меры в определенной мере обезопасят их от потери рынка в конкуренции с иностранными финансовыми институтами.

Однако в более отдаленной перспективе плоды подобного консерватизма могут оказаться горькими, причем, не только для Sparkassen, но и для всего банковского сектора Германии. Другие европейские страны продолжают плодить финансовых гигантов, и очевидно, что процесс консолидации необратим: укрупнение банков повышает их конкурентоспособность, а мелкие компании либо обанкротятся, либо будут поглощены более крупными. В итоге, как бы ни рассчитывали германские банки на взаимовыручку, они не смогут конкурировать с финансовыми группами, которые появятся на европейском общем рынке в ближайшем будущем. Эти группы сейчас переживают болезненную реорганизацию, но вскоре они будут полностью готовы к выходу за пределы своих стран. Поэтому, когда Sparkassen обнаружат этих пришельцев на собственном рынке, менять стратегию будет уже поздно, отсрочка же их приватизации приведет к тому, что в Германии практически не окажется банков, размеры которых дают возможность противостоять будущей иностранной экспансии. Большинство из них будут поглощены зарубежными конкурентами, поскольку рынок не терпит застоя: если компания не развивается, она терпит крах, а в финансовом мире это правило срабатывает значительно быстрее, чем в остальных отраслях экономики.

Светлана Степанкова,
по материалам
The Banker, CNN, caissedesdepots.fr, groupe.caisse-epargne.com, bnpparibas.com

 
© агенство "Стандарт"