журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Международные банки

Банковское регулирование

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

Банковская деятельность

Банковское оборудование

Информационные технологии

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №9, 2004

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Европейские банки внедряются в Америку

Американские эксперты ожидают расширения операций крупнейших банков "Старого Света" в США

В последние годы ведущие европейские банки активно скупают американские финансовые институты. На первый взгляд, для них Америка выглядит землей обетованной: огромная численность населения, дружественные клиенты, для которых заплатить $30 за новую чековую книжку – мелочь, фрагментированность отрасли и, как следствие, не столь жесткая конкуренция по сравнению с Европой, а также более высокая маржа и пространство для роста, чего, опять-таки, нет в Европейском Союзе. Вопрос о том, удастся ли европейским банкам выгодно вложить капиталы и прочно обосноваться в Америке или все завершится потерями и сожалениями, как во времена прошлого вторжения в 80-тые годы, остается открытым, хотя на сегодняшний момент европейцы добились определенных успехов.

Почему Америка?

Ведущие европейские банки все чаще обращают свои взоры на американский рынок. Банковская консолидация во многих западноевропейских государствах уже завершилась, единственным исключением, по мнению экспертов, остается Германия. В Европе сегодня очень сложно найти подходящего кандидата для осуществления слияния или поглощения. А те финансовые учреждения, которые могли бы быть привлекательными мишенями для приобретения, или находятся в государственной собственности, или их акционеры просто не хотят продавать свои акции. К тому же, жесткое антимонопольное регулирование в ЕС сильно ограничивает маневренность банковских институтов при покупке конкурентов.

В Америке же, напротив, несмотря на происходящие процессы консолидации банковский сектор остается достаточно фрагментированным. В стране насчитывается более 8 тыс. финансовых институтов. Поэтому здесь вполне можно найти пару сотен привлекательных кандидатов на поглощение. Да и добиться снижения издержек при объединении за счет увольнения персонала здесь, как полагают некоторые аналитики, намного легче, поскольку это не вызовет такого сильного противодействия, как в Европе, вследствие того что в Америке существуют менее жесткие нормы, регулирующие данный вопрос.

Помимо этого, слабый доллар сегодня тоже играет на стороне европейцев. При нынешнем курсе американские банки выглядят дешевле, чем их европейские собратья. К тому же, у богатых европейских институтов всегда найдется в запасе несколько миллиардов евро свободного капитала, которые можно вложить в приобретение активов. В частности, у французского BNP Paribas имеется @5-6 млрд., которые могут быть использованы для поглощений. По словам Бодуэна Про, исполнительного директора банка, акционеры постоянно давят на него, требуя вкладывать этот свободный капитал в такие мероприятия. Кстати, по оценкам аналитиков, BNP ежегодно генерирует порядка $4.5 млрд. избыточного капитала.

Европейские банки все активнее заявляют о себе в США. Среди них сегодня ведущую роль играют британские Royal Bank of Scotland (RBS) и HSBC, нидерландский ABN Amro и уже упомянутый BNP Paribas. При этом, RBS и HSBC прочно обосновались на восточном побережье, BNP – в Калифорнии, а ABN Amro – в центральных штатах. Но они не останавливаются на достигнутом, а постепенно расширяют свою деятельность на другие регионы.

В частности, поглощение британским банком Royal Bank of Scotland (вернее, его американским подразделением Citizens Bank) сберегательного банка Charter One, базирующегося в Кливленде (штат Огайо), стало одной из крупнейших сделок 2004 года в американском банковском секторе (см. БП № 5). Западная пресса даже писала, что "это была крупнейшая сделка за пределами Европы, которую на рынке видели в последние годы, она многим открыла глаза". Стоимость поглощения составила $10.4 млрд., благодаря этой операции британский банк оказался в числе 15 крупнейших коммерческих банков Америки. Приобретение дало возможность RBS выйти за пределы восточного побережья и создать базу в промышленных штатах Среднего Запада. RBS добавил шесть новых штатов к своей сфере влияния в США и расширил бизнес в Массачусетсе, Коннектикуте и Пенсильвании. Это 26-тое поглощение с 1988 года, которое осуществил RBS через свое американское подразделение Citizens. Ожидается, что данное приобретение приведет к увеличению до 25% доли прибыли, которую генерирует американский рынок в общекорпоративных показателях RBS.

RBS – не единственный европейский банк, проводящий политику экспансии в США. BNP Paribas, фокусирующий свою деятельность, в основном, в Калифорнии и на Гавайях, где ему принадлежит 40% рынка, в марте текущего года объявил, что выплачивает $1.2 млрд. за небольшой региональный банк Community First Bankshares. Таким образом, BNP Paribas расширил свое присутствие в глубь страны, открыв бизнес в таких штатах как Северная Дакота, Вайоминг и Колорадо. Месяцем позже, в апреле, состоялась еще одна сделка: французский банк заплатил $245 млн. за калифорнийский Union Safe Deposit Bank.

По мнению аналитиков, до конца года нидерландский ABN Amro тоже может подключиться к слияниям и поглощениям и приобрести какой-либо финансовый институт в США. По крайне мере вероятность такого шага оценивается очень высоко. На сегодняшний день он владеет вторым по величине банком в Чикаго – LaSalle Bank.

Британская финансовая группа HSBC тоже, вроде бы, не против поучаствовать в гонках на поглощения. Сегодня американское подразделение группы HSBC входит в первую двадцатку крупнейших банков в Америке. HSBC Bank USA открыл 400 отделений по стране и имеет крупнейшую сеть ATM в штате Нью-Йорк. Как заявляет его президент и исполнительный директор Мартин Глинн, "банк позиционирует себя как растущий финансовый институт, который строго придерживается национальных норм банковского регулирования".

Не беспочвенный

скептицизм

Активность европейских финансовых институтов в Америке, кажется, не пугает самих американцев. По мнению некоторых специалистов, несмотря на расширение масштабов деятельности европейских институтов в США "они все еще мыслят малыми категориями и ориентируются на сектор малого и среднего банковского бизнеса". До игры в высшей лиге с такими американскими гигантами как Bank One, Bank of America, J.P.Morgan им еще далеко. Вот поэтому на европейцев пока особого внимания никто и не обращает.

А некоторые скептики просто считают, что европейцы не умеют вести бизнес в США и ничего хорошего от покупки местных банковских институтов их не ожидает. Кое-кто даже называет европейцев "большими и тупыми иностранцами, всегда приходящими на рынок не вовремя и переплачивающими за свои приобретения". Так, Дик Бове, аналитик из банка Hoefer and Arnett, считает, что RBS втридорога заплатил за Charter One. Местные же конкуренты, которые также выставляли предложения на покупку Charter One, прямо говорили: "Да благослови их – менеджмент Charter One – Бог за то, что они получили такую цену".

По мнению Рея Сойфера, председателя правления компании Soifer Consulting, иностранцы, не понимают особенностей функционирования американского рынка. Многие европейские институты выходят с предложениями приобрести местные финансовые учреждения за наличные, а это, с налоговой точки зрения, очень не выгодно для продавца. Поэтому-то сделки за наличные менее популярны в стране, нежели обмен акциями, но иностранцы никак не хотят этого осознать (правда, предложить американским акционерам акции европейской компании также мало реально – прим. ред.). А, может быть, и понимают, вот и предлагают более высокие цены за компании, которые хотят купить, чтоб их предложения выглядели конкурентоспособными.

Прошлый неудачный опыт европейцев в США тоже добавляет веса скептицизму в отношении их новейших приобретений в Америке. По словам Криса Эллертона, аналитика из лондонского банка UBS Warburg (принадлежит швейцарской группе UBS), исторически сложилось так, что США были "кладбищем" для британского и европейского банковского капитала. И тому есть не мало примеров. В 80-тые годы многие британские банки приобрели американские финансовые институты и позже продали их с огромными потерями. Так, в 1996 году NatWest Bancorp (ранее – National Bank of North America, купленный в 1979 британским National Westminster) был продан с огромными убытками финансовой группе Fleet Financial, в конце прошлого года объединившейся с Bank of America. National Westminster так и не удалось за эти годы извлечь выгоду из приобретения National Bank of North America.

Два года тому назад ирландский Allied Irish Banks PLC потерял почти $700 млн. после того как валютный трейдер его американского подразделения Allfirst Financial Джон Руснак без ведома руководства института пустился в рисковые спекулятивные операции. Как потом отмечали специалисты, одна из причин того, что Руснак целый год занимался своими махинациями и был разоблачен лишь случайно, заключалась в недостаточном контроле со стороны головного офиса в Ирландии. В итоге Allfirst Financial был продан M&T Bank.

Две более ранние сделки Deutsche Bank (приобретение Bankers Trust в 1998 году) и Credit Suisse First Boston (покупка Donaldson, Lufkin, & Jenrette в 2001-м) также вызвали ряд проблем, включая высокий уровень текучести кадров, затруднения в интегрировании корпоративных культур, снижение уровня лояльности клиентов к приобретенным институтам.

Даже HSBC, который сегодня твердо стоит на ногах в США, признается, что добиться этого было очень трудно. Банку потребовались годы, чтобы превратить проблемный Marine Midland Bank, расположенный в Нью-Йорке и приобретенный им в 1987 году, в нормально функционирующую организацию. "Это был действительно вызов нам", – вспоминает руководство компании.

Однако европейские банкиры мало переживают по поводу того, что говорят о них американцы. Они готовы довольствоваться малым в Америке: например, меньшей маржой, чем у их американских коллег, или платить более высокую цену за приобретаемые компании, чем согласны выложить местные конкуренты. Нынешние условия таковы, что такой подход, все же, лучше, чем искать в Европе возможности для дальнейшего роста за счет слияний и поглощений. К тому же, не так уж плохи дела у европейцев в США, как их описывают американцы. В частности, в последнем докладе CSFB отмечается, что европейские банки входят в 20% наиболее прибыльных американских институтов. А руководство BNP Paribas, говоря о Bank West, через который он ведет операции в США, отмечает, что за последние 15 лет ежегодные темпы роста его активов составляли порядка 20%, а темпы прироста прибыли – 32%. "Я не знаю, считается ли это плохим результатом для наших конкурентов, но не думаю, что средние темпы подъема для отрасли так высоки", – говорит Пьер Мариани, глава международного департамента по работе с мелкими клиентами и предоставлению финансовых услуг BNP Paribas.

Вместе с тем, европейцы извлекают уроки из прошлого и достаточно осторожно и целенаправленно действуют в США.

Стратегия и тактика

Политика ведущих европейских банков в США очень проста. Во-первых, они позиционируют себя как местные структуры, имеющие поддержку глобального банка. Во-вторых, в отличие от более ранних периодов, предпочитают приобретать не инвестиционные банки, а розничные. В-третьих, они придерживаются стратегии постепенного роста: от экспансии в нескольких штатах до деятельности в региональном и, возможно, национальном масштабах. И, наконец, европейцы стремятся быть проще и понятнее для американских клиентов.

Использование местных брендов – достаточно распространенное явление среди европейских банков, осуществляющих свою деятельность в США. Например, Royal Bank of Scotland выступает в Америке под именем Citizen's Financial, и американцы знают его как местный банк, который часто бывает спонсором бейсбольных турниров. Многие простые американцы даже не предполагают, что за таким патриотическим названием может скрываться европейский банковский институт. BNP Paribas тоже действует в Америке через дочернюю компанию Bank West. ABN Amro также сохранил название приобретенного им чикагского банка, чтобы понапрасну не тратить сил и времени на завоевание признания со стороны аборигенов. Интересно, что даже HSBC, работающий в США под собственным именем, многие американцы считают своим банком. Выборочный опрос, проведенный специалистами нью-йоркского подразделения банка, показал, что около половины клиентов не знали о его иностранном происхождении.

В таком подходе есть рациональное зерно, ведь для успешной работы розничных банковских институтов очень важны признание местного населения и его доверие. Европейцы, скорее всего, следуют поведению хамелеона, т.е. окрашиваются в тот цвет, который лучше подходит для окружающей среды. Вот и в Америке они работают как чисто локальные банки, на которых трудятся американцы и которыми управляют американцы. Единственное отличие – поддержка со стороны глобального банка, что дает им явные преимущества перед традиционными местными финансовыми институтами. Это, прежде всего, проявляется в количестве продуктов и услуг, которые они предлагают клиентам.

В частности, среднее число продуктов, предоставляемых локальными американскими банками в расчете на одного клиента, составляет 2-3, а для европейских банков, действующих в США, этот показатель повыше. Так, First Hawaiian Bank (принадлежащий BNP Paribas) продает каждому клиенту до пяти продуктов, а калифорнийское подразделение BNP – около четырех, причем, банк продолжает работать в данном направлении, тем более что есть к чему стремиться. Во Франции BNP Paribas, в среднем, продает каждому клиенту по 7-8 продуктов. Для этого банки не жалеют средств на рекламу. Расчет прост: хочешь, чтобы о тебе узнали, – инвестируй в маркетинг.

Европейские банки привлекают клиентов не только разнообразием предлагаемых услуг, но и более выгодными предложениями по сравнению с местными конкурентами. В отличие от американских институтов, которые взимают десятки разнообразных сборов и комиссионных за предоставляемые услуги, в которых клиентам не так просто разобраться, европейские банки отдают предпочтение твердым ставкам, а некоторые даже отказываются от комиссионных, чтобы стать для клиентов проще и понятнее.

Например, ABN Amro берет твердо установленную сумму комиссионных за подготовку и предоставление ипотечных кредитов независимо от предлагаемых программ финансирования. Не случайно, что на Среднем Западе он входит в пятерку ведущих институтов, занимающихся кредитованием недвижимости. Другой пример – деятельность нидерландского электронного банка ING Direct в США, который был открыт в 2000 году. За три года ему удалось привлечь депозитов на сумму $26 млрд. и переманить из других финансовых учреждений более 1.8 млн. клиентов, предложив лишь чуть большие проценты по депозитам, чем американские конкуренты, и отказавшись от комиссионных за ряд услуг. В результате ING Direct за короткий срок превратился в четвертое крупнейшее сберегательное учреждение в стране по объему депозитов. Остается только удивляться прыткости европейцев...

Европейские банки сегодня четко ориентируются на работу на розничном сегменте локальных рынков. Как показывает практика, американцам нравится работать с небольшими банками, где уровень обслуживания значительно выше, чем в крупных банковских учреждениях. Некоторые даже из-за этого разрывают отношения с большими финансовыми группами, чтобы ощутить всю прелесть работы с малыми банками. Это прекрасно понимают европейцы и поэтому активно скупают небольшие банковские учреждения. Для них местные банки – это способ укрепить собственную сеть отделений и получить доступ к относительно дешевым депозитам за счет розничной клиентуры, а затем использовать их для расширения своего присутствия в стране.

Как говорит Норман Бобинс, президент и исполнительный директор LaSalle Corporation, политика его института и ряда других европейских банков заключается в том, чтобы "мыслить локально, действовать глобально". Банки ориентированы на построение отношений с клиентами в регионах и очень активны там, где имеют свои отделения. У части из них четко выражена региональная политика. Среди них – ABN Amro, который в 2001 году даже продал свою долю в European American Bank американскому Citibank, с тем чтобы сконцентрировать свои усилия в центральных регионах страны, где и расположена его американская штаб-квартира. Другие же, в частности, такие как RBS и BNP Paribas, предпочитают постепенно расширять свое влияние за пределы обжитых ранее территорий. Некоторые эксперты утверждают, что и в дальнейшем многие иностранные банки, приобретающие активы в США, будут продолжать фокусировать внимание на определенных географических зонах для максимизации синергетических эффектов от будущих сделок и укрепления своего положения в стране.

Перспективы

Несмотря на объективные трудности европейские банковские институты довольно успешно работают на рынке США. Они концентрируют свою деятельность на тех направлениях, где накопили солидный опыт: кредитные карточки, ипотечное и потребительское кредитование. В некоторых сферах, по оценкам экспертов, европейские банки уже обогнали американцев, например, в электронной обработке банковских трансакций. Ведущая четверка "американских европейцев" – HSBC, ABN Amro, BNP Paribas и RBS – все активнее завоевывает Америку. Обозреватели даже отмечают, что у HSBC и RBS достаточно сил и ресурсов, чтобы при желании войти в десятку крупнейших банков США по показателям активов. "Еще с парочкой $10-миллиардных поглощений HSBC может стать серьезным игроком на рынке", – констатирует Крис Эллертон.

Некоторые его коллеги полагают, что разворачивающаяся волна слияний и поглощений в США – это частично результат усиления европейцев. К деятельности европейских финансовых институтов обязательно нужно приглядываться, иначе может быть поздно. Они сравнивают нынешнее состояние банковской системы США с положением в автомобильной промышленности в 80-тые годы. Тогда американские производители занимали устойчивые позиции на рынке, были уверены в нерушимости своего положения и совершенно не опасались японских конкурентов, отсталых, с их точки зрения, в технологическом плане. Но время шло и вносило свои коррективы. Значительная доля автомобилей, за которыми сегодня сидят американцы, – японского происхождения.

Но не все так обеспокоены деятельностью европейских банков в США. Для "большой тройки" американских мегабанков они, как и другие банки такого масштаба, практически не конкуренты. Да и выход на американский рынок многим новым европейским банкам сегодня затруднен. В стоимости акций банков небольшого и среднего размера уже учтена ценовая премия за возможное поглощение. А вследствие высоких темпов экономического роста в стране сегодня американские банки, как никогда, дорогие. Требуемые за них цены могут оказаться не по карману многим европейским банковским институтам. К тому же, если процессы объединения в Европе возобновятся, крупнейшие европейские банки могут утратить интерес к американскому рынку и переключиться на внутренние сделки.

Если вероятность выхода новых европейских банков на американский рынок невысока, то для ведущей четвертки, напротив, есть все возможности для расширения за счет слияний и поглощений. При правильном подходе можно получить хорошую экономию на масштабах, да и темпы роста американской экономики говорят в пользу процессов консолидации.

В целом, аналитики ожидают в ближайшей перспективе сделок малого и среднего размера на рынке США. В поле зрения европейцев, по их мнению, могут оказаться такие институты как US Bancorp из Миннеаполиса, Comerica из Детройта, National City из Огайо, PNC из Филадельфии, AmSouth из Бирмингема и многие другие.

Елена Завьялова,
по материалам The Banker

 
© агенство "Стандарт"