журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Международные банки

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

Банковская деятельность

ПЛАТЕЖНЫЕ КАРТОЧКИ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №8, 2004

Международные банки

В порочащих связях замечен

Вашингтонский Riggs Bank, один из самых престижных финансовых институтов США, прекращает свое существование

Традиции не вечны. Против знаменитого вашингтонского Riggs Bank, оказавшегося в центре скандала с отмыванием средств террористов (см. БП № 6), выдвинуты настолько серьезные обвинения, что он уже не может продолжать свою деятельность как самостоятельный финансовый институт. Факты свидетельствуют, что через этот банк отмывались "грязные" деньги и финансировалась деятельность террористов. Кроме того, уже установлено, что именно Riggs помог экс-диктатору Чили Аугусто Пиночету надежно укрыть свои миллионы от следователей из Международного суда. Расследование продолжается, а тем временем владельцы Riggs Bank, утратившего свою безупречную репутацию, приняли решение продать банк. Сделка уже заключена, хотя она может, все-таки, и не состояться: покупатель – PNC Financial Services Group – оговорил условие, по которому в течение шести месяцев имеет право отказаться от приобретения, если следствие выявит новые неприглядные факты, не известные на сегодняшний день. Таким образом, в начале будущего года банк потеряет свое имя, которое почти 170 лет было одним из исторических символов города Вашингтона.

Лиха беда – начало

Расследование обстоятельств осуществления незаконных финансовых операций через самый престижный банк Вашингтона ведут три сенатские комиссии. Факты, обнаруженные следователями, указывают на то, что Riggs Bank делал некоторые из этих трансакций под прикрытием, по меньшей мере, одного из высокопоставленных чиновников Office of The Controller of the Currency (OCC) – главного органа государственного надзора за банковской деятельностью. Поэтому в Сенате уже поговаривают о необходимости изменения самого закона Bank Security Act (BSA), в котором, как оказалось, имеются лазейки для махинаций.

Статьи BSA, принятого в 1970 году, сформулированы таким образом, чтобы эффективно препятствовать использованию банков для отмывания денег. В соответствии с его параграфами финансовые институты обязаны сообщать надзирающим органам обо всех сомнительных операциях. Поэтому факт утаивания от регулятивных органов менеджерами Riggs Bank информации о перемещении крупных наличных сумм на счетах своих клиентов был прямым нарушением этого закона. С другой стороны, то, что регулятивные органы годами "не замечали" подобных злоупотреблений, свидетельствует об их несостоятельности в сфере борьбы с некоторыми видами нарушений, так что речь должна идти о возможной передаче функций банковского надзора специализированному федеральному агентству.

Действительно, махинации в Riggs были обнаружены не контролерами OCC, а следователями ФБР, изучавшими возможные источники финансирования террористических организаций. Именно они обнаружили, что два камикадзе Аль-Каиды, принимавшие участие в налете на Пентагон 11 сентября 2001 года, получали деньги от членов королевской семьи Саудовской Аравии по чекам, выписанным на Riggs Bank, и только тогда началось расследование всех операций, проведенных этим банком за последние несколько лет. Выяснилось, что счета в Riggs представляли собой некое "окно", через которое королевская семья Саудовской Аравии ежегодно перемещала по всему миру миллионы долларов, причем, совершенно бесконтрольно, так что теперь конечных получателей денег установить просто невозможно.

Разумеется, когда об этом стало известно, контролеры OCC подключились к расследованию, обнаружив массу нарушений при операциях со счетами других клиентов этого банка. Следователи однозначно установили, что первые лица ряда государств, в частности – Экваториальной Гвинеи, именно через Riggs Bank выводили за пределы страны "нефтяные" деньги. Американские нефтяные корпорации, сотрудничающие с режимом президента Обианга Нгуема в Экваториальной Гвинее, выплачивают обусловленные контрактами отчисления в бюджет страны на личные счета президента и членов его семьи в Riggs Bank. В частности, Exxon Mobil Corp. сообщила, что ее дочерняя компания в Экваториальной Гвинее делала "платежи в долларах США на счет Генерального казначейства этой страны в Riggs Bank в порядке выполнения своих налоговых и правовых обязательств". При этом, если к Exxon трудно предъявить какие-либо претензии, ибо компания действовала в соответствии с условиями своего контракта, то с получателем перечисленных сумм дело обстоит иначе.

Более того, выяснилось, что бывший сотрудник банка Симон Карери даже сам в чемоданах приносил в банк наличные из Посольства Экваториальной Гвинеи. В частности, доказано, что Карери лично доставил в филиал банка Dupont Circle 60-фунтовый чемоданчик с $3 млн., упакованными в пластиковые пакеты. На вопросы, которые были ему заданы по этому поводу членами сенатской комиссии, Карери отвечать отказался, воспользовавшись Пятой поправкой к Конституции, гарантирующей ему право не свидетельствовать лично против себя. Тем не менее, его судьба уже фактически решена, поскольку имеются свидетельства, что эти действия неплохо оплачивались. В частности, следователи обнаружили чек на $140 тыс., выписанный сыном Обианга на имя одного из друзей Карери, и сумели проследить движение этих денег вплоть до их поступления на счет его жены. Против Карери будет возбуждено уголовное дело. И, скорее всего, не только против него…

Не счетом единым

Для банка наступили трудные времена. На основании указанных фактов Riggs Bank было предъявлено обвинение в нарушении закона BSA, и в июне он согласился уплатить беспрецедентный по размерам штраф в $25 млн. Тем не менее, расследование на этом не закрылось, поскольку появились подозрения, что на счетах в Riggs находятся сбережения, незаконно вывезенные из Чили экс-диктатором этой страны генералом Аугусто Пиночетом. Теперь уже достоверно установлено, что на протяжении нескольких лет банк действительно помогал Пиночету маскировать счета и незаконно перемещать деньги. В частности, такие операции осуществлялись в середине 90-х годов, когда Пиночет уже находился под домашним арестом в Великобритании по обвинению в преступлениях, связанных с нарушениями прав человека. В этот период на любые действия с его активами был наложен запрет, а все счета по решению Международного суда просто "заморозили". Тем не менее, Riggs Bank даже в такой ситуации умудрился помочь своему старому клиенту спасти "с трудом накопленное" от "злых следователей", которые в то время отслеживали его счета по всему миру.

Выяснилось, что владелец банка Джозеф Аллбриттон лично руководил своими сотрудниками, когда они учреждали для него оффшорные фирмы и переводили на их счета деньги. В банковских документах Пиночет числился как "отставной профессионал, много лет занимавший высокооплачиваемые посты в госсекторе". Именно такими путями Riggs Bank изъял из британских банков капиталы экс-диктатора и перевел их в США. Еще два года этот капитал утаивали от регулятивных органов, причем, даже возникло подозрение, что незаконные действия менеджеров банка покрывали чиновники из OCC.

В частности, речь идет об Эшли Ли – бывшем работнике OCC, в обязанности которого входила проверка Riggs Bank в 1998-2002 годах. Похоже, он лично занимался решением пиночетовских проблем, причем, храня относящиеся к этому делу документы отдельно от остальных бумаг и никому о них не сообщая. Следователи располагают данными о сделанных под присягой письменных показаниях двух сотрудников OCC, которые были в подчинении Ли в те времена. Они утверждают, что именно Ли приказал им исключить из базы данных OCC все документы, относящиеся к взаимоотношениям Riggs Bank с Пиночетом. Разумеется, Ли отрицает такие факты, но не похоже, что ему удастся доказать свою невиновность: всего через несколько недель после увольнения с государственной службы в 2002 году он занял высокооплачиваемый пост в Riggs Bank.

Очевидно, что эта ситуация будет и дальше развиваться в не желаемом для Riggs Вank направлении. Правительство Чили объявило о своем намерении провести собственное расследование по делу о секретных банковских счетах генерала Пиночета. Несколько ранее чилийский президент Риккардо Лагос уведомил, что, если следствие установит наличие денег на счетах и четко определит их владельца, то правительство создаст специальную комиссию для расследования всех сопутствующих обстоятельств. Теперь же, после опубликования доклада американской сенатской комиссии, известно, что такие счета действительно существуют и что Riggs Bank оказывал значительную помощь Пиночету в его стремлении уйти от следствия и обойти закон.

Правда, Лоуренс Хеберт, президент Riggs Bank, заявил, что Аллбриттон неоднократно ездил в Чили "для поиска клиентов", но ему не известно о каких бы то ни было связях между Аллбриттоном и генералом Пиночетом, которому в настоящее время исполнилось уже 88 лет. При этом, хотя в докладе комиссии указано, что Riggs Bank изменил фамилии владельцев "счетов Пиночета", чтобы замаскировать их истинного хозяина, Хеберт заявил, что он узнал об этом факте только во время допросов в Сенате.

Тем не менее, в подобные утверждения поверить трудно; скорее всего, в итоге операции, которые банк проводил по поручению Пиночета, серьезно ударят по менеджерам Riggs Вank. Вероятно, власти, которые сейчас изучают банковские счета дипломатов и высших должностных лиц Саудовской Аравии и Экваториальной Гвинеи на предмет их возможной связи с финансированием террористов или с отмыванием денег, сочтут необходимым провести аналогичное расследование в отношении счетов Пиночета, на которых хранится около $9 млн. Если будет доказано, что менеджеры Riggs были осведомлены о незаконном характере использования банковских счетов, против них, конечно же, будут возбуждены уголовные дела. Похоже, что именно по такому сценарию и будут развиваться события, причем, в сферу расследования уже вовлечены служащие регулятивных органов.

Как веревочка ни вьется…

Сенаторы, включая членов банковской комиссии, обвинили OCC в неудовлетворительном выполнении обязанностей, во всяком случае, в отношении контроля риска отмывания денег в операциях Riggs со счетами дипломатического корпуса. При этом, сенаторы были возмущены еще и тем, что глава OCC Джон Хок, агентство которого представляет собой один из двух главных органов по надзору за банковской деятельностью в США, не счел нужным сообщить на слушаниях дела в Сенате о ситуации с бывшим своим сотрудником Эшли Ли, переход которого на работу в банк, который он до этого контролировал, в сложившейся ситуации выглядит, разумеется, весьма подозрительным.

В принципе, этот факт сам по себе ни о чем не говорит. Любой гражданин США имеет право устраиваться на работу по своему желанию, однако в данном случае весьма вероятно, что банк оказывал незаконное влияние на государственного служащего, контролировавшего прежде его деятельность. По словам экспертов, как правило, следователи OCC довольно часто переходят на работу в банки, хотя случай, когда главный контролер приходит в фирму, которую он непосредственно опекал, совершенно не тривиальный. Официальный представитель правления Federal Reserve заявил: "Государственные контролеры могут воспользоваться правом перейти на работу в банк, который они контролируют, но прежде, чем начинать переговоры о возможном трудоустройстве, они обязаны самоустраниться от надзора над этим институтом". С точки зрения сенаторов Ричарда Шелби (председатель банковской комиссии) и Чарлза Грэссли (председатель финансовой комиссии), "это и может быть причиной того, что на глазах у OCC через Riggs Bank прокручивалась такая масса махинаций в течение стольких лет".

То, что этот факт почему-то всплыл только сейчас и Хок лишь после этого возбудил внутреннее расследование, бросает тень также на весь OCC, который и без того стал объектом серьезной критики со стороны членов сенатской комиссии. Этот орган действительно слишком долгое время не принимал мер для пресечения незаконной деятельности: именно OCC первым обнаружил несоответствие действий Riggs Bank в 1997 году правилам, которые препятствуют осуществлению операций по отмыванию денег, однако до июля 2003-го, когда регуляторам дали, наконец, указания заняться проверкой ежедневных операций банка, никаких конкретных мер в этом плане предпринято не было. Даже сам Хок признал: "Теперь понятно, что надзор был недостаточным". Такое же признание сделал заместитель главного консультанта OCC Дэниэл Стипано. В конце концов, в годовом отчете, который Riggs Bank представил в Securities and Exchange Commission, было указано, что Ли наняли в качестве вице-президента группы и менеджера по контролю займов в конце 2002 года, когда он завершил свою 34-летнюю карьеру государственного служащего. В октябре следующего года он стал вице-президентом банка и менеджером "по управлению рисками в масштабах предприятия"…

По свидетельству Стипано, до конца 2002 года OCC не занимался изучением способов, которые Riggs Bank использовал для предотвращения отмывки денег. Соответствующее расследование началось только после того, как в прессу просочились сообщения, будто деньги поступили в Riggs Вank со счета жены посла Саудовской Аравии и предназначались для некоторых террористов, участвовавших в налете на Пентагон 11 сентября 2001 года. После расследования OCC в июле 2003 года приказал банку увязать свою деятельность с нормами BSA. Позднее, когда были обнаружены и иные нарушения этого закона в операциях Riggs (в частности, со счетами дипломатов Экваториальной Гвинеи), не раскрытые силами сотрудников самого банка, OCC оштрафовал Riggs Вank на $25 млн.

С точки зрения экспертов OCC, банк обязан был сообщить регулятивным органам почти о 25 крупных и необычных операциях ("сообщения о подозрительной деятельности"), которые проводились со счетами саудовского посла в США, принца Бандара бин Султана, а также сотрудников посольств Саудовской Аравии и Экваториальной Гвинеи с 2001 года. Более того, Хок и Стипано заявили, что RВ нарушал формальные положения Bank Secrecy Act уже с 1997 года. При этом, Стипано утверждает, что менеджмент и правление Riggs заверили следователей, что, мол, все проблемы уже решены собственными силами банка, контроль соблюдения законности усилен, так что подобные проблемы никогда не разрастутся до таких масштабов, когда могут потребоваться принудительные меры.

Разумеется, оба чиновника – и Хок, и Стипано – теперь признают, что следователи OCC не сумели выявить истинного потенциала операций по отмыванию денег через дипломатические счета в Riggs Вank. Соответственно, у сенатора Грэссли были все основания заявить корреспондентам: "Использования одних только "пряников" – без "кнута" – явно недостаточно, чтобы удерживать деятельность финансовых институтов в рамках правил. Особенно при борьбе с терроризмом".

Сенаторы обвиняют регулятивные органы в неспособности предотвращать злоупотребления в национальной финансовой системе несмотря на обострение такой необходимости в связи с терактами. Законодатели пришли к выводу, что в законах появились некоторые лазейки, оттого федеральное правительство намеревается пересмотреть свою политику в сфере банковского надзора. Возможно, следует учредить специальное агентство, которое надо будет наделить исключительной властью в плане принуждения блюсти законы, нацеленные на предотвращение отмывания денег и финансовой поддержки терроризма. В настоящее время уже ясно, что деятельность нескольких агентств, которые не делятся друг с другом информацией и не координируют свои действия, не может быть достаточно эффективной в сфере банковского надзора.

Разумеется, никто не снимает ответственности и с менеджеров Riggs Вank, которые и создали нынешнюю ситуацию. По словам председателя следственной подкомиссии сенатора Норма Колемана, "свобода всегда предполагает должную ответственность в отношении соблюдения правил, которые общество установило для рынка; однако высшие должностные лица далеко не всегда оправдывают предоставленную им свободу от жесткого контроля и не проявляют готовности в плане выполнения своих социальных обязанностей". Разумеется, намерения законодателей вызывают серьезные опасения в секторе, однако самое опасное положение, все-таки, именно у Riggs Вank – виновника грядущих перемен.

Бесприютные посольства

Теперь уже очевидно, что проблемы Riggs Bank разрослись по масштабу до неразрешимых. Но впечатляет то, что это привело к возникновению серьезных проблем и у аккредитованных в США дипломатов. В мае, когда банк был оштрафован на беспрецедентную сумму и стало очевидным, что на этом дело не закончится, владельцы Riggs Вank решили отказаться от связей с посольствами, которые причинили им огромный ущерб. Банк обратился к более 100 клиентам из дипломатических кругов с требованием закрыть счета в Riggs до середины июля. Разумеется, это была серьезная жертва: из $4.2 млрд. банковских депозитов (по состоянию на конец 2003 года) около $1 млрд., или 23%, находились на счетах именно сотрудников дипслужб. Правда, как бы сильно ни пострадал банк, отказываясь от этой части своего бизнеса, изрядные трудности угрожали и дипломатам: они вынуждены изъять свои капиталы из Riggs Bank, но… другие банки отказывались принимать их в число клиентов!

Сложилась весьма необычная ситуация: в сберегательных депозитных сейфах Riggs Bank находится более $779 млн. в банковских чеках, с которыми банк не желает иметь дела, а их владельцы лишены возможности куда-либо переместить свои средства. Банкиры начали считать этот бизнес слишком "опасным", и теперь Посольство Саудовской Аравии, а также дипломаты многих стран Африки и Южной Америки попросту не могут пользоваться банковскими услугами в США. Саудовский дипслужащий Нил Джубер сообщил журналистам следующее: "Посольство выполняет свои обязательства в сфере выплаты зарплаты сотрудникам, но в долгосрочной перспективе оно не способно выполнять возложенные на него функции, не будучи клиентом местного банка". Со своей стороны, банкиры осознают, что в течение многих лет бизнес с посольствами приносил Riggs Вank больше престижа, чем прибылей, и утверждают, что финансовые выгоды от этой деятельности отнюдь не стоят тех убытков, которые причиняет расследование, и трудностей, сопряженных с мониторингом счетов, необходимым для выявления незаконных операций.

В результате послам пришлось обратиться в Государственный департамент США с просьбой о вмешательстве в эту нетривиальную ситуацию. Уильям Фокс, директор Financial Crimes Enforcement Network – департамента Государственного казначейства США, который координирует действия по предотвращению отмывания денег, сообщил, что, поскольку Riggs Вank разорвал отношения с диппредставительствами, оказалось, что им практически некуда обратиться, кроме как, разумеется, в Госдепартамент. По его словам, "посольства некоторых стран сумели стать клиентами других банков, но у большинства с этим возникли большие осложнения".

В конце концов в июле Фокс и другие банковские регуляторы провели в Нью-Йорке совещание с группой банков, на котором присутствовали представители Citibank, BB&T, SunTrust, Bank of America, J.P. Morgan Chase и Wachovia. Однако на нем федеральные чиновники вовсе не стремились убедить банкиров принять посольства в число своих клиентов, скорее, они просветили их относительно причин, по которым деятельность Riggs Вank в сфере обслуживания дипломатического корпуса не соответствовала закону, препятствующему отмыванию денег. Кроме того, Фокс обсудил с присутствующими специфические аспекты рисков, сопряженных с выполнением операций для посольств.

Итак, фактически сложилась тупиковая ситуация. Федеральные следователи продолжают изучать саудовские счета в поисках доказательств по отмыванию денег и не находят оснований для проведения тех или иных подозрительных операций. Представители саудовского посольства утверждают, что ни одна из этих операций не была незаконной, мол, просто банк должным образом не обработал документы. Riggs Bank заявил, что еще в мае разорвал отношения с посольством, хотя саудовские миллионы все еще остаются в его депозитных сейфах, поскольку ни один из других банков не спешит заполучить саудовских клиентов.

Далее, в феврале Riggs Вank предложил дипломатам из Экваториальной Гвинеи закрыть счета, но четыре других вашингтонских банка отказались сотрудничать с ними. Только в июле посол нашел, наконец, банк, согласившийся открыть один счет, но – единственный, который используется для оплаты обычных издержек и содержания посольства из правительственного бюджета. Счет гвинейского казначейства, на котором было около $701 млн., Riggs Bank закрыл, но эти фонды до сих пор хранятся в депозитном сейфе банка. Главным образом, этот фонд пополнялся за счет ежегодных поступлений от Exxon Mobil Corp., которая платит Экваториальной Гвинее $300-400 млн. в год в порядке выполнения своей части контракта о разрешении на добычу нефти. В стране нет ни одного банка, который мог бы оперировать такими крупными суммами, и Riggs Вank фактически выполнял там функции центробанка.

Теперь же, когда американские финансовые институты отказываются принимать эти вклады, правительство изыскивает возможность перевести их в какой-нибудь банк вне США. Правда, Citibank, все-таки, внял увещеваниям федеральных чиновников и согласился открыть подразделение, которое будет обслуживать аккредитованных в США дипломатов. Но это будет уже совсем не то обслуживание…

С другой стороны, в безвыходном положении оказался и Riggs Bank. Беда не только в том, что, расставшись с бизнесом в дипломатических кругах, банк потерял почти четверть своих активов. Еще более важно, что в связи с этой деятельностью банк навеки утратил свою исключительно безупречную репутацию и ему уже никогда не быть элитным банком для узкого круга высокопоставленных клиентов. Практически у Riggs Вank остался единственный выход – продать банк, от чего его владелец Джо Аллбриттон успешно уклонялся на протяжении нескольких десятилетий.

Спектакль окончен.

Занавес не давать!

Уход Riggs со сцены – явление исторических масштабов. Банк Джо Аллбриттона находится неподалеку от Белого Дома и выглядит "по-банковски" классически: снаружи он напоминает греческий храм, а мраморное "святилище" внутри украшают ионические колонны, геральдические щиты, золотые панели. Вся атмосфера в нем насыщена ароматом антикварной бронзы и "старых денег". С его гранитной лестницы открывается вид на здание Казначейства, расположенное на противоположной стороне Пенсильвания Авеню. Это место известно каждому, кто хоть раз видел обратную сторону десятидолларовой купюры. Выгравированная на обороте национальной валюты картина отражает истинное положение Riggs Вank – легендарного вашингтонского банка и знаменитой банковской династии.

История Riggs Bank, учрежденного в 1836 году, тесно переплетается с жизнью всей страны. Именно Riggs в 1847 году одолжил правительству $16 млн. на войну в Мексике, в 1868-м за несколько часов изыскал золото в слитках на огромную по тем временам сумму в $7.2 млн., которые срочно потребовались стране для приобретения Аляски у Российской империи. В этом же банке с 1842 года хранили свои капиталы более двадцати американских президентов. Позднее, после 1950 года, в число вкладчиков Riggs Вank вошли тысячи клиентов МВФ и Мирового банка, тогда же у него появились эксклюзивные права на обслуживание дипломатических миссий. Во времена Великой Депрессии один только этот банк не понес убытков, сопряженных с невозвращенными займами. Он же одним из первых в стране начал использовать компьютеры и создал сеть банкоматов. Правда, в 80-тые годы у Riggs Bank началась черная полоса.

В 1981 году 40% акций Riggs приобрел "маленький техасец" – так называли в деловых кругах Джо Аллбриттона, рост которого составляет немногим более пяти футов (1 м 52 см). Позднее он довел свой пакет до контрольного и начал осуществлять собственную стратегию развития банка. Аллбриттон мечтал сохранить традиционную культуру этого финансового института, формировавшуюся с момента его учреждения, и его ориентацию на состоятельных клиентов. Он даже учредил слоган: "Важнейший банк главного города мира".

Дружба с иностранными послами и главами государств составляла предмет особой гордости руководителя банка, и лично он развивал именно дипломатический бизнес. В поисках новых клиентов Аллбриттон объездил (точнее – облетал) развивающиеся страны, главным образом, в Африке и на Ближнем Востоке. Международный бизнес банка расширялся, а сам Аллбриттон завоевывал все больший авторитет в правительственных кругах. В 2002 году его имя появилось в Зале славы бизнесменов в Вашингтоне. Он стал членом правления самых престижных клубов и известным меценатом, к тому же, активно обзаводился связями в кругах предпринимательской элиты, занимался масс-медиа и приобрел газету Star. Аллбриттон – член клуба Alfalfa Club, который организовывает ежегодный обед для вашингтонской аристократии, там ему всегда отводится престижный столик – один из ближайших к месту президента США.

На этом фоне было не слишком заметно, что стратегия Аллбриттона отнюдь не способствовала прибыльности Riggs Вank. На долю международного бизнеса – его любимого детища – приходилось около четверти всех депозитов, но доходы от него составляли только 9%. При этом, неудачные вложения сокращали и размеры самих доходов. По мнению аналитиков, банк нередко упускал открывавшиеся возможности. В 1985 году была принята поправка, разрешавшая межштатную банковскую деятельность, и крупные региональные банки начали вторжение в города и пригороды, захватывая потенциальных клиентов и поглощая меньшие по размеру финансовые институты. Аллбриттон принципиально не занимался расширением группы, хотя аналитики до сих пор сокрушаются по поводу подобной недальновидности: отделения и филиалы с престижным брендом Riggs Вank пользовались бы огромной популярностью среди населения в других штатах. В результате Riggs Bank скатился на пятое или же даже шестое место в рейтинге крупнейших банков американской столицы. Однако Аллбриттон заявлял тогда и повторяет сейчас: "У меня достаточно опыта расширения банковских холдингов в Техасе, и я не нахожу привлекательности в превращении в крупнейший банк нескольких штатов. У меня нет для этого мотивации".

Банк нес убытки, но сохранял престиж. Однако худшее ожидало впереди: в 90-тые годы разгорелись первые в истории Riggs Вank скандалы. Сначала обнаружилось, что именно в нем хранил свои деньги двойной агент американской и советской разведок Олдрич Эймс (1994 год), затем всплыло, что банк купил, а позднее перепродал акции одной из оффшорных компаний Михаила Ходорковского. На Riggs Вank посыпались обвинения в отмывке денег российской мафии. Но самое главное все еще было впереди. Американская общественность не могла спокойно отнестись к факту, что через этот банк осуществлялось финансирование террористических актов 11 сентября 2001 года! Высокопоставленные друзья Аллбриттона не смогли – или не захотели – погасить разгоравшийся скандал, а позднее ситуация усугубилась сотрудничеством банка и печально известного диктатора Экваториальной Гвинеи Теодоро Обианго Нгуема. Теперь к этому добавилась информация о сокрытии денег Пиночета, которые безуспешно разыскивались международными следственными органами.

Пока не известно, чем именно эта история обернется непосредственно для Аллбриттона и обвинят ли его в уголовном преступлении. С одной стороны, владелец банка явно замешан во многих неприглядных делах Riggs Вank. Однако, с другой, он уже давно входит в касту "неприкасаемых". Да, двадцать лет тому назад истеблишмент Вашингтона не желал принять в свой круг "маленького техасца", и факт, что он собирался приобрести один из символов Вашингтона – "Банк Президентов" – вызвал бурное возмущение. Тем не менее, позднее Аллбриттон превратил Riggs Bank также и в банк посольств и "лимузинов", в банк массовых уик-эндов "сливок общества". Имя Riggs Вank стало символом престижности и до сих пор ни один другой банк не был настолько элитным, стабильным и представительским. Сам Аллбриттон стал желанным гостем на приемах самого высокого уровня, он дружил с политическими лидерами США и многих других стран, жертвовал деньги Центру искусств имени Джона Кеннеди, подарил Белому Дому портрет Джорджа Вашингтона и вообще был видной фигурой на политической арене…

Теперь история легендарного банка подошла к своему финалу. Его согласилась приобрести за $779 млн. корпорация PNC Financial Services Group, которая уверена в своей способности урегулировать нынешние проблемы Riggs Вank и рассчитывает, что эта сделка будет приносить прибыль уже с 2007 года. Клиенты Riggs Bank не пострадают от смены владельца. Новый собственник обеспечит их современными видами продуктов и услуг, причем, рассчитывает не нарушить сложившиеся в банке традиции. С другой стороны, на пресс-конференции было объявлено, что ни один из нынешних топ-менеджеров и членов правления в банке служить не останется.

Тем не менее, сделка еще не завершена. На это потребуется около шести месяцев. К тому же, помните об условии PNC? Впрочем, самое печальное во всем этом то, что теперь все филиалы и отделения Riggs Вank будут называться "PNC". Неужели действительно один из "вечных" символов Вашингтона станет достоянием истории?

Галина Резник,
по материалам
Washington Post, New York Times, The Street, press.try.md

 
© агенство "Стандарт"