журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
Международные банки

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Малый и средний бизнес

ПЛАТЕЖНЫЕ ОПЕРАЦИИ

Банковские отделения

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Банковская деятельность

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №6, 2004

Международные банки

Тайну гарантируем

Американский Riggs Bank оказался в центре скандала, связанного с финансированием терроризма и незаконными отчислениями "нефтяных" денег

Вашингтонский Riggs Bank создал себе репутацию одного из самых надежных финансовых институтов в отношении тайны вкладов в США и долгие годы именно на этом основывал свою рекламу. Уже несколько десятилетий в избранный круг его клиентов входят дипломаты, королевские дома и главы государств – банк никогда не подводил своих вкладчиков и всегда сохранял конфиденциальность в отношении их финансовых операций. Однако именно за это ему теперь и приходится расплачиваться. А подвели Riggs Bank клиенты. В мае федеральные американские власти оштрафовали этот банк на $25 млн. за нарушение закона о борьбе с отмыванием денег. Это самый крупный штраф за всю историю применения данного закона, но не исключено, что расследование подобных нарушений будет расширено и охватит также остальные финансовые институты, не связанные с Riggs Bank, но тоже покрывающие незаконную деятельность своих высокопоставленных клиентов.

Эхо 11 сентября

Американские власти обвинили Riggs Bank в том, что уже не менее двух лет через счета его клиентов из Саудовской Аравии и Экваториальной Гвинеи осуществляются сомнительные финансовые операции, о которых Riggs не сообщал регулятивным органам, как этого требует закон о борьбе с отмывкой денег – Bank Security Act (BSA). В частности, было установлено, что эти счета использовались для финансирования террористов, ответственных за события 11 сентября 2001 года, и для взяток лицам, занимающим высокие государственные посты в ряде стран.

Многие факты всплыли около двух лет тому назад, когда следователи ФБР заподозрили, что члены королевской семьи из Саудовской Аравии оказывали финансовую поддержку двум террористам "Аль-Каиды", принимавшим участие в налете на Пентагон 11 сентября 2001 года. В ходе расследования выяснилось, что благотворительные пожертвования принцессы Хайфы, жены принца Бандара – посла Саудовской Аравии в Вашингтоне и друга семьи Джорджа Буша, поступали к посреднику, помогавшему этим двум камикадзе обустроиться в стране. Именно таким образом Riggs Bank оказался косвенным участником грандиозного политического скандала: информация о том, что члены королевской семьи из Саудовской Аравии финансировали Халида аль-Миндхара и Навафу аль-Хамзи, которые направили захваченный самолет в здание Пентагона, потрясла общественность США.

При этом, хотя было известно, что из 19 камикадзе, совершивших 11 сентября террористические акты, 15 были гражданами Саудовской Аравии, администрация Буша, заинтересованная в поставках нефти из этой страны, не была намерена открыто обвинять ее официальных представителей в связях с террористами. Сведения, полученные ФБР в ходе следствия, хранились в глубокой тайне. Скандал разгорелся еще пуще, когда выяснилось, что принцесса Хайфа аль-Файса, дочь покойного короля Фейсала, передала террористам десятки тысяч долларов. Правда, Белый Дом официально заявил, что не располагает доказательствами того, что принцесса Хайфа знала, кому попадут ее деньги, но 3 тыс. родственников жертв терактов в августе 2002 года возбудили уголовное дело против 186 ответчиков, в том числе и против иностранных банков, исламских фондов и членов королевской семьи Саудовской Аравии, включая министра обороны страны принца Султан бен абд аль-Азиз аль-Сауда. Все они обвиняются в помощи террористам, и истцы требуют возмещения ущерба в сумме $10 трлн. В иске указано, что из Саудовской Аравии "годами переводились деньги на поддержку радикального антиамериканизма и финансировались террористы "Аль-Каиды". На этой волне общественного негодования попал под огонь и Riggs Bank.

ФБР, поскольку "благотворительные пожертвования" террористам делались в виде чеков, выписанных на счет принцессы Хайфы в Riggs Bank, занялось проверкой всех операций, проведенных с этим счетом. Практически сразу обнаружилось, что с ее счета в Riggs Bank было снято $19 млн. в 2001-м и $17 млн. в 2002 году. Банк скрыл эти операции от регулятивных органов – в нарушение закона BSA, в соответствии с которым банки обязаны сообщать обо всех поступлениях или снятиях со счета наличных денег в суммах, превышающих $10 тыс., равно как и о иных подозрительных операциях, которых позднее обнаружилось немало. Этот закон, принятый в 1970 году, приобрел особую важность после террористических актов, когда федеральные органы ужесточили контроль финансовой системы США.

ФБР занялось расследованием деятельности международного сектора Riggs вскоре после сентябрьских событий, затем к следствию подключился Office of the Comptroller of the Currency (OCC) – контрольный орган Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC), а затем и сам банк попытался разобраться, что же, в конце концов, происходит со счетами его клиентов. В результате выяснилось, что суммы сомнительных операций составляли десятки миллионов долларов. Складывается впечатление, что даже топ-менеджеры банка узнали об этих нарушениях лишь после того, как организовали внутреннее расследование. Тем не менее, как известно, незнание закона не освобождает от ответственности…

Подозрительные связи

Весной 2003 года, после завершения многомесячного расследования, органы банковского регулирования сформулировали обвинение против Riggs Bank по поводу неудовлетворительного надзора за его международной деятельностью. Тогда и сам банк начал собирать сведения об операциях с саудовскими счетами. Для координирования этих внутренних расследований и контроля соблюдения правил в июне прошлого года банк пригласил на работу бывшего сотрудника спецслужб Дэвида Карузо. Этот опытный специалист выяснил, что большую часть 2003 года никаких нарушений не было. Зато в декабре представители посла Саудовской Аравии внесли на его личный счет крупную сумму в несколько миллионов долларов посредством ряда взносов объемом по $2-4 млн. Эти депозиты поступали в виде международных платежных поручений (drafts) в риялах (валюте Саудовской Аравии). После каждого такого поступления представители посла практически сразу снимали наличными, примерно, половину суммы, а остальное получали в виде чека, выписанного на имя посла. Как правило, на следующий день эквивалентные суммы повторно появлялись на счету и сразу переводились в европейские банки. Дэвид Карузо заинтересовался, почему посол избрал такой усложненный вариант операций, вместо того чтобы непосредственно переводить риялы из Саудовской Аравии в европейские банки, но представители посольства в этом плане не дали ему вразумительных ответов.

С точки зрения ФБР, регулятивных органов и следователей трех комиссий Конгресса, которые заняты этим делом, счета в Riggs представляли собой "окно", через которое королевская семья из Саудовской Аравии ежегодно перемещала по всему миру миллионы долларов. Эта деятельность осуществлялась совершенно бесконтрольно, конечных получателей вкладов установить невозможно.

До прошлого года Riggs крайне редко информировал регулятивные органы о вызывающих подозрение операциях (SAR) своих клиентов. Теперь же, после проведения внутреннего аудита, банк сообщил следователям почти о 30 SAR, осуществленных за последние несколько лет; общая сумма этих сомнительных операций составляет $25-30 млн. Большинство из них осуществлялись по требованию сотрудников посольства Саудовской Аравии, и в настоящее время следователи ФБР изучают данную информацию на предмет возможной связи "благотворительной деятельности" королевского дома этой страны с финансированием "Аль-Каиды" и прочих террористических организаций. Копии, примерно, пятнадцати таких SAR удалось раздобыть газете Washington Post, которая, разумеется, тут же их опубликовала.

Значительная часть всех операций была связана с Мировой лигой мусульман (Muslim World League – MWL). Эту исламскую благотворительную организацию учредил в начале 80-х годов, по данным одних источников, Усама бен Ладен, а, по сведениям из других, – королевский дом из Саудовской Аравии. В любом случае вскоре после учреждения MWL перешла под контроль правительства; в настоящее время ее финансирование осуществляется, преимущественно, за счет королевской семьи. Главным образом, ее фонды действительно используются в благотворительных целях – для оказания поддержки мусульманам, проживающим в разных странах. Однако в некоторых случаях прослеживается отчетливая связь между зарубежными получателями этих денег и террористами из "Аль-Каиды". Например, в октябре 2001 года со счета посольства было выплачено $50 тыс. Американской лиге мусульман, учредитель которой Абдурахман Аламоуди обвиняется в получении сотен тысяч долларов из Ливии (эта страна тогда США была определена как главный спонсор мирового терроризма). Да и передача террористам денег со счета принцессы Хайфы, с чего и начались все неприятности Riggs, о чем-то говорит. Все подобные связи изучают в настоящее время три комиссии Конгресса и следователи ФБР.

Африканские следы

Разумеется, началась проверка счетов и других клиентов банка, занимающегося обслуживанием большинства зарубежных посольств в США и глав многих государств. Например, по сведениям Wall Street Journal, среди клиентов Riggs до недавних пор был экс-диктатор Чили генерал Аугусто Пиночет. Расследование набирало обороты, к нему активно подключились журналисты. Начали всплывать подробности об источниках средств, поступавших на счета клиентов банка.

Выяснилось, например, что в некоторых случаях эти счета явно использовались для отмывания "нефтяных" денег. Например, по сведениям Global Witness, крупные нефтяные компании США, сотрудничающие с режимом Президента Обианга Нгуема в Экваториальной Гвинее, выплачивают обусловленные их контрактами отчисления в бюджет страны на контролируемый президентом счет в Riggs Bank. В частности, крупная американская нефтяная корпорации Exxon Mobil сообщила, что ее дочерняя компания в Экваториальной Гвинее делала "платежи в долларах США на счет Генерального казначейства этой страны в Riggs Bank в порядке выполнения своих налоговых и правовых обязательств". При этом, если к Exxon трудно предъявить какие-либо претензии, ибо компания действовала в соответствии с условиями своего контракта, то с получателем этих сумм дело обстоит иначе.

Правительство Экваториальной Гвинеи запятнано обвинениями в коррупции, политическом насилии, нарушениях прав человека и контрабанде наркотиков. В недавно опубликованном отчете британской правозащитной организации Global Witness, которая в течение двух лет проводила расследование крупнейших фактов коррупции в нефтяных сделках, указано, что, хотя нефтяной бум в стране привел к стремительному росту государственных доходов, уровень жизни здесь остается одним из самых низких в Африке. По мнению журналистов, это обусловлено тем, что "большая часть нефтяных денег оседает за рубежом, поскольку грань между государственными доходами и личными средствами президента довольно размытая". Причастность Riggs Bank к финансовым махинациям президента Экваториальной Гвинеи вызвала новую лавину общественного возмущения в отношении банка, который, помимо всего прочего, организовывал также покупку фешенебельных особняков для Обианга и членов его семьи. Таким образом, и в этом случае обнаруженные расследованием факты нарушения Riggs Bank закона BSA имели мощный политический резонанс.

После лавины разоблачений полетели головы менеджеров Riggs. В январе был уволен Симон Карери, руководивший отделом банковских операций со счетами дипломатов стран Карибского бассейна и Южной Африки: он не сумел дать удовлетворительных объяснений относительно чека, выписанного на его имя сыном президента Экваториальной Гвинеи. Предполагалось, что это – плата за нарушение установленных в банке правил. По этому платежному поручению на счет принадлежащей Карери частной инвестиционной компании было переведено более $1 млн. Теперь федеральное Большое Жюри проводит расследование деятельности Карери, и, возможно, против него будет заведено уголовное дело.

Кроме того, после дополнительного изучения операций банка с правительством Экваториальной Гвинеи в мае был уволен первый вице-президент подразделения Dupont Circle. Банк передал полученную информацию следователям ФБР и начал пятилетний аудит операций, проведенных с крупным депозитным счетом правительства Экваториальной Гвинеи. Сотрудники Riggs выяснили, что на нем постоянно находилось порядка $300-400 млн.; пополнялся он за счет платежей, поступавших от Exxon Mobil. Кроме того, было обнаружено около двадцати чеков, по которым были проведены списания – деньги переводились в оффшорные компании, но конкретных получателей установить невозможно. В феврале Дэвид Карузо обратился к самому президенту Обиангу и сотрудникам его офиса с просьбой предоставить информацию об этих сомнительных операциях, но никаких ответов на свои вопросы он так и не получил.

В настоящее время Большое Жюри изучает версию, согласно которой президент Экваториальной Гвинеи через Riggs получал взятки от ExxonMobil, Maraton, Amerada Hess и других нефтяных компаний, инвестировавших в эту страну с тех пор, как в середине 90-х годов на шельфе Экваториальной Гвинеи были открыты крупные месторождения нефти и газа, в общей сложности около $5 млрд. Президент Обианг не пользуется популярностью у мировой, а, тем более, американской общественности; он пришел к власти в результате военного переворота в 1979 году, а его режим печально известен жестоким притеснением диссидентов и подавлением гражданских свобод. Тем больший политический резонанс приобретают факты взяточничества и коррупции, связанные с его именем. Например, глубочайшее возмущение вызвало письменное признание компании Maraton, что она вынуждена платить $13 тыс. в месяц за содержание посольства Экваториальной Гвинеи в США, не говоря уже об операциях по отмывке денег, прошедших через Riggs Bank.

Этот аспект приобрел огромное значение еще и потому, что подобные преступления широко распространены во всем мире, теперь же они привлекли еще большее внимание общественности в связи с материалами, опубликованными в конце марта британской организацией Global Witness в отчете о результатах своего двухлетнего расследования по крупнейшим фактам коррупции в нефтяных сделках. Это расследование вскрыло масштабы распространенных фактов хищения бюджетных доходов от добычи нефти и газа, которые могли бы быть направлены на финансирование экономического развития многих стран мира.

Из отчета Global Witness следует, что преступная деятельность правительства Экваториальной Гвинеи просто меркнет перед системой, принятой в Казахстане, а Конго, Ангола и Науру представляют не менее яркие примеры царящей в нефтяной сфере коррупции. Во всех этих странах правительства не предоставляют даже базовой информации о своих доходах от экспорта природных ресурсов, а нефтяные, газовые и горнодобывающие компании не публикуют сведений о платежах в казну, поскольку именно на таких условиях им были предоставлены права на разработку недр. В результате огромные суммы становятся неподконтрольными, и правительства имеют возможность требовать "плату за содействие" с фирм, которые, разумеется, предпочли бы не давать взяток. При этом, их законные выплаты в бюджет присваиваются местными "царьками", а сами компании серьезно рискуют – их могут обвинить в пособничестве коррупции.

Скандалы разрастаются

Оказавшись в эпицентре двух крупнейших политических скандалов, Riggs сделал все во имя своего спасения. Банк разорвал деловые связи с Экваториальной Гвинеей и предложил должностным лицам этой страны немедленно снять $360 млн., остававшиеся на тот момент на правительственном и личных счетах, хотя эта сумма составляла 8% от суммарных банковских депозитов, так что прекращение отношений нанесло банку серьезный удар. Весьма болезненным для Riggs был и разрыв традиционных связей с саудовским посольством, которые длились в течение двадцати лет. У саудовских дипломатов в этом банке было около 100 действующих счетов, не говоря уже о полутора десятках таких, которые контролировались непосредственно членами королевской семьи.

В результате международная деятельность банка резко сократилась, причем, его активы в этой сфере и без того уменьшились от $849 млн. в 2001 году до $675 млн. в 2003-м. Таким образом, расследования причинили банку огромный ущерб. Именно международный бизнес был самым прибыльным для Riggs, и во многом вследствие спада в этом секторе его прибыль, составлявшая в 2002 году $1.2 млн., сменилась убытками в сумме $3 млн. в 2003-м. Кроме того, теперь родительская компания банка Riggs National Corp. согласилась выплатить еще и штраф в сумме $25 млн., не признавая и не отвергая выдвинутых обвинений, как это повелось в США с легкой руки генерального прокурора штата Нью-Йорк Элиота Спитцера. Учитывая, что за последние несколько лет годовая прибыль Riggs National ни разу не достигала такой суммы, можно понять, насколько тяжелым был шок у банка от нечистоплотности его клиентов.

Расследование продолжается, и очевидно, что штрафами дело для банка не ограничится. Будут наложены также административные взыскания на ряд лиц, в том числе и на членов правления, топ-менеджеров, не говоря уже о двух уволенных сотрудниках, против которых, скорее всего, будут начаты уголовные расследования. Более того, отныне банк утратит свою независимость: OCC присвоил Riggs и его подразделению в Майами статус "ненадежных", и ожидается, что еще один важный регулятивный орган – Federal Reserve – поступит аналогичным образом. Это резко ограничит автономию финансового института: помимо различных иных неблагоприятных последствий, этот статус влечет за собой необходимость получать разрешение регулятивных органов на выплату дивидендов и выходных пособий, а также на назначение новых топ-менеджеров и директоров. По мнению рейтингового агентства Standard & Poor's, штраф в сумме $25 млн. в комбинации с убытками порядка $15-21 млн., сопряженных с сокращением международной деятельности Riggs Bank, превратит этот финансовый институт в весьма проблемную структуру.

Огромные убытки и утрата репутации, что имеет важнейшее значение в финансовом мире, привели родительскую компанию Riggs National Corp. к выводу о необходимости продать банк. В конце мая об этом решении было объявлено официально. Таким образом, владелец контрольного пакета 79-летний Джо Аллбритон, который о течение 20 лет много раз отказывался продать свой банк, осознал, что сейчас иного выхода просто нет: только смена владельца даст Riggs Bank силы хоть немного восстановить подорванную репутацию. И действительно, как только это решение было обнародовано, акции Riggs Bank подскочили на 17% – до самого высокого уровня после 1998 года. Правда, аналитики сомневаются, что на банк быстро найдется покупатель: по идее, все возникшие проблемы должны отпугивать потенциальных инвесторов. Тем более, что активное участие в расследованиях принимает пресса, для которой скандал вокруг Riggs важен не как сам по себе, а в связи с его политическим аспектом.

Фактически случай с Riggs Bank "удачно" вписался в серию разразившихся в мире скандалов, связанных с коррупцией в нефтяном бизнесе. Разумеется, все операции по сокрытию и отмывке незаконно полученных денег проводятся через иностранные банки, которые, как и Riggs, с избыточным рвением соблюдают тайну вкладов. Факты подобных преступлений обычно всплывают чисто случайно, если у кого-либо возникает надобность заинтересоваться подозрительными операциями по другим причинам.

В частности, именно так недавно вспыхнул один из крупнейших скандалов последних лет "Казахгейт": финансовые злоупотребления Нурсултана Назарбаева вскрылись благодаря его собственной оплошности. Президент Казахстана вознамерился раздобыть компромат на своего политического оппонента, бывшего премьер-министра страны Акежана Кажегельдина. С этой целью он обратился к бельгийским властям с просьбой отыскать нелегальные активы на счетах, которые могли принадлежать Кажегельдину. Однако бельгийские следователи не сумели найти ничего похожего, зато обнаружили подозрительные счета, открытые на имя других должностных лиц страны. Они направили эту информацию швейцарским властям, которые, в конце концов, уведомили Министерство юстиции США о причастности некоего Джеймса Гиффена, независимого инвестиционного банкира, к перечислению средств казахстанским чиновникам. Оказалось, что все эти счета имеют непосредственное отношение к самому Назарбаеву.

Эта информация пришлась весьма кстати. В это время власти США как раз проводили крупнейшее в истории страны расследование коррупции за рубежом, в результате которого был вскрыт факт широкомасштабной международной коррупции, которая, как указано в обвинительном акте Окружного суда США (Южный округ штата Нью-Йорк), "мошенническим образом лишила правительство Казахстана причитавшихся ему средств от операций с нефтью и мошенническим образом лишила народ Казахстана права на честные услуги избранных и назначенных должностных лиц". В центре выявленной следствием схемы оказались президент Нурсултан Назарбаев и министр нефтяной промышленности Нурлан Бальгимбаев. Именно они предоставляли контракты на разработку недр международным нефтяным компаниям Chevron (теперь – Chevron-Texaco) и Mobil (теперь – ExxonMobil) без проведения официальных тендеров. Взамен эти компании обязаны были делать ряд необычных платежей Джеймсу Гиффену, выступавшему в качестве посредника от имени Республики Казахстан. В рамках этой схемы Гиффен отчислял деньги от сделок и к моменту, когда его деятельность была прекращена по не зависящим от него причинам (его взяли под арест в США), успел перевести около $78 млн. Назарбаеву и некоторым другим лицам через десятки зарубежных банковских счетов в Швейцарии, Лихтенштейне и на Британских Виргинских островах. Еще $1.1 млрд. нефтяных денег Казахстана были спрятаны за границей в тайном фонде в Швейцарии, который, как утверждается, находится под прямым контролем Назарбаева.

Аналогичные сделки проворачивают правительства и других "нефтяных" стран, включая Экваториальную Гвинею. Многие такие факты подробно описаны в отчете Global Witness. Во всех подобных мошеннических схемах задействованы иностранные банки – без их участия осуществлять эти операции было бы крайне трудно. Поэтому можно ожидать, что "Казахгейт" и "несчастный случай" с Riggs будут иметь продолжение. В настоящее время власти США предъявили обвинение одному только Джеймсу Гиффену, но, разумеется, продолжается расследование деятельности нефтяных компаний и других банков, задействованных в аферной цепочке. Понятно, что наибольший интерес у следователей вызывают именно те финансовые институты, которые славятся особой надежностью в отношении гарантирования тайны вкладов, и не исключено, что западному банковскому сектору предстоит череда новых громких скандалов.

Галина Резник,
по материалам Financial Times, Los Angeles Times, Guardian, www.telegraph.co.uk, Global Witness, Inopressa.Ru, www.interfax.ru, Daily Telegraph, www.newsru.com, wap.polit.ru.

 
© агенство "Стандарт"