журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

КОМПАНИИ И РЫНКИ

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

НОВОСТИ МЕСЯЦА

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №5, 2004
Приложения к статье
Среднемесячные цены на олово на ЛБМ в 2000-2004 гг., $/т

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

Оловянные перегибы

Цены на олово поднялись до самого высокого уровня за последние 14 лет из-за дефицита, покрыть который в обозримом будущем вряд ли удастся

После завершение экономического спада в западных странах в конце 2003 года цены на цветные металлы ощутимо пошли на подъем. Однако такого повышения, какое произошло на рынке олова в первые четыре месяца 2004 года, не ожидали, наверное, даже самые отъявленные оптимисты. Металл, которому еще недавно предрекали рост, максимум, до $6000-6200 за т к концу текущего года, внезапно взлетел до более $8500 за т, а контракты с немедленной доставкой порой заключались и по цене, превышавшей $9000 за т, чего не случалось с 1989 года. Как ни странно, но у такого скачка прочное основание. На мировом рынке олова в последние годы накопился значительный дефицит, причем, ликвидировать его будет весьма непросто.

Расчеты и просчеты

Подъема цен на олово, бесспорно, ожидали. Но не такого! Еще в конце 2003 года авторы ежемесячного обзора в US Geological Survey, комментируя ситуацию на рынке олова, в качестве основных причин уже начавшегося тогда роста называли спекулятивную активность инвестиционных фондов, а также подорожание меди и никеля, потянувшее за собой остальные металлы. Пределом мечтаний большинства поставщиков тогда был выход на уровень в $5500 за т по трехмесячному контракту на ЛБМ; в последний раз среднемесячная цена олова на бирже превышала его в феврале 2000 года. Более значительного повышения все опасались и не скрывали причин обеспокоенности. Как в то время казалось, равновесие спроса и предложения на рынке поддерживалось, главным образом, добровольным сокращением объема поставок металла ведущими странами-экспортерами (в первую очередь, Китаем и Индонезией). По мнению многих аналитиков, превышение некоего рубежа могло привести к выносу на рынок накопленных запасов и новому глубокому спаду.

Причины так полагать у экспертов были. Не далее как осенью 2001 года мировой рынок олова пережил один из самых глубоких спадов в своей истории, при этом, падение цен до менее $3700 за т объяснялось именно огромным избытком предложения. В течение 90-х годов Китай, ранее почти не присутствовавший на рынке этого металла, превратился в крупнейшего производителя и экспортера. Поставки китайского олова за рубеж превышали 80 тыс. т в год, что легло непосильным бременем на рынок, годовой оборот которого не превышал в тот период и 290 тыс. т. Экономический спад 2001 года, захвативший США, Западную Европу и Японию, стал "последней каплей", и, когда спрос на олово начал спадать, цены просто рухнули. Конечно, странам-экспортерам пришлось принимать срочные меры: в Китае был закрыт ряд крупных шахт, Индонезия ввела запрет на вывоз из страны оловянного концентрата; но все это не могло привести к мгновенному перекрытию притока излишнего металла на рынок. И как бы быстро экспортеры ни сужали объем поставок, приноравливаясь к уменьшившемуся потреблению, у них должны были оставаться не проданные в 2001 году запасы. Однако в 2004-м этих резервов уже не оказалось, иначе при выходе цен на уровень выше $7000 за т у кого-либо из продавцов обязательно не выдержали бы нервы и складированный несколько лет назад металл обязательно появился бы на рынке.

Собственно, именно отсутствие дополнительных поставок прошедшей зимой стало одной из самых веских причин роста цен на олово до самого высокого уровня за последние 14 лет. До участников рынка дошло, что на рынке действительно возник значительный дефицит металла, а рассчитывать на его быструю ликвидацию не приходится. Резервы же, о которых шла речь в 2001 году, за истекшие два с половиной года постепенно "перетекли" на рынок и растаяли без следа.

Циклический характер мирового рынка металла обусловливает периодическое наступление периодов избытка и дефицита предложения. И нет ничего удивительного в том, что одна фаза этого колебательного процесса сменилась следующей. Впрочем проблема заключается в том, что нехватка олова может оказаться долгосрочным феноменом. Во время кризиса 2001-2003 годов производители металла несколько перегнули палку с уменьшением объема выпуска, а в структуре его потребления произошли качественные изменения, проявиться которым мешал только экономический спад. Как только он завершился, спрос на олово резко пошел на подъем. По оценкам специалистов CRU International, уже в первой половине 2003 года он повысился на 6% по сравнению с аналогичным предыдущим периодом (причем, в Азии – на 10%). По итогам прошлого года рост оценивается в 7-9%, на что производители были совершенно не настроены. И нет никаких оснований полагать, что в ближайшие месяцы их готовность в этом отношении возрастет.

Конечно, в нынешнем движении цен вверх весьма значительную роль играли и играют спекулянты. Еще в 2003 году многие инвестиционные фонды в западных странах, стараясь оградить свои активы от обесценивания из-за снижения курса доллара, начали вкладывать значительные средства в металлы. Без их непрерывной игры на повышение стоимость олова, вероятно, не достигла бы таких высот. Но в обозримом будущем ситуацию на рынке будут, все-таки, определять не они, а объективное соотношение спроса и предложения, способствующее сохранению дороговизны материала.

Оловянные альтернативы

Традиционно основным источником спроса на олово была жесть. Сталь с оловянным покрытием идеально подходит для производства консервных банок: она относительно дешевая, мало подвержена коррозии и не оказывает вредного воздействия на хранящиеся продукты. Спрос на жесть, при этом, относительно мало зависит от состояния экономики и определяется, главным образом, такими факторами как численность населения, а также объемы вылова рыбы, урожайность фруктов и овощей, перерабатываемых для длительного хранения в консервированном виде.

Однако, если в середине 90-х годов аналитиков рынка жести больше всего интересовали успехи и неудачи массачусетских тунцеловов или урожай ананасов в Таиланде, то сейчас положение несколько иное. Потребление этого материала, ранее стабильно возраставшее на 2-3% в год, начало увеличиваться более высокими темпами в силу оживления как западных рынков, так и подъема в новых рыночных странах. Объясняется это, прежде всего, изменением образа жизни. В США и Европе спрос на консервы поднимается с ростом популярности всевозможной "быстрой еды", так как каждый человек все меньше хочет тратить время и силы на приготовление пищи. В странах Восточной Европы и Азии происходит постепенный, но ощутимый подъем жизненного уровня, с чем связывается, в частности, расширение объема закупок консервов – фруктовых, овощных, рыбных. Как, в частности, отмечала еще в прошлом году американская компания US Steel, спрос на жесть в Центральной и Восточной Европе в течение 2002-2007 годов должен возрасти на 75% и достичь 650 тыс. т в год.

В соответствии с этими тенденциями многие металлургические компании расширяют производство жести. Кстати, это полностью соответствует стратегии ряда западных корпораций, делающих основную ставку на продукцию высокого передела. Всего за последний год и только в Европе о старте новых проектов в этой сфере объявили Arcelor, ThyssenKrupp, US Steel Kosice, Corus, LNM (на заводе Ispat Karmet в Казахстане), турецкая компания Erdemir. Развивать данное направление стремится и украинский меткомбинат "Запорожсталь". Аналогичные расширения выпуска планируются также в США, Японии, Китае, странах Юго-Восточной Азии. Естественно, все это способствует и увеличению спроса на олово.

Но еще более важный рынок для олова сейчас представляет собой электронная промышленность. В последние годы потребление олова в припоях превышает спрос на этот металл со стороны производителей жести. Это обусловлено, в первую очередь, отказом от сплавов с содержанием свинца в массовом производстве электроники и заменой его в несколько раз более дорогим, но нетоксичным оловом. До 2003 года оценить важность происшедших в этой сфере изменений было весьма сложно, так как спрос на телевизоры, музыкальные центры и прочие электронные устройства был относительно невысоким из-за экономического спада в западных странах. Как только ситуация в экономике улучшилась, спрос на олово резко пошел вверх. Например, в Японии его рост уже в первом полугодии 2003 года (по сравнению с аналогичным периодом года предыдущего) составил 20%. Лишь ненамного отстал по темпам расширения Китай, впрочем, КНР с лихвой компенсировала количеством этот "проигрыш в качестве": в настоящее время страна занимает первое место в мире по объемам потребления олова (69 тыс. т в 2004 году, по прогнозу CRU International).

В целом, в середине 2003 года CRU International оценивала мировой спрос на олово в 2004 году в 301 тыс. т (рекордный показатель за всю историю). Из этого количества более половины (155 тыс. т) приходится на страны Азии, 72,5 тыс. т – на Европу, 51,0 тыс. т – на США. Вполне возможно, что эти цифровые показатели сейчас следует пересмотреть в сторону их увеличения, равно как и по дефициту металла на мировом рынке, прогнозируемому на текущий год.

В 2003 году CRU International оценивала превышение спроса над предложением в 12 тыс. т, что не должно было оказать особого влияния на рыночный баланс, так как дополнительное потребление легко обеспечивалось за счет резервов. Однако теперь данные прогнозы подвергаются сомнениям. Малазийская компания Malaysia Smelting Company (MSC), проведя ретроспективный анализ рынка за прошлый год, в марте выдвинула свое предположение о том, что нехватка металла составила, по меньшей мере, 20 тыс. т. Если это так, то не удивительно, что резервы, которых опасались аналитики, к концу прошлого года уже перестали существовать, а запасы металла на лицензионных складах ЛБМ к началу мая уменьшились до немногим более 5 тыс. т, в то время как средний уровень второй половины 90-х годов для олова равняется 10-12 тыс. т, а на пике кризиса осенью 2001-го этот показатель превышал 35 тыс. т.

Незначительный объем резервов обостряет беспокойство участников рынка. Превышение потребления олова над предложением в этом году оценивали ранее в 16 тыс. т, а реально оно может достигнуть 22-25 тыс. т, восполнить же эту нехватку нечем. Новый кризис на рынке олова оказался исключительно острым, из-за того что рост потребления сопровождался сужением объемов поставок.

Конец изобилия

Олово имеет одну интересную особенность: при низких температурах (порядка 40 градусов мороза) металл принимает аморфную форму, т.е. изготовленные из него предметы распадаются, превращаясь в грязно-серый порошок. Возникает впечатление, что такая участь в последние три года постигла все избыточные мощности по добыче оловянной руды: сейчас даже сложно поверить, что еще недавно рынок был буквально переполнен этим сырьем, которое теперь в таком дефиците.

Китай спровоцировал избыток олова на мировом рынке, он же затем "организовал" его дефицит. Перепроизводство и падение цен вызвали стандартную реакцию китайских властей, выразившуюся в выведении из строя значительной части добывающих мощностей. Часть шахт (в основном, мелких) была закрыта еще в конце 2001 года, а в апреле 2002-го пришла очередь крупного рудника Gaofeng, разрабатываемого компанией China Tin. После серьезной аварии с человеческими жертвами добыча сырья там была прекращена, из-за чего компании пришлось сократить выпуск олова до 14 тыс. т в 2002 году, в то время как плановая мощность предприятий China Tin достигала 24 тыс. т в год.

Вследствие подобных мер производство олова в Китае упало от более 100 тыс. т в 2000 году до 85-88 тыс. т в 2002-2003-м. В связи с тем что за это время потребление металла в стране возросло, в соответствующем масштабе снизился его экспорт. Пока же нет никаких признаков того, что закрытые предприятия в ближайшем будущем могут вернуться к жизни, впрочем, этого нелегко добиться и с чисто технической стороны. За два года простоя шахты никто не контролировал, часть их затоплена, так что реанимация окажется длительным и дорогостоящим делом. Конечно, если олово надолго задержится в интервале $8000-9000 за т, китайские власти могут ослабить ограничения, но заметного расширения производства металла в стране в любом случае можно не ждать до второй половины 2005 года.

Индонезийская оловянная промышленность в настоящее время также испытывает серьезные проблемы с обеспечением сырьем. Традиционно большая часть олова в стране выплавлялась двумя крупными компания PT Timah и PT Koba, а их основные мощности находились на острове Бангка недалеко от Суматры. После падения режима Сухарто в 1999 году местная администрация острова нарушила монополию двух ведущих производителей, разрешив независимым предпринимателям разрабатывать оловянные залежи. Добытая руда, при этом, отправлялась в Малайзию и Таиланд. В 2001 году Timah и Koba, казалось, нашли способ решения проблемы. Государство ввело запрет на экспорт оловянного концентрата, а компании-производители сами начали скупать сырье у мелких добытчиков. Однако в 2003 году баланс снова нарушился, так как власти острова выдали независимым компаниям семь лицензий на строительство оловянных плавильных заводов. Как признают представители Timah, крупнейшего в мире интегрированного производителя олова, проблема с сырьем снова обострилась. Из-за этого предприятия компании в первые два месяца 2004 года работали лишь с 50-60%-ной загрузкой, а объем производства на текущий год прогнозируется на уровне 42 тыс. т против 45,9 тыс. т в 2003-м. Ранее компания планировала построить новый комбинат на острове Менток (между Суматрой и Сингапуром), что должно было расширить объем выплавки металла до более 48 тыс. т в год, но теперь этот проект завис в воздухе.

Скорее всего, новые мелкие заводики на Бангка будут выпускать низкокачественное олово, не соответствующее стандартам ЛБМ. Покупатели на него найдутся в Малайзии и Таиланде, где национальная оловянная отрасль пришла в упадок из-за отсутствия собственного сырья. Особенно это касается Малайзии, где после ста лет непрерывной добычи олова исчерпались все месторождения. Дополнительной разведки там в последние годы никто не проводил, так что рассчитывать на расширение добычи руды в стране не приходится.

С аналогичными проблемами сталкиваются производители и в других странах. Олово – один из древнейших известных человеку металлов, и за три тысячи лет достаточно интенсивных разработок запасы оловянных руд изрядно оскудели. Так, в Великобритании, во времена Древней Греции и Рима бывшей главным поставщиком олова на "мировой рынок", в 1998 году прекратила работу последняя шахта South Crofty. Правда, владельцы этого рудника, сейчас используемого в качестве места проведения туристических экскурсий, в связи с подъемом цен на олово планируют в 2006 году возобновить добычу руды (для этого надо, хотя бы, откачать воду, залившую за пять с лишним лет большую часть выработок), но ожидать от возрожденной South Crofty больших объемов производства не приходится.

В Бразилии компания Grupo Paranapanema (точнее, ее горнорудное подразделение Mamore Mineracao e Metalurgia) также исчерпала запасы своего крупнейшего месторождения Pitinga. Сейчас комбинат, в лучшие времена дававший 7,5 тыс. т олова в год, функционирует последний год, перерабатывая отвалы. Grupo Paranapanema нуждается в привлечении около $400 млн. для увеличения производительности своего второго рудника Rocha Sur от 2,85 тыс. т олова в концентрате до 9,5 тыс. т в год, но, по состоянию на апрель 2004 года, вопрос с финансированием не был решен. Впрочем, даже если бразильская компания найдет инвестиции, строительство будет продолжаться еще не менее двух лет.

В 90-тые годы достаточно крупным поставщиком олова было американское государственное агентство Defense Logistics Agency (DLA), продававшее металлы из стратегического резерва. Но и этот источник иссякает. К концу прошлого года на складах Пентагона осталось всего 40 тыс. т олова (из более 200 тыс. в начале 90-х годов), а объем продаж на 2004 год ограничен 12 тыс. т.

В результате получается весьма печальная картина. Крупных проектов в области добычи оловянных руд в ближайшие годы реализовано не будет, а небольшие расширения выпуска в Австралии, Перу и Боливии не смогут компенсировать падения производства в Бразилии и Индонезии, как и рост спроса на металл. Так что велика вероятность того, что в 2004 году дефицит олова возрастет по сравнению с прошлым годом, ситуация, во всяком случае, не улучшится и в 2005-м. Цены, естественно, останутся высокими, а, если в дальнейшем продолжится их рост на рынках таких металлов как медь, алюминий и никель, олово в ближайшем будущем еще сможет поставить парочку рекордов.

Виталий Шимкович, по материалам US Geological Survey, BBC News, Reuters, Metal Bulletin, www.mail-archive.com

 
© агенство "Стандарт"