журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

КОМПАНИИ И РЫНКИ

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

НОВОСТИ МЕСЯЦА

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №5, 2004

ТЕМА НОМЕРА

Сталелитейная промышленность "новой Европы" останется на задворках Евросоюза

Перед приемом восточноевропейских стран в ЕС западноевропейские металлургические компании постарались не допустить усиления новых конкурентов

Укрупнение Европейского Союза – уже свершившийся факт, и теперь сталелитейные компании Западной Европы с удовлетворением оценивают связанные с этим преимущества и перспективы. Благодаря своей последовательной политике в части реструктуризации сталелитейных секторов в странах Центральной и Восточной Европы они получили доступ к новым рынкам с высоким потенциалом, где местные компании попросту не способны конкурировать с ними. Устаревшее оборудование национальных заводов не обеспечивает выпуск необходимого количества продукции высокого качества, а их модернизация требует огромных инвестиций, которые нелегко организовать без государственной поддержки, запрещенной "европейскими договорами". Поэтому спрос на такие материалы удовлетворяется за счет импорта из соседних стран запада Европы, и в обозримом будущем сложившаяся ситуация не будет претерпевать существенных изменений.

Цена присоединения к ЕС

Процесс расширения ЕС за счет присоединения государств Центральной и Восточной Европы начался в 1993 году, когда были подписаны "европейские договора", заложившие юридическую основу политических и экономических отношений между странами – членами Евросоюза и кандидатами на вступление в него. Эти же соглашения регламентировали также порядок поэтапной интеграции.

Однако переговоры о политике в отношении сталелитейных отраслей изначально шли чрезвычайно трудно. Федерация европейских прокатных заводов Eurofer развернула широкомасштабную кампанию в защиту собственных интересов, настаивая на радикальной реструктуризации восточноевропейской металлургической промышленности. Европейская комиссия согласилась с доводами региональных производителей, заявлявших, что к свободной конкуренции на общем рынке нельзя допускать компании, за которыми стоит целая страна. Поэтому к странам-кандидатам были предъявлены жесткие требования относительно тотальной приватизации всех металлургических предприятий, был наложен запрет на оказание им государственной помощи, за исключением ограниченного перечня ситуаций (в основном, в него входили мероприятия по повышению экологической безопасности и смягчению последствий закрытия производственных объектов). В "европейских договорах" отдельным пунктом было определено, что кандидаты должны обеспечить строгое соответствие своих сталелитейных отраслей Закону ЕС о государственной помощи Steel Aid Code, который разрешает оказывать финансовую поддержку только в исключительных случаях. Перед присоединением к общему рынку в переходный период правительства стран-кандидатов могли содействовать своим металлургическим заводам, только если речь шла о будущей жизнеспособности компаний или когда финансирование имело целью рационализацию либо сокращение мощностей.

При этом, сразу было очевидно, что без государственной помощи большинство из восточноевропейских металлургических заводов с их устаревшим оборудованием не выдержали бы свободной конкуренции с западными производителями, а их переоснащение требовало огромных затрат. Однако у многих стран-кандидатов сталелитейная отрасль играет важную социальную роль, поскольку обеспечивает занятость немалой части населения. В некоторых из этих государств черная металлургия входит в число важнейших промышленных секторов; в среднем, ее вклад в суммарное промышленное производство составляет около 5%, тогда как у пятнадцати "старых" членов ЕС он не превышает и 2%. Вот почему страны-кандидаты старались всеми способами обойти чрезвычайно жесткие требования ЕС относительно реструктуризации сталелитейной промышленности. Тем не менее, Европейская комиссия и Eurofer четко отслеживали развитие событий, причем, любые попытки стран-кандидатов оказать поддержку национальным сталелитейным заводам жестко пресекались.

Кроме того, европейские металлургические компании, которые и сами не так давно завершили болезненный процесс сокращения избытка мощностей, жестко настаивали на сужении объемов производства стали в присоединяющихся странах. Поэтому "европейскими договорами" были определены жесткие сроки завершения реструктуризации, а в приложении к этим документам дается перечень конкретных компаний и их заводов, подлежащих закрытию в обусловленные сроки. В частности, Польша должна за 1997-2006 годы сократить свои прокатные мощности на 10% (примерно, на 1,2 млн. т), причем, оговорено, что компания Polskie Huty Stali (PHS) обязана до конца декабря 2005 года закрыть полосовой стан горячей прокатки (700 тыс. т в год) в Кракове и линию холодной прокатки полосовой стали Swietochlowice (36 тыс. т). Прокатные мощности в Чешской Республике за это же время должны быть снижены на 600 тыс. т в год: прежде всего, планируется закрыть действующий на заводе Nova Hut стан для производства крупносортовых профилей. Правда, при этом, PHS разрешено нарастить на 200 тыс. т в год объемы производства катанки на заводе Sosnowiec и на 400 тыс. т расширить производство горячекатаной толстолистовой стали в Кракове, а Nova Hut получила право увеличить на 300 тыс. т мощности для производства профилей средних размеров.

Разумеется, подобные условия выглядели как явно дискриминирующие, но стремление приобщиться к общему рынку вынудило страны-претенденты согласиться со всеми требованиями. В результате сталелитейные компании Центральной и Восточной Европы оказались в ситуации, когда они просто не могут воспользоваться подъемом собственных внутренних рынков: из сегмента продукции высокого передела их лихо вытесняют западные конкуренты.

Теперь, когда укрупнение ЕС стало свершившимся фактом, даже Eurofer готова признать, что расширение общего рынка сулит западноевропейским сталелитейным компаниям немалые выгоды. Правда, присоединение десяти новых государств обусловит некоторое обострение конкуренции, однако это не причинит традиционным производителям сколько-нибудь серьезных неудобств: сталелитейные компании новых членов ЕС заметно отстают от них и по производительности, и по качеству продукции.

Накануне вступления

За последние несколько десятилетий в Германии, занимающей первое место в ЕС по объемам производства стали, произошла широкомасштабная реструктуризация сталелитейной промышленности, обусловленная массированным внедрением прогрессивных технологий, что соответствующим образом сказалось на производительности труда. Например, в Западной Германии за 1980-2002 годы численность рабочих металлургической отрасли сократилась на две трети, хотя объемы выплавки стали уменьшились за этот же период только на 10%. По данным German Steel Federation, в странах Центральной и Восточной Европы (CEEC) на одного рабочего в отрасли приходится, в среднем, 130 т выплавляемой стали в год, тогда как в ЕС этот показатель равен около 600 т.

Кроме того, восточноевропейские предприятия перегружены значительным избытком рабочей силы, а их устаревшее оборудование не гарантирует выпуск высококачественной продукции. После падения "железного занавеса" восточноевропейские производители начали переходить на западные стандарты, но в настоящее время этот процесс еще далек от завершения. Соответственно, новые члены ЕС весьма не скоро начнут выпускать конкурентоспособную по качеству продукцию.

Единственное преимущество восточных компаний заключается в низкой стоимости труда: производственные затраты на зарплату в Германии (более @80 на т выплавленной стали), примерно, на 60% выше, чем, скажем, в Польше, являющейся крупнейшей среди присоединившихся к ЕС стран, располагающих металлургической отраслью. Но и этот факт западные производители могли использовать с выгодой, так как благодаря тотальной приватизации восточноевропейских металлургических отраслей получили возможность приобщиться к этому преимуществу благодаря поглощению конкурентов.

Существенных перемен в расстановке сил не следовало ожидать еще и потому, что дополнительный объем поставок на общий рынок должен был быть сравнительно небольшим. До расширения объемы производства стали в ЕС составляли около 160 млн. т в год, из которых до 45 млн. т приходится на долю Германии. Теперь же к этому добавятся сталелитейные мощности стран CEEC, которые, по оценкам German Steel Federation, в общей сложности не превышают 35 млн. т. В первом квартале 2004 года в 25 странах ЕС было выплавлено, по данным International Iron & Steel Institute, 47,96 млн. т стали, из них на долю новых членов пришлось 6,21 млн. т, т.е. менее 13% от суммарных объемов производства. За последнее десятилетие объемы производства стали в Восточной Европе изрядно подсократились, и предприятия региона уже давно функционируют при частичной загрузке мощностей.

Несмотря на снижение спроса на сталь в Центральной и Восточной Европе в 90-тые годы экспорт из стран региона возрос совсем несущественно – до 13 млн. т в год (в ЕС его объемы дошли до 109 млн. т, считая торговлю между странами Евросоюза). Крупнейшие страны-производители – Польша, Чешская Республика, Словакия и Венгрия – обеспечивают более 90% от регионального выпуска необработанной стали. Большая часть их зарубежных продаж приходится на Западную Европу (у Польши, например, эта доля составляет почти 46%), хотя в будущем планируется увеличить поставки в Северную Америку и Азию. И, наоборот, суммарный импорт в эти страны возрастал на 15% в год и в 2002-м дошел до 9 млн. т (в ЕС – 98 млн. т). Крупнейший из восточноевропейских импортеров – Чешская Республика (3 млн. т), далее следуют Польша (2,5 млн. т) и Венгрия (1,2 млн. т). В итоге получается, что присоединяющиеся к ЕС страны Восточной Европы в общей сложности ежегодно импортируют на 4 млн. т стали меньше, чем сами продают за рубежом. Впрочем, если учесть перспективы этих рынков в плане интенсификации потребления, выигрыш западноевропейских компаний становится явным.

Скорость реального роста ВВП в этих странах на 2% больше, чем в ЕС. Подъем экономики сопровождается повышением заработной платы и покупательской способности потребителей, а, следовательно, – увеличением спроса на готовую стальную продукцию. Западные производители автомобилей и потребительских товаров (в частности, бытовой техники) уже перемещают в этот регион свои предприятия, но спрос на сталь увеличивается не только в этих сферах, но и в машиностроении и строительстве. Однако местные сталелитейные отрасли, оснащенные устаревшим оборудованием, не способны в полной мере обеспечивать активизацию спроса на продукцию высокого качества. Понятно, что данная тенденция в обозримом будущем сохранится, поскольку у сталелитейных секторов новых членов ЕС остается множество проблем, решение которых требует значительного времени и масштабных капиталовложений.

Польша: крупнейшие, но не лучшие

Хотя Польша и является крупнейшим производителем стали среди присоединяющихся стран (9,05 млн. т в 2004 году), в ЕС она занимает лишь 7-мое место, отставая по этому показателю даже от Бельгии, выплавляющей 11 млн. т металла в год (хотя полные производственные мощности всех польских сталелитейных предприятий составляют около 13 млн. т в год). В настоящее время польский металлургический сектор пребывает в кризисном состоянии: двадцать из сорока заводов отрасли убыточные. В отличие от Чехии и Словакии, которые за последние два года несколько расширили объемы производства, в Польше выпуск стальной продукции заметно упал и начал снова возрастать только в 2003 году, поскольку в последние годы промышленность ориентировалась, главным образом, на сокращение рабочих мест и мощностей для выплавки стали.

В первую очередь, эти перемены затронули "промышленных динозавров" типа завода Sendzimir в окрестностях Кракова – гигантского металлургического комбината, в активы которого входят также 100 км автомобильных дорог и 150 км железнодорожных путей. Число рабочих на этом предприятии уже уменьшено от 15 тыс. до 9 тыс. Тем не менее, предложения по оптимальной специализации предприятий, утвержденные различными инстанциями, до сих пор не реализованы. В стране по-прежнему недостает мощностей для производства плоскокатаной продукции, так что ее импорт приобретает все большее значение. Примерно, 20% от всего импорта поступает из Германии, далее по объемам поставок следуют Словакия, Украина и Чешская Республика. Фактически за счет ввоза удовлетворяется 50% спроса на листовую сталь на внутреннем рынке. И, наоборот, предприятия отрасли выпускают значительно больше конструкционной стали, чем ее потребляется внутри страны. Соотношение между объемами производства плоскокатаной и длинномерной продукции в Польше составляет 45:55, тогда как конкурентным для ЕС считается 60:40.

Кроме того, сталь в Польше выплавляется, главным образом, в морально устаревших мартеновских печах, которые в Германии, например, были выведены из технологического процесса еще в начале 80-х годов. Правда, с середины 90-х увеличиваются инвестиции в технологии непрерывной разливки металла, и за 1995-2001 годы доля стали, произведенной с использованием этого процесса, возросла в восемь раз. Тем не менее, эта доля и сейчас равняется только 72%, тогда как средний по ЕС показатель достиг уже 92%.

Как отмечали европейские эксперты в 2000 году, когда в Польше разрабатывалась программа приватизации металлургической промышленности, без значительной государственной поддержки или крупных иностранных инвестиций модернизация отрасли не представлялась реальной. Чтобы достичь уровня западноевропейских конкурентов, польским компаниям необходимо было повысить производительность, как минимум, на 30%, для чего, по оценкам польского правительства (которые представлялись специалистам Eurofer вполне реалистичными), нужно было истратить около @1,2 млрд. на модернизацию заводов и выплату всех долгов.

Первый шаг в этом направлении был сделан в 2002 году, когда была учреждена компания PHS, сосредоточившая 70% польских сталелитейных мощностей. В условиях, когда импорт уверенно вытеснял с рынка национальную продукцию, необходимость этого слияния представлялась просто единственно возможной. Все предыдущие попытки приватизировать по отдельности вошедшие в состав нового холдинга заводы Huta Katowice, Huta Sendzimir, Huta Florian и Huta Cedler оказались безуспешными, но с PHS, созданной в начале 2003 года, дело обстояло иначе. Правительство вернулось к идее, согласно которой перед продажей компании следует выплатить ее гигантские долги, отпугивавшие потенциальных инвесторов: в конце 2003 года суммарная задолженность предприятий, вошедших затем в PHS, превышала @1,1 млрд. Это предложение оказалось привлекательным, поэтому в аукционе приняли участие крупнейший в мире производитель стали – Arcelor, американская корпорация US Steel и транснациональная группа LNM, которой в итоге и досталась эта компания.

Чехия: последствия "бархатного" развода

В Чешской Республике проблемы носили несколько иной характер. С точки зрения Eurofer, здесь тоже присутствует значительный избыток мощностей (около 2 млн. т), причем, в последние годы выпуск продукции увеличивался от 5,6 млн. т в 1999 году до 6,8 млн. т в 2003-м. Как и в Польше, чешские потребители плоскокатаной продукции вынуждены в значительной степени полагаться на импорт, за счет чего обеспечивается 70% спроса.

Такая ситуация возникла после распада Чехословакии в 1993 году, поскольку производство конструкционной стали было сосредоточено в Чехии, а заводы по производству плоскокатаной продукции располагались в Словакии. Правда, пуск новой линии прокатки на заводе Nova Hut в определенной степени устранит возникший перекос. С другой стороны, чешские предприятия в отличие от польских нельзя считать устаревшими: крупнейшие из них уже осуществили радикальную модернизацию технологий. Правда, финансирование этих преобразований привело к накоплению огромных долгов, которые в настоящее время препятствуют успешному функционированию большинства заводов в Чехии.

Процесс приватизации сталелитейной промышленности страны начался практически сразу после событий 1989 года. При этом, правительство ориентировалось на привлечение крупных иностранных партнеров, которые могли бы не только обеспечить должное финансирование, но и внедрять новые производственные технологии. Например, второй после Nova Hut производитель в стране Trinecke Zelezarny был постепенно приватизирован после его превращения в акционерную корпорацию. Крупнейший акционер предприятия – чешская компания Moravia Steel, ее партнер – корпорация Commercial Metals из США, а остальные акции распределены среди множества мелких собственников.

Приватизация явно пошла на пользу предприятию: если в начале 90-х метод непрерывной разливки использовался для выпуска 36% выплавляемой стали, то в настоящее время эта доля увеличилась до 91%. В целом же производительность значительно возросла, причем, компания планирует в 2005 году довести ее до уровня 500 т на одного рабочего. Чтобы обеспечить собственную конкурентоспособность на международных рынках, Trinecke предусмотрела крупные инвестиции в новые производственные технологии, что значительно улучшит качество продукции. В частности, компания намеревается расширить объемы выпуска стали, пригодной для производства сортового проката специального качества (SBQ), используемого в автомобильной промышленности. К этим категориям относятся высокопрочные стали с высокой степенью формуемости.

В целом же чешская сталелитейная промышленность в ближайшие годы планирует уменьшить выпуск конструкционной стали от 3,7 млн. т в год до 3,5 млн. т и параллельно нарастить производство плоскокатаной продукции от 2,4 млн. до 2,8 млн. т. Для этой реструктуризации необходимы инвестиции в размере около @2,2 млрд.

На долю Словакии приходится около 20% от суммарного по CEEC объема выплавки стали – немногим более 4,5 млн. т в 2003 году. Тем не менее, этот сектор, хотя и обеспечивает менее 3% от суммарного объема выпуска стали в ЕС, привлекал особое внимание европейских прокатных заводов. Фактически весь металл выплавляет единственный завод – Vychodoslovenske zelezarny (VSZ) в городе Кошице. В процессе приватизации его купила американская корпорация US Steel, обеспечив себе в самом сердце Европы важный производственный плацдарм, окруженный странами, рынки которых весьма перспективны в плане будущих продаж. В настоящее время VSZ уже превратился в самого крупного и современного производителя плоскокатаной продукции в восточной части Центральной Европы, а в ближайшие несколько лет US Steel намеревается инвестировать в завод еще около @1 млрд.

Суммарное потребление стали в Словакии составляет около 1,5 млн. т, и большая часть внутреннего спроса удовлетворяется за счет импорта конструкционных материалов, которые VSZ не выпускает. С другой стороны, компания экспортирует 80% своей плоскокатаной продукции на зарубежные рынки: ее главные заказчики находятся в соседних странах Центральной и Восточной Европы. В последнее время VSZ все больше ориентирует свою продукцию на быстро расширяющуюся автомобильную промышленность в этих государствах. В принципе, компания рассчитывает удлинить радиус охвата соседних рынков, примерно, до 1000 км, следовательно, начнет поставлять материалы и в Германию, во всяком случае, в ее южную часть.

Постепенно осуществляются преобразования и в Венгрии, правительство которой планирует до конца 2005 года полностью распродать все государственные холдинги в промышленных корпорациях, а вырученные средства инвестировать в улучшение инфраструктуры. Как и в других странах CEEC, покупатели венгерских заводов должны будут вложить значительные суммы в модернизацию предприятий и природоохранные системы. Так, украинская корпорация "Индустриальный союз Донбасса", выигравшая тендер по приватизации крупнейшего сталелитейного предприятия – комбината Dunaferr, обязалась в течение пяти лет инвестировать @275 млн. в модернизацию завода, еще @5 млн. – в развитие региона. Сейчас юридическое оформление сделки вступило в завершающую фазу: в конце апреля ИСД получила официальное разрешение Антимонопольного совета Антимонопольного экономического комитета Венгрии на приобретение Dunaferr.

Тем не менее, по оценкам Boston Consulting Group, программа модернизации Dunaferr до 2010 года потребует притока порядка @400 млн. На долю этого предприятия приходится 80% от суммарных по стране объемов производства, а менее крупные заводы находятся в еще худшем состоянии. В 1998 года Венгрия, где выплавляется около 2 млн. т стали в год, превратилась в нетто-импортера стальной продукции, а в 2002-м вклад импортной стали в суммарное потребление увеличился до 60%. Чтобы защитить своих производителей, правительство в начале 2003 года ввело квоты и дополнительные тарифы на некоторые категории стальной продукции, в том числе и на трубы из ЕС, России и Украины. Понятно, что, если Венгрия не сумеет оперативно модернизировать свои заводы, им не выдержать конкуренции с нынешними производителями из ЕС.

Изменения минимальны

Таким образом, перед традиционными производителями в странах ЕС открываются весьма неплохие перспективы. По мнению аналитиков Eurofer, подъем экономики в присоединившихся странах будет значительно выше, чем у "старых" членов Евросоюза. По данным за 2002 год, прирост ВВП в ЕС составил 2,5%, а у стран-кандидатов этот параметр варьировался от 1% (в Польше) до 7% (в Литве). Соответственно и потребление стальной продукции в этих странах тоже будет нарастать быстрее, чем в Западной Европе. При этом, ожидается, что экономический подъем в присоединившихся государствах обусловит расширение объемов импорта, а от этого выиграют, прежде всего, производители из ЕС.

В этом отношении их основные надежды связаны с активизацией спроса на сталь в растущих автомобильных отраслях новых членов Евросоюза. Например, в Германии, примерно, треть производимой стали либо непосредственно, либо кружным путем, поступает именно в данный сектор. При этом, если западноевропейские рынки в автомобильной отрасли уже практически насыщены, в Центральной и Восточной Европе автомобильная промышленность именно сейчас становится одним из главных двигателей экономического подъема.

С 1995 по 2002 год выпуск автомобилей в этих странах увеличился на 60% (до 1,2 млн. шт.), хотя в целом по ЕС прирост объемов производства составил только 12%. При этом, до 2000 года восточноевропейским производственным центром сектора была Польша, выпускавшая 500 тыс. автомобилей в год (90% – продукция компаний Fiat и Opel). Однако теперь Чешская Республика тоже успешно расширяет автомобильную отрасль: на протяжении последних семи лет объемы производства здесь прибавляли по 10% в год. Крупнейший производитель страны – компания Skoda (группа Volkswagen). Тем не менее, объемы производства автомобилей в присоединяющихся странах все еще сравнительно невелики, так что ожидается, что в ближайшие десять лет они будут увеличиваться со средней скоростью 10% в год. Этот прогноз учитывает сравнительно небольшое количество выпускаемых в этих странах автомобилей – 280 шт. на 1000 жителей, тогда как в среднем по ЕС этот показатель составляет 490 шт., в Германии – 540 шт.

Сегодня новые члены ЕС планируют расширить капиталовложения в строительство, а это обеспечит сталелитейным компаниям новые перспективы в отношении продаж. По оценкам аналитиков Euroconstruct, инвестиции в эту сферу набирают обороты до 2,5% в год и в 2005-м дойдут до @46 млрд. (скорость их роста в Западной Европе не превышает 0,5% в год). Правда, абсолютный объем капиталовложений в строительство в ЕС значительно выше и составляет @960 млрд. Тем не менее, в присоединяющихся странах стабильно расширяется спрос на объекты инфраструктуры, кроме того, наращивается активность в сферах жилищного и промышленного строительства. Можно ожидать, что широкомасштабные инвестиции будут поступать в сектор в ходе реструктуризации крупных промышленных предприятий и возведения новых заводов – по мере продвижения на восток западноевропейских компаний, рассчитывающих использовать преимущества дешевого труда и приближенность к региональным рынкам.

Итак, у рынков новых членов ЕС значительный потенциал, а в настоящее время и в обозримом будущем местные производители не будут способны конкурировать с импортной продукцией – по крайней мере, в отношении дорогостоящих ее видов. Разумеется, восточноевропейские компании постараются собственными силами обеспечить удовлетворение внутреннего спроса, постепенно согласовывая свой ассортимент с потребностями рынка, улучшая качество и осваивая производство продукции все более высокого передела. Однако это потребует значительного времени, а затем им придется завоевывать место под солнцем на внутренних рынках, заваленных импортом из Западной Европы.

В принципе, укрупнение Европейского Союза обеспечивает традиционным производителям из ЕС и иные выгоды: поглощая компании вливающихся стран, они могли бы рассчитывать на преимущество низкой стоимости оплаты труда. Кроме того, у них появляется шанс использовать потенциал этих рынков благодаря созданию совместных предприятий и акционерному участию в компаниях CEEC. Правда, этими возможностями западноевропейские компании воспользоваться так и не сумели; наиболее перспективные предприятия захватили группа LNM, US Steel и "Индустриальный союз Донбасса". Таким образом, из-за собственной нерасторопности западные компании вместо ожидаемых преимуществ приобрели серьезных конкурентов, вполне способных обеспечить новых членов ЕС западными ноу-хау. Тем не менее, на все требуется определенное время, а в ближайшие годы западноевропейские компании смогут использовать преимущества открытого доступа к восточным рынкам в полном объеме.

Для этого прогноза имеются основательные предпосылки. Во-первых, потребление стали у "новых" членов ЕС будет нарастать в связи с ускоренным экономическим подъемом. Во-вторых, рынку требуется продукция высокого качества, которую страны Центральной и Восточной Европы еще долго смогут производить в достаточных количествах. В первую очередь, речь идет о материалах с обработанной поверхностью, чем обеспечивается продление сроков эксплуатации. В других секторах сохраняется тенденция к снижению веса деталей, следовательно, по-прежнему будут ужесточаться требования к поставщикам, а это повысит шансы западноевропейских экспортеров, поскольку, хотя реструктуризация сталелитейных отраслей в присоединившихся странах уже началась, их производители еще весьма не скоро сумеют догнать западные компании в отношении качества продукции и производительности труда. Технология непрерывной разливки стали используется весьма ограниченно, другие эффективные процессы тоже задействованы сравнительно редко. Поэтому ожидается, что в текущем десятилетии производство стали у новых членов ЕС не пойдет на подъем сколько-нибудь ощутимым образом, и не только потому, что этому будет препятствовать конкуренция со стороны западноевропейских прокатных заводов: прежде всего, должно быть улучшено качество продукции, а ее ассортимент должен быть приведен в соответствие с требованиями рынка.

Кроме того, правительства (в частности – Польши) пытаются сохранить за собой право голоса относительно планов реструктуризации, особенно в отношении сокращения рабочих мест. Тем не менее, в целом сталелитейные отрасли стран Центральной и Восточной Европы уже встали на путь преобразований и в определенной мере преуспели в этом плане. С другой стороны, хотя компании этих стран получают помощь от собственных правительств и пользуются поддержкой иностранных инвесторов, сомнительно, чтобы болезненный процесс реструктуризации был полностью завершен в 2006 году, как ориентирует Европейская комиссия.

Загрузка мощностей в этих странах, безусловно, растет, но все-таки она значительно ниже, чем у "старых" членов ЕС, сохраняющих этот показатель на уровне 90%. Ожидается, что "новички" в ЕС будут увеличивать объемы производства стали со средней скоростью 1% в год, и к 2010-му доведут свой совместный выпуск лишь до 25-26 млн. т. С той же скоростью будут наращивать мощности и западноевропейские компании, но от другого исходного уровня, поэтому в 2010-м объемы производства в Западной Европе дойдут до 170 млн. т. Вклад же новопринятых членов в суммарный по укрупненному ЕС объем выпуска стали сохранится на том же уровне – около 12-14%. Следовательно, особых перемен в расстановке сил, сопряженных с расширением общего европейского рынка, ожидать не следует, а улучшение общей экономической ситуации (более активное – у присоединившихся членов ЕС) обеспечивает сталелитейной промышленности Европейского Союза неплохие перспективы, по крайней мере, на ближайшие несколько лет.

Галина Резник, по материалам www.coleurop.be, www.cer.org.uk, www.dbresearch.de, www.case.com.pl, www.epin.org, www.glavred.info

 
© агенство "Стандарт"