журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СОБЫТИЯ

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

Банковские отделения

Информационные технологии

ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Банковское оборудование

Банковская деятельность

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №4, 2004

СОБЫТИЯ

Банкам придется заплатить за все

В США не утихают скандалы, связанные с обвинениями банков в финансовых махинациях

В финансовом мире существует множество способов "честного отъема денег", но во времена рыночного бума, когда "прилив поднимает все лодки", этот факт не привлекает особого внимания. Другое дело, если впоследствии разражается неизбежный кризис: незадачливых инвесторов, регулятивные органы и политиков начинает интересовать извечный вопрос "Кто виноват?". Проводятся расследования, вспыхивают скандалы вокруг раскрытых махинаций, наказываются найденные виновники. При этом, хотя жертвы мошенничества, как правило, получают в результате чисто моральное удовлетворение, а в тюрьму попадают только "стрелочники", на арену выходят новые лица, сумевшие в этой ситуации приобрести политический капитал, необходимый для дальнейшего восхождения к вершинам власти.

Обоюдоострый

инструмент

В настоящее время генеральный прокурор штата Нью-Йорк Элиот Спитцер, уже прославившийся благодаря инициированию процессов против финансовых аналитиков, продолжает расследование незаконных аспектов деятельности институтов Уолл-Стрита. Теперь его внимание привлекли взаимные фонды. Как и в других сферах финансовой деятельности, здесь тоже существуют возможности крупных махинаций, которые обеспечивают эффективное обогащение некоторых лиц за счет основной массы инвесторов.

До недавнего времени акции взаимных фондов были одним из самых популярных в США инвестиционных инструментов. Такой фонд представляет собой денежный пул, образованный за счет объединения средств большого числа инвесторов (как правило, мелких), а портфелем, сформированным на эти деньги, управляют профессиональные менеджеры. Учредителями взаимного фонда или "семейства" фондов с различными инвестиционными стратегиями могут выступать инвестиционные или брокерские компании, причем, для удобства инвесторов, внутри такого "семейства" средства можно без специальной оплаты переводить из бумаг одного фонда в активы другого. Более того, в США взаимным фондам предоставлен льготный режим налогообложения.

В принципе, такие организации создаются, для того чтобы сделать процесс инвестирования на фондовом рынке более простым и удобным для индивидуальных инвесторов, которые не обладают обширными познаниями в области операций с ценными бумагами, а, кроме того, не имеют времени для отслеживания рыночной конъюнктуры. Фактически, приобретая акции взаимного фонда, они поручают профессионалам заниматься анализом биржевого рынка, выбирать оптимальные ценные бумаги для включения в портфель фонда и отбраковывать те из них, которые менее перспективны. Таким образом, менеджеры фонда должным образом и своевременно обновляют структуру портфеля, открывают и закрывают позиции для реализации прибыли и избежания больших убытков.

Еще одно важное преимущество взаимных фондов заключается в возможностях диверсификации – правильного распределения рисков между несколькими финансовыми активами. Принцип, что не стоит класть все яйца в одну корзину, оправдывает себя всегда, но для формирования собственного диверсифицированного портфеля инвестору необходимо располагать значительными средствами: их должно быть достаточно не только для покупки всех необходимых ценных бумаг, но и для выплаты брокерских комиссионных по каждой сделке купли-продажи. Однако приобретение акций взаимного фонда автоматически обеспечивает инвестору желаемую диверсификацию, поскольку каждая такая акция представляет собой мини-портфель ценных бумаг, причем, его формирование не сопряжено с оплатой брокерских услуг. Взаимные фонды могут иметь весьма диверсифицированные портфели вложений, например, типичный фонд, инвестирующий в акции, держит бумаги более сотни различных компаний из различных секторов экономики. Таким образом, взаимные фонды оказались чрезвычайно удобным инвестиционным инструментом, и в США именно они от имени 95 млн. частных инвесторов управляют вкладами в сумме около $7.5-8 трлн.

Тем не менее, в самой основе этих фондов заложен конфликт интересов, обеспечивающий благодатную почву для мошеннических операций. Дело в том, что стоимость акций взаимных фондов не устанавливается произвольно: ежедневно сразу же после завершения биржевых торгов взаимный фонд определяет курс своих акций на основании цен закрытия входящих в его портфель корпоративных ценных бумаг. На этом и основан первый способ обмана инвесторов: "поздний трейдинг".

Этот вид мошенничества заключается в том, что менеджеры фондов дают некоторым клиентам возможность покупать или продавать акции фонда уже после закрытия биржи. Понятно, что такие сделки весьма выгодны для покупателей. Как правило, все новости, которые могут повлиять на котировку акций, публикуются сразу после закрытия биржевых торгов, и, если они гарантируют, что стоимость акций, входящих в портфель, возрастет на следующий день, привилегированный клиент, покупающий их сейчас по "старой" цене, может перепродать их завтра с неплохой прибылью. Например, если после завершения биржевых торгов какая-нибудь крупная компания представляет квартальный отчет, результаты которого существенно превосходят прогнозы аналитиков, то понятно, что на следующий день, после открытия биржи, рынок отреагирует на это должным образом и приобретение бумаг взаимного фонда, инвестирующего в эту компанию, после появления данной информации, но по цене закрытия текущего дня помогает успешно играть на гарантированном повышении цен.

Дополнительные возможности в этой сфере открываются в связи с различием часовых поясов: взаимный фонд, который держит акции компаний разных стран, определяет сегодняшнюю стоимость своего портфеля на основании цен, объявленных на момент закрытия торгов в этих странах. Если же учесть, что, например, на токийской бирже торги заканчиваются на 14 часов раньше, чем в США, то понятно, что котировка акций японских компаний явно устарела – за это время успело произойти много событий. Допустим, эти события неизбежно приведут к скачку курсов акций некоторых фирм. Тогда возможность купить их по "устаревшим ценам", приобретая акции взаимного фонда (естественно, тоже по устаревшим ценам), – прекрасный способ быстро заработать, поскольку после закрытия торгов в Нью-Йорке фонд определяет стоимость своих акций именно исходя из этих "устаревших цен".

Понятно, что такие сделки снижают прибыли, которые получат на следующий день остальные инвесторы данного взаимного фонда, не имеющие подобных привилегий. Кроме того, такие операции с акциями сопровождаются значительными издержками, компенсируемыми активами фонда (сокращая тем самым прибыль или увеличивая убытки) и не учитываемыми при расчете коэффициента расходов.

При использовании этой схемы незаконной торговли акциями взаимных фондов потери каждого индивидуального инвестора не так уж велики. С другой стороны, если учесть, что их суммарные вклады составляют триллионы долларов, можно оценить масштабы прибылей, которые эти операции приносят управляющим компаниям. По оценкам Эрика Зитцвитца, профессора экономики бизнес-школы Стэндфордского университета, проанализировавшего статистику притока и оттока средств из взаимных фондов с января 1998-го по сентябрь 2001 года, "поздний трейдинг" оборачивается для долгосрочных инвесторов – рядовых клиентов фондов – убытками порядка $400 млн. в год. По его данным, такие сделки проводились в 15 из 50 фондов, инвестирующих в иностранные акции, и в 12 из 96 фондов, инвестирующих в американские акции.

Довольно широко распространен и еще один вариант обогащения избранных клиентов за счет обычных инвесторов. Эта схема называется "маркет тайминг". В ее рамках менеджеры управляющей компании позволяют некоторым своим инвесторам или посторонним клиентам осуществлять краткосрочные сделки с бумагами взаимных фондов по мере изменения рыночной конъюнктуры.

В данном случае спекулятивная стратегия основана на использовании того, что общепринятый механизм определения стоимости чистых активов взаимных фондов, которые специализируются на инвестициях в иностранные компании, часто оказывается недостаточно эффективным из-за разницы во времени между часовыми поясами. Изюминка в том, что торги на зарубежных биржах, где зарегистрированы акции этих компаний, завершаются за несколько часов до того, как производится расчет стоимости чистых активов взаимных фондов (16:00) в Нью-Йорке. При этом, ситуация на американской бирже оказывает заметное влияние на динамику фондовых рынков в других странах, но из-за разницы во времени изменение рыночной конъюнктуры в США происходит уже после закрытия иностранных бирж. Следовательно, оно не может учитываться на момент определения стоимости активов американских международных фондов.

Кроме того, существенное влияние на завтрашнюю стоимость инвестиционного портфеля фонда в стране, на инвестициях в которую он специализируется, могут оказать события, произошедшие после закрытия национальных бирж, но во время работы американских рынков. В любом случае стороны, участвующие в операциях "маркет тайминг", имеют возможность покупать и продавать акции фонда по "ретроспективной" цене с учетом возможных изменений котировок на зарубежных рынках и, соответственно, стоимости чистых активов фонда, на следующий день.

Очевидно, что существуют и иные способы обмана рядовых вкладчиков взаимных фондов. И генеральный прокурор Нью-Йорка Элиот Спитцер развернул новую кампанию: теперь он проводит расследование порочной практики незаконной торговли ценными бумагами. По его словам, "масштабы этого хитроумного мошенничества пока не известны. Однако совершенно ясно, что индустрия взаимных фондов использует двойные стандарты. Определенным компаниям и частным лицам дается возможность манипулировать торговой системой. Они проводят незаконные сделки после окончания торговых часов и недобросовестно используют рыночные колебания, нанося вред прочим инвесторам". Расследование, начатое 3 сентября прошлого года, уже увенчалось определенными успехами: полетели первые "головы" менеджеров взаимных фондов и разгорелись крупные скандалы вокруг некоторых известных и уважаемых фирм.

Жертвы мошенничества и шантажа

Все началось с того, что 3 сентября 2003 года Спитцер объявил о возбуждении иска против хеджевого фонда Canary Capital Partners по обвинению в проведении незаконных и неэтичных сделок с акциями взаимных фондов. Речь шла о "позднем трейдинге" и "маркет тайминге". Безусловно, "поздний трейдинг" по "устаревшим ценам" – незаконная схема, поскольку, по закону об инвестиционных компаниях от 1940 года (Investment Company Act), любые приказы на проведение сделок с бумагами взаимных фондов, размещенные после завершения биржевых торгов в 16:00, исполняются по стоимости чистых активов, рассчитанных на конец следующего дня. По словам Спитцера, "проводить поздние сделки означает то же самое, что делать ставки на результаты вчерашних скачек". С его точки зрения, из-за этого вида мошенничества рядовые американские инвесторы ежегодно лишаются миллиардов долларов.

В отношении "маркет тайминга" ситуация несколько сложнее. В принципе, закон не запрещает подобных сделок, но проведение операций по этой схеме увеличивает издержки фонда, поскольку это сопряжено с частой уплатой комиссионных. Поэтому многие фонды заявляют, что запрещают проводить сделки типа "маркет тайминг". Тем не менее, похоже, что на "избранных" клиентов эти правила не распространяются; по приблизительным оценкам, такие их операции обходятся долгосрочным инвесторам в $5 млн. в год (за счет повышения издержек фонда сокращаются доходы от инвестиций). Фактически "маркет тайминг" – это нарушение не закона, а устава взаимных фондов, поскольку их менеджеры обязаны строго придерживаться стратегии, продекларированной в их проспектах.

Во что могут вылиться подобные дела, финансовому миру, уже хорошо известно – скандальные расследования, сотрясавшие банковский сектор США более двух лет, многому научили финансистов. Поэтому Canary моментально согласился выплатить $40 млн., чтобы урегулировать иск вне суда. Речь идет о возврате незаконно полученной на подобных сделках прибыли ($30 млн.) и об уплате штрафа в размере $10 млн. Кроме того, менеджеры фонда выразили готовность сотрудничать с блюстителями закона, расследующими практику незаконных сделок во взаимных фондах. Однако на этом дело не закрылось. Оказалось, что предъявленное Canary обвинение было бомбой замедленного действия. По словам Спитцера, менеджеры Canary Capital Partners признали, что между банком и несколькими крупными взаимными фондами была договоренность, предусматривавшая совершение сомнительных сделок. Расследование тут же распространилось на четыре управляющие компании взаимных фондов – Nations Funds, учрежденной Bank of America, Bank One Funds, принадлежащей Bank One, Janus Capital Group и Strong Capital Management.

Разумеется, к расследованию, затеянному Спитцером по поводу подозрительных операций с акциями взаимных фондов, немедленно подключились Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC), Национальная Ассоциация дилеров по ценным бумагам (NASD) и прокуратура штата Массачусетс. За два месяца "черный список" подозреваемых финансовых институтов был значительно расширен: он пополнился управляющими компаниями Fred Alger Management, Alliance Capital Management, Putnam Investments (учредитель – Marsh & McLennan), Prudential Securities (Wachovia) и Prudential Financial. Кроме того, в сферу расследования попали Federated Investors, Bear Stearns, Merrill Lynch и Salomon Smith Barney (инвестиционное подразделение Citigroup) и хедж-фонд Millennium Partners. В начале ноября та же участь постигла Fleet Boston, Pilgrim Baxter, Legg Mason, Bank of New York, American Express, Raymond James, BlackRock и Charles Schwab. По мере появления этих сообщений и поступления информации о случаях отказа крупных институциональных инвесторов от услуг компаний, находящихся под подозрением, стало нарастать и беспокойство рядовых инвесторов взаимных фондов. В результате начался резкий отток средств из капиталов замешанных в скандалах фирм. Например, активы фондов под управлением Janus сократились в октябре на $1.6 млрд. Фонды Putnam за сентябрь-октябрь потеряли $9.7 млрд., а к середине ноября отток средств дошел до $14 млрд.

Банки не замедлили последовать примеру Canary Capital Partners: в сентябре Morgan Stanley договорился с NASD об уплате $2 млн. в целях разрешения возникшего конфликта, а 17 ноября объявил о заключении соглашения с SEC, в соответствии с которым выплатит $50 млн. для внесудебного урегулирования выдвинутых против него обвинений. Тем не менее, скандал набирал обороты, и хуже всего в этой ситуации пришлось Nations Funds, учрежденной Bank of America, Bank One Funds, принадлежащей Bank One, Janus Capital Group и Strong Capital Management. Их обвинили в том, что они способствовали проворачиванию Canary Capital Partners сомнительных сделок с их акциями в обмен на инвестиции в эти фонды. Следствие установило, что эти управляющие компании даже снабдили Canary специальным оборудованием для совершения операций с бумагами этих взаимных фондов в период с 16:00 до 18:30.

Тут же полетели первые головы – Bank of America уволил руководителя и нескольких сотрудников своей управляющей компании. Тем не менее, события продолжали разворачиваться не благоприятным для банков образом, а Bank of America, как раз договорившийся о приобретении банка FleetBoston за $48 млрд., оказался в самой невыгодной ситуации. Почва для поглощения уже была подготовлена, но перед голосованием на собрании акционеров требовалось погасить сопряженные с расследованием скандалы, в центре которых оказались оба участника сделки.

За все приходится когда-нибудь платить, и сейчас это время пришло для Bank of America и FleetBoston. В середине марта оба банка достигли предварительного соглашения с офисом Спитцера и регулятивными органами о внесудебном урегулировании возбужденных против них дел. "Мировая" обойдется Bank of America в $375 млн., и это еще неплохо, учитывая, что банк не только предоставил Canary Capital возможность проведения незаконных операций в его взаимных фондах, но также снабдил его компьютером с программным обеспечением для упрощения этих операций. Сотрудники клиринговой службы, осуществлявшие эти сделки, будут уволены. В свою очередь, FleetBoston, обвиняемый в том, что обеспечивал избранным инвесторам использование "маркет тайминга" в семи своих колумбийских взаимных фондах, заплатит $140 млн.

Эти деньги (разумеется, не все) будут распределены между пострадавшими от махинаций фондами и их пайщиками. Кроме того, банки обязались сократить вознаграждение (выплачиваемое за счет инвесторов) менеджеров управляющих компаний в общей сложности на $160 млн. и согласились принять участие в финансировании государственных реформ. Таким образом, инвесторам взаимных фондов этих банков будет возвращено суммарно $675 млн. Кроме того, данное соглашение впервые призывает к персональной ответственности менеджеров взаимных фондов, допустивших порочную практику. Восемь директоров фонда Nations Funds будут уволены немедленно либо с ними не подпишут в конце года очередных контрактов. Все они обвиняются в пособничестве крупному клиенту, использовавшему операции типа "маркет тайминг".

Спитцер объявил, что с сентября его офис проводит переговоры об аналогичных соглашениях с 12 банками. С Bank of America и FleetBoston удалось договориться раньше всего, поскольку они были наиболее уязвимы из-за назначенных на середину марта собраний акционеров. Тем не менее, прокурор утверждает, что, когда все эти переговоры завершатся, инвесторам будет возвращено около $1.65 млрд. Что же, весьма неплохая реклама для политика, который намеревается в 2006 году баллотироваться на пост губернатора Нью-Йорка. Тем не менее, Спитцер не останавливается на достигнутом и продолжает свой крестовый поход против финансовых институтов США.

Старые грехи

тянут вниз

В принципе, когда в начале 2002 года Спитцер занялся расследованием конфликта интересов между банковскими аналитиками и инвестиционными банкирами в Merrill Lynch, никому и в голову не приходило, какие масштабы примет это расследование, охватившее впоследствии всю отрасль. Тем не менее, после многих скандальных разоблачений прокурор, подменивший собой все регулятивные органы финансового сектора США сразу, добился соглашения о широкомасштабной реформе банковского сектора. При этом, крупнейшие финансовые институты охотно согласились также заплатить в общей сложности около $1.4 млрд. просто за то, чтобы их оставили, наконец, в покое. Правда, эта история завершилась только в 2003 году, но еще в октябре 2002-го, когда Спитцер завел уголовные дела на пятерых бывших руководителей крупных телекоммуникационных корпораций, это воспринималось значительно серьезнее, чем его нападки на банки несколькими месяцами ранее.

Тем не менее, определенные сомнения в успехе этого начинания у юристов все-таки были. Прокурор обвинил бывшего главу компании WorldСom Бернарда Эбберса, бывших топ-менеджеров Qwest International, в частности, ее президента Джо Наччио, а также руководителей двух других телекоммуникационных корпораций в том, что они обогащались за счет продажи акций своих собственных фирм, пользуясь тем, что знали о бедственном состоянии дел гораздо больше, чем простые акционеры. В иске было выдвинуто требование, чтобы пятеро бывших руководителей этих компаний вернули деньги, которые они положили себе на личные счета в процессе эмиссии акций своих новых компаний (IPO): речь шла о сумме в $28 млн. В те времена юристы сходились во мнении, что иск Спитцера к руководителям телекоммуникационных компаний весьма важен для него как политический шаг, но полагали, что доказать вину "Эбберса и компании" будет довольно-таки трудно.

Тем не менее, прокурор добился цели. И не только ее. Он развернул широкомасштабную кампанию, которая сейчас приходит к своему логическому завершению и обеспечит ему еще больший политический капитал. В настоящее время федеральный суд Манхэттена разбирает коллективный иск инвесторов, убытки которых из-за махинаций упомянутых менеджеров и трех крупных банков составили десятки миллиардов. Речь идет о конкретном случае, когда в начале 2001 года J.P. Morgan, Deutsche Bank и Bank of America помогли WorldCom продать свои долговые обязательства на $12 млрд. частным инвесторам, прекрасно осознавая, что компания находится на грани банкротства. Разумеется, покупателям облигаций и в голову не приходило, что через 14 месяцев этот колосс потерпит крах. Коллективный иск против банков и брокерских фирм, продававших ценные бумаги WorldCom, а также лично против Бернарда Эбберса (в начале марта этого года уже признан виновным в мошенничестве) и других бывших директоров компании был возбужден два года назад от имени пенсионного фонда New York State Common Retirement Fund и других инвесторов, которые приобрели ценные бумаги WorldCom в течение 1999-2002 годов.

На момент подачи иска роль банков в попытке решения финансовых проблем WorldCom была не ясна, но теперь в суд представлены документы, вносящие в ситуацию некоторую определенность, свидетельствуя о том, что близкие к компании финансовые институты знали о реальном положении WorldCom значительно больше, чем сообщали инвесторам. Фактически в той ситуации банки действовали в защиту собственных интересов, и суд должен решить, обязаны ли они были представлять инвесторам имевшуюся у них информацию.

В соответствии с поданными в суд документами в те времена кредитные аналитики заемщиков – J.P. Morgan, Deutsche Bank и Bank of America – разъяснили своим руководителям, что кредитование WorldCom сопряжено с возрастающим риском, и резко снизили внутренний кредитный рейтинг этой компании. Например, имеется свидетельство того, что в феврале 2001 года аналитик Deutsche Bank, проводивший ревизию кредитного портфеля WorldCom, рекомендовал своим менеджерам потребовать от компании хотя бы частичного возврата долга и более не предоставлять ей займов. Вскоре после этого Deutsche Bank начал активно рекомендовать потенциальным инвесторам одалживать деньги WorldCom посредством приобретения ее облигаций. В свою очередь, внутренний анализ положения WorldCom провел и J.P. Morgan Chase. В соответствующем документе, датированном 27 февраля 2001 года, указано, что рейтинг компании резко понижен в связи с "уменьшением кредитоспособности" и "неблагоприятными перспективами WorldCom в долгосрочном плане".

Не осталась в стороне от деятельности по продаже облигаций WorldCom и Citigroup со своим инвестиционным подразделением Salomon Smith Barney, которая через несколько месяцев после этого стала главным "героем" корпоративных скандалов, вспыхнувших в связи с банкротством Enron. Чтобы уладить проблемы, связанные с помощью менеджерам Enron в плане обмана инвесторов (сокрытие истинного финансового состояния за счет проведения внебалансовых операций через оффшорные дочерние компании), в июле прошлого года J.P. Morgan Chase и Citigroup заплатили $300 млн., не признавая и не отказываясь от своей вины.

Однако это было уже потом, а тогда, в начале 2001 года, вся эта история была еще впереди. Документы свидетельствуют, что в феврале 2001 года Citigroup и Salomon Smith Barney было известно, что WorldCom остро нуждается в деньгах и насколько важно осуществить это рефинансирование как для самой компании, так и для ее кредиторов. Банки знали, что вырученные за счет продажи облигаций деньги WorldCom планировала использовать на выплату долгов и увеличение оборотного капитала, кроме того, компания намеревалась сделать некоторые приобретения. Разумеется, все они были заинтересованы в успешной продаже облигаций, что поможет WorldCom вернуть им долги.

В принципе, законы о ценных бумагах не требуют от банков, помогающих компании продавать ее долговые обязательства, оповещать потенциальных покупателей облигаций о скептическом отношении своих аналитиков к кредитоспособности эмитента. Тем не менее, многие юристы полагают, что ухудшение финансового положения WorldCom должно было быть расценено как достаточно серьезный риск, о котором инвесторов следовало предупреждать, предлагая им эти ценные бумаги. Тем не менее, этого никто не сделал. Все банки, аналитики которых сообщили руководству о своих сомнениях относительно WorldCom, сыграли важные роли в продаже ее облигаций в 2001 году.

Ведущим андеррайтером была компания J.P. Morgan Securities (подразделение J.P. Morgan), принимал участие в размещении облигаций и Salomon Smith Barney. Каждый из этих банков продал американским инвесторам по $3.24 млрд. долговых обязательств WorldCom. В свою очередь, Banc of America Securities (брокерское подразделение Bank of America) реализовал облигации WorldCom на сумму $1.1 млрд., а еще на $808 млн. этих бумаг разместил Deutsche Bank. Кроме того, дополнительные – и немалые – объемы долговых обязательств WorldCom каждый из названных банков распространил среди европейских инвесторов. В настоящее время эти ценные бумаги, которые исходно продавались по $1000, котируются на уровне $350. После банкротства WorldCom выяснилось, что банки не потеряли своих денег, одолженных этой компании. Кстати, WorldCom, переименованная в MCI, планирует на днях избавиться от статуса банкрота.

Характерно, что, хотя суд еще не принял решения по данному иску, документы, свидетельствующие, что банки сознательно вводили инвесторов в заблуждение, уже проникли в печать. Вероятно, у Дениса Коута, окружного судьи Манхэттена, есть серьезные сомнения, что он будет иметь шанс принять решение в пользу истцов, так что он просто следует примеру Элиота Спитцера, который боролся с банками, публикуя в газетах порочащие их сведения. Хотя адвокаты ответчиков убеждали его не раскрывать конфиденциальную информацию, Коут объявил: "Эти исторические документы не имеют ничего общего с сегодняшней практикой, не раскрывают деловых секретов и не относятся к частной жизни написавших их лиц, поэтому нет причин скрывать их от общественности".

Таким образом, у Спитцера появились последователи, а банкам приходится платить, платить и платить… Чем это все чревато для американского рынка, который только что начал выбираться из трехлетней депрессии, и особенно к чему приведет подрыв доверия инвесторов к взаимным фондам, предсказать трудно. Но очень может быть, что следующего губернатора штата Нью-Йорк будут звать Элиот Спитцер.

Галина Резник,
по материалам Financial Times, Washington Post,
The New York Times, fundmanager.bip.ru, www.invest.ariel.ru, www.morningstar.com, stonesi.net, www.finansmag.ru, www.sostav.ru, www.k2kapital.com, worldeconomy.ru, www.oag.state.ny.us, www.pbs.org, www.rol.ru, biz.compulenta.ru

 
© агенство "Стандарт"