журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
рубрики
ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ

ПРЕДПРИЯТИЯ

СТРАТЕГИИ

ИТОГИ

ПРОИЗВОДСТВО

ТЕХНОЛОГИИ

РЫНКИ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металл бюллетень. Украина" – №2, 2004

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Цена конкурентоспособности отечественного машиностроения

Государство усиливает контроль над предприятиями ГМК

Прошлый год можно с полным на то основанием назвать самым удачным для экономики Украины за всю ее историю как независимого государства. И основную роль в этом сыграла отечественная промышленность, достигшая роста производства на 15,8% по сравнению с предыдущим годом. При этом, самый активный подъем – на 35,8% – показало машиностроение, которое быстро выходит из провала продолжительностью в десятилетие и восстанавливает свои позиции уже в условиях рыночной экономики. Не менее удачно действовали в прошлом году и металлурги, не только нарастившие объем выпуска, но и получившие значительные доходы вследствие благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры. Тем не менее, как считают руководители ряда предприятий отрасли и некоторые члены правительства, металлургия и машиностроение Украины сегодня находятся на грани острого кризиса, вызванного подорожанием ресурсов. Бороться с этим злом предполагается за счет усиления государственного контроля в сфере деятельности ГМК, однако эти планы могут стать лекарством, более опасным, чем сама болезнь.

nЦеновые круги и спирали

Пожалуй, ни в одной стране мира не найдется такой компании, которая ни разу не пожаловалась бы на непрерывный рост цен на приобретаемые ею материалы, ресурсы, комплектующие, вынуждающий ее тоже постоянно повышать стоимость своей продукции. В прошлом году украинские металлурги, трубники, машиностроители, ГОКи, коксохимики неоднократно и по делу сетовали на высокие железнодорожные тарифы, растущие затраты на электроэнергию, дорожающее сырье, однако все эти объективные трудности, в принципе, не мешали им существенно наращивать объемы производства, а те предприятия, которым собственники позволяли оставлять себе хотя бы часть прибыли, еще и осуществляли инвестиции (и часто весьма крупные) в модернизацию и расширение бизнеса.

Тем не менее, в начале февраля текущего года вопрос о стоимости сырья неожиданно привлек к себе особое внимание ряда государственных деятелей. Так, Министерство промышленной политики обнародовало тревожный прогноз относительно того, что скачок цен на металлопродукцию в Украине может затормозить подъем в отечественном машиностроении и строительстве и даже обратить процесс вспять. В частности, по словам министра Александра Неустроева, текущие цены на металл стали критическими для машиностроителей. Вскоре эта проблема вышла на еще более высокий уровень. Премьер-министр Виктор Янукович во время своей поездки в Днепропетровскую область признал, что ценовая ситуация на внутреннем рынке металла вызывает озабоченность у Кабмина, и в качестве выхода из сложившегося положения предложил создать межведомственную комиссию по вопросам ценообразования, которая должна будет установить железнодорожные тарифы, а также максимально допустимые цены на энергоносители, руду, кокс, металлолом, некоторые виды металлопродукции.

Собственно, эту идею трудно назвать новаторской: разговоры о контроле цен весьма активно велись еще в прошлом году, но тогда данный механизм предлагали вводить в рамках горнометаллургического комплекса. А вот появление машиностроительной отрасли как конечного "получателя" основной выгоды от ограничения цен представляет собой новый момент.

Сразу следует отметить, что данная проблема действительно существует. С осени прошлого года на мировом рынке цены на стальную продукцию, металлолом, кокс, железную руду, ферросплавы резко идут вверх под влиянием таких факторов как хронический дефицит поставок, высокий спрос на ресурсы со стороны Китая, возобновление роста в американской экономике и беспрецедентное подорожание морских перевозок. При этом, все эти факторы взаимоувязаны, усиливают друг друга и будут действовать на достаточно долгий срок, так что спад цен на сырье и стальную продукцию, достигших в настоящее время абсолютно рекордных значений, в ближайшее время маловероятен.

Однако в силу воздействия отмеченных процессов на украинском рынке металла сложилась необычная ситуация. Если внутренние цены на металлопродукцию традиционно были выше экспортных (что, кстати, подводило украинских поставщиков под обвинения в демпинге), то в первой половине 2003 года, по сути, произошло выравнивание внешних и внутренних цен, и теперь производители уже стремятся подтянуть цены для национальных покупателей до общемирового уровня. По данным Александра Хохотвы, генерального директора ГХК "Донуголь", рост цен на металлопродукцию, приобретаемую этим предприятием, за прошлый год составил 25-40%, и это еще довольно скромно, так как на мировом рынке за тот же период они увеличились более чем в 1,5 раза, а за январь-февраль 2004 года прибавили еще не менее 20-40%.

Впрочем, украинские металлопроизводители не собираются отставать от общемировых тенденций. В частности, по словам представителей "Крюковского вагонозавода", с 1 января некоторые виды проката подорожали на 10-15%, причем, в конце 2003-го они уже прибавили порядка 20%. Никопольский и Запорожский заводы ферросплавов с 1 февраля подняли цены на свою продукцию для внутренних и зарубежных покупателей на 25-40%, а с 1 марта планировали присовокупить еще 30%. На постоянное подорожание катанки жалуются производители метизов…

Все это заставляет украинских машиностроителей и предприятия металлообработки (большая часть которых не имеет прямого отношения к металлургическим заводам и не может рассчитывать на поставки металлопродукции по "внутрикорпоративным" ценам), в свою очередь, повышать стоимость своей продукции. Это вполне естественно для рыночной экономики, но в наших условиях действительно представляет собой определенную проблему. Дело в том, что рынок, где приходится действовать отечественным машиностроителям и производителям металлоконструкций, весьма эластичен и может реагировать на рост цен существенным спадом спроса. Так, например, покупатели продукции многих предприятий – местные администрации и государственные организации, чьи бюджеты очень ограничены. Аналогично не могут себе позволить увеличения расходов на технику и те промышленники, которые не всегда имеют возможность вкладывать заработанные деньги в развитие производства. Нельзя забывать и о том, что большую часть своих доходов украинские машиностроители получают за счет экспорта, а на внешних рынках ценовая конкурентоспособность для них играет главную роль. Кроме того, в последнее время усиленно развиваются и конкуренты из таких стран как Россия и Казахстан.

В принципе, практика ограничения цен на металлопродукцию в интересах машиностроения в мире достаточно распространена. В конце концов, практически в любом государстве потребители металла численно превосходят его производителей, они платят больше налогов в бюджеты различных уровней и создают больше рабочих мест. Так, например, правительство Таиланда в настоящее время сдерживает рост внутренних цен на листовую сталь в интересах национальных автомобилестроителей и производителей бытовой техники, а в США главным аргументом при отмене защитных пошлин на сталь в декабре 2003 года стало то, что они способствуют подъему цен на металлопродукцию, от которого страдают потребители.

Правда, и в Таиланде, и в США местные рынки металлопродукции, в немалой степени, заполняются за счет импорта, что вызывает всевозможные перекосы. Например, таиландские прокатные компании зависят от импортных полуфабрикатов и теперь ходатайствуют перед правительством о поднятии верхней планки цен на стальную продукцию, так как вынуждены продавать горячекатаные рулоны дешевле закупаемых для их изготовления слябов. В Малайзии, где регулируемая стоимость арматуры вошла в противоречие с резко подорожавшим импортным металлоломом, произошло вымывание искусственно удешевленной продукции из сортамента местных сталелитейных компаний.

Но Украина-то обладает полным производственным циклом – от добычи руды до производства оборудования – и почти не зависит от ввоза сырья, поэтому для нее данные проблемы не актуальны! В итоге, сама идея контроля цен, в принципе, представляется достаточно здравой. Дешевые ресурсы дают возможность украинским металлургам получать недорогую сталь, продавать ее машиностроителям (трубникам, металлообработчикам) по незначительным ценам, те, в свою очередь, произведут недорогую продукцию, которая будет по карману небогатым отечественным потребителям. Все, при этом, будут с небольшой, но стабильной прибылью, а внутренний рынок будет расширяться ко всеобщей выгоде. Основную же прибавку можно будет пока получать на внешних рынках, где цены будут намного выше. При этом, даже не будет почвы для обвинений в демпинге! Кто тогда сможет упрекнуть украинских производителей в том, будто они продают свой товар по ценам, которые ниже его себестоимости?!.

Остается только вспомнить, куда ведут все подобные благие начинания...

nНе дадим вывозить украинское добро за границу!

Интегрирование украинского горнометаллургического и машиностроительного комплексов весьма полезно, но любой контроль движения цен в этих условиях может быть только тотальным, покрывающим все стадии производственно-сбытовой цепочки и затрагивающим интересы десятков крупных предприятий, как правило, уже приватизированных (если не формально, то фактически). Это означает, что государство для обеспечения такого надзора обязано резко усилить свое влияние в экономике.

Впрочем, по всем признакам, именно в этом и заключается цель действий Кабмина, очевидно, имеющего здесь полную поддержку со стороны Президента Украины. Отечественный рынок металлопродукции всегда был в той или иной степени регулируемым (достаточно вспомнить о балансовых совещаниях, где, скажем, ГОКам, контролируемым частными структурами, указывалось, сколько руды поставлять и кому), но в последнее время явно прослеживается курс на усиление контрольных функций. Провозглашенная в интересах отечественных машиностроителей необходимость удержания цен на металл от резкого подъема представляется, при этом, оптимальным поводом для установления новых правил игры. Как говорится, для достижения благой цели все средства хороши.

В новой государственной промышленной политике просматриваются такие конкретные элементы как:

nконтроль объема экспорта;

nстимулирование консолидации в ГМК;

nкортроль финансовых потоков укрупненных компаний.

К последнему направлению можно отнести и собственно ограничение цен на сырье и металлопродукцию как инструмент государственной политики. Впрочем, начнем по порядку.

Ножницы между внутренними и внешними ценами – хорошо знакомое и, можно сказать, привычное явление в Украине. В советские времена на экспорте зарабатывало государство за счет своей монополии на внешнюю торговлю; в конце 80-х годов, когда экономика страны начала трещать по швам, а привычный дефицит стал всеобъемлющим, популярными стали призывы к прекращению "разбазаривания народного достояния Украины" (что, впрочем, не помешало перемещению большей части его в дальнее зарубежье в начале 90-х).

Сейчас старые лозунги зазвучали снова. Еще в 2001 году был запрещен экспорт лома цветных металлов. В конце 2002-го появилась 30-евровая экспортная пошлина на черный металлолом; пожалуй, не вина авторов этого закона в том, что благоприятная конъюнктура на внешних рынках не дала возможности полностью пресечь вывоз данного сырья. В конце 2003 года в опалу попали экспортеры кокса, а Министерство экономики получило поручение (кстати, не выполненное) разработать положение о регистрации контрактов на продажу данного сырья за рубеж. Примерно, в то же время Министерство промышленной политики рекомендовало производителям железной руды больше заботиться о нуждах отечественных потребителей. Полтавский ГОК, экспортирующий большую часть своей продукции, даже получил в феврале прямое указание от Минпромполитики и ассоциации "Металлургпром" о необходимости расширения поставок окатышей на внутренний рынок – от прошлогодних 0,5 млн. т до 1,56 млн. т. Интересно, что в прошлом году благодаря вводу в строй дополнительных мощностей комбинат увеличил свою производительность как раз на 985 тыс. т по сравнению с предыдущим периодом.

Контроль объемов экспорта при искусственном удержании низких внутренних цен на все виды металлургического сырья, ресурсов и металлопродукции и в самом деле совершенно необходим. Любое частное предприятие будет всегда стремиться к максимизации прибыли, всеми правдами и неправдами отстаивая свое право на выгодные зарубежные продажи. Пока правительство предпочитает не действовать в открытую (пошлина на металлолом представляет собой едва ли не единственное исключение), выстраивая различные административно-регулятивные барьеры перед экспортерами, а также снижая привлекательность экспортных операций за счет, например, роста железнодорожных тарифов. Кое-чего удается добиться за счет формальных и неформальных договоренностей на балансовых совещаниях и апелляций к "национальному патриотизму". До сих пор этот механизм худо-бедно срабатывал, но что произойдет, если цены на внешнем и внутреннем рынках будут различаться на десятки процентов, а то и в целые разы? Снова вводить институт спецэкспортеров? Это уже не модно, да и неблагоприятно скажется на международном имидже страны, к тому же, заодно откроется еще более широкая дорога коррупции.

Есть основания полагать, что государственные деятели видят выход в концентрации. С двумя-тремя крупными корпорациями легче договориться, чем с десятком менее крупных компаний, их проще удержать в узде, им можно предлагать взаимовыгодные соглашения. Так, например, действует российское правительство со своими нефтяниками, которые платят за доступ к "трубе" относительно невысокими ценами на нефтепродукты для российских потребителей. В Украине, конечно, "трубы" нет, и из-за этого приходится изобретать иные способы предотвращения нежелательного экспорта продукции ГМК, но зато есть "Укрзалізниця", таможня, налоговая и еще ряд подобных структур, которые при необходимости могут послужить (и служат) инструментом экспортного контроля.

Кстати, происходящее в последний год на рынке металлолома тоже можно рассматривать через призму концентрации. Государство, ставя все новые и новые препоны сборщикам лома, буквально выталкивает из бизнеса всю "мелкоту". Жестокий внутренний отбор могут пройти лишь несколько крупных компаний, наладивших взаимовыгодные отношения с металлургами и местными властями. С ними уже можно будет договариваться о неформальных квотах, предлагая "вкусные" зарубежные контракты в обмен на гарантированные поставки украинским меткомбинатам. Правда, процесс концентрации на рынке лома пущен на самотек и, к тому же, с учетом "несговорчивости" подавляющего большинства представителей украинского бизнеса идет недостаточно интенсивно. Что ж, есть предложения поднять экспортную пошлину до @60 или даже @100 за т и тем самым убрать с рынка все "излишки".

В ГМК очевидное благоволение донецким промышленно-финансовым группам также объективно способствует ускорению концентрации в секторе. Чем крупнее корпорация, тем ближе ее интересы к интересам государства. А ведь недавние события в Польше продемонстрировали, что особенно рассчитывать на зарубежную экспансию украинскому бизнесу не приходится. Тогда транснациональная корпорация LNM (которая, кстати, не имеет практически никакого отношения к Индии, так как лишь принадлежит бизнесмену индийского происхождения, который уже давно проживает в Лондоне) просто слегка надавила на поляков – и вот уже результаты честно выигранного "Индустриальным союзом Донбасса" конкурса переписываются в пользу международного гиганта.

Зато в Украине государству еще есть чем расплатиться со своими промышленниками за лояльность, благо в отрасли приватизированы далеко не все заслуживающие внимания предприятия. В эту концепцию хорошо вписывается и возвращение к идее приватизации "Укррудпрома" одним пакетом: с одним собственником пяти ГОКов договориться легче, чем с пятью, а корпорация, которой позволят совершить такое приобретение, будет обязана "отблагодарить" государство за столь щедрый подарок.

Однако в правительстве, похоже, не только готовят пряники для ведущих промышленно-финансовых групп, но и демонстрируют кнуты. Одновременно с планами введения контроля цен Виктор Янукович провозгласил начало охоты на посредников, которых, по его словам, надо ограничивать уровнем рентабельности.

nБыло – наше, стало… все равно наше!

И опять трудно не согласиться с аргументами премьер-министра. В наследство сегодняшней украинской экономике от "дикого капитализма" 90-х годов достались запутанные системы контроля над предприятиями с массовым использованием оффшорных компаний, уродливые механизмы передела собственности благодаря искусственным банкротствам, заказным судебным решениям и административному ресурсу, а также разорительные для производителей схемы сбыта через "своих" посредников и ряд других неприглядных вещей, не совместимых со статусом цивилизованной страны. Сегодня большая часть экономики Украины разделена и обрела своих хозяев, заинтересованных в долгосрочном владении активами, так что прежние методы выглядят изрядно устаревшими.

Кроме того, государство, набравшее в последнее время немалую силу и восстанавливающее свой контроль в экономике, сегодня весьма заинтересовано в том, чтобы капитал находился в национальной финансовой системе, а компании не скрывали прибыль в оффшорах, а вкладывали деньги в производство или, хотя бы, платили налоги. Наконец, о каком контроле цен можно говорить, если сбыт осуществляется через зарегистрированную на Маврикии или Каймановых островах компанию с анонимными владельцами?!

В рамках этой политики следует рассматривать и недавние "наезды" на убыточные предприятия, выпускающие ликвидную и востребованную продукцию, а также противление снижению доли государства в акционерном капитале. То, что было возможно в 1999 или 2000 году, сейчас перестало сходить с рук. Это подтверждает скандал с ИнГОКом. Аналогично резкое неприятие у правительства вызывает попытка через банкротство добиться контроля над ЮжГОКом и ДМЗ им. Петровского.

Еще одна инициатива должна быть реализована в ближайшее время в Днепропетровской области, где вскоре начнется пилотный проект по сокращению доли убыточных предприятий. Кроме того, особое внимание будет обращено на деятельность посреднических структур, зарабатывающих на различных финансовых операциях с компаниями-производителями. По словам премьер-министра Украины Виктора Януковича, опыт, приобретенный при реализации данного проекта, будет использован и в других регионах. Основным мотивом усиления работы с убыточными предприятиями им была названа необходимость содействия успешному проведению пенсионной реформы, благополучию не только нынешних пенсионеров, но и будущих.

Решение о создании в ближайшее время на территории Днепропетровщины специальной рабочей группы для изучения работы убыточных предприятий региона премьер-министр озвучил в ходе своего двухдневного визита в Днепропетровскую область в середине февраля. Отвечая на вопросы журналистов по данному поводу, Виктор Янукович сообщил, что она создается по инициативе главы Днепропетровской облгосадминистрации Владимира Яцубы и считается обоснованным и необходимым шагом на пути детенизации отечественной экономики. "У главы облгосадминистрации для этого есть возможность и политическая воля, так что надо действовать", – заявил Виктор Янукович. Премьер-министр также сообщил, что убыточность ряда предприятий сомнительна, поскольку даже невооруженным глазом можно заметить процветание отдельных структур, финансово неблагополучных по отчетным документам. Предполагается, что в процессе мониторинга планируется собрать информацию обо всех убыточных предприятиях Днепропетровщины, проанализировать причины такого финансового состояния, принять соответствующие меры.

В то же время, не исключено, что, помимо детенизации экономики Украины, обеспечения приличных пенсионных выплат и прекращения практики выдачи зарплаты по двум ведомостям, у "пилотного" мониторинга убыточных предприятий Днепропетровщины, которых в регионе 36%, есть не названные, но не менее значительные иные причины. Существует мнение, что заявление о начале мониторинга – очередной сигнал в сторону группы "Приват", которая, как известно, через аффилированные структуры осуществляет активную посредническую и прочую финансовую деятельность в рамках сотрудничества с рядом промышленных предприятий области. И, хотя конкретные названия компаний упомянуты не были, наблюдатели, учитывая целенаправленное ослабление позиций данной ФПГ, склонны расценивать предстоящий мониторинг как очередной акт давления на структуры, находящиеся в сфере финансовых интересов "Привата". Версия выглядит вполне логичной, тем более, если учесть, что инициатива исходила от главы Днепропетровской облгосадминистрации Владимира Яцубы, с приходом которого в регион в августе 2003 совпали концентрация на промышленных предприятиях области капитала донецкого происхождения и поражение в этой сфере группы "Приват".

В случае, если сия причина действительно сыграла определенную роль в принятии решения о проведении мониторинга, возникает логичный вопрос: насколько последовательными будут органы власти регионального и центрального уровней в своей борьбе за "светлую" экономику и процветание отечественных предприятий? Ведь, как известно, посредническая деятельность, которая в большинстве случаев реально обрекает на убыточность отдельных производителей в Украине, настолько широко распространена в стране, что борьба с нею может грозить созданием ситуации, напоминающей ту, когда пилят сук, на котором сидят.

Посредниками, например, можно считать компании, реализующие продукцию финансово благополучного криворожского государственного комбината "Криворожсталь", например, "швейцарско-донецкую" Leman Commodities. Как сообщает еженедельник "Деловая столица", в некоторых политических кругах давно возникают вопросы о характере взаимоотношений Leman Commodities и комбината "Криворожсталь". "Депутаты убеждены, что все отгрузки идут практически по себестоимости, а прибыль оседает на счетах двух трейдеров, аккумулирующих средства для финансирования президентских выборов" (29 декабря 2003 года).

Таким образом, можно предположить, что расплывчатость критериев отбора тех, кто работает " в тени", приведет к тому, что под мониторинг Яцубы-Януковича попадут лишь те компании-посредники, которым можно инкриминировать "неуемные аппетиты", повергшие производителя в финансовый крах; тех же, кто "знает меру", такие действия не устрашат. А вот механизм давления на отдельные структуры, эффективный и легко применимый в случае необходимости, уже разработан.

Как отметил премьер-министр, модель борьбы с "теневиками", апробированная на Днепропетровщине, затем будет применена в остальных регионах. Так что, вполне вероятно, что создаваемая система будет использована не только для борьбы с "Приватом".

Ключевой вопрос во всей этой истории, безусловно, заключается в том, как именно будет реализовываться новая государственная промышленная политика. Здесь возможен самый широкий спектр вариантов: от жесткого регулирования в советском стиле – до избирательного использования ограничительных механизмов в коммерческих интересах отдельных влиятельных лиц. Конечно, не исключена и возможность установления неформального механизма регулирования внутреннего рынка металлопродукции и сырьевых ресурсов в результате полюбовного согласования интересов государства и бизнеса по корейской или сингапурской схеме, однако для этого необходимо, чтобы и правительство, и предприниматели ощутили общность интересов и смогли поступиться краткосрочными нуждами во имя общего благоденствия. Пока в нашем государстве таких прецедентов не было. Впрочем, все когда-нибудь происходит впервые…

Виталий Шимкович & Алла Шорина

 
© агенство "Стандарт"