журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СОБЫТИЯ

Международные банки

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Банковская деятельность

ПЛАТЕЖНЫЕ КАРТОЧКИ

Информационные технологии

Банковское оборудование

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №2, 2004

Новые рыночные страны

Завершение реструктуризации банковского сектора Индонезии

Государственное агентство IBRA, созданное в 1998 году для проведения санации индонезийских банков, завершило свою деятельность

Процесс реструктуризации банковского сектора Индонезии, начатый после экономического кризиса 1998 года, близок к завершению. В феврале 2004 года индонезийское агентство по реструктуризации банков (IBRA) прекращает свою работу, аналитики уже оценивают его достижения и промахи. Большая часть отзывов западных специалистов, при этом, достаточно негативная. Так, например, в журнале The Economist деятельность IBRA названа самым дорогим мероприятием по спасению банковского сектора (затраты IBRA на санацию индонезийских банков составили $43 млрд.). Также утверждалось, что зарубежные фирмы пытаются приобрести реструктуризированные банки лишь потому, что убеждены: строить бизнес в Индонезии, не имея связей, по-прежнему невозможно. Некоторые аналитики полагают, будто нынешние покупатели индонезийских банков на самом деле представляют компании, контролировавшие их до банкротства. После рекапитализации, осуществленной за счет налогоплательщиков, бывшие владельцы намерены выкупить их по ценам, лишь незначительно превышающим остаточную стоимость основного капитала. Действительно, укоренившаяся коррупция, недостаточная реформированность государственных служб и правоохранительных органов, а также неадекватное инвестиционное законодательство вызывают обеспокоенность у индонезийских банкиров, юристов и инвесторов. Тем не менее, с учетом всех сложностей процесса большинство специалистов склонны рассматривать проведенную реструктуризацию как успешную.

Задачи и решения

Шестой и, скорее всего, последний, председатель IBRA Сафруддин Тэмэнганг готовится к завершению своей карьеры, в процессе которой IBRA пришлось преодолеть серьезные проблемы, такие как использование политического влияния несостоятельными должниками и обанкротившимися владельцами банков, подделка банковских отчетов и множество других нарушений. Тем не менее, в результате функционирования IBRA финансовая система Индонезии прочно встала на ноги, благодаря чему конечная цель деятельности этой организации, все же, была достигнута.

Никто из аналитиков не предполагал, что санация национальных банков может быть проделана так быстро. В 1998 году перед IBRA были поставлены грандиозные задачи: взять под контроль несколько десятков обанкротившихся государственных и частных банков; разобраться с активами, которыми они владели, обязательствами и отношениями с клиентами; определить, какие банки еще можно спасти и организовать их санирование для возвращения к активной деятельности; рекапитализировать потерпевшие крах, но перспективные банки и продать их внешним и внутренним инвесторам; ликвидировать безнадежные финансовые институты и реализовать их оставшиеся активы. При этом, предполагалось, что IBRA сможет предотвратить переход банков снова в руки их недобросовестных прежних собственников, а также вернуть государству хотя бы часть средств, ушедших на спасение финансового сектора от развала.

Трудности возникали, начиная с предварительного этапа обработки информации. Учетные записи некоторых банков, не имевших централизованной информационной системы, доставлялись в офис IBRA грузовиками, а обработка материалов, представленных, в основном, в бумажном виде, была чрезвычайно трудоемкой. Были составлены "досье" на тысячи невозвращенных кредитов и обеспечивающие их активы для оценки имеющихся у банков средств и начала процесса их продажи. Для работы с пятнадцатизначными числами, которые возникали при использовании рупий (приблизительно, 8250 рупий за доллар), разрабатывались специальные компьютерные программы.

Более сложным оказался анализ нарушений правил кредитования. Когда в 1997 году разразился азиатский кризис, сопровождаемый массовыми изъятиями депозитов, некоторые банки получили преимущество благодаря поддержке ликвидности со стороны центрального банка. Это осуществлялось для того, чтобы успокоить вкладчиков, показав, что они легко могут получить свои деньги обратно. Но некоторые крупные акционеры ряда банков изымали свои вклады исключительно для создания видимости критического положения их банка и получения финансовой помощи. Часть активов была переведена в доллары, что усилило падение курса рупии. Для решения проблемы нечестного ведения бизнеса, построенного на личных связях, IBRA рассматривало дела акционеров-нарушителей отдельно от дел банков, обанкротившихся вопреки их искренним попыткам справиться с трудной ситуацией.

В процессе работы IBRA разделило активы банков, которые оно предложило на продажу сторонним инвесторам, на четыре группы:

lневозвращенные кредиты частных и государственных банков, получивших поддержку в виде государственных рекапитализационных облигаций (особые ценные бумаги, приносящие умеренный доход, но не обращающиеся на рынке, которые были предназначены для пополнения капитальной базы финансовых институтов);

lакции и активы бизнес-групп, переданные в распоряжение IBRA в качестве возмещения убытков других акционеров (как правило, возникших вследствие нарушений);

lакции обанкротившихся частных банков;

lоставшиеся активы обанкротившихся банков, включая действующие "хорошие" кредиты, недвижимость, автомобили, произведения искусства и членство в престижных гольф-клубах; в частности, на первых аукционах продавались картины известных индонезийских художников и автомобили марки "Мерседес".

Всего, по данным IBRA, 52 банка заморозили свои активы, 14 были рекапитализированы, 13 переданы IBRA, 16 ликвидированы. При общем масштабе экономического кризиса, ущерб от которого составил, примерно, $76.6 млрд., расходы, связанные с работой IBRA, достигли $43 млрд. При этом, не учитывается стоимость рекапитализации государственных банков, чьи просроченные кредиты, но не собственный капитал, также оказались в сфере изучения IBRA.

Успех в восстановлении банковского сектора, достигнутый агентством, основан не только на доходах от изъятия банковских капиталов, но и на продаже невозвращенных кредитов, объектов недвижимости и прочих активов, а также достижении мировых соглашений с акционерами, согласившимися самостоятельно рекапитализировать банки. Всего IBRA заработало на продаже активов $19.4 млрд. (по состоянию на конец 2003 года) и должно получить еще от $1.3 млрд. до $1.7 млрд. до окончания своей работы в феврале. От $6 млрд. до $8 млрд. активов (по балансовой стоимости) останутся на балансе агентства и после прекращения его деятельности, их судьба будет решена позже.

Свидетельства изменений

Какими бы ни были данные отчетов, аналитики сходятся во мнении, что в части восстановления активов в процессе реструктуризации и возвращения финансовых институтов в частные руки Индонезия добилась меньшего успеха чем, например, Южная Корея, где в 1997 году возникли аналогичные проблемы, которые решались похожими способами. Однако следует учитывать также сложную политическую ситуацию в стране, недостаточную работу правительства, ряд региональных проблем, едва не приведших к гражданской войне. За время работы IBRA сменилось шесть председателей, что тоже не способствовало его эффективности.

Утверждения критиков о том, что зарубежные инвесторы воздержались от участия в реструктуризации, опасаясь трудностей в работе из-за распространенного в Индонезии кумовства, а также то, что покупатели банков на самом деле представляют их бывших владельцев, достаточно легко опровергаются. В списке инвесторов преобладают иностранные, в основном, азиатские, названия и имена, что свидетельствует о меньшем доверии и интересе местных покупателей к реорганизации экономики страны, чем у европейских и американских компаний.

В частности, покупателем 51% акций Bank International Indonesia стоимостью $230 млн. стал консорциум, в состав которого входят южнокорейский Kookmin Bank, инвестиционная компания правительства Сингапура Temasek, английский Barclays Bank и швейцарская ICB Financial Group Holdings. При таком составе предположения о том, что кто-либо из его членов участвует в торгах по поручению бывших владельцев BII, явно не обоснованы. То же можно сказать и о консорциуме, в который входили австрийский Raiffaisen Zentralbank и индонезийский Bank Panin, так и не ставший владельцем BII, уступив в торгах Kookmin-Temasek. Temasek совместно с Deutche Bank также приобрела в 2002 году Bank Danamon, в то время как Bank Niaga перешел в собственность Commerce Bank of Malaysia.

Более спорным был вопрос продажи Bank Сentral Asia (BCA) консорциуму, в который входит индонезийский производитель сигарет Djarum. Однако участие американского инвестиционного банка Farallon, основанного бывшими банкирами Goldman Sachs, по мнению западных специалистов, свидетельствует о том, что этот консорциум не может представлять интересы известного индонезийского клана Салим, ранее контролировавшего этот финансовый институт, а в дни кризиса отказавшегося вкладывать средства в его рекапитализацию. По мнению банкиров, Standard Chartered потерпел неудачу на торгах при покупке BCA, из-за того что поставил слишком много условий, определяемых ранее IBRA как невыполнимые. Несмотря на то что цена, предложенная Standard Chartered, была несколько выше других, отрицательную роль сыграли слишком высокая затребованная зарплата для административного персонала, необходимость освобождения от действия индонезийской схемы поручительства, обязывающей директоров банка и акционеров нести персональную ответственность за возникающие проблемы с выданными кредитами, а также запрос о дополнительных гарантиях относительно государственных облигаций, выпущенных с целью рекапитализации банка. В целом, результаты торгов поколебали традиционные мнения относительно того, что в Индонезии ничего не решается в открытую, а в индонезийском бизнесе ничего не происходит без участия Salim Group.

Тем не менее, ситуация в банковском секторе Индонезии остается противоречивой. Хотя IBRA отменило продажу Lippo Bank в октябре из-за низких цен, предложенных покупателями, до последнего момента оставалась вероятной покупка банка его бывшими владельцами – семьей Рэйди. Несмотря на административные санкции и штрафы, примененные к прежним владельцам индонезийской комиссией по ценным бумагам Bapepam за нарушения правил торговли ценными бумагами и фальсифицированные данные финансовых отчетов, семья Рэйди не попала в черный список центрального банка и не была исключена из списка покупателей. По данным IBRA, семья сохранила свои права покупателя, поскольку в 1998 году изыскала возможность выделить средства для участия в рекапитализации банка. Впрочем, в январе 2004 года продажа Bank Lippo все-таки состоялась. Контрольный пакет акций (52%) Bank Lippo за $142 млн. приобрел консорциум, возглавляемый австрийским Raiffeisen Zentral Bank Oesterreich и включающий Swissfirst Bank, Matrix Asia Holdings, ASM Investment и Ferrell Opportunity Capital.

В своей деятельности IBRA не слишком придерживалось буквы закона, как, например, корейское агентство по реструктуризации, поскольку само законодательство Индонезии трудно признать совершенным. Юридическая система не обеспечивает прозрачности и подотчетности финансовых институтов регулирующим органам, так что IBRA приходилось использовать дополнительные рычаги воздействия. Да и сейчас, в то время как в системе налогообложения отмечаются положительные изменения, реформы в государственной, правовой и правоохранительной службах фактически не запущены. Примечательно, что индонезийским банкам недавно было разрешено продавать свои рекапитализационные облигации. Это обеспечивает основу для развития рынка ценных бумаг с постоянным доходом, которого до последнего времени фактически не существовало.

Деятельность IBRA порой критикуют за то, что банки, якобы, были проданы слишком дешево. Представители IBRA возражают, полагая, что финансовые институты покупались по ценам, предложенным на открытых торгах. Продать их по более высоким ценам не представлялось возможным. С учетом невысокого интереса к ним со стороны ведущих западных финансовых институтов это и в самом деле похоже на правду.

В то время как агентство вызвало критику своими действиями по отношению к частным банкам, собственные средства государственных банков остались вне сферы влияния IBRA. Тем не менее, и они были вовлечены в процесс реструктуризации и приватизации. Так, 20% акций Bank Mandiri были проданы в июле 2003 года за $320 млн. Более благоприятная участь ожидает Bank Rakyat Indonesia при продаже 40.5% его акций. Банк специализируется на микрокредитовании в области сельского хозяйства, не подверженного кризису. Поэтому банк быстро восстановился после спада, а новый управленческий состав превзошел собственные прогнозы в части прибыльности.

Дискуссии о результатах работы IBRA продолжатся и после того, как агентство прекратит свою деятельность. Реструктуризация всегда считалась трудной затеей, ситуация же в Индонезии была сложнее, чем где-либо еще. И это необходимо учитывать для адекватной оценки деятельности IBRA.

Тарас Палатный,
по материалам
The Banker, Financial Times

 
© агенство "Стандарт"