журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

УПРАВЛЕНИЕ ПЕРСОНАЛОМ

Банковские отделения

Банковское оборудование

Информационные технологии

Новые рыночные страны

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ БАНКИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №1, 2004

Информационные технологии

Патентование как способ защиты интеллектуальной собственности банков

Западные финансовые институты нашли новые способы получения доходов: патентование бизнес-методик и программного обеспечения, а также продажа лицензий

В последние годы в западной финансовой отрасли широкий размах получили процессы патентования новых финансовых услуг, активируемых с помощью оригинального программного обеспечения (ПО). Ведущие банки, страховые компании, сберегательные и кредитные институты, ипотечные компании, эмитенты кредитных карточек, компании по управлению совместными фондами, никогда ранее не занимавшиеся вопросами патентования, вынуждены сегодня разрабатывать собственные портфели патентов с целью не допустить снижения доли рынка и поступления доходов. Некоторые из них в последние годы действовали достаточно оперативно и уже получили ряд патентов на свои электронные и компьютеризированные финансовые услуги. Но в ближайшее время, по мнению экспертов, "патентомания" станет одной из самых характерных черт современной финансовой отрасли США и, в меньшей степени, Западной Европы.

"Историческое" решение американского суда

Отправной точкой бума на патенты в мировой финансовой отрасли стало получившее широкий резонанс судебное разбирательство в США в 1998 году между банком State Street Bank и компанией Signature Financial Group. Оба этих института, кроме выполнения различных других функций, занимаются управлением совместными фондами.

State Street Bank, выступавший в роли истца, требовал признать незаконным и не имеющим силу патент Signature Financial на компьютеризованную систему хранения финансовой информации и бухгалтерского учета для управления инвестиционной структурой совместного фонда. Поскольку данная система предназначалась для фонда, инвестирующего средства в акции, торговля которыми ведется в нескольких иностранных валютах, для нее требовалось программное обеспечение для отслеживания колебаний курсов этих валют. На то время Signature Financial Group уже владела выданным в 1993 году американской службой патентов и торговых знаков (Patent and Trademark Office – РТО) патентом № 5,193,056 на эти системы и ПО под названием "Data Processing System for Hub and Spoke Financial Services Configuration".

Этот патент состоял из двух частей. В первой речь шла методах ведения бизнеса, т.е. о финансовой структуре, предоставляющей акционерам налоговые льготы и экономию, обусловленную ростом масштабов, при организации партнерств и совместных фондов. Вторая часть включала программное обеспечение для подсчета доходов.

Результатом судебного разбирательства "State Street Bank против компании Signature Financial Group" стало принятие американским Апелляционным судом (U.S. Court of Appeals) решения о том, что патент фирмы Signature Financial, обеспечивающий защиту ее системы ПО для ведения бухгалтерского учета и хранения финансовой информации, является законным и имеет полную юридическую силу. Более того, суд вынес постановление о том, что объектом патентования могут быть любые методы ведения финансового бизнеса, дающие "полезный, конкретный и реальный результат", независимо от того, требуют они компьютерного обеспечения или нет. Таким образом, одним росчерком пера американский суд признал легитимными патенты на программное обеспечение и методы ведения бизнеса, имеющие прямое отношение к отрасли финансовых услуг, открыв путь к патентованию электронного финансового сервиса.

Решение U.S. Court of Appeals инициировало настоящий бум в секторе патентования ПО и методик ведения электронного банковского бизнеса. В последующие шесть месяцев число поданных заявлений в Patent and Trademark Office на патентование программного обеспечения и интернетовских бизнес-методов возросло на 40%. В связи с этим американская служба патентов и торговых знаков даже была вынуждена создать принципиально новую категорию патентов: "Обработка данных в секторе финансового бизнеса, определения цен и управления активами". В соответствии с этой новой классификацией любой сервис – от систем программного обеспечения до банковских продуктов и услуг – мог быть запатентован при условии, что он не используется в действующей практике и представляет собой инновационную разработку или технологию.

Вопреки устоявшемуся мнению, идея патентования своих изобретений возникла в финансовой отрасли еще задолго до судебного разбирательства "State Street Bank против компании Signature Financial Group". В 1993 году Фрэнсис Витальяно и лауреат Нобелевской премии по экономике Франко Модильяни получили патент на систему усовершенствованного управления кредитами, выдаваемыми по линии пенсионного плана (pension plan – инвестиционный договор, заключаемый между работодателем и служащим, по которому последний получает определенный доход после выхода на пенсию). Запатентованная этими двумя учеными система обработки данных давала возможность участникам пенсионного плана создавать кредитную линию на базе их капиталовложений в пенсионный фонд. За десять лет до этого, в 1983 году, банк Merrill Lynch получил патент на систему контроля брокерских счетов управления наличностью.

С 1998 года темпы патентования в брокерской и инвестиционной банковской отраслях, а также в секторе управления активами резко возросли. Эти патенты, которые обычно объединяли в себе программное обеспечение и методологию ведения финансового бизнеса, сегодня, как правило, выступают в роли документов, обеспечивающих защиту банковской бизнес-методики. Ряд крупных финансовых институтов проявляют особую активность в этой сфере. Так, Citibank, например, владеет 76 американскими патентами, Visa International – 35, Merrill Lynch – 32, CheckFree Corp. – 22, InterTrust Technologies Corp. – 21, American Express – 19, JP Morgan Chase и MasterCard – по 15, Capital One и Deutsche Bank – по 11, First USA Bank (подразделение Bank One по операциям с кредитными карточками) – 8. В период с 1999 по 2002 год количество заявок в РТО от банков и других финансовых институтов на получение патентов на методологию ведения бизнеса увеличилось в 15 раз. И, если в 1995 году таких заявлений было всего 330 (выдано 126 патентов), то в 2002-м их количество дошло до 5 тыс. (было выдано 492 патента).

Разнообразие патентов бесконечно. Патенты на методологию бизнеса, например, охватывают различные методы ведения финансовой деятельности – от форексной трансакционной системы Citigroup до платежной платформы CheckFree Corp. и системы фондовых опционов Merrill Lynch. По данным американской РТО, некоторым институтам выданы патенты на методику ведения электронного клиринга счетов, сделок с индексируемыми в соответствии с инфляцией облигациями, своповых и деривативных операций. Многим финансовым институтам предоставлены патенты на системы ПО, обеспечивающие управление совместными фондами, дистанционной торговлей ценными бумагами, кредитным риском, банкоматами, информационными хранилищами, телефонными центрами, счетами по кредитным карточкам, системами выставления счетов, страховыми продуктами, банковским обслуживанием через домашний ПК и дистанционным банковским сервисом, электронной торговлей и онлайновой наличностью. По словам Дейла Лазара, адвоката по патентным делам нью-йоркской фирмы Pillsbury Winthrop, с технической точки зрения, "любой новый и полезный процесс, система или продукт" могут стать объектом патентования.

Индикаторы

бизнес-стратегии

Портфели патентов данных банков наглядно свидетельствуют о направленности их бизнес-стратегий. Так, Merrill Lynch фокусирует свою патентную деятельность на трех областях. Первая включает системы и методы внедрения различных инвестиционных инструментов и финансовых продуктов. Например, патент № 6,108,641, выданный Merrill Lynch 22 августа 2000 года, предоставляет банку исключительное право пользования финансовой системой по управлению интегрированными счетами. Вторая категория патентов Merrill Lynch относится к системам управления брокерскими операциями с ценными бумагами. Патент № 5,978,779 от 2 ноября 1999 года, к примеру, защищает права банка на применение системы интегрирования и структурирования отношений провайдера финансовых услуг со своими клиентами и третьей стороной. Наконец, третий сегмент патентов Merrill Lynch охватывает технические аспекты услуг банка, включая и онлайновые. Так, патент № 6,105,005 от 15 августа 2000 года касается функционирующей в двух режимах системы усовершенствованной поддержки сделок и обеспечения торговли финансовыми инструментами.

Большая часть патентов Citibank имеет прямое отношение к ведению электронного и телефонного банковского бизнеса. Эти патенты защищают исключительные права банка на технологическую платформу, обеспечивающую связь с электронной системой дистрибуции финансовых продуктов и услуг, методологию предоставления онлайновых консультаций при проведении трансакций и оказании финансовых услуг, а также электронную торговую систему. Например, патент № 6,018,721, выданный Citibank 25 января 2000 года, относится к системе и методике контроля и мониторинга мультивалютного обеспечения кредита.

Экономическая выгода от этих патентов, защищающих интеллектуальные права на методологию ведения финансовых операций, возможно, сразу и не будет очевидной. Представляется, однако, что их можно рассматривать в качестве одних из самых ценных активов финансовых институтов. Владелец патента может исключить случаи производства, использования, продажи или импорта (а в случае с бизнес-методами – также копирования) другими компаниями запатентованных изобретений. В случае нарушения последними этих правил он имеет право наложить 20-летний запрет на использование ими своих изобретений. С другой стороны, владелец патента может также получать прибыль через заключение лицензионных соглашений на право пользования патентом с третьей стороной, включая своих конкурентов. На самом деле, многие судебные разбирательства по поводу нарушения прав интеллектуальной собственности инициируются с целью заставить конкурента получить лицензию на запатентованный продукт по доступной цене.

Конкретные шаги некоторых владельцев патентов по получению доходов от провайдеров финансовых услуг посредством продажи лицензий еще более укрепили понимание полезности и ценности патентов для методологии ведения финансового бизнеса. Последним и наиболее успешным таким шагом можно считать лицензионную кампанию фирмы Ronald A. Katz Technology Licensing. Сегодня, по оценкам некоторых аналитиков, ее доходы от лицензирования патентов уже достигают нескольких сотен миллионов долларов. Список лицензиатов включает таких известных провайдеров финансовых технологий и услуг как American Express, AT&T, First Data Corp, Microsoft, Bank of America, First Union и Wells Fargo. По данным экспертов, лицензирование одного специализированного патента может приносить $1 млн. в год, а обычного патента – от $10 тыс. до $100 тыс. ежегодно. Корпорация IBM, например, заявляет о том, что ежегодная прибыль компании от действия лицензий на ее патенты составляет $2 млрд.

Патенты на методы ведения финансового бизнеса могут использоваться в качестве наступательной тактики в отношении главных конкурентов. Это наглядно продемонстрировала интернетовская компания Amazon.com, заставив другую электронную фирму Barnesandnoble.com отказаться от применения разработанного и запатентованного Amazon.com метода "одного клика" для оформления клиентских заказов. Использование патентов для оборонительной тактики тоже возможно: в этом случае они выступают в роли "козыря в кармане" против агрессивного конкурента, угрожающего подать в суд из-за нарушения его прав на интеллектуальную собственность. Но в этом случае вероятность того, что оба конкурента будут решать свои проблемы в зале суда, достаточно мала. Ведь каждый из них знает, что его оппонент тоже может быть обладателем патента. Кроме того, решение в судебном порядке вопросов, связанных с нарушением патентных прав, по оценкам американской Ассоциации защиты интеллектуальной собственности (American Intellectual Property Law Association), может стоить для обеих сторон $1,5-2 млн. В таких ситуациях стороны предпочитают достигнуть перемирия за столом переговоров и провести перекрестное лицензирование своих патентов. "А вообще, – говорит Томас Турано, специалист по патентам бостонской компании Testa Hurwitz & Thibeault, – лучше всего быть готовым самостоятельно защитить свой патент, тем более, если учитывать тот факт, что американская служба РТО не отслеживает случаев нарушения патентных прав в финансовом секторе страны".

Инструмент

укрепления престижа

Но существуют и иные причины активного стремления финансовых институтов заполучить патент на собственную методику ведения финансового бизнеса и поддерживающее его программное обеспечение. Главная из них, как утверждает Роберт Хант, экономист исследовательского департамента филадельфийского банка Federal Reserve Bank, – это укрепление собственного престижа. По его словам, многочисленные исследования в финансовой отрасли свидетельствуют о том, что занятие передовых позиций в основных видах банковского бизнеса – главный путь, с помощью которого финансовые институты зарабатывают деньги. Поэтому, с этой точки зрения, как утверждает Хант, наличие патентов, вероятно, не играет существенной роли. Владение ими, скорее, содействует укреплению авторитета и престижа банка.

По мнению многих аналитиков, наряду с патентованием для финансовых институтов существует еще один путь поддержания конкурентоспособности – защита интеллектуальной собственности банка посредством обеспечения полной тайны всех его торговых секретов. Исключение случаев любого раскрытия секретной информации, по словам Томаса Турано из Testa Hurwitz & Thibeault, дает финансовым институтам возможность поддерживать на должном уровне свою конкурентоспособность. Очевидность этого факта бесспорна, поскольку американская служба патентов и торговых знаков после выдачи патента на изобретение предает гласности его детали. "Конечно, – считает Турано, – с целью обеспечения секретности данных сотрудники и программисты банков должны подписывать соответствующие контракты о неразглашении их с суровыми санкциями за нарушение договора". В этом случае финансовый институт может и не подавать заявку на получение патента, что, кстати, многие компании и делают. Так, например, Coca Cola уже на протяжении многих лет обеспечивает тайну одного из важнейших секретов нации – формулы для изготовления одноименного безалкогольного напитка, которая, между прочим, так никогда и не была запатентована.

По мере активизации патентного бизнеса финансовых институтов многие аналитики призывают к разработке более жестких стандартов патентования и ограничению сроков действия патентов. В этом случае, как они считают, патентов будет немного, но их качество будет очень высоким.

Сегодня в США обработка заявки банка на получение патента стоит $20 тыс., а за его выдачу нужно заплатить еще $10 тыс. Этот процесс обычно растягивается на три-четыре года. Если финансовый продукт предполагается использовать в международном масштабе, то банкам необходимо пройти всю процедуру получения патента и в тех странах, где они ведут свой бизнес.

По мнению Дейла Лазара, адвоката по патентным делам фирмы Pillsbury Winthrop, институтам, предоставляющим финансовые услуги, игнорировать патентный бизнес не следует. Те, кто не занимается получением патентов на собственную трансакционную методологию, могут в ближайшие годы оказаться уязвимыми по части многочисленных судебных разбирательств, инициируемых более крупными банками в связи с посягательством на их интеллектуальную собственность. А о том, что границы этой интеллектуальной собственности продолжают расширяться, свидетельствует тот факт, что только в 2000 году финансовые компании израсходовали на банковские НИОКР более $1.6 млрд., задействовав, при этом, 17 тыс. ученых и инженеров.

С другой стороны, существует еще один вопрос: всем ли банкам следует повально увлекаться получением патентов? Все зависит от того, как полагает Лазар, насколько широко банк выступает в качестве новатора и рационализатора в области разработки новых методов ведения финансового бизнеса и обеспечивающего его программного обеспечения. Некоторые финансовые институты, с этой точки зрения, более созидательны, изобретательны и находчивы, чем другие. И, чем активнее выступает банк в роли новатора, тем надежнее ему необходимо защищать свою интеллектуальную собственность и быстрее превращать свои разработки в интеллектуальные активы.

Большинство банков, по мнению Лазара, продолжают сегодня занимать позу страуса, спрятавшего голову в песок и живущего по принципу "авось пронесет". Но они должны понимать, что в будущем к ним могут быть предъявлены обвинения в нарушении патентов, поэтому банкам следует диверсифицировать свою деятельность в секторе патентования. Как утверждает Лазар, единственный аспект, который совершенно очевиден сегодня, – это то, что каждый доллар, вложенный в получение патента, означает сокращение на тот же доллар расходов на НИОКР.

Олег Зайцев, по материалам
Banking Technology News, Fenwick & West, www.law.com

 
© агенство "Стандарт"