журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

КОМПАНИИ И РЫНКИ

ТЕХНОЛОГИИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №1, 2004
Приложения к статье
Цены на алюминий на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на алюминиевый сплав на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на медь на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на никель на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на цинк на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на свинец на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на олово на Лондонской бирже металлов, $/т

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

Обзор мирового рынка базовых цветных металлов: 1 декабря – 15 января

Стремительный подъем цен на цветные металлы нисколько не затормозился в обычно спокойный период декабря и первой половины января, а, наоборот, по-прежнему набирал обороты. При относительно низких объемах торгов на Лондонской бирже металлов (ЛБМ) котировки, во многом благодаря спекулятивной активности, резко пошли вверх. Особенно сильным был скачок на рынке никеля, который установил очередной рекорд последнего десятилетия и уже находится всего в нескольких шагах от достижения абсолютного максимума 1988 года. Другие металлы – медь, олово, цинк, свинец – также пересекли важные в психологическом плане границы. Только алюминий несколько отстает от общего подъема, впрочем, цены на этот металл традиционно считаются более стабильными. Зато на спотовом рынке стремительно дорожает глинозем, что, по мнению многих аналитиков, может вскоре оказать мощное влияние и на стоимость первичного алюминия. В целом прогресс, достигнутый цветными металлами в 2003 году, впечатляет. Алюминий, подорожавший на 20%, и цинк, цена которого прибавила более трети, как говорится, "пасут задних", в отношении других металлов рост достигает или превышает 50%, а никель за год подскочил в цене в 2,3 раза! Такие высокие темпы вызывают резонные вопросы относительно перспектив дальнейшего роста, однако, как считают специалисты, продолжение китайской экспансии и оживление экономики западных стран делают почти неизбежными новые повышения.

Алюминий: к вопросу о ресурсах

На фоне остальных цветных металлов, в декабре просто рванувших вверх и продолживших свой подъем в начале января, алюминий производит впечатление откровенного аутсайдера. За без малого полтора месяца цены на ЛБМ возросли всего лишь на каких-то 5%, хотя, при этом, и пересекли немаловажный в психологическом плане рубеж в $1600 за т по трехмесячному контракту. В последний раз алюминий ценился так только в феврале 2001 года, т.е. достаточно давно. Правда, в сравнении с другими металлами, достигшими наивысших рубежей за последние 5-14 лет, это все равно выглядит довольно скромно.

Одна из причин такой сдержанности алюминия, безусловно, заключается в том, что хедж-фонды и прочие крупные спекулянты, в декабре и начале января правившие бал на ЛБМ, обошли его своим вниманием. Мощные подъемы цен на рынках никеля, меди и олова открывали для них более широкие перспективы для игры на повышение, алюминий, годовой оборот которого превышает 20 млн. т (для сравнения: у никеля – 1,25 млн. т, олова – 240 тыс. т), "раскрутить" гораздо труднее. Кроме того, руководство ЛБМ в конце прошлого года проводило расследование по поводу возможного манипулирования ценами на этот материал летом 2003 года, так что многие инвесторы "от греха подальше" предпочитали вообще не иметь с ним дела.

Впрочем, спекулянты могут только усилить уже существующие тенденции; в своих операциях им так или иначе приходится опираться на твердые факты, а в этом отношении ситуация на рынке алюминия остается достаточно неопределенной. Правда, аналитики пересматривают свои прогнозы в сторону движения вверх (так, американский инвестиционный банк Morgan Stanley превысил предполагаемую стоимость алюминия в 2005 году от 75 до 85 центов за фунт – от $1653 до $1873,4 за т), но на ближайшие месяцы дружно воздерживаются от каких бы то ни было предположений. Все дело в сложности выведения краткосрочных тенденций спроса и предложения.

Спрос со стороны конечных потребителей оставался низким в течение всего декабря, так как большинство производителей алюминиевой продукции перед самым концом отчетного периода предпочитали не вкладывать значительных средств в запасы. В то же время, многие трейдеры в силу тех же причин старались до завершения года сбыть излишки металла или же передать их как краткосрочный заем банкам или инвестиционным фондам. Это, очевидно, тоже в определенной степени задерживало рост цен на ЛБМ, а также способствовало уменьшению премий на спотовом рынке.

Так, в Западной Европе в течение декабря премии несколько упали по сравнению с уровнем предыдущего месяца и для западного металла с уплаченной пошлиной составляли не более $97-105 за т выше цены на ЛБМ. Только в январе, когда покупатели стали возвращаться на рынок, этот показатель поднялся до $100-110 за т. Алюминий, не прошедший таможню в ЕС, в течение всего декабря и в первой декаде января был более стабильным, а премии находились на уровне $35-40 за т для западного металла и $30-35 за т для российских слитков А7е.

Аналогично развивались события и в США, где в декабре активность на спотовом рынке упала до минимума, а премии Midwest опустились до менее 4 центов за фунт, оживление же бизнеса в первых числах января способствовало их возвращению в интервал 4,0-4,25 центов за фунт. При этом, трейдеры рассчитывают на повышение и считают, что уже во второй половине января премии дойдут до 4,25-4,5 центов и останутся на этом уровне до конца первого квартала.

В Японии, где отмечается рост потребления алюминия, особенно в электронной промышленности, причем, прокатные компании в декабре были вынуждены подписывать дополнительные контракты на закупку полуфабрикатов, к разочарованию поставщиков премии почти не изменились по сравнению с около $53 за т CIF для западного материала в четвертом квартале 2003 года. Сделки на январь-март заключались, в основном, из расчета $53-55 за т, хотя многие трейдеры рассчитывали на $60 за т. По мнению аналитиков, причина стагнации – обилие предложений из Китая, России и Австралии, а также относительно высокий уровень запасов.

В целом, с точки зрения спроса, 2004 год должен быть достаточно удачным для рынка алюминия. Возобновление экономического роста в США, продолжающийся подъем в Китае, оживление, наблюдающееся в Западной Европе, Японии и Корее, активизация российской экономики – все это способствует наращиванию оборотов в строительной отрасли, автомобилестроении, упаковочной промышленности, т.е. во всех областях, где широко применяется алюминий. Кроме того, в пользу поставщиков должно сработать прежнее нежелание компаний-потребителей создавать запасы. Теперь им волей-неволей придется накапливать резервы в качестве страховки от резкого роста цен.

Но все равно сложно решить, сможет ли это повышение спроса стать источником серьезной активизации рынка. Дефицита алюминия пока в мире не наблюдается. Так, резервы металла на лицензионных складах ЛБМ за 2003 год не только не уменьшились, но даже возросли почти на 150 тыс. т и в начале 2004 года превышали 1,42 млн. т (для сравнения: в феврале 2001-го, когда алюминий стоил, примерно, столько же, сколько в начале января 2004 года, объем запасов был менее 480 тыс. т). Даже в лучшем случае потребуется не один месяц, чтобы нынешние запасы сократились хотя бы вдвое и перестали негативно влиять на настроения участников рынка.

Но основным источником неопределенности остается объем производства. Уже неоднократно отмечалось, что запланированные крупнейшими компании отрасли новые стройки и расширения мощностей могут привести к увеличению масштабов выплавки металла почти на треть до конца текущего десятилетия. При этом, спрос на алюминий до 2010 года, как ожидается, будет возрастать не более чем на 4% в год, так что у новых заводов может и не найтись рынков сбыта.

Правда, уже сейчас очевидно, что многим планам не суждено воплотиться в жизнь, по крайней мере, в ближайшие годы. Так, например, американская компания Alcoa и канадская Alcan в начале января дружно отказались от своих прежних проектов наращивания производства в Бразилии. Alcoa, которой принадлежит 54% акций плавильного комбината Alumar мощностью 380 тыс. т в год (остальные 46% – в собственности австралийско-британской BHP Billiton), ранее намеревалась до конца десятилетия инвестировать до $2,7 млрд. в строительство новых предприятий в стране, планы Alcan, выплавляющей в Бразилии 107 тыс. т алюминия в год, менее масштабны, но тоже ориентированы на весьма значительное расширение. Причиной пересмотра прежних решений и в том, и в другом случае стало резкое увеличение затрат на снабжение электроэнергией в связи с трехкратным ростом тарифов на передачу в середине 2002 года. Alcoa в течение почти полутора лет вела переговоры с правительством Бразилии о введении льготных тарифов на предполагаемую передачу по государственным сетям энергии, которую будет генерировать ее собственная запланированная электростанция, но так и не достигла компромисса.

Кроме того, Alcan, в декабре завершившая сделку по поглощению французской компании Pechiney, сообщила, что может отказаться от реализации разработанного французами проекта стоимостью $1,7 млрд. строительства в ЮАР алюминиевого завода Coega, где рассчитывали отработать АР50 – технологию нового поколения для выплавки алюминия. По заявлению представителя Alcan, компания предпочитает развивать, в первую очередь, собственные проекты в Канаде и Австралии, а в условиях избытка металла на мировом рынке вложение огромных средств в новый завод не слишком оправдано.

Зато российские компании "Русал" и "Суал" пока не собираются отказываться от своих планов. В 2003 году они совместно выплавили немногим более 3,3 млн. т, но в течение 10 лет предполагают довести этот показатель до 6,5-6,8 млн. т в год. По данным российских экспертов, себестоимость производства алюминия в России, примерно, на 10% ниже среднемировой за счет относительно дешевой электроэнергии, и местные компании хотят реализовать это преимущество в полной мере.

Наконец, очень масштабные планы нового строительства разрабатывают китайские производители алюминия, но в КНР ресурсные ограничения как раз могут проявиться в наибольшей мере. В 2003 году, по предварительным данным, в КНР было выплавлено около 5,5 млн. т металла, что более чем на 20% превышает показатель предыдущего года. При этом, до 900 тыс. т было экспортировано – в основном, в страны Восточной и Юго-Восточной Азии. Спрос на алюминий в стране в 2003 году также увеличился, приблизительно, на 20%, но в меньшем размере, чем объем производства. Как ожидается, в 2004 году расширение потребления алюминия в Китае составит 12-13%, но планы наращивания выплавки на 10-15% могут быть выполнены не в полной мере из-за нехватки электроэнергии и сырья.

Как сейчас признают китайские официальные лица, в конце 90-х годов они недооценили темпы роста национальной экономики, вследствие чего в стране не было запланировано строительство необходимых электростанций. Дефицит электроэнергии, по самым оптимистичным прогнозам, сохранится до 2006 года. Для заводов, не располагающих собственными источниками энергии, это обстоятельство может стать непреодолимым препятствием в развитии производства.

Правда, большинство крупных проектов строительства новых предприятий в Китае предусматривают сооружение электростанций, но здесь серьезными проблемами могут стать нехватка и дороговизна глинозема. В 2003 году его производство в стране составило 6 млн. т при потребности в 11,5 млн. т, что заставило резко активизировать импортные закупки. Как правило, поставки глинозема на мировом рынке осуществляются в рамках долгосрочных контрактов, но КНР представляет собой исключение, поскольку значительная доля металла здесь выплавляется на более 100 мелких предприятий, не способных заключать прямых договоров с экспортерами. В результате большая часть импортного глинозема для нужд национальной алюминиевой промышленности приобретается трейдерами на международном спотовом рынке, емкость которого ограничена. В 2003 году свободного сырья для продажи китайцам хронически недоставало, что вызывало постоянный рост цен.

В конце года китайские закупки снова активизировались, так как потребители стремились создать запасы до наступления новогодних праздников по китайскому календарю, которые приходятся на конец января. Вследствие этого цены на глинозем, в начале декабря составлявшие $360-365 за т FOB Австралия, круто пошли вверх и в январе, впервые за последние 3,5 года, превзошли $400 за т FOB. Как считает Джим Леннон, аналитик британского Macquarie Bank, у рынка достаточный потенциал для достижения границы в $500 за т FOB в середине текущего года.

В самом Китае импортный глинозем, на который "накручиваются" НДС, расходы на доставку и прибыль посредников, стоит значительно дороже. В последние числа декабря в китайских портах цены на этот материал доходили до 4200-4500 юаней за т ($507-543), а для континентальных заводов они могли превышать и $570 за т с доставкой. Если плавильные предприятия, обладающие каптивными электростанциями, могли компенсировать эти затраты относительно низкими расходами на электроэнергию, мелким заводам приходится очень туго. Некоторые из них приостановили работу и продают сэкономленный глинозем, что для них намного выгоднее, чем выплавка из него алюминия.

Впрочем, правительство Китая не скрывает намерений провести "естественный отбор" в национальной алюминиевой отрасли, в ходе которого несколько десятков небольших предприятий, использующих устаревшую технологию Содерберга, должны прекратить существование, сняв с рынка около 1,3 млн. т избыточных мощностей в год. Свой вклад в этот процесс внесла и государственная компания Chalco, сохраняющая практически монопольное положение на китайском рынке глинозема. В течение 2003 года она семь раз поднимала отпускные цены, доведя их до 3700 юаней за т ($447) с 18 декабря, а в самом конце декабря заключила трехлетние долгосрочные контракты с 17 крупными плавильными заводами, отказавшись от продаж глинозема мелким предприятиям. По словам наблюдателей, Chalco "поощряет" тех национальных производителей алюминия, которые модернизируют свои мощности и внедряют новые технологии.

В 2004 году Chalco планирует выпустить 6,5 млн. т глинозема, а в 2005-м намерена довести этот показатель до 7,3 млн. т (и 1,5 млн. т алюминия). Но даже с учетом появления независимых производителей этого все равно будет недостаточно для удовлетворения потребностей национального рынка. В последние месяцы многие компании объявили о проектах строительства новых глиноземных заводов и расширения действующих мощностей, но материал начнет поступать на рынок не ранее 2005 года. В ближайшее же время рост производства алюминия в Китае может затормозиться, в результате чего в соотношении спроса и предложения на мировом рынке могут произойти серьезные коррективы.

С этой точки зрения, для ведущих производителей алюминия выгодно сохранить умеренные цены. Пока стоимость глинозема на спотовом рынке достигает 25% от цены алюминия на ЛБМ, китайская алюминиевая отрасль будет поневоле сдерживать дальнейшее расширение. Подорожание металла, в первую очередь, отразится на состоянии национального рынка и в будущем может привести к резкому спаду цен. Можно ожидать, что в ближайшие недели алюминий на ЛБМ будет расти в стоимости параллельно с другими металлами, но сомнительно, чтобы этот подъем опередил повышение на рынке глинозема.

Правда, следует отметить, что существенное влияние на цены оказывает еще и валютный фактор. Снижение курса доллара по отношению к евро, британскому фунту стерлингов, японской иене и другим мировым валютам способствует росту долларовых цен. По мнению аналитиков, продолжающееся падение доллара в среднесрочной перспективе может привести даже к сокращению американского импорта из-за дороговизны зарубежной продукции, но для алюминия последствия в любом случае вряд ли будут серьезными. США и в обозримом будущем останутся нетто-импортером алюминия, так как возвращению в строй остановленных в 2000-2001 годах заводов препятствуют, главным образом, высокие внутренние тарифы на электроэнергию.

Биржевой рынок алюминиевого сплава А380/Din226 в отличие от первичного металла в декабре не демонстрировал ни особой активности, ни значительной динамики. Цены за декабрь и первую половину января несколько поднялись, однако летние их скачки, когда сплав одно время даже был дороже самого алюминия, похоже, отошли в прошлое. В январе цены на сплав лишь в отдельные дни превышали $1500 за т по трехмесячному контракту, более чем на $100 за т отставая от котировок первичного алюминия на ЛБМ. В целом за 2003 год стоимость сплава на бирже возросла лишь на 13,4% – минимальный показатель для группы цветных металлов.

Тем не менее, специалисты не ожидают в ближайшее время восстановления традиционного разрыва цен между алюминием и алюминиевым сплавом, составляющего, примерно, 17-22% в пользу первого. Спрос на сплавы в западных странах в этом году должен снова активизироваться благодаря экономическому росту и расширению производства в автомобильной промышленности, кроме того, дефицит алюминиевого лома в Западной Европе и США (это сырье во все больших количествах закупается китайскими плавильными заводами) удерживает цены на него на высоком уровне.

На европейском рынке сплав Din226 в декабре и первой половине января прибавил около @30 за т в силу как усиления нехватки лома, сборы которого сократились вследствие влияния сезонных факторов, так и увеличения спроса со стороны конечных потребителей. В начале января стоимость слитков с уплатой пошлины и доставкой на завод достигала @1360-1400 за т, а для небольших партий даже превышала этот уровень. При этом, по словам поставщиков, потребление к тому времени еще не успело восстановиться после рождественских и новогодних праздников, так что после возвращения клиентов на рынок можно будет рассчитывать на продолжение подъема.

Медь: сила обстоятельств

В декабре и первой половине января, когда большинство реальных поставщиков и потребителей покинули рынок меди на ЛБМ, на бирже наступило время спекулянтов. По оценкам наблюдателей, медь вместе с никелем в то время была наиболее "торгуемым" металлом, итог же игры на повышение – резкий рынок цен, к концу первой декады января подскочивших до более $2400 за т по трехмесячному контракту. Это самый высокий уровень за последние шесть с половиной лет. В целом за 2003 год цены на медь возросли на 48,9%, причем, только за декабрь они прибавили более 10%.

Безусловно, действия спекулянтов опирались на фундаментальные факторы спроса и предложения. Мировой рынок меди, где несколько лет подряд поставки превосходили объем потребления, перешел в состояние дефицита. По данным International Copper Study Group (ICSG), только за три первых квартала 2003 года глобальное производство рафинированной меди было ниже спроса почти на 390 тыс. т, а по итогам года нехватка металла может оцениваться в 500 тыс. т. По данным британской консалтинговой компании Bloomsbury, в 2004-2005 годах дефицит меди на мировом рынке будет равен 700-750 тыс. т в год.

По большей части, эти прогнозы основываются на двух факторах – нехватке концентрата и сохранении высоких темпов роста спроса на медь в Китае. Длительный период низких цен на медь в 1999-2002 годах привел к тому, что компании отрасли неохотно вкладывали средства в освоение новых месторождений, и даже при условии ввода в строй законсервированных рудников в США и Южной Америке (что само по себе потребует нескольких месяцев) сырья в обозримом будущем будет недостаточно. Особенно серьезным выглядит дефицит в Китае, где шесть крупнейших медеплавильных заводов объявили о сокращении производства в этом году на 10-15% по сравнению с плановыми показателями. С учетом того что в стране продолжается экономический рост, в ближайшее время следует ожидать расширения объемов китайского импорта меди.

Нехватка концентратов по-своему отразилась и на проводившихся в декабре и начале января переговорах о заключении годовых контрактов на поставки сырья на европейские и восточноазиатские плавильные заводы. В прошлом году комбинаты получали от крупных медедобывающих корпораций за обогащение 1 т концентрата, примерно, $55-58, а за получение 1 фунта рафинированной меди – соответственно 5,5-5,8 центов, но в 2004-м тарифы просто рухнули вниз. Для некоторых предприятий спад оказался настолько резким, что, по оценкам экспертов, даже привел к убыточности производства, если учесть эффект подешевевшего доллара.

В частности, японские плавильные заводы в конце концов согласились выплавлять медь, получая всего лишь, в среднем, $39 за обогащение 1 т концентрата и 3,9 центов за 1 фунт рафинированной меди. В Западной Европе и КНР уровень тарифов по годовым контрактам составил, соответственно, $37-40/3,3-4,4 и $35-36/3,9-4,0 центов. По мнению наблюдателей, переговоры были, как говорится, "игрой в одни ворота": горнодобывающие компании могли вообще не заключать долгосрочных соглашений, довольствуясь поставками на спотовый рынок, где тарифы еще ниже.

Очевидно, плавильные заводы стали более уступчивыми после серии неприятных совпадений, пришедшихся на декабрь. Практически одновременно в начале декабря произошла забастовка на шахте Andina чилийской компании Codelco, возникла угроза стачки на канадском руднике Highland Valley, произошли аварии на предприятиях компаний KGHM в Польше и Freeport McMoRan в Индонезии (причем, здесь производителю пришлось объявить форс-мажор по ряду контрактов).

Подобные проблемы затронули и производителей рафинированной меди. В январе вышел из строя один из кислородных цехов чилийского завода Caletones мощностью 380 тыс. т в год, в результате чего вплоть до апреля-мая ему придется работать с половинной загрузкой, правда, после завершения ремонта производительность должна дойти до 435 тыс. т в год благодаря вводу в строй новых линий.

В целом же существенного ослабления дефицита меди на мировом рынке в ближайшие месяцы, скорее всего, не произойдет. Резервы этого металла на складах ЛБМ в течение 2003 года сократились почти вдвое – от 856 тыс. т до 430 тыс. т – и продолжают убывать. Конечно, цены на уровне $2400 за т выглядят завышенными и объясняются, главным образом, спекулятивной активностью, но в течение ближайшего времени они вряд ли серьезно упадут. Во всяком случае, специалисты предсказывают средние цены на 2004 год на уровне $2100-2200 за т, а в 2005 году, по мнению аналитиков Morgan Stanley, средний уровень их составит $1,25 за фунт ($2755 за т). При этом, если дефицит концентрата во второй половине текущего года может сократиться, то поставки рафинированной меди еще долгое время будут недостаточными.

По сути, изменить ситуацию может только распродажа 200 тыс. т катодной меди, накопленной компанией Codelco во время спада. В 2002 году руководство чилийской компании решило не сужать объемы выпуска в целях стабилизации рынка, а просто умерить экспорт. Как неоднократно заявляли чилийцы, они начнут продажу только в том случае, если совокупные резервы меди на складах ЛБМ, Нью-Йоркской и Шанхайской бирж опустятся ниже 800 тыс. т. Это событие произошло в начале января, так что теперь металл должен поступить на рынок (по некоторым данным, Codelco еще в декабре продала 20 тыс. т). Однако руководство компании заявляет, что ни в коем случае не будет торопиться и начнет сбывать медь медленно и осторожно, чтобы не сбить цены. Впрочем, как показывает пример прошлогодней распродажи компанией "Норильский никель" своих резервов металла, если рынок находится на подъеме, появление на нем "лишних" партий товара не только не остановит, но даже не затормозит дальнейший рост.

Никель: у рынка "сорвало крышу"

Рынок этого металла традиционно отличался повышенной нестабильностью, но то, что происходило на нем в декабре и первой декаде января, просто выходило за пределы здравого смысла. За месяц с небольшим цены взлетели более чем на 40% (всего за 2003 год никель подорожал на 130,9%), достигнув $17660 за т по трехмесячному контракту во время пика 6 января, пока спекулянты не приступили к ликвидации своих позиций, опустив цены до менее головокружительных уровней. Тем не менее, в любом случае текущее значение цен на никель остается самым высоким со времен последнего скачка в декабре 1988 года, когда стоимость металла по трехмесячному контракту зашкаливала за $19000 за т, а на рынке спот на торгах ЛБМ доходила до $22000 за т. До повторения этих значений никелю осталось сделать всего несколько шагов, и никто не может сейчас сказать, произойдет это в ближайшем будущем или нет.

Как постоянно указывают специалисты, нынешний подъем цен на никель имеет под собой реальное основание, но стоимость металла очень сильно завышена вследствие спекулятивных игр. Так, например, эксперты австралийского бюро AME Mineral Economics полагают, что средняя цена на никель в 2004 году не превысит $9920 за т, что, по их мнению, более соответствует реальным условиям рынка. Правда, другие специалисты в своих прогнозах учитывают и спекулятивный фактор, предсказывая никелю на текущий год колебания в интервале $12000-13000 за т. Если инвестиционным фондам не надоест, такие же цены могут сохраниться и на 2005 год.

Как уже неоднократно отмечалось, первопричина подорожания никеля – дефицит металла вследствие недостаточного роста производства в 2000-2003 годах, когда низкие цены и опасения по поводу возможного затопления рынка дешевым металлом из Австралии, добытым по новой технологии (пока не оправдывающей надежд), удерживали компании отрасли от новых проектов. До прошлого года спрос на никель стагнировал, но его увеличение сразу на 6,9% в 2003-м привело к нехватке предложения в 30 тыс. т (при объеме потребления в 1,25 млн. т); таковой разрыв имеет все шансы просуществовать до 2006 года.

По словам специалистов, для покрытия растущего спроса мировым производителям никеля необходимо наращивать выпуск на 50 тыс. т в год в течение ближайших трех-четырех лет, но пока эта задача кажется невыполнимой. Правда, возможно, в эти расчеты вскоре придется вводить существенные коррективы: как полагают эксперты, если никель в течение длительного времени будет оставаться дороже $13000 за т, его главные потребители – производители нержавеющей стали – прибегнут к замене этого металла другими легирующими добавками, например, марганцем. Конечно, для многих сфер применения марганцевая сталь не будет адекватной заменой "нержавейке", но в декоративных целях и в потребительских товарах она вполне может применяться. Если этот сценарий воплотится в жизнь, подъем на рынке никеля завершится еще более стремительным спадом цен.

Но пока представители компаний – производителей никеля отказываются даже обсуждать вслух эту угрозу, очевидно, дабы "не накликать беды". Большинство из них хотят верить, что уже в ближайшем будущем рынок придет в себя и опустит цены хотя бы до $10000-12000 за т, что сохранит все сверхприбыли, но избавит от опасений в части снижения уровня потребления.

Особые надежды, при этом, возлагаются на Китай, который быстро наращивает собственное производство нержавеющей стали и, соответственно, спрос на никель. Только за 2003 год этот показатель возрос более чем на 50% – до около 130-135 тыс. т, а в 2004 году может прибавить еще 40-50 тыс. т. При этом, собственные резервы никелевых руд в стране незначительны, так что китайским компаниям приходится прибегать к импорту. Кроме того, ожидается увеличение потребления никеля в оборонной промышленности США, так как всемирный поход против терроризма привел к более чем 50%-ному расширению военных заказов по сравнению с 2000 годом.

Однако, по состоянию на середину января, не ясно, какая сила может повернуть вспять цены на биржевом рынке никеля. Производители нержавеющей стали в США, Японии и Западной Европе сократили выпуск еще в середине прошлого года и теперь ожидают расширения спроса со стороны возобновившей рост экономики. Вопрос о смене ассортимента, если и будет ими подниматься, то не ранее конца первого квартала. Наконец, положение может еще усложниться в случае забастовки на комбинате Sudbury канадской компании Falconbridge. Трехмесячная стачка на предприятии с тем же названием (они разрабатывают одно и то же месторождение) другой канадской компании Inco летом прошлого года стала одной из основных причин ускорения подъема цен на металл. Если сотрудники Falconbridge последуют примеру своих коллег, последствия для рынка могут быть просто сокрушительными.

В общем предсказать сейчас развитие событий на биржевом рынке никеля на самое ближайшее время практически невозможно. Судя по всему, рано или поздно цены должны снизиться до $10000-12000 за т, но не известно, ни когда это произойдет, ни на каком уровне следует ожидать остановку. В интересах всех участников рынка одно – чтобы подъем прекратился как можно скорее. Но, воистину, пока на рынке главенствуют спекулянты, нет таких вершин, какие не взяли бы цены на никель.

Цинк: до стабилизации еще далеко

Биржевой рынок цинка в декабре и первой половине января, по большей части, следовал "в обозе" более активных металлов. Цены на цинк, естественно, двигались вверх, между делом превысив психологически важную границу в $1000 за т, что в последний раз отмечалось на этом рынке в марте 2001 года. Однако этот рост, скорее всего, имел несамостоятельный характер.

В целом, мировой рынок цинка по-прежнему характеризуется избытком предложения. По данным International Lead & Zinc Study Group (ILZSG), за январь-ноябрь 2003 года превышение поставок рафинированного цинка над спросом составило 125 тыс. т, что практически в точности повторяет показатель предыдущего года. Сокращение выплавки металла в странах Западной Европы, где наблюдается некоторый дефицит его, перекрывается расширением производства в странах Азии. Потребление цинка в 2003 году тоже росло, главным образом, в азиатском регионе, но без поддержки в других частей света этого было недостаточно, чтобы стабилизировать рынок. Кроме того, ряд производителей, в 2000-2002 годах снижавших объем выпуска концентратов, вернули в строй частях мощностей в прошлом году и планируют дальнейшее увеличение мощностей на 2004 год.

Тем не менее, определенные изменения к лучшему на рынке все же происходят. После длительного периода стагнации в этом году ожидается рост производства оцинкованной стали. В связи с этим специалисты ILZSG предсказывают расширение спроса на цинк на 3,5% по сравнению с 1,7% в прошлом году. Правда, по большей части, этот подъем будет снова сосредоточен в восточноазиатском регионе: автомобилестроительная промышленность США и Западной Европы только начинает преодолевать спад, и пройдет не менее полугода, пока этот фактор, пройдя по всей производственно-сбытовой цепочке, отразится на росте заказов на цинк со стороны оцинковочных линий, изготовляющих автомобильные листы.

Судя по всему, не характерную для себя роль стабилизатора мирового рынка в 2004 году будет играть Китай. В прошлом году крупнейшим китайским компаниям пришлось уменьшить выпуск рафинированного цинка из-за нехватки импортных концентратов. Это привело к значительному сокращению экспорта металла из КНР и, по сути, дало возможность приступить к увеличеию цен. Так, например, компания Huludao Zinc, крупнейший производитель цинка в стране, в 2003 году смогла экспортировать только 50 тыс. т металла, в то время как в 2002-м объем поставок за рубеж достиг 70 тыс. т. Как предупреждают представители компании, не исключено, что в 2004 году иностранные потребители получат от нее еще меньше цинка, чем в прошлом, хотя общий объем выпуска должен возрасти.

В 2004-2006 годах в КНР должно войти в строй более двух десятков оцинковочных предприятий, и, хотя снабжение цинкоплавильных заводов сырьем, как предполагается, улучшится, спрос на цинк в стране должен активизироваться в большей степени, чем производство. Однако в полной мере это должно проявиться не ранее конца текущего года или (если учесть тенденцию китайских металлургических компаний к затягиванию сроков реализации проектов) в первой половине 2005-го.

В 2004 году серьезное подорожание цинка маловероятно. Рынку хватает сил, чтобы подниматься при условии поддержки со стороны других металлов, но на самостоятельный рост он пока не способен.

Свинец: сезон повышения

В конце декабря 2003 года производители свинца получили от биржевиков "рождественский подарок". Стоимость этого металла впервые с марта 1997 года превысила $700 за т, а затем и закрепилась на новом уровне. Во всяком случае, в январе в ходе торгов свинец в один из дней превысил $750 за т по трехмесячному контракту, что вообще в последний раз наблюдалось в 1996 году. Всего же, по состоянию на 2 января 2004 года, цены превосходили уровень годичной давности на 68,6% – второй показатель по всей группе базовых цветных металлов; по масштабам подъема рынок свинца был превзойден в прошлом году только никелем. Как считают аналитики, шансы на сохранение этих цифр на достаточно длительный период довольно высокие, в основном, вследствие высокого спроса и из-за дефицита металла в Западной Европе и концентратов в Китае.

Правда, подъем на рынке свинца имеет ярко выраженный сезонный характер. Зимой всегда активизируется спрос на автомобильные аккумуляторы, выступающие основной сферой использования этого металла. При этом, первая половина зимнего сезона была сравнительно мягкой (хотя и снежной, по крайней мере, на северо-востоке США и в Западной Европе), так что в случае понижения температуры во второй половине января или в феврале спрос может получить новый толчок. Кроме того, в последние месяцы резко снизились резервы свинца на лицензионных складах ЛБМ. Если в начале 2003 года их уровень достигал 180-185 тыс. т, то в ноябре он опустился до около 150 тыс. т, а в середине января лишь немногим превышал 100 тыс. т.

В более долгосрочном плане рост цен на свинец должен притормозиться. Весной сезонные факторы станут работать уже на понижение, да и в глобальном масштабе рынок этого металла выглядит равновесным: объем потребления почти полностью отвечает уровню производства. Судя по всему, такая ситуация сохранится на протяжении всего 2004 года. Конечно, при этом, существуют региональные диспропорции, но они отражаются, в основном, на премиях спотового рынка и мало заметны на ЛБМ.

Кстати, в конце 2003 года премии в Западной Европе пошли на спад. Если в ноябре европейские потребители были готовы приобретать свинец для производства аккумуляторных пластин по $130-150 за т – дороже, чем стоит металл на бирже, то в декабре этот разрыв сократился до $120-140 за т. На американском рынке премии оказались более стабильными. С тех пор как они в конце ноября закрепились на уровне 4-4,25 центов за фунт, никаких изменений на региональном спотовом рынке не наблюдалось. По словам участников рынка, это вызвано спадом деловой активности в конце года и нежеланием потребителей создавать запасы. Зато во второй половине января премии могут снова пойти в рост, так как свинца в Европе по-прежнему недостает.

Олово: заразительное сумасшествие

По словам одного трейдера, по-настоящему интересная ситуация на рынке олова, наименее емком из всех базовых металлов, возникает раз в 10 лет, однако в конце 2003 года как раз и пришло время таких событий. Инвестиционные фонды, обычно не уделяющие особого внимания этому металлу, в декабре с большим интересом и рвением начали игру на повышение, итогом которой стал подъем цен почти на $1000 за т в течение месяца, а затем и достижение $6600 за т по трехмесячному контракту – самого высокого уровня за последние шесть с половиной лет! На протяжении 2003 года рост цен составил 52,7%; это очень хороший показатель, хотя начинать свой рост олову пришлось с довольно скромных значений.

По мнению аналитиков, нынешний уровень цен на биржевом рынке олова представляет собой результат спекулятивных игр и кажется откровенно завышенным. Безусловно, соотношение спроса и предложения благоприятствует производителям, а дефицит металла в 2003 году оценивается в мировом масштабе в 15 тыс. т (почти 6% от объема мирового рынка), но даже в этих условиях подобный скачок цен не оправдан. Как ранее отмечали специалисты, олово в 2004 году должно было медленно и спокойно дорожать по мере реализации накопленных за прошлый год преимуществ – расширения спроса со стороны производителей жести, электроники и химической продукции, добровольных сокращений выплавки и экспорта металла ведущими компаниями отрасли в Восточной Азии, снижения запасов на лицензионных складах ЛБМ от 25,5 тыс. до 14,4 тыс. т в течение 2003 года. По оценкам экспертов, только во второй половине текущего года олово могло бы приблизиться к рубежу в $6000 за т, а оно преодолело его с ходу уже в середине декабря.

Теперь основной вопрос заключается в том, как будут реагировать на неожиданное подорожание производители олова в Китае и Индонезии. Прошлогоднее постепенное повышение цен было, в основном, достигнуто за счет сокращения добычи оловянных руд (снижение производства олова в концентрате составило 3% по сравнению с 2002 годом) и выплавки рафинированного металла (на 7%). При этом, отрасль имеет значительные резервные мощности, которые, по мнению специалистов, могли быть возвращены в строй уже при достижении оловом уровня в $5500 за т по трехмесячному контракту.

Остается рассчитывать только на то, что отмена ограничений, введенных в странах-производителях на государственном уровне, требует значительного времени, так что немедленного расширения объема поставок произойти не должно. Кроме того, есть надежда на то, что олово с прекращением роста цен на медь и никель также "опомнится" и снизится до менее $6000 за т, где оно обязано пребывать согласно рыночной логике.

Впрочем, как считают многие аналитики, производители олова, которым потребовалось больше двух лет, для того чтобы поднять рынок после рекордного в истории спада, не будут сами пилить сук, на котором сидят, и не погонятся за краткосрочной прибылью в ущерб долгосрочным интересам. Да и логика нынешнего повышения благоприятствует поставщикам: мировая экономика на подъеме, спрос на металлы растет, причем, нет нужды прерывать его торопливыми продажами. По крайней мере, потребители, вернувшиеся на рынок в начале января, по словам одного трейдера, шокированы, но все равно платят запрашиваемые цены – деваться-то им некуда. Тактика минимизации запасов, которые не слишком выигрышно выглядят в финансовой отчетности, продемонстрировала и оборотную сторону.

На волне общего подъема в январе снова пошли вверх и премии на европейском спотовом рынке. Металл с минимальной примесью свинца продавался в первой декаде месяца уже по $210-230 за т – дороже, чем на ЛБМ, тогда как в декабре премия не прев

Виктор Тарнавский, по материалам Metal Bulletin, www.metalinform.com, "Казахстан сегодня", ИЦ "Минерал"

 
© агенство "Стандарт"