журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

КОМПАНИИ И РЫНКИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №2, 2001

КОМПАНИИ И РЫНКИ

Стратегия и тактика алюминиевых гигантов

Процессы консолидации мировой алюминиевой промышленности и их последствия

Алюминиевая промышленность – сравнительно молодая отрасль: широкомасштабное производство этого металла началось немногим более ста лет назад. Фактически на большинстве рынков алюминий находится в невыгодном положении пришельца, вынужденного завоевывать плацдарм при жесточайшей конкуренции с традиционными материалами. И, тем не менее, сектор наращивает рыночные доли в различных отраслях: по данным World Bureau of Metal Statistics (WBMS), мировое потребление алюминия увеличилось от 18,7 млн. т в 1991 году до 21,7 млн. т в 1998-м. Этот легкий металл не подвержен атмосферной коррозии, благодаря чему им решительно потеснена сталь в авиации и упаковке пищевых продуктов. Определенные перспективы для расширения рынка имеются и в автомобильном секторе: за последние десять лет использование алюминия в этой отрасли возросло почти на 10% и, вероятно, скорость роста его потребления здесь будет увеличиваться.

Тем не менее, значительная энергоемкость и высокая себестоимость производства существенно снижают конкурентоспособность алюминия по сравнению с альтернативными материалами. В этой ситуации усиливаются тенденции к расслоению сектора. Снижается рентабельность мелких предприятий, и они сворачивают свою деятельность, а крупные компании консолидируются и изыскивают пути снижения производственных затрат; в этом отношении алюминиевый сектор повторяет путь, по которому развивалась сталелитейная промышленность. Однако быстрое интегрирование стального сектора в свое время (в конце XIX века) привело к появлению и последующему ужесточению антимонопольных законов, которые сейчас становятся мощным препятствием для консолидации мировой алюминиевой отрасли.

Тем не менее, полностью остановить интеграционные процессы невозможно, как нельзя росчерком пера отменить основополагающие законы рынка. Поэтому уже около 40% мирового рынка алюминия контролируют шесть крупнейших компаний – Alcoa-Reynolds (США), Alcan-Algroup (Канада/Швейцария), "Российский алюминий" (РФ), Billiton (Великобритания), Pechiney (Франция) и Norsk Hydro (Норвегия). Каждая из них разработала программы дальнейшего интенсифицирования своей деятельности и снижения себестоимости производства.

Alcoa: наступление – лучший способ защиты лидерства

Американская корпорация Alcoa – крупнейший в мире производитель первичного алюминия, алюминиевых изделий и глинозема (рыночная капитализация – $23,6 млрд.). Предприятия Alcoa имеются во всех звеньях технологической цепочки – от разработки месторождений до утилизации лома; они расположены в 36 странах мира и обслуживают заказчиков из различных отраслей. Доход от продаж Alcoa несмотря на сужение спроса в строительстве, автомобильном секторе и производстве товаров массового потребления увеличился от $16,32 млрд. в 1999 году до $22,94 млрд. в 2000-м. При этом, даже значительный подъем цен на электроэнергию в США не помешал компании за прошедший год увеличить чистую прибыль на 41%: от $1,054 млрд. в 1999 году (впервые за 111 лет существования Alcoa перешагнула миллиардный рубеж) – до $1,484 млрд.

Последние годы компания интенсивно воплощала в жизнь свою глобальную стратегию: консолидация посредством приобретений и быстрая интеграция поглощенных предприятий. Поскольку у Alcoa достаточно мощностей для производства глинозема (порядка 14,1 млн. т в год), компания стремится, в первую очередь, приобретать плавильные, экструзионные и прокатные заводы. В 1998 году доходы Alcoa увеличились на $4 млрд. в результате приобретения компаний Inespal и Alumax, рафинировочного комбината, восьми плавильных заводов и шести прокатных, а также 15 экструзионных предприятий. В 1999 году Alcoa осуществила крупнейшее приобретение в своей истории, присоединив своего главного американского конкурента Reynolds Metals. Эта сделка повысила ее доход еще почти на $5 млрд. и добавила к списку собственных предприятий 100 заводов, расположенных в 24 странах. Менее глобальные сделки позволили Alcoa нарастить свои прокатные и экструзионные мощности в Европе, а также расширить сеть литейных заводов для производства автомобильных деталей в США и Норвегии. Были также начаты переговоры о приобретении различных азиатских компаний, поскольку Alcoa стремится активизировать свое влияние на рынках развивающихся регионов. В итоге в 1999 году объем продаж компании составил 4,478 млн. т алюминия (годовой прирост – 13%).

Однако жесткая позиция антимонопольных органов ставит серьезные препятствия на пути дальнейшей консолидации. Чтобы получить разрешение Европейской комиссии и Министерства юстиции США на поглощение Reynolds, корпорация Alcoa была вынуждена отказаться от значительной части своих мощностей, главным образом, от предприятий по рафинированию глинозема. В частности, речь идет о рафинировочном заводе Sherwin в Техасе производительностью 1,6 млн. т глинозема в год, новым владельцем которого стала компания BPU Reynolds. Кроме того, Alcoa обязалась продать свои 50% акций рафинировочного завода Stade в Германии и собственную долю (25%) в алюминиевом плавильном заводе Longview, а также 56% принадлежавших Reynolds акций австралийского рафинировочного комбината Worsley.

Последняя потеря для Alcoa особенно ощутима: австралийские месторождения славятся высоким качеством бокситов, а себестоимость производства глинозема у компании Worsley – одна из самых низких в мире. При этом, в конце прошлого года были завершены работы по расширению рафинировочного завода Worsley Alumina, в результате чего производственные мощности комбината увеличились до 3,1 млн. т глинозема в год. Тем не менее, Alcoa не испытывает недостатка в глиноземе и в феврале 2001 года остановила производство на своем рафинировочном заводе St. Croix в США, который в последнее время и так не был задействован на полную мощность: выпуск 2000 года составил 450 тыс. т при возможности производить 600 тыс. т в год. Тогда же было принято решение и о снижении производственной мощности глиноземного завода Point Comfort в Техасе от 2,3 млн. до 1,6-1,9 млн. т.

В 2000 году компания продолжала свою интеграционную деятельность, хотя и в меньших масштабах: Alcoa купила у Luxfer Group ее дочернюю фирму British Aluminium, а также компанию Huck Fastener; список приобретений дополнила также Cordant Technologies. В ноябре были начаты переговоры о присоединении Midwest Fastener Corp, теперь же Alcoa объединила усилия с индийской Hidalco для поглощения местной алюминиевой компании Balсo.

На фоне этой обширной деятельности энергетический кризис на индустриальном северо-западе США затрагивает Alcoa значительно меньше, чем прочие компании. Сокращение производства плавильных заводов Ferndale и Wenatсhee (суммарно – на 150 тыс. т в год), которое компания утвердила 8 января в связи с энергоограничениями, будет с избытком перекрыто продукцией, выпускаемой на приобретенных предприятиях Alcoa.

Избранная стратегия позволяет Alcoa значительно снизить себестоимость производства алюминия: в 2000 году в соответствии с программой, принятой двумя годами ранее, производственные затраты были уменьшены на $1,1 млрд. Три года назад эта программа с учетом того, что ежегодные базовые затраты компании составляли $15 млрд., представлялась аналитикам малореальной.

Более того, Alcoa утверждала, что цель будет достигаться не благодаря широкомасштабному сокращению рабочих мест, а в результате экономии в сферах снабжения и организационной структуры. Теперь данная цель достигнута, утвержден новый план: к декабрю 2003 года добиться снижения производственных расходов еще на $1 млрд.

Ключевой инструмент для реализации программы – разработанная компанией прогрессивная система управления "Alcoa Business System" (ABS), включающая реорганизацию производственных мощностей, сокращение складских запасов сырья и продукции, а также уменьшение оборотного капитала. В рамках ABS предприятия обязаны концентрировать усилия не на традиционном поиске покупателей для уже произведенной продукции, а на гармонизации объемов выпуска с реальным уровнем спроса конечных потребителей. Разработка и наладка этой системы управления заняли десять лет, а повсеместное ее внедрение как на американских, так и на зарубежных предприятиях компании началось в конце 90-х годов.

В 1999 году это обеспечило некоторые специфические источники прибыли. Например, на экструзионных мощностях Lafayette в Индиане были на 60% сокращены запасы слитков, а на плавильных заводах для производства первичного алюминия в Северной Америке совокупный оборотный капитал был уменьшен за 18 месяцев от $350 млн. до $275 млн. Система ABS внедрена на всех предприятиях Alcoa; именно это позволяет компании чрезвычайно быстро осуществлять интегрирование своих многочисленных приобретений для обеспечения значительной экономии.

Кроме того, Alcoa проводит интенсивные разработки новых прогрессивных технологий, возможно, именно "инертные аноды " или "альтернативные топливные источники " Alcoa произведут переворот в алюминиевой промышленности (см. ММ № 10 за 2000 год). Исследования направлены также на разработку новых материалов для автомобильного сектора с целью расширения возможных сфер использования алюминия.

Alcan: упущенные возможности

Канадская компания Alcan в 1999 году намеревалась осуществить мегаслияние со швейцарской Algroup и французской Pechiney, что вывело бы ее на первое место в мире по объемам производства алюминия. Однако Европейская комиссия предприняла решительные меры, чтобы не допустить консолидации в Европе алюминиевых предприятий, в первую очередь, расположенных в конце технологической цепочки. Для получения разрешения на участие Pechiney в слиянии Alcan должна была продать принадлежащие ей 50% акций завода Alunorf, самого эффективного и прибыльного из европейских предприятий, производящих алюминиевую фольгу. Это условие не устраивало Alcan, и корпорация Pechiney в итоге так и не вошла в состав новой группы, которая лишь сохранила за собой второе место в мировой иерархии производителей алюминия. Рыночная капитализация объединенной компании составляет $9,8 млрд.; в 1999 году ее доход от продаж был равен $12,4 млрд., из которых 24% – доля первичного металла, 52% – обработанного материала и 24% – упаковочного алюминия.

Исторический опыт вертикальной интеграции свидетельствует о том, что наиболее быстро увеличение прибыльности достигается при объединении предприятий, расположенных в начале технологической цепочки. Именно поэтому многие аналитики считают, что выпадение Pechiney из новой группы Alcan-Algroup лишило слияние смысла: основная экономия производственных затрат должна была произойти именно от интегрирования горнодобывающих и глиноземных мощностей Pechiney и Algroup. Однако, по мнению Alcan, производство конечной продукции – тоже достаточно прибыльный вид деятельности, хотя к интегрированию таких мощностей компания подходит очень избирательно.

Генеральная стратегия компании базируется на трех китах – присутствие на определенных географических рынках, наличие прогрессивных технологий и возможность управлять рационализацией на определенных товарных рынках. В русле этой стратегии Alcan разработала собственную концепцию консолидационной деятельности. За последние десять лет компания провела дезинвестиции из 60 предприятий, расположенных в конце технологической цепочки. Это происходило вследствие отсутствия явного преимущества перед конкурентами на данном рынке, а также потенциала для расширения этого вида деятельности либо перспектив для роста прибыльности.

Последние семь лет компания не стремится охватывать все сегменты рынка алюминиевой продукции, сосредоточивая усилия на нескольких сферах деятельности, где имеет возможность занять лидирующие позиции. Такой подход позволяет Alcan создавать долгосрочные взаимосвязи с глобальными корпорациями, которым требуются партнеры, способные не только удовлетворять их настоящие нужды, но и ориентироваться на потребности в долгосрочной перспективе.

Потребители этой категории покупают, главным образом, не первичный алюминий, а более дорогие готовые изделия. Например, у Alcan имеется долгосрочный контракт о поставках специализированной продукции в течение десяти лет концерну General Motors. Чтобы иметь таких заказчиков, необходимо не только применять прогрессивные технологии, но и обладать достаточными производственными мощностями для выпуска первичного металла, которые могут независимо от глобальной рыночной ситуации обеспечивать сырьем заводы, выпускающие конечную продукцию. Вертикально интегрированная Alcan в полной мере соответствует этим условиям.

Привлекательность слияния с Algroup была в том, что эта компания тоже концентрируется на нескольких товарных сферах, которые удачно дополняют деятельность Alcan. Так, Algroup – лидирующий поставщик алюминия в автомобильном секторе Европы, а Alсan – основной поставщик плоскокатаной продукции для автомобильной промышленности Северной Америки. Algroup предлагает транспортной промышленности широкий ассортимент изделий и материалов, в том числе композитных, и имеет крупных заказчиков среди производителей железнодорожных вагонов, автобусов и легковых автомобилей.

С другой стороны, Pechiney представляла интерес для группы, в первую очередь, своими прочными позициями в авиационном секторе. Авиация – очень узкий рынок чрезвычайно дорогостоящих товаров. Он не доступен для посторонних, на него можно проникнуть только благодаря приобретению одной из уже присутствующих там компаний. Кроме того, это стратегическая отрасль, и ни одна из компаний сектора не может размещать заказы на поставки материалов за рубежом.

В США поставщиками авиационного сектора являются Alcoa, Reynolds и Kaiser, захватившие этот рынок во время войны в Корее. Канадское правительство никогда не инвестировало развитие авиации, и Alcan не имеет доступа на этот рынок. Именно возможность проникнуть в авиационный сектор была основным мотивом Alcan, когда она принимала решение о слиянии с Pechiney, тем более что французская компания приобрела алюминиевый завод у Century Aluminium, что открыло ей доступ в авиационный сектор США. Кроме того, у Pechiney хорошие позиции в сфере специализированных упаковочных материалов, и в случае присоединения к группе ее прибыли в этой отрасли увеличились бы от $3 до $4,2 млрд.

Однако эти возможности, увы, закрыты, и Alcan приходится реализовывать свою стратегию развития иными средствами. Так, в отношении горизонтальной консолидации для Alcan представляют интерес развивающиеся рынки Азии и Латинской Америки.

Российские пришельцы

Алюминиевая промышленность России выпускает ежегодно около 3 млн. т металла. Фактически все мощности для его производства контролируются двумя компаниями: более 70% предприятий принадлежат объединению "Русский алюминий" и около 20 % – группе "Суал-Трастконсалт". Именно эти две компании сейчас руководят программой реструктуризации национальной промышленности, определяют торговую политику страны и формируют новую стратегию распределения экспорта между развивающимися рынками Востока и индустриальным Западом.

Группа "Русский алюминий" – лидер российской алюминиевой промышленности (рыночная капитализация – $8 млрд.) – была сформирована в апреле 2000 года; 50 % ее акций принадлежат "Сибирскому алюминию", а остальные 50% – нефтяной компании "Сибнефть". В распоряжении группы находятся все предприятия "Сибирского алюминия", в том числе Саянский алюминиевый завод (третий в России по объемам производства) и самарский прокатный завод (крупнейший в стране). Кроме того, с момента своего образования "Русский алюминий" безостановочно движется по пути приобретений: объединение уже получило контроль над двумя крупнейшими в стране плавильными заводами – "БрАЗ" (в Братске) и "КрАЗ" (в Красноярске), новокузнецким плавильным заводом и ачинским глиноземным комбинатом; его последнее приобретение – второй в России по объемам производства прокатный завод "Белая Калитва". В результате группа "Русский алюминий" вошла в первую тройку ведущих производителей мира.

Группа "Суал-Трастконсалт" создана в сентябре 1999 года на базе алюминиевых предприятий компании "Суал Холдинг"; "Трастконсалтом" в ее распоряжение переданы связи с банком "Российский кредит", торговый филиал Coalco, а также крупные месторождения бокситов. Однако "Трастконсалт", вероятно, выйдет из объединения: в ноябре компания сообщила о намерении продать свои 50% акций и все алюминиевые предприятия родительской компании "Суал" – торговому дому Access-Renova.

Именно с создания этих объединений началась интенсивная реструктуризация российского алюминиевого сектора и радикально изменилась общая модель функционирования отрасли. Быстрая консолидация алюминиевой промышленности позволила новым объединениям отказаться от системы толлинга (работа на давальческом сырье), хотя раньше эта система лежала в основе деятельности большинства предприятий. В 1998-1999 годах 88% всего российского первичного алюминия производилось из импортного глинозема, получаемого на давальческой основе.

После того как "Русский алюминий" приобрел предприятия "КрАЗ" и "БрАЗ", объединение получило контроль и над зарубежными торговыми компаниями, которые были основаны предыдущими владельцами. При этом, одной из первых попала под удар лондонская компания TransWorld Group (TWG), игравшая важнейшую роль в развитии и осуществлении толлинговой системы и совместно с российскими партнерами владевшая акциями "БрАЗ" и "КрАЗ" при контроле над всей продукцией этих заводов. Новые владельцы предприятий выбросили TWG из своего бизнеса. Контракты этой компании с "БрАЗ" и "КрАЗ" перешли к тем акционерам "Сибнефти", которые приобрели доли TWG в плавильных заводах.

Еще до консолидации "Сибирский алюминий" и "Суал" настаивали на необходимости перемен, отвергая модель, в рамках которой функционировала целая отрасль. Они в отличие от более крупных предприятий избегали чрезмерной зависимости от толлинговой экспортно-импортной схемы. В среднем, "Суал" в своей деятельности использовал только 10% давальческого импортного глинозема, поскольку у компании имелись комбинат по производству бокситов и Уральский глиноземный завод. "Сибирский алюминий" зависел от импортного сырья на 50% (все же значительно меньше, чем более крупные заводы), поскольку большая часть продукции предназначалась для снабжения его собственных предприятий, отстоящих дальше по технологической цепочке. Именно поэтому обе компании имели возможность самостоятельно экспортировать свою продукцию и выбирать иностранных партнеров – как трейдеров, так и конечных потребителей.

В 1999 году "Сибирский алюминий" возглавил кампанию против беспошлинного экспортно-импортного обмена и за введение 5%-ной пошлины на экспорт первичного алюминия; эта кампания увенчалась успехом после избрания президентом Путина. Теоретически, Россия сейчас полностью отказалась от работы на давальческом сырье. Теперь компании обязаны платить 20%-ный НДС при импорте глинозема, который возмещается при экспорте конечной продукции. Однако практически необходимость изыскивать средства для уплаты налога (как и отсутствие доверия у производителей ко второй части постановления) тормозит внедрение новой схемы деятельности.

Опасения, что устранение налоговых искажений приведет к значительному спаду производства, оказались беспочвенными: по данным московской промышленной ассоциации "Алюминий", с января по октябрь 2000 года в целом по России было произведено на 3,3% больше алюминия, чем за тот же период прошлого года. За первые три квартала 2000 года "Русский алюминий" выпустил 1,6 млн. т продукции (годовой прирост – 2,4%), Самарский прокатный завод – 147,65 тыс. т (годовой прирост – 26%), саянский Foil – 14,62 тыс. т (годовой прирост – 32,6%); выпуск "Суала" остался без изменений – 0,6 млн. т.

В 2001 году компания "Русский алюминий" намерена произвести 2,5 млн. т алюминия, из которых 350 тыс. т будут представлены полуфабрикатами; кроме того, планируется на 30% увеличить мощности прокатных заводов. Приблизительно, 12% продукции предназначено для продажи на внутреннем рынке. Компания планирует в 2001 году открыть офис в Гонконге и представительство в Пекине; ежемесячно 40 тыс. т первичного алюминия будут продаваться китайским заказчикам посредством прямых поставок через российско-китайскую границу. Кроме того, поставлена задача создать сеть торговых филиалов для эксклюзивной продажи всей катаной продукции компании. Примерно, 40-50% первичного алюминия и конечной продукции будет распределяться по розничным трейдерам, около 30% – по оптовым торговым компаниям, а 20-30% будут приходиться на долю прямых поставок потребителям.

В деятельности "Суала" в ближайшее время не ожидается существенных перемен. В 2001 году компания намерена произвести 0,6 млн. т алюминия. Экспорт, как и до сих пор, сохранится на стабильном уровне – 0,5 млн. т в год; главным образом, будет вывозиться первичный алюминий, но план 2001 года включает также экспорт 50 тыс. т сплавов и 30 тыс. т конечной продукции. Для упрощения сбыта обработанного металла и конечной продукции в 2001 году в Швейцарии будет создана новая торговая компания Aluminium Silicon Marketing.

В будущем "Суалом" планируется провести модернизацию прокатных мощностей на заводе в Каменецке-Уральском и уже начаты переговоры о техническом сотрудничестве с французской компанией Pechiney. Более отдаленные планы – строительство нового глиноземного комбината (тоже с использованием технологии Pechiney) в Республике Коми, который будет расположен вблизи Тиманского месторождения бокситов. Завод для рафинирования глинозема с проектной мощностью 1,5 млн. т в год планируется построить в Ухте. Сметная стоимость проекта – $700 млн., и "Суал" ведет переговоры с "Русским алюминием" о совместном финансировании строительства.

Billiton: в начале производственной цепочки

Британская компания Billiton – многоплановый производитель цветных металлов. Ее деятельность началась в 1860 году с добычи оловянных руд, затем распространилась на выплавку олова и свинца, разработку никелевых, бокситных и каменноугольных месторождений, производство глинозема и алюминия, а также титана, стали, ферросплавов, а с прошлого года – и железной руды. Однако именно достижения в алюминиевом секторе оказались наиболее значительными: Billiton входит в первую пятерку ведущих производителей мира.

В качестве одной из лидирующих в мире горнодобывающих групп Billiton считает своей стратегической задачей расширение посредством приобретения наиболее перспективных современных предприятий и наращивания мощностей на базе уже имеющихся металлургических комплексов. Кроме того, компанией принята целевая программа развития, направленная на создание и расширение предприятий, расположенных в конце технологической цепочки. Правда, пока что предприятия Billiton в алюминиевой отрасли расположены преимущественно в нижних звеньях технологической цепочки: производство бокситов, глинозема и первичного алюминия.

Горнорудная компания MRN разрабатывает залежи бокситов в бассейне Амазонки. Это одно из крупнейших в мире месторождений; его резервы составляют, примерно, 440 млн. т бокситов с содержанием глинозема 50,7%. При нынешних темпах эксплуатации запасов хватит почти на 40 лет. Партнерами Billiton (15%) в этом предприятии являются CVRD, Alcan, Alcoa, Grupo Votorantim и Norsk Hydro. Комбинат служит источником бокситов для интегрированного рафинировочно-плавильного комплекса Alumar, также принадлежащего консорциуму крупнейших компаний мира, где владельцами рафинировочного завода выступают Alcoa (54%), Billiton (36%) и Alcan (10%), а плавильного – Alcoa (53,66%) и Billiton (46,34%). Комплекс функционирует с 1984 года. С тех пор проектная мощность рафинировочного завода (500 тыс. т глинозема в год) без значительных капиталовложений была удвоена, и сейчас имеется возможность дальнейшего расширения – до 3 млн. т в год.

Плавильный завод комплекса использует технологию Alcoa; его производительность – 365 тыс. т в год. Завод имеет значительные преимущества перед другими предприятиями этого профиля, поскольку, помимо энергетически эффективной технологии, получает энергию по тарифам, привязанным к ценам алюминия на ЛБМ, использует сравнительно дешевую рабочую силу и обеспечен поставками глинозема в рамках интегрированного комплекса. Электроэнергия и глинозем суммарно составляют около 60% производственных затрат. Каждый из членов консорциума финансирует поставки сырья и получает пропорциональную долю продукции, которой далее распоряжается самостоятельно. У Billiton имеется контракт с MRN о поставках ее доли бокситов для Alumar, причем, в его рамках стоимость бокситов привязана к текущим ценам ЛБМ на алюминий.

Billiton через свою дочернюю компанию NV Billiton Maatschappij Suriname (BMS) владеет значительной собственностью в Суринаме: BMS – совладелец горнорудного (76%) и рафинировочного (45%) совместных предприятий. Эти предприятия интегрированы, поэтому рафинировочный завод Paranam обеспечен высококачественными бокситами и имеет низкую себестоимость производства глинозема. Партнер BMS в горнорудном совместном предприятии – компания Suralco, которая, в свою очередь, представляет собой совместное предприятие Alcoa и WMC. Резервы месторождения Lelydorp III – 21,6 млн. т бокситов, которые содержат 53% глинозема и 5% химически активного кремнезема. При производстве 2,2 млн. т бокситов в год резервов хватит до 2006 года. В настоящее время совместное предприятие с целью определения будущего источника сырья для Paranam проводит разведку принадлежащего правительству страны месторождения Bakhuis Mountains.

Крупнейший в мире завод для выплавки алюминия Hillside в ЮАР был введен в действие в 1996 году. На предприятии имеются две электролизные линии, в каждой из которых установлено по 288 электролитических ванн. В течение года с момента пуска производства завод был выведен на полную проектную мощность (466 тыс. т в год); такие темпы – беспрецедентный случай в истории алюминиевой промышленности. Предприятие выпускает слитки алюминия 99,7%-ной чистоты, соответствующие стандартам ЛБМ.

Завод Bayside – сравнительно старое предприятие, которое выпускает ассортимент продукции из первичного алюминия, предназначенной для продажи на внутреннем рынке ЮАР. На заводе функционируют три электролизные линии; в настоящее время Billiton осуществляет программу реконструкции литейного цеха, чтобы приспособить эти мощности для выпуска более дорогостоящих полуфабрикатов – заготовок для экструзионного и прокатного производства.

Плавильный завод Mozal, строительство которого в прошлом году было завершено в Мозамбике, должен стать одним из самых рентабельных предприятий отрасли благодаря низкой себестоимости (см. ММ № 10 за 2000 год). Инвесторы проекта – Billiton (47%), японская корпорация Mitsubishi Corp (25%), Industrial Development Corporation of South Africa Ltd (24%) и правительство Мозамбика (4%). Проектная мощность завода – 250 тыс. т алюминия в год, причем, в проекте заложена возможность удвоения мощности без значительных капиталовложений.

Завод использует технологию AP30 (Pechiney). После выхода на проектную мощность в текущем году он будет потреблять ежегодно 450 МВт электроэнергии и 500 тыс. т глинозема. Уже подписано соглашение с южноафриканскими компаниями Eskom и EdM о поставках электроэнергии по приемлемым ценам в рамках долгосрочного контракта (до конца 2025 года), также достигнуты договоренности о долгосрочных поставках глинозема. Современная технология и эффективный режим функционирования (отработанный на Hillside) в комбинации с долгосрочными контрактами о поставках глинозема и электроэнергии обеспечат значительное снижение производственных затрат. Ожидается, что новый завод будет иметь один из самых низких в мире уровней себестоимости производства высококачественного алюминия.

Блестящее продолжение стратегической линии компании – приобретение у Alcoa 56% принадлежавших Reynolds акций австралийского рафинировочного комбината Worsley, завершенное в январе 2001 года. В итоге Billiton получила под свой безраздельный контроль (ей теперь принадлежат 86% акций) над производителем глинозема с очень низкой себестоимостью.

Pechiney: ставка на новые технологии и рынки

Крупнейший в Европе производитель первичного алюминия французская компания Pechiney – мировой лидер по продажам плавильных технологий. Относящиеся к верхним звеньям технологической цепочки 14 предприятий компании расположены в семи странах мира. В нижестоящих звеньях у Pechiney имеется 13 прокатных заводов (два из которых – в США) и 6 экструзионных предприятий в Европе. Компании принадлежат 40% европейского алюминиевого рынка в транспортной промышленности, она обеспечивает 50% потребностей в толстолистовом алюминии компании Airbus. После приобретения завода Ravenswood Aluminium компания обеспечивает также 25% поставок алюминиевой продукции для Boeing.

Одно из важнейших направлений стратегии Pehiney заключается в приобретении предприятий по производству специализированной алюминиевой продукции в Европе и США. В 1999 году компания приобрела у американской фирмы Century Aluminium прокатный завод Ravenswood, что открыло Pechiney доступ на авиационный рынок США. Теперь компания прилагает усилия к расширению своего присутствия здесь, но сталкивается при этом и с определенными проблемами: Pechiney проиграла Alcoa дело о патентах на авиационные сплавы, и, хотя она сохранила право на беспрепятственную торговлю толстолистовым металлом, продажи ее тонколистовой продукции на этом рынке теперь весьма ограничены.

Тем не менее, в 2001 году ситуация благоприятствует Pechiney. Крупнейшие поставщики алюминия в авиационный сектор Северной Америки – компании Alcoa и Kaiser. Однако сейчас Kaiser в связи с необходимостью выплаты долгов вынуждена продать некоторые из своих предприятий. В частности, выставлены на продажу прокатные заводы Trentwood и Reno, представляющие для Pechiney большой интерес, и в январе компания начала переговоры с Kaiser об их приобретении. Если сделка состоится, интегрирование Ravenswood и Trentwood позволит Pechiney значительно расширить свое присутствие на авиационном рынке США. Однако французская корпорация – не единственный потенциальный покупатель, поэтому переговоры пока далеки от завершения.

В сфере производства первичного алюминия Pechiney осуществляет дальнейшее расширение своей деятельности посредством инвестиций в различные компании и совместные предприятия, основанные на новой плавильной технологии компании – AP50. Процесс прошел испытания и будет готов к применению в первом полугодии 2001 года.

В конце 2000 года компания выиграла тендер в венесуэльском проекте Bauxilium и намерена инвестировать в проект реактивации и последующего расширения производства на плавильном заводе Alcasa компании CVG. Кроме того, Pechiney рассчитывает принять участие в строительстве нового плавильного завода в Венесуэле, когда проект будет утвержден правительством страны.

Компания намерена продолжать расширение сырьевой базы, поскольку суммарной мощности глиноземных предприятий Pechiney недостаточно даже для обеспечения потребностей собственных плавильных заводов. Поскольку попытка Pechiney приобрести у Alcoa 56% акций австралийских рафинировочных комбинатов Worsley и Gove не увенчалась упехом (из-за вмешательства Billiton), французы обратили внимание на рафинировочный завод Gramercy, который намеревается продать Kaiser. В настоящее время на этом предприятии проводятся восстановительные работы, завершение которых ожидается в середине 2001 года. Сейчас Gramercy задействован на 65% проектной мощности, которая составляет 1,25 млн. т глинозема в год.

Pechiney настроена укрепить свои позиции в качестве лидирующего поставщика технологии непрерывного литья, обеспечивающей повышение производительности алюминиевых прокатных заводов: ее поставки покрывают 50% мирового потребления такого оборудования. Pechiney уже заключила соглашение с компанией Noranda о поставке в США нескольких литейных машин для производства фольги. В настоящее время компания отрабатывает варианты производства фольги различной толщины и приспосабливает технологию непрерывного литья к сплавам, которые используются для изготовления банок. Преимущество непрерывного литья заключается в том, что эта технология позволяет производителям оптимизировать ассортимент изделий с гораздо меньшими затратами, чем требуется для строительства новых заводов или традиционных прокатных станов. Эту технологию можно использовать для увеличения производительности предприятия на 20-30 тыс. т в год.

Кроме того, компания планирует расширить свою деятельность в странах Восточной Европы. Pechiney считается потенциальным покупателем румынских алюминиевых заводов – плавильного Alro и прокатного Alprom, хотя их приватизация отложена. Возможно, французская компания приобретет в Чехии обанкротившийся завод для производства фольги Hutni Zavodu Bridlicna. Кроме того, технология Pechiney будет использована в России при строительстве на Тиманском бокситном месторождении комбината производительностью 1,5 млн. т глинозема в год.

В 2000 году суммарный выпуск первичного алюминия на предприятиях Pechiney составил 1,12 млн. т; этот результат оказался ниже уровня 1999 года из-за забастовки на плавильном заводе в Дюнкерке. При этом, производство глинозема возросло на 880 тыс. т (в результате значительного увеличения мощностей греческой дочерней компании Aluminium de Grece) и достигло уровня 2,43 млн. т.

По сравнению с 1999 годом чистый доход компании увеличился на 21% – до @314 млн. по сравнению с @260 млн. в 1999 году. По мнению руководства Pechiney, успехи были обусловлены расширением спроса на рынках первичного алюминия и упаковочных материалов, высокими ценами на алюминий и высоким курсом доллара США по отношению к евро. Поступления от продаж в 2000 году были равны @10,68 млрд., т.е. на 28% больше, чем в годом ранее, но в эту сумму включены @496 млн., полученные в результате продажи дочерней компании ANC и других дезинвестиций. Прибыль Pechiney увеличилась на 52% (до @598 млн.), как и планировалось год назад.

Компания ожидает, что, если рыночные условия останутся без изменений, то доход Pechiney в 2001 году останется, примерно, таким же, что и в 2000-м, несмотря на то что цены на энергию и сырье будут удерживаться на высоком уровне в течение всего года.

Стратегическая задача компании – удвоить масштабы своей деятельности в течение ближайших пяти лет. Однако из-за жесткой позиции Европейской комиссии весьма сомнительно, что эту цель можно будет достичь благодаря крупному слиянию или значительному приобретению, особенно в Европе. В частности, при намерении приобрести германскую компанию VAW, которая уже давно считается первым кандидатом на поглощение в отрасли, потенциальный покупатель будет вынужден расстаться со значительной долей своих мощностей. Поэтому Pechiney рассматривает возможность приобретения только некоторых предприятий этой компании. Особый интерес для Pechiney представляют предприятия, которые производят алюминиевые листы и экструзионные изделия для авиационного сектора.

Norsk Hydro: европейский лидер экструзионного сектора

Деятельность одной из крупнейших промышленных компаний мира, норвежской Norsk Hydro, резко отличается от схемы, принятой другими производителями алюминия. Во-первых, легкие металлы представляют только одно из ее направлений. В 1999 году суммарный доход компании был равен $11,1 млрд., из которых на долю легких металлов приходится только 31%. Во-вторых, большая часть алюминиевых мощностей Norsk Hydro расположена в Европе, тогда как остальные лидеры в значительной степени представлены в Австралии и развивающихся странах. В-третьих, ее предприятия нижнего звена представлены, главным образом, экструзионными заводами при незначительной доле листового алюминия.

Долгосрочная стратегия компании в алюминиевой отрасли – глобальное горизонтальное расширение: первая задача – рынок США, затем – рынки развивающихся регионов, главным образом, в Азии. При этом Norsk Hydro планирует сохранить ориентацию на производство экструзионных изделий. Компания считает привлекательным приобретение VAW и рассматривается специалистами в качестве одного из потенциальных покупателей.

Функционирование в различных сферах бизнеса имеет как преимущества, так и недостатки. К числу первых относится то, что прибыль от продаж нефти позволяет компании финансировать развитие своего алюминиевого сектора. С другой стороны, скептическое отношение аналитиков к такой разноплановой деятельности ведет к тому, что акции компании котируются не слишком высоко (рыночная капитализация – $11,3 млрд.).

В сфере производства алюминия компания не придерживается стратегии расширения в избранных звеньях технологической цепочки и ставит только общие задачи. Например, производство глинозема не представляет интереса для компании как вид деятельности, и его расширение планируется только с целью сокращения зависимости от поставщиков сырья. Компания намеревалась увеличить мощности только в той мере, чтобы плавильные заводы Norsk Hydro были обеспечены собственным сырьем на 60-70%, а на поставки недостающего количества планируется заключать долгосрочные контракты. Поставленная цель была достигнута после заключения сделки с бразильской компанией Alunorte, дальнейшее же расширение в этой сфере компания считает нецелесообразным. У Norsk Hydro имеются долгосрочные контракты на поставки глинозема в течение 10 лет с компаниями Kaiser, Billiton и Alcoa, а позиция оптового покупателя весьма удобна при переговорах о цене.

Наращивать мощности для производства первичного алюминия компания не собирается, хотя ее предприятия по выпуску алюминиевой продукции получают только 60% металла с собственных заводов Norsk Hydro. При этом, интересно, что компания продает в два с половиной раза больше алюминия, чем те 750 тыс. т, которые производят ее плавильные заводы – до 2 млн. т в год. Разгадка в том, что ком

Галина Резник,
по материалам
Metal Bulletin, Financial Times,
billiton.com, pechiney.com, alcoa.com

 
© агенство "Стандарт"