журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
БАНКОВСКИЕ РЕФОРМЫ

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

Банковская деятельность

ПЛАТЕЖНЫЕ КАРТОЧКИ

Информационные технологии

Новые рыночные страны

Новые рыночные страны

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

АРХИВ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №12, 2003

БАНКОВСКИЕ РЕФОРМЫ

Неподъемная задача китайских реформаторов

Банковский сектор страны срочно нуждается в коренных преобразованиях, но для этого пока нет ни благоприятных условий, ни средств

В соответствии с договором о присоединении Китая к ВТО в декабре 2006 года иностранным банкам будет открыт свободный доступ в финансовый сектор страны. Понятно, что китайским государственным банкам, обремененным огромным грузом невозвращенных кредитов, вряд ли будет под силу выдержать конкуренцию с международными финансовыми институтами. Поэтому правительство Китая разработало новый план, осуществление которого должно, по идее, вывести из кризиса "большую четверку" госбанков. В ноябре китайские лидеры приняли эпохальное решение: они вознамерились сокрушить последний бастион плановой экономики и перевести финансовый сектор на рыночную основу. Правда, возможности осуществления этого плана довольно сомнительные, похоже, что китайцы собираются использовать метод барона Мюнхгаузена по вытаскиванию себя из болота за волосы, но в финансовой сфере такие методы, как правило, не срабатывают.

"Незаметный" кризис

По мнению иностранных наблюдателей, в настоящее время государственный банковский сектор Китая практически находится в состоянии технического банкротства, поскольку годы "политического" кредитования обременили его огромным объемом невозвращенных займов. На протяжении многих лет абсолютная непрозрачность финансовой системы давала китайцам возможность утаивать истинную ситуацию и сохранять "статус-кво" – отсюда и миф о "китайском чуде", ныне подвергающийся немалым сомнениям.

Стремительный рост ВВП страны был основан на щедром финансировании госбанками убыточной деятельности государственных предприятий, которые в настоящее время не могут – да никогда и не собирались – возвращать свои долги. Однако теперь возникла необходимость подготовить китайские государственные банки к свободной конкуренции с иностранными финансовыми институтами, причем, времени для проведения реформ осталось очень мало. Очевидно также, что перемены должны быть радикальными: принимаемые неоднократно полумеры оказались безрезультатными.

В 1998 году правительство выделило "большой четверке" государственных банков – Construction Bank, Agricultural Bank of China, Industrial and Commercial Bank of China (ICBC) и Bank of China – 270 млрд. юаней ($33 млрд.), чтобы помочь им справиться с проблемой безнадежных долгов (non-performing loans, NPL). Через год банки получили новый подарок: им разрешили снять с баланса 1.4 трлн. юаней ($167 млрд.) NPL и передать их четырем специально учрежденным компаниям по управлению активами, которые должны были заняться их реструктуризацией или продажей. Тем не менее, сумма безнадежных долгов продолжала расти. В настоящее время NPL "большой четверки" дошли уже до $240 млрд. и составляют около 23% от суммарных активов. Причем, надо учитывать, что эти цифры обнародованы официальной китайской статистикой, по данным же западных обозревателей, сумма NPL перевалила за $500 млрд. и составляет 40-50% от объема банковских активов. Нормальные банки с такими показателями не живут.

Причина дальнейшего нарастания NPL кроется в том, что банки так и не изменили свою практику кредитования, хотя теперь Пекин, правда, весьма неохотно, подталкивает их к обслуживанию и частного сектора. Получение достоверной информации о кредитоспособности потенциальных клиентов – задача весьма непростая, у менеджеров китайских банков нет опыта и квалификации для ее успешного решения, им трудно дифференцировать заказчиков. Поэтому они предпочитают по-прежнему предоставлять займы избранным клиентам, главным образом, тем, которым обеспечена правительственная поддержка. Из этих соображений "большая четверка" ориентируется на все "крупное": предоставление крупных кредитов крупным предприятиям, властям крупных городов, крупным инфраструктурным проектам, а с недавнего времени – муниципальным проектам в сфере недвижимости.

Это стремление иметь дело с ограниченным числом клиентов оборачивается тем, что банки совершенно пренебрегают исследованием платежеспособности своих потенциальных должников. Более того, подобная порочная практика порождает проблемы в масштабах всей экономики. Избыточное кредитование горстки отраслей обусловливает избыточные инвестиции в их расширение, а это влечет за собой снижение цен и прибыльности. В частности, именно так обстояли дела в 90-х годах на рынках телевизоров и бытовой техники. "Легкие" деньги часто приводят к снижению доходности капитала, вследствие чего такие проекты становятся нежизнеспособными, как только система подвергается встряске извне; все это четко проявилось в Гонконге и Юго-Восточной Азии во времена азиатского кризиса. Соответственно, разрастаются и объемы невозвращенных долгов.

Тем не менее, китайские государственные банки продолжают придерживаться несостоятельной кредитной политики, хотя правительство и поубавило давление в плане финансирования убыточного производства. Государственные предприятия, которые производят менее трети ВВП Китая, до сих пор поглощают около двух третей всех кредитов, а частному сектору достается менее 5%. Ситуация не изменилась и после того, как банковским менеджерам под страхом увольнения было запрещено выдавать кредиты "недостойным" – хоть и крупным – предприятиям: теперь депозиты без дела лежат на счетах, а банки предпочитают либо не выдавать займы вовсе, либо предоставлять их "знакомым" клиентам.

Например, по состоянию на конец 2002 года, на долю 5% шанхайских предприятий приходилось более 60% банковских займов, общая сумма которых была равна 600 млрд. юаней ($72 млрд.). При этом, у каждой из 1300 крупнейших компаний города есть долги в размере не менее $12 млн., а задолженности 100 самых крупных фирм суммарно достигают около $30 млрд. Данные по предприятиям, расположенным в окрестностях г. Нинбо, свидетельствуют о еще большей степени концентрации финансирования: на долю 0.3% местных компаний приходится 40% от совокупных объемов задолженности.

В части объектов кредитования наибольшей популярностью у банков по-прежнему пользуются инфраструктурные проекты всех типов, однако постепенно обретает все большую привлекательность сфера недвижимости, хотя центральное правительство и старается притормозить подъем рынка жилищного строительства. В Шанхае, по данным за первое полугодие, 17% новых банковских займов поступило в сектор недвижимости, а 28% получили правительственные проекты. Это тоже достаточно тревожный признак. Во многих странах (например, в Японии и Швеции в начале 90-х годов) причинами тяжелых банковских кризисов становились именно спады на искусственно раздутых рынках недвижимости.

Дорога прогресса

Тем не менее, в банковской отрасли Китая уже появились первые признаки развития в правильном направлении. В частности, в последнее время начинают нарастать объемы потребительского кредитования: в Шанхае только за первые шесть месяцев 2003 года годовой прирост займов физическим лицам составил 27 млрд. юаней. По оценкам регулятивных органов и менеджеров банков "большой четверки", новые потребительские займы сопряжены со значительно меньшим риском, чем традиционная система корпоративного кредитования. По словам банкиров, менее 1% этих новых займов переходят в категорию безнадежных. Правда, аналитики сомневаются в достоверности такой оценки, но с тем, что потребительское кредитование представляет одну из наименее рискованных сфер банковской деятельности в Китае, особенно если учесть, что в стране быстро расширяется страховой бизнес, согласны все.

Этот вид кредитования кажется еще более привлекательным, если учесть, что определение платежеспособности традиционных клиентов – государственных предприятий – сопряжено еще с одной немаловажной проблемой. В соответствии с законом о коммерческой банковской деятельности сумма банковского кредита ограничена и не должна превышать 15% от зарегистрированного капитала клиента; однако большинство государственных предприятий открывают множество кредитных линий. Это вносит серьезную неразбериху в принцип оценки их финансового состояния несмотря на попытки Центрального банка (People's Bank of China) внедрить систему, обеспечивающую коммерческим банкам информацию о займах, которые конкретные компании получают от их коллег.

Понятно, что положительные тенденции в сфере потребительского кредитования будут усиливаться. Однако этого явно недостаточно для спасения отрасли, находящейся на грани полного краха. Поэтому китайское правительство нацеливается на радикальную реформу банковского сектора и реорганизацию его деятельности таким образом, чтобы нынешние потенциальные банкроты превратились в конкурентоспособные на международном уровне компании.

С этой целью весной 2003 года в стране была учреждена специальная министерская Комиссия по регулированию банковской деятельности (China Banking Regulatory Commission – CBRC), а при ней был создан международный консультационный совет – первый в Китае официальный орган, в состав которого были включены иностранцы. Среди советников – хорошо известные в мире банкиры: сэр Эдвард Джордж (бывший руководитель Bank of England), Джерри Корриган (ранее возглавлявший Federal Reserve), Эндрю Крокет (бывший генеральный директор Bank of International Settlements) и сэр Ховард Дэвис (бывший президент британского Financial Services Authority). Возглавил CBRC Лю Минкан – бывший генеральный директор Bank of China. Таким образом, похоже, что на сей раз китайские лидеры взялись за дело всерьез.

С точки зрения экспертов CBRC, одна из важнейших проблем государственных банков связана с их излишне сложной вертикальной структурой: в настоящее время в этой системе слишком много уровней подчинения, что помогает скрывать незаконные виды деятельности низовых подразделений от менеджеров из центрального офиса. По словам Лю Минкана, множество таких "бомб замедленного действия" в совокупности превращаются в "атомную бомбу".

Понятно, что эту многослойную иерархию необходимо значительно упростить. Поэтому новая реформа предусматривает полную реорганизацию системы менеджмента и внедрение западного стандарта прямого корпоративного руководства. При этом, банки должны будут создать действенную "вертикаль власти" в регионах, открыв в провинциях и городах провинциального уровня мощные филиалы, контролирующие деятельность местных отделений, которые зачастую находятся под слишком большим влиянием местных властей. Далее, в рамках реформы государственные банки обязаны продать часть своих акций стратегическим инвесторам. Кроме того, предполагается предложить иностранцам должности топ-менеджеров во всех четырех госбанках, которые (хотя, возможно, и не все сразу) должны будут пройти регистрацию на фондовых биржах.

Правительство планирует перед листингом сделать еще одну инъекцию капитала в каждый из четырех банков, но только после того, как они докажут, что существенно снизили сумму безнадежных долгов и действительно реорганизовали свою систему корпоративного управления. Второй важный фактор – мотивация. До сих пор заработная плата менеджеров китайских банков мало зависела от достигнутых ими результатов, но в ближайшем будущем в этих институтах планируется внедрить опционные схемы, в рамках которых руководители подразделений будут получать дополнительный доход в случае роста курса акций их банка. При этом, количество опционов, на которые могут претендовать менеджеры, будет четко зависеть от качества, а не от объема выполняемой ими работы. Далее, каждый банк должен внедрить системы внутреннего управления риском и внутреннего контроля.

Из других планируемых новшеств наиболее существенны внедрение современных информационных технологий и улучшение качества отчетности, обучение персонала и совершенствование системы связей с общественностью. Кроме того, CBRC попытается убедить банки, что прозрачность – ключ к повышению прибыльности. С точки зрения Лю Минкана, в ближайшем будущем начнется бум на рынках финансирования недвижимости, автомобильного кредитования, страхования, кредитных карточек и целевых займов на образование. И эти возможности государственным банкам тоже не следует упускать.

Трудный путь перемен

В принципе, каждый новый руководитель Центрального банка сталкивается с вопросом: как нормализовать деятельность неплатежеспособных государственных "динозавров", входящих в "большую четверку"? Эти банки фактически неуправляемы. Политика "кнута и пряника" с ними не проходит – "пряник" воспринимается как должное, а угрозы "кнута" они не боятся, поскольку всем известно, что крах любого из них поставит под удар всю финансовую систему в целом. Следовательно, их банкротства никто не допустит, как бы ни скверно обстояли у них дела. Однако новый китайский премьер Вэнь Цзябао предложил решать эту проблему на основе новой стратегии. Пекин более не намерен обхаживать "большую четверку", уговаривая банки реформировать свою деятельность. Вместо этого правительство собирается использовать их острейшую конкуренцию между собой и втянуть банки в соревнование по внедрению в практику новых требований.

Обещанный "приз" представляет собой новую инъекцию капитала для списания части безнадежных долгов и разрешение на регистрацию на фондовой бирже в Гонконге или Шанхае. Однако, чтобы получить эти роскошные подарки, банки должны внедрить соответствующую новым высоким стандартам систему корпоративного руководства и быстро урезать долю невозвращенных кредитов: их отношение к суммарным активам не должно превышать 10%.

В отличие от прежних попыток правительства помочь банкам в рекапитализации теперь "большая четверка" не будет рассматриваться как единое целое – деятельность каждого из банков подлежит оценке в индивидуальном порядке. Данный подход создает финансовым институтам мощную мотивацию для самосовершенствования: очевидно, что тот из них, кто первым получит деньги и разрешение на листинг, станет лидером сектора. Экспансия за рубеж, создание новых финансовых инструментов, привлечение влиятельных иностранных партнеров и улучшение качества активов – все это будет приветствоваться и получит всемерную поддержку. Аналитики прикидывают шансы каждого из четырех крупнейших коммерческих банков страны на победу в этой конкуренции: по их мнению, выше всего котируются Construction Bank и Bank of China. Тем временем, сами финансовые институты дружно ринулись улучшать корпоративное руководство.

Крупнейший банк страны ICBC рассчитывает пересечь финишную прямую третьим и получить листинг в 2006 году. Чтобы решить непростую задачу сокращения доли безнадежных долгов, ICBC обратился к профессионалам, заключив контракт с международной консалтинговой фирмой Ernst & Young и поручив ей разгрести свои "авгиевы конюшни". Компания проведет аудит активов ICBC, что даст ей возможность сравнительно точно прикинуть объем невозвращенных кредитов. В настоящий момент считается, что они составляют 20.5% от суммарных активов, объем которых равен $665 млрд. До 2006 года ICBC намеревается истратить $20 млрд. из прибылей на их частичное списание.

Кроме того, банк старается восстановить поручительства по этим займам посредством убеждения должников, возбуждения против них судебных исков и прямой продажи безнадежных долгов инвесторам. С другой стороны, ICBC проводит сокращение избыточного персонала и пытается уменьшить количество руководящих слоев в своей иерархии. Также в последнее время банк занялся диверсификацией собственной клиентской базы в надежде сократить число операций с традиционными клиентами – государственными предприятиями, на которых в настоящее время приходится львиная доля безнадежных долгов. В частности, предполагается значительно расширить деятельность в сфере потребительского кредитования и в ипотечном бизнесе. Аналогичные программы разрабатывают и другие государственные банки.

Таким образом, похоже, что лед, наконец, тронулся. Тем не менее, остается открытым вопрос: где же, все-таки, взять деньги на списание безнадежных долгов? Складывается впечатление, что китайские банкиры не в ладах с арифметикой. Например, президент ICBC, Жиан Жианин, утверждая, что банк истратит на эти цели $20 млрд. из прибылей, полагает, что от этого сократит долю безнадежных долгов до обусловленных правительством 10%, однако нынешние 20.5% суммарных активов составляют $136 млрд., и чтобы уменьшить эту сумму вдвое $20 млрд. явно недостаточно. Правда, банкам разрешили выпустить облигации, но врядли это поможет изыскать необходимые суммы.

Вероятно, расчет строится на том, что в спасении китайских госбанков примут участие зарубежные инвесторы. Правительство попытается поднять планку, ограничивавшую доступ иностранного капитала в финансовый сектор страны; до сих пор иностранная компания могла приобрести не более 15% акций китайского банка, а теперь этот предел будет увеличен до 20%. По словам китайских политиков, расширение иностранного присутствия в секторе открывает международной практике, опыту и рыночной дисциплине путь в китайскую финансовую систему. Однако понятно, что главная цель – обеспечить приток иностранного капитала. Тем не менее, реалистичность этого плана довольно сомнительна – трудно предсказать, насколько привлекательной для иностранцев может быть идея стать миноритарными акционерами обремененных подобными долгами банков. Правда, принято решение, что иностранцам будет разрешено занимать, при этом, руководящие посты, но вряд ли инвесторы могут рассчитывать, что это разрешит проблемы такого масштаба. И, все-таки, очередная попытка правительства реформировать банковский сектор выглядит более подготовленной, чем все предыдущие.

Тем не менее, иностранные обозреватели уверены, что все эти шаги предполагают слишком постепенное осуществление преобразований, а главное, что у китайских лидеров все еще отсутствует стратегическое видение банковской реформы. По мнению западных аналитиков, в процессе планирования преобразований финансовой системы китайцы воспринимают банки и фондовую биржу как разные объекты, а это представление неверно в принципе: такие проблемы невозможно решать раздельно.

Без реального рынка капитала банки принимают на себя весь риск, сопряженный с процессом финансирования. Большинство государственных предприятий все еще уверены, что им не придется выплачивать долги, поскольку эти деньги представляют собой государственные средства, выделенные им правительством. Политические мотивы в кредитовании просто вынуждают банки по-прежнему предоставлять займы независимо от степени кредитного риска, чтобы поддержать экономику. В результате, исчезает с таким трудом налаживаемая рыночная дисциплина, а размещение капитала опять становится неэффективным. По мнению западных экспертов, реальный способ исправления этих перекосов состоит в том, чтобы осуществлять реформу фондовой биржи как часть общей стратегии финансовых реформ.

Биржевой тормоз

В настоящее время в Китае нет полноценно функционирующей фондовой биржи, и население вынуждено хранить свои сбережения просто на банковских счетах. Эти средства перекачиваются через банковское кредитование в государственные предприятия, не принося вкладчикам ощутимых прибылей. Таким образом, китайская экономика построена, главным образом, на банковских долгах. Капитал в форме акций практически отсутствует. Например, в 2002 году китайские компании привлекли, примерно, 96 млрд. юаней на фондовых биржах Шанхая, Шеньженя и Гонконга. Эта сумма не превышает 1% от ВВП, и, по мнению западных инвестиционных банкиров, подобный объем финансирования за счет эмиссии акций слишком мал для экономики, которая идет на подъем со скоростью 7-8% в год. С другой стороны, общая сумма банковских займов составляет около 140% от ВВП (это больше, чем почти во всех странах Азии). Международные обозреватели и эксперты по Китаю утверждают, что для улучшения структуры финансирования стране следует привлекать значительно больше капитала на фондовом рынке.

Проблема экономики, финансируемой за счет заемных средств, состоит в повышенном системном риске. Фирмы, которые финансируются, главным образом, за счет долгов, более склонны к риску, чем компании со значительным собственным капиталом. Первые готовы к авантюрным играм (это вообще в характере китайцев), поскольку рискуют не своими, а чужими деньгами, причем, кредиторы обычно не участвуют в управлении. С другой стороны, акционерные владельцы фирмы вынуждены быть более благоразумными, поскольку рисковать приходится собственными деньгами. Они менее склонны к авантюрам, но в результате их вполне могут вытеснить с рынка более агрессивные компании, финансируемые за счет заемных средств. Поэтому построенная на кредитах экономика в итоге будет состоять из обремененных огромными долгами компаний, отчаянно сбивающих друг другу цены на услуги и продукты.

Подобные деструктивные тенденции затрудняют конкуренцию с использованием легальных способов и создают почву для получения прибылей незаконными методами. Процветают коррупция и недобросовестная конкуренция, что приводит к финансовым скандалам. Все эти черты явно присущи китайской экономике. Скорость нарастания суммарного долга отнюдь не уменьшается: в 2002 году расширение объемов внутреннего кредитования происходило в пять раз быстрее, чем рост ВВП, поэтому складывается впечатление, что значительная часть этих кредитов не используется для реальных инвестиций, а просто оседает в чьих-то карманах. Для осуществления действительно радикальной реформы в банковской отрасли необходим более широкий подход, включающий организацию деятельности фондовой биржи.

Правильно функционирующий рынок ценных бумаг не только обеспечивает дисциплину в финансовом секторе, но и становится мощным механизмом распределения капитала, что откроет китайским гражданам новые возможности вложения сбережений, а предпринимателям – другие пути дополнительного финансирования. Тем не менее, китайские лидеры предпочитают иную политику, обращая больше внимание на поддержание курсов акций, чем на реальное перераспределение капитала через биржу. Международный опыт, в частности японский, свидетельствует, что такая политика "поддержки курса акций" в конечном итоге не идет на пользу ни инвесторам, ни экономике. Осуществить реформу китайского биржевого рынка так же трудно, как и нормализовать деятельность банковского сектора из-за большого масштаба проблем. Прежде всего, необходимо преодолеть психологический барьер: большинство китайцев воспринимают биржу как казино и уверены, что правительство учредило этот рынок для обеспечения финансированием убыточных государственных фирм.

Следует признать, что в большой мере это справедливо. Крупные фондовые биржи других стран дают инвесторам возможность вкладывать деньги в компании разных типов, но в Китае получают листинг, главным образом, государственные предприятия. Из 1200 компаний, зарегистрированных на биржах Шанхая и Шеньженя, только около 10% не имеют государственной доли в капитале. Большинство частных фирм, которые, собственно, и обеспечивают мощный подъем китайской экономики, не имеют листингов.

Пекин ограничил доступ к бирже введением для провинций квот на первоначальные публичные предложения акций (IPO). Это создало искусственный дефицит для осуществления IPO, возникла ситуация "отбора по степени неблагополучия", когда для регистрации на бирже отбирают только убыточные компании и именно их акции предлагают инвесторам. Следовательно, среднее качество зарегистрированных компаний весьма низкое, а политика искусственного подтягивания курса акций не способствует активизации спроса со стороны реальных инвесторов. Кроме того, дневными курсами акций часто манипулируют брокерские фирмы и компании по управлению активами, сговариваясь между собой.

Как полагает аналитик Чи Лу (автор новой книги "When Asia Meets China in the New Millennium – China's Role in Asia's Post-bubble Economic Transformation"), чтобы изменить представление о бирже как о казино и обрести доверие инвесторов, Китаю необходимо предпринять более решительные действия, включая распродажу государственных пакетов акций в зарегистрированных компаниях. Такой шаг приведет к росту инвестиционных фондов, а розничные инвесторы получат более привлекательную альтернативу безопасности сберегательных счетов. Кроме того, необходимо разрешить регистрироваться на биржах более динамичным частным компаниям; на данном этапе развития этот шаг сыграет решающую роль в построении остро необходимого акционерного капитала. Таким образом, жизненно важно открыть рынок IPO для качественных компаний, соответствующих регистрационным требованиям, что обеспечит им привлечение финансирования на фондовой бирже. Без преобразования биржевого рынка банковская реформа не может быть радикальной. Если в финансовой системе слишком мало акционерного капитала, в ней всегда будет политическое давление на банки в плане кредитования с целью поддержки экономики, как все и обстоит в настоящее время.

Все указанные выше и многие другие причины дают право утверждать, что финансовая реформа в Китае затянется надолго. Не стоит ожидать, что пекинские политики допустят полную конвертируемость валюты прежде, чем стабилизируют проблемы банков в той мере, чтобы система была в состоянии противостоять изменчивости финансовых потоков. По мнению Чи Лу, в краткосрочном плане китайцы даже не допустят существенного расширения валютного коридора, скажем, более чем на 5% от установленного Центральным банком официального курса, поскольку это может нарушить стабильность системы. До тех пор, пока на юань оказывается повышенное давление, что, скорее всего, продолжится и в 2004 году, его искусственно поддерживаемый курс де-факто будет благоприятствовать высокой ликвидности китайского финансового рынка и сохранению низких процентных ставок.

Недавно власти применили селективный нажим, чтобы заморозить искусственно вызванный бум на рынках недвижимости в Шанхае, Пекине и прибрежных областях. Такая политика избирательного подхода будет продолжаться, поскольку правительство опасается, как бы не пожертвовать всей экономикой в результате введения комплексных мер для ликвидации отдельных мыльных пузырей.

Открытие иностранцам доступа к управлению китайскими банками – шаг, безусловно, важный, но и он не может изменить ситуацию к лучшему в условиях, когда финансовая система поощряет искажение функций банков и фондовой биржи. Юридические, институциональные и культурные факторы оказывают решающее влияние на функционирование банков, и иностранный менеджмент просто не сможет что-либо изменить. Именно поэтому несмотря на все скандалы, разгоревшиеся вокруг займов, предоставленных в 2002-2003 годах подразделениями Bank of China в Нью-Йорке, Лондоне и Гонконге, эти филиалы значительно более успешны, чем банки в континентальном Китае. И, с другой стороны, деятельность китайского подразделения американской группы Citibank скована более высоким процентом невозвращенных кредитов, чем у других филиалов, функционирующих на развитых рынках.

Поэтому запланированные преобразования не решат дилемму, перед которой оказалось китайское правительство: распродать государственные банки иностранцам, которые сумеют вернуть безнадежные долги, обанкротив этим значительную часть всей экономики, или продолжать политику Мюнхгаузена, ухитрившегося вытащить себя из болота без посторонней помощи.

Галина Резник, по материалам Financial Times, China Daily, FinanceAsia.com, Associated Press, Ведомости, UABanker.net, Lenta.Ru, The Economist, "Жэньминь Жибао"

 
© агенство "Стандарт"