журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

АРХИВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №12, 2003

ТЕМА НОМЕРА

США и ЕС находились на грани торговой войны

Нежелание США подчиниться решению ВТО о признании незаконными американских пошлин на импорт стальной продукции могло привести к крупномасштабному внешнеторговому конфликту

Громоздкий юридический механизм ВТО медленно и со скрипом, но довел до конца дело, начатое свыше полутора лет назад, когда шесть стран и Европейская комиссия подали жалобу о признании незаконными введенные в США в марте 2002 года защитных пошлин на импорт стальной продукции. Американцы и их противники прошли все раунды процесса, но 10 ноября 2003 года этот марафон финишировал. Апелляционный комитет ВТО как последняя и окончательная инстанция во Всемирной торговой организации, в основном, подтвердил решение арбитражного комитета о незаконности подобных ограничений. После этого США были обязаны в течение 30 дней отменить пошлины, однако насчет этого долгое время существовали сомнения. У ВТО нет механизмов принуждения к выполнению собственных решений, и все, что она может сделать, это разрешить ЕС, Японии, Китаю, Бразилии, Норвегии, Швейцарии и Новой Зеландии ввести ответные санкции против США. Для многих американских политиков и бизнесменов сохранение ограничений на импорт стали до 2005 года было, своего рода, вопросом чести, поэтому вердикт ВТО вызвал ожесточенную борьбу в кругах власти США. И, все же, американцы, похоже, все-таки решились отменить пошлины досрочно.

Перед дракой кулаками машут. И еще как!

Вердикта апелляционного комитета ВТО на мировом рынке стали ожидали и не сомневались в том, каким будет итог. Так оно, собственно, и вышло. В своем решении от 10 ноября специалисты Всемирной торговой организации подтвердили прежний вердикт о незаконности как введения пошлин, так и освобождения из-под их действия Канады, Мексики, Израиля и Иордании. Факты нанесения ущерба американским производителям, оправдывающие установление тарифов, были установлены только в отношении жести и проволоки из нержавеющей стали. В отношении же остальных видов продукции, подвергнутой ограничениям, единственным вариантом должна быть отмена пошлин до 10 декабря 2003 года. Впрочем, до самого последнего момента существовало несколько вариантов продолжения создавшейся ситуации.

К решению от 10 ноября готовились обе главные стороны в этом конфликте – США и Европейская комиссия. Так, европейский комиссар по торговле Паскаль Лами заранее предупредил Соединенные Штаты, что ЕС в случае признания пошлин на сталь в США незаконными прибегнет к ответным мерам. Если бы США не подчинились решению ВТО, "не позднее 15 декабря" на ряд американских товаров были бы введены пошлины в размере 8; 13; 15 и 30% (именно такие ставки пошлин на стальную продукцию были установлены американцами в 2002 году). Общий объем поставок данной продукции из США в ЕС в 2002 году составлял около @2,4 млрд. (немного больше, чем стоимость европейской стали, отправленной на американский рынок в 2001-м); в перечень вошли стальная продукция (хотя ее США экспортируют в минимальных количествах), а также "политически значимые" товары, которые выпускаются в штатах, чья поддержка может оказаться решающей на президентских выборах 2004 года, – мотоциклы (производятся в штате Висконсин), яблоки и яблочный сок (около 60% этой продукции в США выпускается в штате Вашингтон), цитрусы из Флориды. При этом, сообщалось, что пошлины будут немедленно сняты, как только США откажутся от ограничений на импорт стали.

Кроме того, ЕС полон решимости положить конец американской практике освобождения экспортеров от части налога на прибыль, что представляет собой косвенное субсидирование экспорта (сами США считают такую практику недопустимой в отношении других стран, а для поставщиков получение экспортных льгот часто завершается компенсационными пошлинами). Как заявляют европейские представители, если США не откажутся от этого метода поддержки экспортеров до марта 2004 года, ЕС введет пошлины в размере 5% на ряд других американских товаров (например, сахар, кожу, косметику, некоторые виды промышленного оборудования) и будет постепенно повышать их на 1 п.п. в месяц, пока не доведет до 17% в марте 2005 года.

В свою очередь, и у американцев нашлось свое противоядие. В начале ноября Министерство торговли США распространило информацию относительно своего предложения о поправках к законодательству, регулирующему ведение антидемпинговых процессов. В соответствии с этим проектом при рассмотрении исков по обвинению в демпинге поставщиков стальной продукции из продажных цен иностранных экспортеров будут вычитать 30%, соответствующие величине тарифа. Таким образом, если, например, некая иностранная компания продает в США свой товар по $300 за т, при рассмотрении антидемпингового иска против нее цена будет считаться равной $210 за т (т.е. на 30% ниже). Вследствие этого демпинговая разность и, соответственно, антидемпинговая пошлина резко возрастут, причем, пошлины будут ретроспективного характера с 20 марта 2002 года и распространятся на уже действующие в настоящее время ограничения.

Это очень серьезная угроза для европейских компаний, так как более половины стальной продукции, поставляемой из ЕС в США, подвергается действию антидемпинговых пошлин. Пока их ставки для европейских компаний, как правило, невысокие, но в случае внесения изменений в законодательство они резко увеличатся. Так, например, англо-нидерландская компания Corus подсчитала, что для нее ставки пошлин могут подскочить от около 5 до 50% с учетом 24%-ных защитных тарифов, действующих от 21 марта 2003 года до 20 марта 2004-го (впрочем, теперь их, наверное, отменят раньше). Сильно пострадают и те компании из развивающихся стран, которые продолжают поставки стальной продукции в США несмотря на действующие против них антидемпинговые пошлины.

Правда, следует подчеркнуть, что в отличие от европейских санкций, которые вполне соответствуют правилам ВТО, американское предложение о ретроспективном пересмотре антидемпинговых пошлин незаконно. Более того, по действующему американскому законодательству, средства, полученные от взимания антидемпинговых пошлин, распределяются между компаниями, которым был нанесен ущерб поставками по демпинговым ценам. Эта мера ВТО была также признана незаконной, но США пока не собираются отказываться от данного положения.

Безусловно, если США решатся на предложенное Министерством торговли изменение в законодательстве, ЕС немедленно оспорит это решение в ВТО и, очевидно, выиграет дело, однако на этот процесс дополнительно может уйти еще полтора года, в течение которых европейской стали по-прежнему будет заказан путь на американский рынок. Поэтому торговая война между США и ЕС, взаимный товарооборот которых достигает $380 млрд. в год, выглядела однозначно проигрышным вариантом для всех ее участников. Однако вплоть до начала декабря, когда газета Washington Post со ссылкой на источник информации в президентской администрации США сообщила о согласии президента Джорджа Буша на отмену тарифов, такой вариант развития событий считался весьма вероятным.

Несогласие есть продукт взаимного сопротивления сторон

Основная проблема заключалась в том, что в споре между США и ЕС (а также примкнувшими к Евросоюзу странами) трудно было найти такой компромиссный вариант, который устроил бы обе стороны. Европейская комиссия была настроена весьма решительно и требовала от американцев полной капитуляции, ссылаясь на принятое в их пользу решение ВТО. В начале ноября американская сторона, судя по всему, начала прощупывать почву относительно расширения режима "исключений" из-под действия пошлин для продукции европейских производителей. В настоящее время эти "исключения" покрывают более 1000 видов продукции, на которые приходится почти треть европейского экспорта стали в США. Однако Европейская комиссия дала понять, что торг здесь больше не уместен. Как заявил Паскаль Лами, "благодаря этим исключениям мы не ввели ответных пошлин сразу, а решили подождать вердикта ВТО". Вердикт получен, и теперь Еврокомиссия намерена разговаривать по-иному.

Во второй половине ноября крупнейшие американские сталелитейные корпорации US Steel, Nucor и International Steel Group (ISG) вышли с компромиссным предложением, поддержанным американским правительством и получившим статус официального. В соответствии с ним тариф предполагалось снизить от нынешних 24 до 18%, в марте 2004 года довести до 12%, а в сентябре, за полгода до истечения трехлетнего срока, вообще отменить. Правда, не было ясно, какое решение предлагалось в отношении арматуры, труб и нержавеющей стали, пошлины на импорт которых составляют в настоящее время 7-13%.

В самих США это предложение вызвало скандал. Профсоюз United Steelworkers, всегда выступающий с крайних протекционистских позиций, обиделся, что его просто поставили перед фактом, и в очередной раз потребовал полного отказа от всех "гнилых компромиссов" и сохранения пошлин до конца срока, т.е. до марта 2005 года. Однако и Европейская комиссия не согласилась ни на какие промежуточные варианты. По словам ее представительницы, приведенным информационными агентствами, "американские пошлины на все 100% были признаны незаконными, так что снижение их на треть не делает их на треть менее незаконными". Паскаль Лами во время своей поездки в Вашингтон высказался несколько лаконичнее: "Нельзя быть беременной на 50%".

В США жесткая европейская позиция вызвала предсказуемую ответную реакцию. На следующий день, после того как стало известно о безапелляционном заявлении европейского комиссара по торговле, в крупнейших газетах Вашингтона появились рекламные статьи размером с полосу, проплаченные Nucor – одним из авторов компромиссного варианта. Теперь Nucor уже не вела речи ни о каких компромиссах, призывая Джорджа Буша "сдержать слово, как это принято в Техасе" (прямой намек на происхождение президента США) и оставить пошлины в силе на все время их действия, как это, собственно говоря, и было обещано в 2002 году. Тогда Джордж Буш во всеуслышание заявил, что дает американской сталелитейной отрасли три года на поправку дел и позаботится о том, чтобы в течение этого срока она не испытывала "нечестной конкуренции" со стороны иностранных экспортеров.

Некоторые аналитики не исключали, что именно апелляции к чести, слову и прочим "высоким понятиям" могли бы стать причиной отказа президента Джорджа Буша от отмены пошлин. Для многих американских политиков совершенно нетерпима сама мысль о том, что единственная мировая сверхдержава должна уступить давлению со стороны каких-то там европейцев, японцев или бразильцев, не говоря уже о китайцах. Между тем, введением ответных санкций США угрожал не только Европейский Союз. Японское правительство заявило, что в случае сохранения пошлин введет свои тарифы на импорт из США угля, химической продукции, стали, текстиля и электрических машин. По оценкам местных специалистов, это обойдется американским экспортерам, приблизительно, в 10 млрд. иен ($91 млн.) в год. В готовности ввести санкции заверили даже Китай и Бразилия, хотя для них импорт высокотехнологической продукции из США жизненно важен, а также Норвегия, где от американских пошлин пострадал один-единственный завод Corus Packaging Plus из Бергена, в 2003 году экспортировавший в США около 3,5 тыс. т своей продукции по сравнению с запланированными 22 тыс. т.

Интересный вопрос: были бы эти угрозы воплощены в реальные действия, если США все-таки отказались бы снять пошлины? Создается впечатление, что ЕС не исключал подобного варианта, хотя он был бы одинаково неприятным для обеих сторон. Уступить, причем, будучи полностью уверенным в собственной правоте и имея в руках недвусмысленное решение ВТО, – значило признать собственную слабость и подорвать свои позиции на переговорах по более важным торговым вопросам. И, вероятно, если бы Европейский Союз ввел санкции против США, к нему присоединились бы и остальные участники коалиции.

В США ситуация складывалась значительно сложнее, и решение об отмене пошлин далось правительству очень нелегко. Сами тарифы превратились там в предмет ожесточенной политической борьбы, а Белый Дом оказался в таком положении, что ему надо было выбрать лучший из двух худших вариантов. Без сомнения, президенту Джорджу Бушу, которого сейчас больше заботят совсем иные дела, не хотелось бы вообще влезать в эту склоку, однако такой возможности у него не было. До 10 декабря он был обязан принять какое-либо решение.

Политика – искусство возможного

История противостояния на американском рынке стали хорошо известна и длится уже не первый год. С одной стороны там единым фронтом выступали производители этого металла, требовавшие сохранения пошлин в неприкосновенности до 2005 года, с другой, – рыхлая, но многочисленная коалиция потребителей стальной продукции, выступавшая за немедленную ликвидацию ограничений. И те, и другие вполне справедливо указывали на сложное финансовое положение и дружно апеллировали к патриотическим чувствам, заявляя, что от исхода дела чуть ли не зависит судьба целых отраслей американской промышленности.

В ноябре представители обоих лагерей обменялись очередными информационными залпами, но ничего это, по большому счету, не изменило. Силы у противников были, примерно, равными, поддержка в официальных кругах – тоже, а аргументы почти одинаково весомыми.

Так, сталелитейные компании справедливо замечали, что льготы были предоставлены им на три года, чтобы они за это время успели осуществить реструктуризацию отрасли и повысить свою конкурентоспособность. Как минимум, частично эта задача была решена, хотя с момента начала действия импортных ограничений прошло немногим более 20 месяцев. Пошлины послужили, в первую очередь, психологическим толчком, тем самым поводом, которого так долго недоставало американским металлургам. Руководству корпораций удалось договориться с профсоюзами об отказе от обязательств в части пенсионных и страховых выплат своим бывшим сотрудникам, что ранее было главной причиной падения рентабельности отрасли. Заводы обанкротившихся компаний перешли в собственность более удачливых конкурентов, в сталелитейной промышленности США произошла, наконец, консолидация с образованием "большой тройки" ведущих производителей. Объемы выплавки стали пошли на подъем и даже привели к небольшому кризису перепроизводства. Впрочем, экономика США в конце 2003 года опять начала рост, так что ожидаемое увеличение потребления должно быстро ликвидировать излишки.

Нельзя считать, что ограничения на импорт сыграли очень большую роль во всех этих процессах. В защитных барьерах, выстроенных американской администрацией, зияли очень большие прорехи. Помимо многочисленных исключений, предоставленных ряду европейских и японских компаний, поставлявших уникальную и специализированную продукцию, из-под действия пошлин были выведены Канада и Мексика как партнеры США по блоку НАФТА, а также несколько десятков развивающихся стран. Все они своими поставками даже перекрыли спад экспорта из Западной Европы, Японии, Кореи и стран СНГ. Американские закупки стальной продукции в 2002 году даже превзошли уровень предыдущего года, а сокращение, которое прогнозируется на 2003 год, объясняется, скорее, неблагоприятной конъюнктурой в первом полугодии.

Однако нет никакого сомнения, что американские производители стали однозначно проиграют от снятия пошлин. Корейская ассоциация производителей стали не делает секрета из того, что ее члены теперь постараются нарастить объем поставок в США, по меньшей мере, на 20% в 2004 году, чтобы восстановить свои позиции. Аналогичные планы, очевидно, есть и в других странах. В то же время, экспортеры из Турции, Индонезии, Таиланда, Индии, Аргентины и других стран, получившие в 2002 году облегченный доступ на рынок США, вряд ли уступят его без борьбы. В итоге, конкуренция на американском рынке возрастет, а цены упадут или, в лучшем случае, будут расти медленнее, чем позволяла бы рыночная ситуация.

Но умеренные цены на сталь – как раз то, что жизненно необходимо ее потребителям. Хотя подорожание стальной продукции на американском рынке в 2002 году после введения пошлин было кратковременным, а на стоимости готовых изделий оно сказалось лишь в небольшой степени, этого хватило для существенного ухудшения рыночных позиций производителей автомобильных деталей, метизных изделий, емкостей и иной похожей продукции. Американская промышленность в последние годы ведет неравную борьбу с менее затратными иностранными конкурентами и постепенно проигрывает ее. Подорожание стали, дающее отсрочку производителям этого металла, смертельно опасно для многих его потребителей и наоборот. В этой игре может и не быть победителей, но проигравшие будут точно.

В итоге Джордж Буш оказался в тупике. Чью бы сторону он ни принял, другая обязательно перейдет на сторону его противников на президентских выборах в ноябре 2004 года. Компромиссное решение могло бы не устроить европейцев и с большой степенью вероятности вызвало бы недовольство как производителей, так и потребителей стали. Определяющим, очевидно, стало все же решение ВТО.

В Конгрессе США и окружении президента Буша достаточно горячих голов, выступавших за жесткое противостояние чуть ли не вплоть до выхода страны из ВТО. Политики подобного толка считают унижением подчинение решениям так называемого "мирового сообщества", если они хоть в какой-то степени не устраивают США. Нынешняя президентская администрация уже не раз демонстрировала подобный подход к решению сложных мировых проблем и ей это, в общем, сходило с рук (если не считать невиданного со времен Вьетнама подъема антиамериканских настроений в мире). Сторонники отказа от отмены пошлин рассчитывали, что ЕС позволит втянуть себя в переговоры, а их можно будет как-нибудь продлить до конца будущего года, когда проблема отпадет сама по себе.

Но многие уважаемые специалисты, причем, и в самих США, отмечали, что неподчинение решению ВТО могло сыграть фатальную роль как для самой Всемирной торговой организации, авторитет которой в последнее время резко упал, так и для всего процесса либерализации мировой торговли. Если США, на словах выступающие за снятие всех барьеров на границах, предприняли неприкрытые протекционистские действия вопреки мнению ВТО, это стало бы сигналом для остальных, в первую очередь, для ЕС. Кстати, США с их резко дефицитным внешнеторговым балансом, весьма сильно нуждаются в свободе торговли. Об этих негативных факторах напомнили многие авторитетные в стране люди, включая председателя Федеральной резервной системы Алана Гринспена. Об отмене тарифов просил Буша и его главный внешнеполитический союзник Тони Блэр во время визита американского президента в Великобританию.

По состоянию на начало декабря, когда этот номер готовился к печати, еще не были известны детали решения американского правительства об отмене пошлин, не было информации ни о сроках, ни о возможных исключениях. В любом случае, когда импортная сталь снова хлынет в больших объемах на американский рынок, США, без всякого сомнения, вернутся к своему испытанному оружию – антидемпинговым искам. Возможно, что в качестве компенсации за отмену пошлин американские производители стали получат ускоренный вариант рассмотрения дел по обвинению в демпинге и систему оперативного контроля импорта, дающую возможность с минимальным лагом оценивать изменения в размерах поставок из-за рубежа. Так что, тем производителям стали, которые после снятия тарифов рискнут расширить экспорт в США, необходимо быть очень осторожными.

Виталий Шимкович, по материалам Metal Bulletin, Financial Times, The Economist, Reuters

 
© агенство "Стандарт"