журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

КОМПАНИИ И РЫНКИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №2, 2001

ТЕМА НОМЕРА

Европейские гиганты стоят перед трудным выбором

Волна слияний и поглощений в европейской сталелитейной промышленности привела к противоречивым результатам

Европейский рынок стали с полным на то основанием можно назвать самым консолидированным в мире. На долю пяти крупнейших корпораций отрасли – Usinor (Франция), Corus (Великобритания – Нидерланды), Arbed (Люксембург), Thyssen Krupp (Германия) и Riva (Италия) – в 1999 году приходилось 61,1% производства нерафинированной стали в ЕС (95,04 млн. из 155,5 млн. т). Благодаря слияниям 1997-1999 годов все они превратились в глобальных игроков с миллиардными оборотами. Однако перепроизводство на мировом рынке стали во второй половине 2000 года и всеобщее падение цен свели на нет преимущества, полученные благодаря консолидации. По сути, европейским гигантам сегодня снова приходится пересматривать стратегию и строить новые планы на будущее.

Достижения и потери

Наиболее удачным периодом для европейских сталелитейных корпораций была первая половина 2000 года. Тогда цены на большую часть видов стальной продукции росли, спрос на них в Западной Европе увеличивался, а объем импорта в ЕС находился на относительно умеренном уровне. Крупнейший производитель стали в Европе французская корпорация Usinor, по итогам первого полугодия, достигла роста объема продаж на 15,8% по сравнению с аналогичными показателями 1999 года, германская Thyssen Krupp Stahl (TKS) увеличила поступления на 17%, а люксембургская группа Arbed получила на 12% больше доходов, чем в первые шесть месяцев годом ранее. Будущее флагманов сталелитейной промышленности Европы казалось прекрасным.

Однако уже тогда начали проявляться те негативные факторы, которые полностью обозначились во втором полугодии. Импорт стали в ЕС, достигший рекордного значения в 1998 году, впервые в истории превратив Союз в нетто-импортера, несколько снизился в 1999 году (до 20,7 млн. т), но затем снова подскочил. По предварительным данным, в 2000 году государства ЕС закупили за рубежом около 24 млн. т стали (включая полуфабрикаты). Особенно заметным было расширение объема импорта листовой продукции. По данным европейской федерации производителей стали Eurofer, уже в первом полугодии он превосходил прошлогодние показатели, в среднем, на 40%, а для горячекатаных рулонов рост составил все 80%.

Европейская комиссия, как и прежде, оказалась не в состоянии справиться с резким подъемом объема импорта. Рассмотрение дела о демпинге при поставках горячекатаных рулонов заняло 13 месяцев, и хотя в феврале 2000 года были приняты поправки к законодательству, ускоряющие эту процедуру, особого эффекта это не дало. К тому же, из-под действия санкций была исключена Россия, с которой несколькими годами ранее было заключено соглашение о квотах. Согласно сведениям Eurofer, большая часть российского экспорта в Западную Европу в первом полугодии 2000 года (650 тыс. т) пришлась на горячекатаные рулоны, на рынке которых тогда сложилась особенно благоприятная ситуация.

И, в самом деле, спрос на сталь в Западной Европе набирал высокие темпы в первом полугодии 2000 года, сохранив активность в отличие от других регионов мира и во втором. Особенно значительным был уровень ее потребления в строительной отрасли и автомобилестроении, из-за чего во втором квартале в регионе возник дефицит оцинкованной продукции. Аутсайдерами на общем фоне выглядели только два сектора: производство труб большого диаметра, спрос на которые начал восстанавливаться только с началом нефтяного кризиса во второй половине 2000 года (до этого европейские нефтяные компании осторожничали и не увеличивали инвестиции в разработку новых месторождений), а также толстолистовая сталь, используемая в судостроительной промышленности, где объем потребления продолжает находиться на низком уровне.

В целом по итогам 2000 года рост спроса на сталь в ЕС оценивается в 4%, что следует признать весьма высоким. Однако при этом импорт увеличился на 15,9%, а собственное производство – на 4,9%, что привело к переполнению рынка и спаду цен. Особенно тяжело пришлось британским компаниям, которые одновременно столкнулись с завышенным курсом фунта стерлингов, препятствующим экспорту, слабым спросом на внутреннем рынке и взлетом цен на природный газ, резко повысившим затраты на выплавку стали.

Естественно, небольшие сокращения производства в четвертом квартале 2000 года (например, корпорации Usinor и Arbed урезали выпуск листовой продукции на 15 тыс. т каждая) не могли решить проблему избытка предложения. И хотя большинство европейских промышленников ожидают улучшения рыночной ситуации во второй половине 2001 года, ведущие корпорации региона, тем не менее, нуждаются в отработке новой стратегии, которая позволила бы им использовать все преимущества консолидации и обеспечить дальнейший рост.

Usinor: франко-бельгийская реструктуризация

Для французского концерна "моментом истины" оказалось приобретение бельгийской компании Cockerill-Sambre в 1999 году. После этого поглощения руководство Usinor приняло решение сконцентрироваться на производстве листовой стали и в 2000 году приступило к реализации широкомасштабной программы инвестиций и дезинвестиций.

Cockerill-Sambre, крупнейший производитель стали в Бельгии, до слияния занимала 24-25 места в мировом рейтинге, ежегодно выпуская порядка 5,2 млн. т горячекатаных рулонов и 1,8 млн. т листовой стали с покрытием. После объединения на заводах компании для увеличения объема производства начались работы по расширению и модернизации производственных линий. Стоимость всей программы оценивается в 6,1 млрд. бельгийских франков (@151,2 млн.).

Так, на предприятии в Льеже стартовал проект наращивания мощности линии по выпуску горячеоцинкованной стали. После его завершения в середине текущего года производительность завода возрастет до 540 тыс. т в год, а Usinor, доведя групповой показатель до 6,7 млн. т, упрочит свое положение европейского лидера на этом сегменте рынка. Завод бельгийской компании в Шарлеруа в 2001 году должен стать головным предприятием группы по производству листовой нержавеющей стали. Благодаря запланированным на ноябрь 2001 года работам по модернизации 160-тонной электродуговой печи, работающей сейчас с сильной недогрузкой, ее производительность будет повышена от нынешних 350 тыс. т в год до 700 тыс., а в перспективе – и до 830 тыс. т в год. Широкополосный прокатный стан на заводе в Шарлеруа будет переориентирован исключительно на прокатку слябов из нержавеющей стали, а два предприятия Usinor в Дюнкерке и Фос-сюр-Мер сконцентрируются на выпуске высококачественной полосовой продукции из углеродистой стали, прекратив выпуск нержавеющей стали.

Реструктуризация Usinor предполагала также продажу ряда непрофилирующих предприятий. В 1999-2000 годах франко-бельгийская группа избавилась от трех крупных подразделений. Компания Sogerail, занимающаяся производством рельсов, была продана британско-нидерландской корпорации Corus; компания Ascometal, специализирующаяся на выпуске конструкционной стали, оказалась в собственности итальянской Luccini; международный концерн Ispat International приобрел у французов их подразделение Unimetal, изготовляющее катанку. Интересно, что все три покупателя после завершения приобретений заняли лидирующие позиции в Европе на соответствующих рынках.

Очевидно, следующим объектом для продажи станут 46,4% акций германской компании Dillinger Hutte – крупнейшего в Европе производителя толстолистовой стали (2 млн. т в год). В 1999 году Usinor из двух своих подразделений сформировал единую дочернюю компанию Industeel по производству толстолистовой стали специальных сортов, а также судостроительной и инструментальной стали, однако германский завод не вошел в ее состав. К тому же, европейский рынок ощущает перепроизводство толстолистовой стали, так как местные предприятия обладают совокупной мощностью в 9,9 млн. т в год, в то время как потребности региона не превышают 7-8 млн. т.

В настоящее время Usinor, добившийся статуса европейской корпорации, планирует выход на более широкий международный уровень, рассматривая возможности расширения на рынках США, Восточной Азии и Восточной Европы. В последние месяцы французская корпорация считалась одним из наиболее вероятных кандидатов на участие в приватизации румынской компании Sidex и польской Huta Sendzimira, однако затем руководство Usinor заявило, что не заинтересовано в этих приобретениях. Таким образом, экспансия на восток в 2000 году ограничилась открытием двух сервисных центров – в восточногерманском Нойвиде и польском Катовице.

Более решительно действовала Usinor на Дальнем Востоке. В течение нескольких месяцев она вела переговоры с японской компанией Kawasaki Steel о реализации совместного проекта в области производства листовой стали для автомобильной промышленности, но окончательно сделала выбор в пользу сотрудничества с другой японской компанией – Nippon Steel (см. статью на стр. 18).

Corus: группа несет потери

Объединение British Steel и нидерландской Hoogovens, от которого так много ожидали в 1999 году, превратилось в кошмар. Нет, нидерландская часть, равно как производство нержавеющей стали и алюминия, принесла в 2000 году умеренную, но достаточную прибыль, однако все это было буквально сметено огромными убытками британских заводов.

В 2000 году британская сталелитейная промышленность столкнулась с комплексом проблем. Первичным фактором, судя по всему, следует признать резкий подъем курса фунта стерлингов по отношению к евро, подорвавший экспортоспособность британских компаний и одновременно открывший местный рынок для конкурентов с континента. Спрос на сталь в Великобритании в итоге оказался значительно ниже ожидаемого, особенно на листовую сталь, а пробиться на и без того переполненные экспортные рынки Corus не позволили высокие стерлинговые цены. Наконец, в довершение всего, корпорация столкнулась с производственными проблемами сразу на нескольких своих заводах, а трехкратное повышение цен на природный газ заставило закрыть заводы по прямому восстановлению железа в США.

За период с октября 1999 года по июль 2000-го производство углеродистой стали принесло корпорации убытки в размере 301 млн. ф. ст. ($443,2 млн.), а во втором полугодии 2000 года компания теряла, в среднем, миллион фунтов стерлингов в день. С учетом затрат на организацию слияния предварительные операционные убытки группы за 2000 год достигли 1,05 млрд. ф. ст. ($1,54 млрд.).

За достижение столь "весомых" результатов оба содиректора группы – англичанин Джон Брайант и голландец Фокко ван Дойн – слетели со своих постов, а новому руководству Corus пришлось срочно разрабатывать меры по исправлению ситуации. Единственным приемлемым выходом должно было при этом стать радикальное сокращение производства стали в Великобритании, призванное убрать с рынка излишки продукции. Еще в 2000 году группа закрыла завод Tinsley Park по производству прутковой стали и уволила 4 тыс. рабочих, но эти меры оказались недостаточными.

Вообще вся история British Steel, начиная от ее создания в 1967 году, – это непрерывные потери рабочих мест. За неполные 35 лет занятость в британской сталелитейной промышленности сократилась на 90%, и в 2000 году на предприятиях Corus в Великобритании работало не более 22 тыс. специалистов.

К 2003 году их число сократится еще, приблизительно, на 6 тысяч. Руководство Corus, осознавая большие проблемы со стороны профсоюзов, стремилось избежать столь масштабных увольнений, однако у него не было иного выхода. Правительство, связанное жесткими европейскими правилами честной конкуренции, не могло оказать флагману своей сталелитейной промышленности никакой реальной помощи.

Рассчитанная на два года программа реструктуризации Corus предполагает сокращение производства стали на 2,7 млн. т в год, что к 2003 году должно дать экономию порядка 180 млн. ф. ст. в год. Будут закрыты завод Llanwern, один из двух крупных интегрированных комбинатов корпорации в Южном Уэльсе, еще два валлийских предприятия Ebbw Vale и Bryngwyn, а также линии холодной прокатки, производства жести и цинкования на двух других. В целом корпорация снизит производство белой жести, приблизительно, на 450 тыс. т в год и оцинкованной стали – на 700 тыс. т. По мнению нового руководства Corus, именно на этих рынках в Европе наблюдается сейчас наибольший избыток предложения.

В результате всех этих сокращений руководство Corus намерено сократить объем экспортных поставок, главным образом горячекатаных рулонов и жести, приблизительно, на 1,5 млн. т в год и аналогичным образом снизить продажи на внутреннем рынке. Оставшиеся мощности по производству листовой стали будут ориентированы, главным образом, на удовлетворение потребностей британских покупателей, которым обещано повышение качества продукции и уровня обслуживания.

Arbed: движение на юг

Хотя в западной экономической прессе под этим подразумевается снижение прибыли (графически - движение вниз), в данном случае имеется в виду рост интереса, проявляемого люксембургской группой к испанскому и латиноамериканскому рынкам. Приобретение ею контрольного пакета акций испанской компании Aceralia в 1997 году оказалось очень удачной покупкой, обеспечившей доступ к наиболее быстро растущему в Европе национальному рынку стали. Поглощение Aceralia предприятий компании Marcial Ucin в Испании и Франции в 1999 году еще более усилило позиции группы на юго-западе Европы. В то же время, все эти годы Arbed расширяла деятельность своего бразильского филиала Belgo-Miniera и подготавливает приобретение акций бразильской корпорации CSN и мексиканской Ahmsa. Так, в настоящее время рассматривается вопрос о строительстве в Бразилии нового завода по производству профилей (стоимость – около $60 млн.).

Другие покупки группы в Европе за последние два года – бельгийская компания Sidmar и Stahlwerke Bremen в Германии. Вместе с Aceralia они формируют основные подразделения Arbed по выпуску листовой стали, куда в 1998-2000 годах были инвестированы значительные средства.

На заводах Sidmar, специализирующейся на поставках листовой продукции для автомобилестроения и оцинкованной стали, вводятся в строй две линии горячего цинкования (см. статью на стр. 14), а в 2002 году планируется установление линии по нанесению органических покрытий (мощность – 200 тыс. т в год). Кроме того, в Генте в конце 2001 года должна войти в строй установка по непрерывному литью слябов (производительность – 2 млн. т в год), благодаря чему должны быть полностью удовлетворены потребности группы в полуфабрикатах. Строительство новой линии по горячему цинкованию на заводе в Дюделанже (Люксембург), 33% акций которого находятся в собственности Arbed, удвоит его производственную мощность, доведя ее до 400 тыс. т в год (см. статью на стр. 16), еще одна такая же линия в прошлом году была запущена на Stahlwerke Bremen. Наконец, в 2000 году и Aceralia завершила строительство линии горячего цинкования, доведя свои совокупные производственные мощности по изготовлению листовой стали с покрытием до 4,5 млн. т в год; выпуск горячекатаной полосовой стали на ее заводе в Абилесе должен возрасти от 2,5 млн. т в 1999 году до 3,1 млн. т в 2001-м.

Второе место в ассортименте Arbed после листовой стали занимают профили. Ежегодный объем продукции больших размеров предприятий группы приближается к 4 млн. т, что составляет 47% от потребностей европейского рынка, мощность которого оценивается в 2,5 млн. т в год. Существенная часть этой продукции экспортируется, в частности в США, где в 2000 году Arbed удалось избежать антидемпинговых пошлин. По данным специалистов Arbed, корпорация занимает первое место в мире по выпуску стальных балок и свай. В 2000 году люксембургская группа могла бы упрочить свои позиции за счет поглощения германской компании Salzgitter, однако эта сделка так и не состоялась.

В целом же Arbed имеет достаточно сбалансированный ассортимент продукции и широкое географическое присутствие. Благодаря приобретению Marcial Ucin в ее составе появилось подразделение по выпуску катанки и арматуры с годовой производительностью 2,2 млн. т, дополнившее листовую сталь и профили. Хотя планируемое расширение производства оцинкованной стали для автомобилестроения может оказаться избыточным, руководство Arbed настроено оптимистично и полагает, что плохие времена в европейской сталелитейной отрасли продлятся недолго и вскоре растущий спрос абсорбирует повышенный объем предложения.

Thyssen Krupp:

для металлургов денег нет

Объединение сталелитейных империй Круппа и Тиссена в 1997 году было, без преувеличения, важнейшим событием в металлургическом секторе Германии, где консолидационный процесс существенно отстает от других стран – членов ЕС. Тем не менее, интересы инвесторов уже давно вышли за пределы так называемых базовых отраслей.

Руководству Thyssen Krupp пришлось убедиться в этом в августе 2000 года, когда попытка размещения акций TK Steel на европейских биржах завершилась полным провалом. Инвесторы не проявили ни малейшего интереса к этим ценным бумагам, и через несколько недель их пришлось изъять из обращения. Президенту группы Вольфгангу Колеру сгоряча даже пришла идея продать свой сталелитейный бизнес (назывался и покупатель – Usinor), но неизбежная блокировка подобной сделки в антимонопольном комитете Европейской комиссии заставила его быстро сменить решение.

По словам специалистов, провал Thyssen Krupp продемонстрировал, что сталелитейные корпорации Европы, даже лидеры рынка, практически лишены доступа на мировой рынок капитала, поэтому выбор возможностей для расширения деятельности ограничивается у них поглощениями или медленным естественным ростом с опорой на собственные силы.

В отличие от своих европейских конкурентов германская корпорация в последние годы не осуществляла крупных приобретений в Европе. Наоборот, она ищет покупателей для двух своих подразделений, занимающихся, соответственно, выпуском инструментальной стали и длинномерной продукции из нержавеющей стали – Edelstahl Witten-Krefeld (EWK) и TK Edelstahlprofile. К EWK проявляла интерес компания Bohler-Uddeholm, мировой лидер на рынке инструментальной стали, однако в конце 2000 года она сняла свое предложение. По второму подразделению ведутся переговоры с испанской компанией Sidenor.

Крупнейшим европейским проектом Thyssen Krupp за последние годы было предприятие Thyssen Fugetechnik в Вольфсбурге, изготовляющее методом лазерной сварки части автомобильных кузовов для расположенного в том же городе завода корпорации Volkswagen. По этой технологии, представляющей собой последнее слово в автомобилестроении, соединяются сделанные по "выкройкам" части, изготовленные из листов разной толщины и различных сортов стали. После того как в 2001 году Thyssen Fugetechnik выйдет на плановую мощность, его годовая производительность достигнет 10 млн. таких "выкроек".

Подобно Usinor, деятельность Thyssen Krupp нацелена исключительно на выпуск листовой стали. В планах германской группы значится доведение объема производства полосовой продукции до 14 млн. т в год, что, очевидно, будет достигнуто в текущем году благодаря выходу на полную мощность новой установки по литью тонких слябов и линии горячей прокатки на заводе в Дуйсбурге, а также линии горячего цинкования с годовой производительностью 350 тыс. т в Дортмунде.

Существенную активность проявляет подразделение группы по производству нержавеющей стали Thyssen Krupp Stainless (TKS). В 1999/2000 финансовом году (октябрь-сентябрь) компания выпустила 2,13 млн. т нержавеющей стали, заняв первое место в мире, и в настоящее время участвует в реализации двух крупных совместных проектов в Китае и Индии.

В ближайшее время специалисты TKS планируют завершить подготовку нового масштабного проекта, который будет реализован в США. Первая очередь строительства (место работ еще не определено) – завод по производству холоднокатаной нержавеющей стали мощностью 280 тыс. т в год. В дальнейшем его мощности предполагается дополнить плавильным цехом ежегодной производительностью 750 тыс. т в год и линией горячей прокатки.

Деятельность этого предприятия, как предполагается, будет интегрирована с функционирующими заводами TKS в Мексике и США. Кроме того, строительство производственных мощностей непосредственно в США даст возможность обойти антидемпинговые санкции и прочие запреты, выставляемые американскими властями на пути импортной продукции.

В Европе руководство Thyssen Krupp пока не планирует никаких крупных проектов. По его мнению, региональный рынок стали и так заполнен до отказа, поэтому оптимальный вариант при ограниченных финансовых возможностях заключается в экспансии в другие регионы мира. В рамки этой стратегии вполне укладывается стратегический альянс с японской корпорацией NKK, о чем было объявлено через двое суток после того, как аналогичный союз заключили Nippon Steel и Usinor (см. статью на стр. 18).

Виталий Шимкович,
по материалам
Metal Bulletin, MBM, Financial Times

 
© агенство "Стандарт"