журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

ОБСЛУЖИВАНИЕ КЛИЕНТОВ

Банковская деятельность

Информационные технологии

Банковское регулирование

Новые рыночные страны

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ БАНКИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №10, 2003

Банковская деятельность

В тесном кругу

В последние годы значительная часть бизнеса крупных международных банков приходится на обслуживание… других банков

Традиционно лучшим способом привлечения крупных корпоративных клиентов было построение хороших отношений с их высшим руководством. Золотое правило корпоративного банковского бизнеса гласит: налаживай отношения и получай прибыль. Его никто не отменял, оно действует на всех рынках во всех частях света, однако в последнее время растет количество вполне успешных банкиров, никогда не встречавшихся с руководителями любого уровня своих корпоративных клиентов. Они строят свой бизнес на работе с другими финансовыми институтами, причем, таким способом и в таком объеме, которые прежде были немыслимы.

Банки для банков

При взгляде на весь международный финансовый рынок видно, что он практически полностью поделен между десятком крупнейших банков мирового масштаба, доминирующих во всех секторах бизнеса. Только эти ключевые игроки финансового рынка могут, например, при проведении международных трансакций удерживать свою маржу на крайне низком уровне, получая при этом прибыль. Небольшие банки, не обладающие такими финансовыми возможностями, вынуждены сосредоточить свои усилия на определенных видах бизнеса, пытаясь налаживать как можно более тесные отношения со своими клиентами, однако сами становятся клиентами крупных банков, когда речь заходит об операциях международного масштаба.

На эту тенденцию влияют также другие причины; ведь только крупные институты могут вкладывать огромные инвестиции в новые технологии, повышающие эффективность и надежность их работы. Физическое присутствие в разных странах, новые технические решения и программные продукты, упрощающие и удешевляющие банковские операции, представляют собой неоспоримый аргумент в пользу крупных игроков, полностью захвативших некоторые сферы международного банковского бизнеса. Небольшие банки не могут нести таких расходов и, соответственно, обеспечить конкуренцию в этих сферах.

Дополнительное конкурентное преимущество крупные финансовые институты получают за счет того, что могут вводить совершенную систему управления рисками, соответствующую требованиям регулятивных органов и покрывающую все направления от слежения за отмыванием денег до оценки операционных рисков. Для меньших банков более реально переложить эту проблему на другие структуры, сконцентрировавшись на качестве услуг. Сейчас, в условиях перенасыщенного банковского рынка в западных странах, конкуренция на рынке международных банковских услуг постоянно ужесточается, так что позволить себе масштабные инвестиции в технологии могут только самые крупные финансовые институты.

Банки, строящие свой бизнес на работе с партнерами, не представляют собой ничего нового. Вся международная торговля базируется на сети банков-корреспондентов, через которые финансовые институты импортеров и экспортеров могут поддерживать свои отношения. Уникальность нынешней ситуации состоит в создании так называемой двухуровневой банковской системы, в которой с одной стороны выступает несколько десятков мировых лидеров финансового сектора, а с другой – остальные структуры. Кроме того, современная финансовая сеть работает как единое целое в отношении управления рисками и их децентрализации.

Крупнейшие банки, как правило, предпочитают работать с корпорациями с оборотом не менее $1 млрд. в год. При этом, обслуживание меньших по размеру компаний уже утрачивает для них свою эффективность. В то же время, международные банки в каких-либо аспектах своей деятельности могут встретиться с небольшими фирмами через посредничество менее крупных региональных или локальных, работающих с более широким спектром корпоративного рынка. Так, например, такие банки как бельгийский Fortis, американский US Bancorp, германский Commerzbank, находящиеся в пятом десятке мирового рейтинга, могут достаточно успешно работать с крупными компаниями, но некоторые виды финансовых услуг им непосильны, и в таких ситуациях они передают клиентов более крупным игрокам.

Впрочем, сегодняшняя структура мирового финансового сектора не ограничивается данными двумя уровнями. Крупные банки, как правило, имеют определенную специализацию, при этом, значительная часть их оборота приходится на операции, которые они ведут между собой. Bank of New York и JP Morgan, например, доминируют на рынке государственных ценных бумаг в США и обеспечивают эти операции также для других банков. В то же время, Bank of New York, будучи вторым по величине в мире по объему предоставления кастодиальных услуг, в ряде стран, где ему не хватает физического присутствия, перепродает услуги своего основного конкурента Citigroup. Таким образом, крупные банки сами могут быть клиентами других крупных институтов, даже если это их прямые конкуренты. При рассмотрении десяти крупнейших клиентов ведущих мировых банков шесть-семь из них будут другими крупными банками.

Доля бизнеса, приходящаяся на сделки с другими банками, в значительной степени зависит от вида финансовых продуктов. В первую очередь это касается процессинга трансакций, однако такое взаимодействие свойственно и таким областям как валютные операции, деривативы, привлечение капитала, консалтинг. Соответственно, учитывая объемы проводимых операций, наиболее быстроразвивающимися стали подразделения крупнейших инвестиционных банков, оказывающие услуги другим финансовым институтам.

Клиенты

и провайдеры

По словам Оливера Саркози, исполнительного директора группы по работе с финансовыми институтами в UBS Investment Bank, для больших инвестиционных банков такой бизнес уже стал одним из наиболее важных и приоритетных видов деятельности, обеспечивая не менее 20-30% дохода. При этом, в ближайшем будущем снижения темпов его роста не предусматривается, поэтому он будет играть еще более важную роль в деятельности этих институтов. Другие банки также подтверждают эту информацию. По оценке Тони Урсано, руководителя группы по работе с финансовыми институтами в Bank of America Securities, работа с такими клиентами приносит американским и европейским инвестиционным банкам порядка 23% доходов.

При этом, если раньше работа с другими финансовыми институтами не была главным приоритетом для крупных банков, то теперь ситуация изменилась полностью. Реструктуризация финансового сектора и процессы глобализации способствовали быстрому расширению масштабов бизнеса, построенного на отношениях с другими финансовыми институтами; крупные банки быстро осознали, что таким образом они могут заработать больше.

Среди наиболее активно развивающихся услуг на этом рынке следует назвать реструктуризацию балансов европейских страховых компаний и расширение капитальной базы японских банков, в которых показатели капитализации упали из-за большого количества невозвращенных кредитов. В США, где банки находятся в несколько лучшем положении, чем в других странах, инвестиционные институты часто предоставляют услуги по секьюритизации рисковых активов и организации их перепродажи другим инвесторам, часто страховым компаниям. С учетом таких услуг инвестиционные банки могут получать до 60% своих доходов от работы с другими финансовыми институтами.

Одно из значительных преимуществ работы с другими банками заключается в том, что, поскольку финансовый сектор в большинстве стран находится под достаточно жестким государственным контролем, банки считаются более надежными партнерами, чем нефинансовые организации, даже в тех случаях, когда речь идет о больших транснациональных корпорациях. Таким образом, расширяя объемы работы с финансовыми институтами, банки могут значительно снизить степень риска.

По тем же причинам страховые компании и пенсионные фонды также находят привлекательными продукты, получаемые за счет работы с финансовыми институтами. Это – обеспеченные долговые облигации, кредитные продукты, гибридный капитал. Работая с ними, такие фонды также могут зарабатывать деньги без значительного увеличения рисков. Продукты, связанные с гибридным капиталом, принадлежат к новым видам услуг, внедряемых финансовыми институтами в корпоративном секторе. Швейцарский банк UBS, например, недавно выпустил гибридные конвертируемые облигации для шотландской энергетической компании Scottish Power на суму $700 млн.

Объем доходов от слияний и поглощений в секторе услуг для финансовых институтов в настоящее время относительно низкий. По мнению аналитиков, в США такую ситуацию можно объяснить низким уровнем курсов банковских акций на фондовых биржах и неблагоприятными показателями экономического роста. Кроме того, негативное влияние на этот сектор оказало принятие нового закона о слияниях и поглощениях, согласно которому приобретение компаний в налоговом плане стало гораздо менее выгодным для покупателя, чем формальное слияние. По словам Ричарда Барретта, директора группы по работе с финансовыми институтами в банке CSFB, ситуация настолько сложная, что в последнее время институт был вынужден пересмотреть свой бизнес-план, которым изначально предусматривалось получение порядка 50% доходов от консультирования слияний и поглощений. Сейчас от этого вида деятельности ожидается не более 30% доходов, в то время как поступления от услуг по привлечению капитала настолько превысили планируемые показатели, что полностью перекрыли образовавшуюся дыру.

Было бы неправильно утверждать, что работа с другими банками как вид деятельности возникла совсем недавно. Баррет утверждает, что она уже давно приносила значительную часть доходов инвестиционным банкам, просто до 80-х годов не выделялась в отдельный вид деятельности. Прежде этот сектор находился в тени, и лишь сейчас на него стали обращать достаточное внимание. Финансовые институты всегда были важными клиентами инвестиционных банков в сфере торговли ценными бумагами и консалтинговых услуг.

Два мира,

два уровня

С учетом относительной замкнутости финансового сектора, казалось бы, что может быть легче, чем установление хороших отношений со своими клиентами, ведь все всех знают, разговаривают на одном языке и понимают цели. На самом деле это не совсем так. Как показала практика, налаживание взаимоотношений с клиентами в секторе работы с финансовыми институтами весьма затруднено, поскольку банки могут контактировать друг с другом по многим направлениям.

В работе с нефинансовыми компаниями все достаточно просто: для того чтобы договориться об услугах в сфере слияний и поглощений или размещения акций, достаточно переговорить с генеральным директором, а вопросы, связанные с кредитованием и выпуском облигаций, курирует финансовый директор. Сложность такого развития отношений с финансовыми институтами состоит в том, что крупные банки представляют собой значительно более сложные структуры.

Например, бельгийская банковско-страховая группа Fortis, на первый взгляд, – идеальный клиент для одного из банков "высшей лиги". Однако с кем здесь следует вести разговор? Fortis включает шесть структурных единиц: три страховые компании в Нидерландах, Бельгии и США, а также три банковских подразделения, занимающихся электронными финансовыми операциями, корпоративными и частными клиентами. Таким образом, для того чтобы начать выяснять отношения с руководством каждого подразделения, потребуется более полутора десятков встреч в разных частях света. Аналогично обстоят дела и с другими финансовыми институтами. По оценкам экспертов, банку – провайдеру услуг для полноценного налаживания контактов с банком-клиентом следует вступить в переговоры, в среднем, с 15 различными руководителями.

Банки, конечно, пытались наладить систему управления взаимоотношениями с клиентами из финансового сектора, назначая менеджеров, курирующих связи с тем или иным финансовым институтом, однако в большинстве случаев это было довольно проблематично. Проблема в том, что такой руководитель, через которого проходят все контакты с банком-клиентом, должен разбираться в самом широком круге вопросов, а найти подобных универсалов сложно.

Вопрос взаимоотношений с клиентами остается одним из самых важных моментов в двухуровневой системе, созданной на рынке финансовых продуктов для банков, где только крупнейшие игроки имеют возможность работать в достаточной мере эффективно, продавая в больших масштабах низкоприбыльные услуги. Тем не менее, основной заработок банки получают от предоставления более сложных и дорогостоящих продуктов. В этой связи для ведущих финансовых институтов может быть выгодно ужесточение регулятивных требований к банкам Запада. Например, международные банки могут оказывать небольшим институтам услуги в сфере борьбы с отмыванием грязных денег, так как самостоятельное отслеживание подобных трансакций может быть слишком дорогостоящим для мелких организаций.

Несмотря на относительно невысокую маржу, получаемую основными игроками финансового рынка, продающими банковские продукты для финансового сектора, прибыль достигается за счет больших объемов продаж. По словам Эрика Ломбарда, директора по работе с корпоративными и финансовыми организациями французского банка BNP Paribas, финансовые институты, в общем, такие же клиенты, как и любые другие компании, которым можно продать те же услуги – консультации по слияниям и поглощениям, ценные бумаги, долговое страхование, с той лишь разницей, что они покупают значительно больше, чем любые другие клиенты. Это объясняется тем, что они сами зачастую играют всего только роль посредников. Во многих сферах банковских услуг небольшие банки пользуются услугами крупных, одновременно перепродавая своим клиентам эти продукты от своего имени и создавая себе имидж универсального банка.

Как такие действия влияют на стабильность финансовой системы? Понятно, что небольшие банки желали бы снять с себя определенную долю риска, передав более крупным институтам. Несмотря на то что банки, как правило, отвечают лишь за происходящее в их собственной системе, многие клиенты желали бы получить полную гарантию безопасности своих средств независимо от того, чьи услуги ему приходится оплачивать в конечном счете. Однако реально регуляторы финансового сектора и крупные банки не могут повлиять на уровень риска в системе в целом, хотя и пытаются стимулировать банки к внедрению более совершенных механизмов управления рисками.

Если посмотреть на сложившуюся ситуацию в таком контексте, то в некоторой мере новые нормативы резервирования Basel II, регулирующие систему управления рисками для банков, также способствуют созданию двухуровневой модели, когда крупные банки могут использовать собственные системы управления рисками, а небольшие – ограничиться соблюдением требований стандартов. Содержать собственные системы управления рисками могут позволить себе только крупные банки с большими затратами на информационные технологии; с другой стороны, их внедрение дает им возможность за счет снижения рисков уменьшить показатель необходимого резервирования капитала.

В принципе, концентрация Basel II на управлении рисками вполне понятна, поскольку мировой финансовый рынок при нынешнем уровне интеграции банковской системы может значительно пострадать в случае возникновения серьезных проблем у одного из мировых финансовых гигантов. Таким образом, регуляторы вынуждены учитывать существующую двухуровневую систему, а банки обязаны приспосабливаться к тому, что надо конкурировать с институтами, которые могут стать их следующими клиентами.

Существование же самой двухуровневой системы проиллюстрировать достаточно легко. Из 1000 крупнейших банков мира первые 25 сейчас владеют 34.3% всех капиталов и управляют 38.1% всех мировых активов. Согласно исследованию журнала The Banker, проведенному в 2003 году, во всех регионах мира в области международных трансакций доминирует всего 4 банка – Citigroup, UBS, Deutsche Bank и HSBC. По информации Dealogic BondWare, в сфере страхования неоспоримое лидерство также удерживают четыре банка – Citigroup, Deutsche Bank, Morgan Stanley и JP Morgan, контролирующие 31.84% всех мировых страховых продуктов. На рынке кастодиальных услуг Bank of New York, State Street, Citigroup и JP Morgan владеют 60% мировых кастодиальных активов.

С одной стороны, олигополия крупных игроков финансового рынка, конечно, ограничивает возможности меньших по размеру институтов, с другой, – деятельность крупных банков сопряжена с не меньшими трудностями, чем небольших, многие из которых нашли собственные прибыльные ниши, обеспечивающие им достаточно успешную деятельность. В то же время, крупные банки не могут составить конкуренцию мелким по ряду услуг, например, корпоративному кредитованию. В этой сфере крупный банк практически не может обслуживать клиентов с таким же уровнем качества и персонального внимания, как небольшой местный банк.

Александр Недилько,
по материалам The Banker

 
© агенство "Стандарт"