журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

ОБСЛУЖИВАНИЕ КЛИЕНТОВ

Банковская деятельность

Информационные технологии

Банковское регулирование

Новые рыночные страны

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ БАНКИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №10, 2003

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Самый лакомый кусок Азии

Иностранные банки стремятся в Китай, однако политика китайских властей заставляет их искать обходные пути

Китайская экономика похожа на огромный двигатель с громоздкими средствами управления: чем быстрее он работает, тем сложнее его контролировать. Неудержимый рост – достоинство, но, одновременно, и один из постоянных недостатков китайской экономики, руководимой Коммунистической партией, но все больше управляемой местными и иностранными инвесторами частного сектора. Международные финансовые институты стремятся на китайский рынок, но правительство КНР само создает препятствия на пути иностранных инвестиций в банковский сектор, опасаясь за стабильность своей финансовой системы, которая пока не поспевает за ростом экономики.

Планируемый рост ВНП Китая в этом году оценивается в 8%. Опасаясь проблем, связанных с кризисом перепроизводства, китайские власти решили ввести некоторые ограничения. Для обуздания быстрого роста кредитования, что в специфических китайских условиях порой приводит к наращиванию массы невозвращенных займов, People's Bank of China, центральный банк страны, с 21 сентября этого года поднял коэффициент резервирования депозитов для финансовых организаций до 7%. Дальнейшие шаги PBC могут включать ограничение кредитования промышленных компаний, многие из которых трудно назвать добросовестными заемщиками.

На протяжении длительного времени иностранные и национальные инвесторы вкладывали деньги в очень эффективные, но не всегда прибыльные проекты. Китай стал мировым экспортером промышленных товаров, но платой за это стали дефляция и множество безнадежных долгов перед банками. Порядка 90% всех промышленных товаров, производимых в Китае, не имеют рынка сбыта внутри страны, а "большая четверка" государственных коммерческих банков страдает от массы невозвращенных кредитов на своих балансах.

Как уже осознали в Пекине, основа проблемы – как и ее решения – в том, как банки кредитуют клиентов. Азарт и склонность к рискованной игре вообще в характере китайцев, и китайские банки свободно предоставляют займы под довольно сомнительные залоги. Любая угроза подавления подобной практики со стороны правительства прямо-таки поощряет банки к расширению подобных операций, пока у них есть такая возможность. Даже высокий уровень невозвратов многими китайскими банкирами не считается серьезным препятствием.

Пекин, только что поднявший резервные требования и заявивший о поощрении деятельности иностранных банков на своей территории, начинает понемногу реформировать финансовую систему страны. Однако предстоит сделать еще очень много, прежде чем китайские банки смогут состязаться на равных за влияние в очень быстро развивающейся экономике азиатского региона.

Рыночная доля иностранных банков в КНР уменьшилась вдвое, с тех пор как в 2001 году страна вступила во Всемирную торговую организацию (ВТО) и начала открывать внутренний рынок для иностранных компаний. Из-за агрессивного кредитования, проводимого местными банками, доля иностранных банков на рынке займов в иностранной валюте уменьшилась от 15% в 2001 году до 7.4% в 2002-м, а их вклад в общие активы китайской банковской системы сократился за тот же период от 2.0 до 1.1%.

Часть рынка, принадлежащая иностранным кредиторам, похоже, будет сужаться и в ближайшие годы. Подобная тенденция связана, в первую очередь, с расширением практики кредитования китайскими банками. Финансирование большинства последних крупных китайских проектов, как, например, строительство нового порта в Шанхае, на которое ушло $12 млрд., было почти полностью проведено исключительно местными банками.

Одной из причин сокращения числа иностранных банков, действующих на территории Китая, стало, как ни странно, вступление государства в ВТО. В 2001-2002 годах четыре международных банка покинули страну, считая, что китайский рынок не стоит затрачиваемых усилий, а надеяться на лучшее уже не приходится. Иностранные банки могут брать депозитные вклады у местных и зарубежных клиентов в иностранной валюте, но пока не имеют возможности работать с китайскими компаниями в юанях, что также стало одной из причин снижения конкурентоспособности западных финансовых институтов на местном рынке.

Принимая правила ВТО, Китай обязался покончить со всеми ограничениями до 2006 года. На практике же иностранные банки жалуются на многочисленные административные и юридические препоны, создающие сложности для конкуренции в Китае. Впрочем, несмотря на многочисленные препятствия, чинимые правительством КНР на пути зарубежных финансовых институтов, пути решения многих их проблем все же существуют.

В середине этого года три крупных банка из Японии, Китая и Южной Кореи сделали первый шаг к созданию межгосударственного альянса, подписав меморандум о взаимопонимании. Второй по величине банк Японии Sumitomo Mitsui Financial Group (SMFG) заявил о подписании соглашения с Bank of China, одним из "большой четверки" китайских госбанков, и Korean Exchange Bank (KEB), пятым по величине южнокорейским кредитором, о поиске возможностей совместного ведения бизнеса. Это соглашение пока носит экспериментальный характер. В то же время, оно имеет символическое значение, поскольку впервые банки Японии, Китая и Южной Кореи преодолели протекционистские тенденции и смогли договориться о совместной работе.

Представитель SMFG заявил, что банк будет изыскивать возможность для взаимодействия, в первую очередь, в области обслуживания на рынке японских компаний, работающих в Китае (им, вероятно, будут предоставляться кредиты в юанях), а также финансирования внешней торговли и проектов.

Возможно также взаимное использование банками отделений партнеров с целью сокращения затрат. Это, безусловно, знак того, что интеграция может расшириться, как только укрепится доверие партнеров друг к другу. Несмотря на достаточно осторожный характер соглашения, для банков, которые хотят участвовать в быстро растущей торговле и взаимных инвестициях между Японией, Китаем и Южной Кореей, открываются большие перспективы.

Союз, как сообщается, был идеей KEB. Именно он обратился с предложением о соглашении к другим банкам. Подобное стремление вполне понятно, после того как Но Му Хен, президент Южной Кореи, заявил о том, что страну необходимо превратить в региональный финансовый центр. Сделка между банками трех государств выглядит так, будто KEB ищет способы привлечения новых инвестиций, стараясь выглядеть наиболее привлекательным в финансовом плане.

Без сомнений, выгода китайского финансового института в этой сделке также велика. Привлечение иностранных инвестиций, выход на международную арену, расширение сети отделений и филиалов – вот неполный список возможностей, которые открываются перед Bank of China в результате его соглашения с SMFG и KEB.

Старт дан. Теперь банки – участники соглашения будут работать над деталями партнерства. И, возможно, другие финансовые организации, взирая на их пример, также начнут искать выгодные пути взаимодействия в регионе.

Но не только Китай чинит препятствия своим банкам на пути партнерства с иностранными финансовыми институтами в регионе. Тайвань, его давний противник, очень долго противился развитию отношений со своим соседом. Правда, в последнее время наметился некоторый прорыв в многолетнем застое процесса региональной интеграции. Медленно и неохотно тайбэйские чиновники снимают пятидесятилетние запреты на развитие контактов с континентальным Китаем. Впрочем, одна из основных движущих сил интеграции все еще под запретом: Тайбэй продолжает блокировать инвестирование китайского производства тайванскими банками. Пока что им позволено только открывать представительства на территории КНР, предварительно получив соответствующее разрешение у своего правительства. Тайбэй по-прежнему не дает добро своим банкам на открытие филиалов для проведения полноценных бизнес-операций. Тайванский центробанк требует, чтобы континентальные операции его банков подпадали под тайванские нормативы банковского регулирования. И он согласен разделить подобный контроль с китайской стороной. Но при отсутствии официальных отношений между Пекином и Тайбэем такой договоренности трудно достигнуть.

"Мы уже слишком опоздали в Китай, – говорит Чен Йипин, президент Shanghai Commercial & Savings Bank (SCSB), – который не заинтересован в укреплении позиций тайванских банков на своей территории. Но тайванские банки заинтересованы в Китае. Мы теряем корпоративных клиентов в пользу своего соседа и международных банков, из-за того что они могут предложить юани в качестве оборотных средств для континентального производства, а мы – нет".

Решения данной проблемы существуют. Одно из них использовали, например, Sinopac Financial Holding и Chinatrust (тайванская финансовая группа). Их сотрудники устраиваются менеджерами в банки Китая и, уже не будучи официально служащими тайванских финансовых групп, ведут переговоры об объединении с китайскими банками и даже о возможности их покупки (при этом, лоббируя интересы тайванских банков). В частности, First Sino Bank в Шанхае уже на 90% принадлежит тайванским предпринимателям, близким к Sinopak. А Chinatrust оказывает техническую поддержку China Merchants Bank в целях создания подразделения по операциям с кредитными карточками на материке.

Поскольку тайванским регулирующим органам сложно контролировать такие связи, на первый план было выдвинуто другое решение проблемы: банк Fubon Financial заявил, что намерен купить контрольный пакет акций гонконгского International Bank of Asia, который не подпадает под ограничения. "Потенциал использования этого средства экспансии в Китае очень велик, – утверждает Виктор Кан, финансовый директор Fubon. – Мы можем предложить тайванским и гонконгским клиентам финансирование их операций в Южном Китае в гонконгских долларах, однако такой бизнес только царапает поверхность китайского рынка. Кредитные линии в юанях – вот где настоящая выгода".

SCSB собирается бросить вызов правительству, чтобы получить доступ к таким выгодам. Министерство финансов Тайваня предупредило банк, что ему потребуется разрешение на расширение его гонконгским филиалом сети отделений в Китае. По словам представителей SCSB, его дочерняя компания может развиваться и без наличия такового. Подобный шаг сможет показать, какие возможности открываются перед SCSB с использованием IBA.

Впрочем, явный конфликт между SCSB и правительством Тайваня маловероятен. Ведь многие банки острова уже выдают кредиты национальным корпоративным клиентам, которые затем инвестируют их в Китай. А тайванские власти хорошо понимают, что обязаны сделать доступными хотя бы несколько регулярных каналов. Иначе освоение огромного китайского рынка пройдет вообще без участия тайванских банков.

Евгения Лакосник, по материалам Financial Times

 
© агенство "Стандарт"