журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СОБЫТИЯ

Международные банки

Новые рыночные страны

Новые рыночные страны

Банковская деятельность

Банковские отделения

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ БАНКИ

Информационные технологии

Банковское оборудование

УПРАВЛЕНИЕ РИСКАМИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №9, 2003

УПРАВЛЕНИЕ РИСКАМИ

Рискованное предприятие

Новые правила резервирования капитала, предложенные Базельским комитетом банковского надзора, подвергаются все большей критике со стороны банкиров. Однако альтернативы этим правилам все равно нет

Наверное, нет такого банкира, который не согласился бы с тем, что объемы резервных отчислений капитала для покрытия возможных потерь должны максимально точно соответствовать степени рискованности банковских операций. Однако механизм определения размеров таких отчислений, предложенный Базельским комитетом банковского надзора при Банке международных расчетов, практически ни у кого не вызывает особого энтузиазма. Специалисты данного Комитета после четырех лет упорной работы создали очень подробный документ, регламентирующий все возможные аспекты контроля рисков, но такая детализация лишает систему гибкости. Кроме того, есть все основания полагать, что введение новых правил резервирования заставит многие банки увеличить отчисления и ограничить кредитование рискованных заемщиков. В то же время, крупные финансовые группы, имеющие право самостоятельно определять размер отчислений согласно своим рискам, будут вынуждены вложить значительные средства в создание новых систем сбора и анализа данных. Тем не менее, несмотря на все свои недостатки новый механизм Базель-II, очевидно, вступит в силу. Иного выбора у участников мирового финансового рынка просто нет.

Рискованный механизм контроля рисков

Процесс утверждения международных нормативов Базель-II вошел в завершающую фазу. В конце июля 2003 года Базельский комитет вынес на обсуждение специалистов и банковской «общественности» последний вариант правил, которые в начале 2004 года должны окончательно стать законом (срок введения в действие – начало 2007 года). Однако реакция банковских кругов на предлагаемый сборник нормативов оказалась весьма неоднозначной и, в общем, не очень благожелательной.

Несмотря на четыре года упорной работы, несколько раундов трудных международных переговоров, многократные успешные поиски компромиссов и наиболее подходящих формулировок специалистам Базельского комитета не удалось разработать документ, который устроил бы все заинтересованные стороны; впрочем, достижение такого консенсуса, пожалуй, не было возможно в принципе. Недостатки новой системы, при этом, выглядят продолжением ее достоинств. Правила Базель-II очень детальны и пытаются обеспечить максимально точный учет степени риска в банковских операциях, однако из-за этого ряд видов деятельности дискриминируются по отношению к остальным, а работа с одними заемщиками оказывается намного менее выгодной, чем с другими. Ныне действующий механизм нормативов Базель-I, принятый в 1988 году, неоднократно критиковался как слишком грубый, но зато он гарантировал банкам достаточно большую степень свободы принятия решений. Базель-II, наоборот, способен ограничить их инициативу, однозначно указывая, что хорошо, а что – плохо, поэтому многие специалисты опасаются, что подобное ограничение приведет к негативным последствиям.

В конце августа влиятельный Institute of International Finance (IIF), представляющий интересы более 330 крупнейших международных финансовых групп, опубликовал документ, содержащий критику ряда положений Базель-II. О высоком статусе данной организации говорит, хотя бы, то, что ее возглавляет Йозеф Акерманн, генеральный директор Deutsche Bank, а пост председателя комитета по резервному капиталу занимает руководитель Societe Generale Даниэль Бутон.

Как указывается в данном документе, подписанном Акерманном и Бутоном, члены IIF, в целом поддерживая ввод в действие новых нормативов, отмечают достаточно серьезные недостатки по четырем пунктам.

В первую очередь, банкирам не нравится, что Базель-II фактически не учитывает возможности трансфера рисков с банковских балансов за счет секьюритизации активов. В последнее время западные банки все чаще пользуются этим инструментом, применяя кредитные деривативы и выпуская ценные бумаги, обеспеченные поступлениями от выплаты кредитов, финансовыми потоками компаний-заемщиков и прочими подобными активами. Продажа таких инструментов на вторичном рынке, как предполагается, должна обеспечить банкам страховку на случай дефолта заемщиков, так как потери в этом случае не падают непосредственно на сам банк, а распределяются между инвесторами, приобретающими эти ценные бумаги.

Введение в действие правил Базель-II лишит банки стимулов для проведения секьюритизации, традиционно используемой финансовыми институтами как элемент страховки на случай рыночных спадов. В результате, как отмечает IIF, кредитование приобретет ярко выраженный циклический характер: во времена подъема финансовые институты будут расширять масштабы операций, но, как только начнется спад, они тут же снизят обороты, чтобы уменьшить степень риска и, соответственно, сократить отчисления. А это приведет к тому, что для многих компаний будет значительно перекрыт доступ к кредитным ресурсам именно тогда, когда они больше всего будут в них нуждаться. Спады, в итоге, станут более тяжелыми и продолжительными, чем ранее, а подъемы будут сопровождаться большим риском перегрева экономики.

Аналогично новые нормативы не учитывают такой фактор как диверсификация вложений. По мнению специалистов IIF, банк, вкладывая средства в определенные типы активов, разные страны и различные сектора экономики, уменьшает степень риска в своей деятельности в целом, так как провал на одном направлении может компенсироваться успехами на другом. В связи с этим ведущие банки, которые и так собираются определять размер отчислений по собственным моделям управления рисками, предлагают учитывать влияние диверсификации активов и оценивать рискованность не только каждой конкретной операции, но и деятельности банка в целом.

Вторая группа замечаний IIF относится к избыточной сложности и детальности предложенных правил. Их введение может потребовать от банков дополнительных и, в общем-то, излишних расходов на приведение своей деятельности в соответствие с буквой новых нормативов. В то же время, небанковские финансовые институты не будут нести подобных затрат, вследствие чего их конкурентоспособность по сравнению с банками возрастет, а банки, в свою очередь, окажутся под дополнительным давлением.

В-третьих, IIF замечает, что, согласно последним исследованиям, проведенным специалистами самого Базельского комитета, внедрение банками сложных и дорогостоящих внутренних систем контроля рисков может привести не к сокращению резервных отчислений, а, наоборот, к их увеличению. Естественно, любой банк стремится к минимизации объема средств, выведенных из финансового оборота (например, в качестве резерва), поэтому самостоятельный расчет рисков не может быть самоцелью. По новой системе, чтобы реально сократить объем отчислений, банкам прежде всего необходимо заниматься наименее рискованными видами деятельности, что может привести к спаду их активности на других направлениях и лишению клиентов многих важных для них услуг.

Наконец, в-четвертых, международные банки отмечают, что Базель-II не рассматривает – и даже не ставит – вопрос о гармонизации правил банковского надзора в различных странах. Действующий в настоящее время механизм не отличается точностью, но зато его практически в одном и том же варианте могут придерживаться около 110 стран. Базель-II оставляет широкие возможности для введения отдельными юрисдикциями собственных правил, что ставит международные банки в невыгодное положение. Можно, например, себе представить, как усложнится работа того же Deutsche Bank, действующего в нескольких десятках странах мира, если ему придется приспосабливать свою систему контроля рисков для каждой отдельной страны.

Впрочем, члены IIF пока только указывают на недостатки предложенной системы. Некоторые участники мирового финансового рынка идут значительно дальше, сообщая, что не считают ее обязательной для исполнения.

Закон и здравый смысл

Так, большой резонанс вызвало решение американских властей ограничить действие нормативов Базель-II в финансовом секторе страны только двадцатью (по иным данным – вообще десятью) банками из нескольких тысяч национальных финансовых институтов. Оправдание, при этом, достаточно логичное: на 10 крупнейших банков США приходится 99% от объема вложений за пределами страны в национальной банковской системе. Как заявляет Джон Хок, высокопоставленный чиновник Министерства финансов США, возглавляющий национальное ведомство банковского надзора, прочие финансовые институты не присутствуют на международном финансовом рынке и поэтому не нуждаются в обязательном введении новых правил резервирования.

Большинство американских банков и в самом деле проиграют в случае распространения на них нормативов Базель-II. В финансовом секторе страны очень распространены такие достаточно рискованные операции как кредитование малых и средних предприятий, эмиссия кредитных карточек, выдача частным лицам необеспеченных займов. У американских банков большой опыт работы с такими активами, поэтому они, как правило, избегают значительных потерь, компенсируя высокий риск завышенными процентными ставками. Правила Базель-II заставят их безвариантно использовать совсем иной механизм, заключающийся в расширении резервных отчислений по таким кредитам, что, понятно, совсем не понравится банкирам. Даже крупные американские финансовые институты, ведущие международные операции и поэтому однозначно подпадающие под действие новых требований, обеспокоены тем, что в результате нововведений могут пострадать их бизнес с кредитными карточками и прочие высокорисковые, но высокодоходные виды деятельности.

В принципе, противоречия не были бы, возможно, так велики, если бы Европейский Союз освободил от необходимости соблюдения правил Базель-II свои небольшие банки. Однако Европейская комиссия, исповедуя принцип «все или ничего», распространила действие положений Базель-II на все без исключения финансовые институты региона. В результате европейские банки чувствуют себя дискриминированными по сравнению с американскими коллегами, а сами нормативы вызывают все большее недовольство не только у банкиров, но и у политиков. Так, например, предлагаемые правила подверг критике канцлер Германии Герхард Шрёдер, с тревогой отметивший, что их введение приведет к сокращению объемов кредитования мелких и средних компаний, составляющих основу германской экономики.

Требования Базель-II радикально расширяют роль международных кредитных агентств, от чьих рейтингов теперь будет зависеть коэффициент резервных отчислений. Однако специалисты агентства Standard & Poor’s также не в восторге от нововведений. В конце августа руководство S&P выступило с заявлением, предупредив, что будет снижать рейтинг тех банков, которые (в полном соответствии с нормативами Базель-II) сократят свои резервные отчисления больше, чем следует.

Это относится, прежде всего, к банкам, активно занимающимся такими операциями как ипотечное или потребительское кредитование, которые считаются Базельским комитетом сопряженными с незначительным риском. Как отмечается в заявлении руководства S&P, в последние два десятилетия большинство западных стран не знали серьезных кризисов, в связи с чем исторические показатели дефолтов по ипотечным и потребительским кредитам малы, а это дает банкам, самостоятельно рассчитывающим масштабы рисков, возможность ограничиваться незначительными резервными отчислениями по данным операциям. Тем не менее, S&P не может согласиться с тем, что серьезной опасности дефолтов по ипотечным или потребительским кредитам больше нет и не будет, и настаивает на сохранении в финансовой системе достаточных объемов резервного капитала. Агентство, в целом, поддерживает стремление Базельского комитета к внедрению более совершенных методов контроля рисков, но не разделяет его подхода, разрешающего банкам сокращать отчисления в период экономического подъема. «В конце концов, – говорит аналитик S&P Таня Азархс, – финансовые резервы служат для страховки на случай различных неприятных неожиданностей, которые могут случиться в хорошие времена с тем же успехом, что и в плохие».

По словам аналитиков, такая жесткая позиция Standard & Poor’s может обесценить для банков все преимущества, связанные с введением новых нормативов. Если кредитные агентства будут применять более жесткий подход к формированию резервов, чем органы банковского надзора и собственные службы контроля рисков в финансовых институтах, банкам, чтобы не столкнуться со снижением рейтинга, ведущим к удорожанию финансирования, придется отказаться от существенного сокращения отчислений. Но, если ничего, по сути, не изменится, зачем же тогда тратить десятки миллионов долларов на создание улучшенных механизмов управления рисками?!

Очень сдержанно относятся к предложениям Базельского комитета и новые рыночные страны. К примеру, правительство Мексики обеспокоено тем, что внедрение положений Базель-II может привести к дестабилизации национального кредитного рынка. А руководитель китайского центрального банка Лю Минкан прямо заявил, что КНР не собирается вводить новые правила в 2007 году, а проживет еще несколько лет со старыми. Судя по всему, к аналогичному решению об отсрочке придет и Индия.

По словам Лю Минкана, нормативами Базель-II недостаточно учитываются особенности деятельности банков развивающихся и новых рыночных стран, и в этом руководителя китайского центробанка поддерживают также западные эксперты. Базельский комитет изначально составлял свои правила для финансовых институтов развитых стран, не подразумевая их широкого распространения за пределами группы G10 («большая семерка» плюс Бельгия, Нидерланды и Швейцария) и не рассчитывая на их введение в развивающихся странах. Правда, проведенный этим летом опрос среди банкиров и регуляторов из 21 страны Азиатско-Тихоокеанского региона показал, что руководители банков воспринимают перспективы введения правил Базель-II с большим оптимизмом, чем государственные чиновники, и рассчитывают на скорое создание у себя таких же совершенных механизмов управления рисками, что и в финансовых институтах западных государств. Тем не менее, эксперты советуют не торопиться.

Цена и стоимость

нововведений

В прессе уже не раз назывались суммы порядка $50-70 млн.: именно во столько, по оценкам экспертов, обойдется крупному банку внедрение системы управления рисками, которая обеспечит ему самостоятельное определение размера резервных отчислений. Эта сумма складывается из многих составляющих, однако наиболее весомой частью станет, по-видимому, освоение соответствующих информационных технологий.

Как считают специалисты, для информационных систем европейских банков создание внутренних механизмов контроля рисков будет представлять собой не менее масштабную задачу, чем переход на евро или решение «проблемы 2000». Внедрение подобных систем требует решения, по меньшей мере, трех групп проблем, связанных с: сбором и систематизацией информации, необходимой для проведения оценки рисков; определением принципов оценки и контроля операционного риска; автоматизацией процессов оценки риска и вынесения конкретных решений.

Систематизация данных о заемщиках и кредитных операциях банка представляется только предварительным, обеспечивающим, этапом в действующих моделях управления рисками. Однако по своей трудоемкости и сложности этот процесс, пожалуй, самый сложный. В настоящее время банки регулярно собирают информацию о своих клиентах, будь то компании или частные лица, однако занимаются этим разные подразделения, далеко не всегда контактирующие между собой. По словам Пола Бича, директора консалтинговой компании KPMG Consulting, основная трудность здесь состоит не только в создании интегрированной базы данных, но и в приведении всех данных по каждому отдельному клиенту в единый формат, пригодный для анализа. Кроме того, необходимо унифицировать сами данные. Банк должен обладать определенным обязательным объемом сведений о каждом клиенте, а для этого нужно, чтобы процесс накопления информации различными подразделениями был введен в единые рамки.

Для крупных банков решение этой задачи потребует немалых сил и средств. Так, например, у британского банка Lloyds TSB около 16 млн. клиентов, и систематизировать информацию по каждому из них по стандартной форме будет весьма нелегко. Кроме того, здесь надо учитывать, что для проведения анализа нужны не только оперативные, но и исторические данные, по меньшей мере, на пятилетнюю перспективу. А такие сведения не только разрознены и оформлены в различных форматах, но и могут находиться на разных носителях.

В отношении операционного риска основная трудность заключается в том, что его пока очень сложно формализовать (под данным понятием понимается риск финансовых потерь от всяких несчастных случаев и непредвиденных случайностей, начиная от короткого замыкания или «зависшего» сервера и заканчивая ограблениями и терактами). По словам Пола Бича, самые сложные проблемы здесь – сбор данных о подобных инцидентах и оценка нанесенного ими ущерба. Пока же в распоряжении специалистов нет ни полных и достоверных сведений об операционных рисках, ни необходимого опыта, который надо будет приобретать уже в процессе работы.

Однако сбор и анализ информации бесполезны, если банковские менеджеры не смогут в результате принимать оперативные решения, касающиеся различных аспектов кредитной и инвестиционной политики. Пока надежных программных инструментов, способных обеспечивать автоматический анализ рисков и вывод на поток подготовки необходимых рекомендаций, не существует. Ряд банков пытаются создать собственные системы оценки. Так, JP Morgan Chase в настоящее время проводит испытания своей программы Horizon, которая, как рассчитывают разработчики, поможет банковским менеджерам выявить слабые места и найти наиболее выгодные направления для инвестиций.

Тем не менее, все подобные системы делают только самые первые шаги, реально же их можно будет оценить лишь после прохождения проверки практикой. Между тем, нормативы Базель-II вступят в силу, самое раннее, в 2007 году, тогда как расходы на подготовку к их внедрению необходимо нести уже сейчас. Это несколько раздражает руководство многих западных банков, испытывающих финансовые проблемы из-за экономического спада на Западе.

Для банковских клиентов введение в действие правил Базель-II также приведет к некоторым коррективам в правилах игры. Однозначно в проигрыше окажутся небольшие компании, не имеющие кредитного рейтинга и не обладающие значительными ликвидными ресурсами, способными выступить в качестве залога. Специалисты однозначно предсказывают серьезные трудности в малом бизнесе, которому будет намного сложнее привлекать банковские кредиты.

«Влияние новых нормативов на рынок финансирования компаний малого бизнеса, – говорит Драгица Грбовац, президент канадской компании TriMedia Corp., – будет весьма масштабным и однозначно негативным. Во-первых, банки будут направлять на эти цели меньше средств, чтобы минимизировать объемы отчислений. Во-вторых, они будут более тщательно изучать потенциальных клиентов и относиться к ним с большей осторожностью». Следствием этого станут дальнейшая формализация процедур рассмотрения заявлений о займах, более строгий контроль использования привлеченных средств со стороны банков, рост числа отказов для недавно созданных компаний.

Очевидно, серьезно пострадает и венчурный бизнес. Специалисты ассоциации European Private Equity & Venture Capital Association (EVCA) уже подсчитали, что введение новых правил приведет к оттоку с европейского рынка частных ценных бумаг и рискового капитала в объеме около @5-10 млрд. в год. В настоящее время около 25% европейских венчурных фондов финансируются банками. Судя по всему, после 2007 года их доля изрядно сократится.

В целом, по мнению Дэвида Томаса, директора по управлению кредитными рисками компании KPMG, «введение правил Базель-II усилит дифференциацию банковских клиентов». Крупные корпорации с высокими кредитными рейтингами однозначно выиграют, так как смогут привлекать займы по менее высоким ставкам. В то же время изрядно затруднится доступ к кредитным ресурсам для небольших западных фирм и заемщиков из развивающихся и новых рыночных государств. Более того, не исключено введение дифференцированных условий для частных лиц, особенно в таких секторах как кредитные карточки и потребительские кредиты. Возможно, немного уменьшится ставка по закладным, которые Базельский комитет считает сравнительно безопасными активами. В любом случае богатые должны стать еще богаче, а все остальные проиграют, и это тоже рассматривается многими наблюдателями как повод для критики.

Похоже, для сторонников нововведений такое большое количество критических замечаний стало определенной неожиданностью. Теперь многие банкиры в затруднении; президент European Central Bank Вим Дуйзенберг даже предположил, что не исключена новая отсрочка, так что правила Базель-II вступят в силу не в 2007 году, а только в 2008-м. Однако вопрос об отказе от них или серьезной правке даже не ставится. Базельский комитет сделал все, что мог, пытаясь примирить различные – зачастую противоположные – точки зрения участников мирового финансового рынка; пожалуй, не его вина, что компромиссное решение, как это всегда бывает, не устроило никого. Просто добиться всеобщей гармонии пока совершенно невозможно.

Поэтому специалисты признают правоту Боба Мотыки, аналитика швейцарского банка USB, считающего, что вводить новые нормативы необходимо как можно скорее, так как отсрочки только вносят неопределенность, препятствуя принятию важных стратегических решений. По крайней мере, Базельский комитет настроен достаточно решительно. Он продолжает принимать замечания и намерен учесть хотя бы часть из них в окончательном варианте, который должен быть подготовлен к концу 2003 года. В создание новых правил было вложено слишком много времени и труда, и этот процесс должен быть обязательно доведен до победного конца.

Виталий Шимкович,
по материалам Financial Times, Banking Technology, www.TriMediaServices.com

 
© агенство "Стандарт"