журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СОБЫТИЯ

Международные банки

Новые рыночные страны

Новые рыночные страны

Банковская деятельность

Банковские отделения

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ БАНКИ

Информационные технологии

Банковское оборудование

УПРАВЛЕНИЕ РИСКАМИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №9, 2003

Международные банки

Goldman Sachs не боится потерь

В элитном американском инвестиционном банке главная проблема не в том, как удержать лучших специалистов, а как убедить их в положенный срок покинуть свой пост

Когда американский инвестиционный банк Goldman Sachs впервые за свою 130-летнюю историю инициировал продажу собственных акций широкой публике в мае 1999 года, многие критики говорили о том, что один из ведущих финансовых институтов Уолл-Стрита идет на самоубийство, поскольку большинство талантливых высших руководителей, имевших статус партнеров (т.е. совладельцев), покинут банк. Руководство Goldman Sachs тогда достаточно серьезно отнеслось к этому мнению. Банк предупредил инвесторов, что ему, возможно, не удастся удержать у себя некоторых партнеров, а также придется лишиться ряда ведущих сотрудников, поскольку у последних больше не будет возможности получать денежные вознаграждения в таких размерах, которые соответствовали бы их статусу. Тем не менее, расставание со многими специалистами не ослабило Goldman Sachs. В этом банке действует уникальная система ротации кадров, в рамках которой высшие менеджеры должны рано уходить в отставку, чтобы дать дорогу молодым.

Когда-то у большинства инвестиционных банков Уолл-Стрита была та же система собственности, от которой четыре года тому назад отказался Goldman Sachs. Банковские сотрудники, сделавшие удачную карьеру, на ее верхнем витке становились партнерами и, соответственно, получали долю прибыли банка. Среди американских финансовых институтов Goldman Sachs считался одним из лучших (если не лучшим), поэтому не удивительно, что он назывался в финансовых кругах «банком миллионеров» (тем более что это полностью соответствовало истине).

Опасения относительно массового ухода партнеров из Goldman Sachs особенно усилились в последние три года, когда на американском фондовом рынке длился спад, и подтвердились, как только банк начали покидать многие выдающиеся и авторитетные сотрудники, включая Стивена Хеллера, сопредседателя подразделения глобальных инвестиционных банковских операций. Во время первичного размещения акций (initial public offering – IPO) в мае 1999 года в Goldman Sachs действовал 221 активный банковский партнер, из которых на сегодняшний день осталась лишь половина. За возможность расширения своего бизнеса, возникшую благодаря преобразованию в открытое акционерное общество и продаже акций внешним инвесторам, банк расплатился своими лучшими проверенными кадрами.

Тем не менее, уход бывших партнеров, на которых ранее «держался» бизнес банка, не стал разрушительным для Goldman Sachs благодаря осуществлению банком правильной политики во время подготовки к проведению IPO. Многие из партнеров в то время дали обещания продолжить работу на Хэнка Паульсона, генерального директора Goldman Sachs, в течение двух лет после проведения первичного размещения акций и связанной с этим потери своего привилегированного статуса. Когда на стол к Паульсону начали ложиться заявления об отставке, проводимая банком уже длительное время политика разделения руководящих должностей смягчила удар, как, впрочем, и то, что несколько партнеров, включая Стивена Хеллера, приняли предложение Паульсона поработать в качестве консультантов даже после официального ухода из Goldman Sachs.

По словам официальных представителей банка, в отношении оставшихся после проведения IPO в Goldman Sachs партнеров будет действовать та же схема занятия должностей, что и в отношении их предшественников: они будут уходить в отставку в возрасте 40-45 лет с учетом того, что средний срок пребывания в данном статусе составляет от шести до восьми лет. Один из бывших партнеров Goldman Sachs, который начинал свою работу в банке еще в 1954 году и до сих пор выполняет обязанности консультанта, говорит, что эта схема выглядит достаточно справедливой и рациональной. Ведь, заработав массу денег и имея обязанности перед семьей и детьми, многие партнеры уже не могут работать в таком напряженном ритме, которого требует Goldman Sachs. Не следует думать, конечно, что они не могут обеспечить тот или иной объем работ, просто они настолько богаты, что могут не работать, приняв решение о передаче своих полномочий и обязанностей другим лицам.

Но в действительности лишь малая толика партнеров действительно ушла из Goldman Sachs. Многие до сих пор содержат собственные офисы в различных представительствах этого американского инвестиционного института; другие работают в Goldman Sachs консультантами, начав свою вторую карьеру в банке. Конечно, некоторые партнеры уходят совсем. Так, сопрезидент Goldman Sachs Джон Торнтон стал наиболее заметным и известным менеджером, который покинул банк в текущем году. Он уехал преподавать в один из ведущих китайских университетов, после того как понял, что более не сможет занимать высокие должности в Goldman Sachs.

Другой представитель когорты руководителей банка Стив Мнучин, уволившийся в 2002 году с поста директора департамента информации, начал недавно свою новую карьеру в Фонде Сороса, заняв должность генерального директора нового подразделения Фонда под названием SFM Capital Management.

Напротив, Стивен Данкер, бывший содиректор департамента кредитных деривативных операций Goldman Sachs, решил полностью посвятить себя своему давнему увлечению – скачкам. Покинув банк в 2001 году, он сегодня работает в исполнительном комитете ассоциации New York Racing Association, в ведении которой находятся три крупнейших ипподрома штата Нью-Йорк – Aqueduct, Belmont Park и Saratoga.

Свой собственный путь выбрала и Лотон Фитт, занимавшаяся в Goldman Sachs инвестиционными банковскими операциями на пике бума в секторе информационных технологий и руководившая первичным размещением акций таких фирм как Ciena (производитель волоконно-оптического сетевого оборудования) и Etoys (интернетовский розничный продавец игрушек). После ухода в прошлом году из Goldman Sachs Фитт стала первой женщиной и первой американкой, занявшей пост секретаря британской Королевской Академии (Royal Academy), основанной в 1768 году.

Несколько других экс-партнеров Goldman Sachs выбрали государственную службу. Так, Рубен Джеффери, проработавший в банке 18 лет и служивший в последнее время управляющим партнером Goldman Sachs в Париже, после увольнения стал специальным советником президента США Джорджа Буша по вопросам восстановления жизнедеятельности Манхэттена после террористических акций 11 сентября 2001 года.

Другой топ-менеджер Goldman Sachs Эндрю Элпер, работавший главным операционным директором подразделения глобальных банковских операций, тоже вышел в отставку и возглавил New York City Economic Development Corporation – агентство по оказанию помощи компаниям и деловым людям в расширении своего бизнеса и проникновении на рынки Нью-Йорка. Пригласил его на эту должность мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг.

Все данные банкиры повторили шаги своих предшественников. Так, Роберт Мнучин, отец Стива Мнучина, покинул Goldman Sachs перед проведением IPO и открыл гостиницу в штате Коннектикут. Ему также принадлежит картинная галерея в Нью-Йорке, и он ведет активную благотворительную деятельность.

Эндрю Элпер и Рубен Джеффери отправились на госслужбу в Вашингтон, последовав примеру многих бывших партнеров Goldman Sachs, включая Роберта Рубина и Стефена Фридмэна, которые были сопредседателями правления банка в начале 90-х годов. После ухода из Goldman Sachs Рубин занимал пост министра финансов в администрации президента Билла Клинтона, а сегодня входит в правление Citigroup, где считается «главным лоббистом» этой финансовой группы в Вашингтоне. Стефен Фридмэн в 2002 году стал главным экономическим советником президента Джорджа Буша.

Состояние, которое находилось в руках партнеров Goldman Sachs до проведения первичного размещения акций, без всякого преувеличения можно было назвать экстраординарным. Банк никогда не раскрывал той формулы распределения акций, которую он применил для компенсации партнерам потерянной ими доли собственности в Goldman Sachs, но ряд регулятивных документов свидетельствуют о том, что накануне проведения IPO активные партнеры владели 265 млн. акций, т.е., в среднем, на каждого приходилось по 1.2 млн. акций. Биржевая стоимость каждого такого пакета на начало сентября 2003 года составляла $109 млн. Хотя новые партнеры Goldman Sachs, возможно, получили гораздо меньше, чем по 1.2 млн. акций, наиболее высокопоставленным менеджерам инвестиционного банка их досталось гораздо больше. Так, самому крупному индивидуальному акционеру Goldman Sachs Хэнку Паульсону досталось 3.9 млн. акций, оцениваемых сегодня в $355 млн.

Но не деньги стали главной причиной, вследствие которой уходят в отставку партнеры. Богатство просто обеспечивает им безболезненное расставание с банком. На самом деле повальные увольнения партнеров преследуют иную цель – освободить самые высокие руководящие должности для молодых, перспективных и многообещающих сотрудников. Эта ротация кадров нацелена на генерацию новых идей и внедрение передовых финансовых продуктов, способных обогатить топ-менеджеров банка и обеспечить рост поступлений и стоимости акций Goldman Sachs.

В этом плане показателен пример с одним из менеджеров банка Джоном Тормондсеном по прозвищу «Турбо». Он покинул свой пост руководителя департамента торговли государственными облигациями в январе 2002 года в возрасте 43 лет, а ему на смену пришел Ашок Варадхан, которому в ту пору было только 29. Когда Тормондсен покидал свой пост, появились первые отчеты о том, что его департамент добился рекордных показателей по полученным доходам. Однако по истечению определенного времени после увольнения Тормондсена данный департамент не снизил эти показатели, а, наоборот, превысил их.

Фокусирование внимания на результатах работы всех подразделений Goldman Sachs считается главным элементом культуры партнерства в банке. Шанс стать партнером Goldman Sachs – всегда привилегия, а не право. Каждые два года деятельность партнеров оценивается их же коллегами. Достоверные источники в банке свидетельствуют, что с момента проведения IPO ряду партнеров было предложено покинуть институт, а некоторые из них были лишены своего статуса.

На самом деле, самая сложная проблема, с которой сталкивается Хэнк Паульсон в отношениях с партнерами, состоит в том, чтобы заставить уйти из банка тех, кто не хочет этого делать. Хотя некоторые из партнеров с удовольствием покидают Goldman Sachs и становятся управляющими музеев, ипподромов или государственными служащими, многие другие, как говорится, готовы умереть от старости за своим столом в банке. Паульсон признает, что зачастую очень сложно убедить тех, кто посвятил свою жизнь работе в Goldman Sachs, в том, что настало время прощаться. «Хотя, – говорит Паульсон, – руководство банка всегда делает это в мягкой и корректной форме».

Несмотря на то что официально юридический статус партнерства уже прекратил свое бытие в Goldman Sachs, эта система продолжает действовать в банке, по крайней мере, с точки зрения названия. После проведения IPO Goldman Sachs создал «партнерский пул», в который каждые два года банк добавляет новых партнеров. Последняя группа из 78 человек вошла туда в октябре 2002-го.

Партнеры получают ежегодную зарплату в размере $600 тыс. и специальный бонус в конце каждого года. По словам официальных представителей Goldman Sachs, банку нужна система партнеров, для того чтобы повышать мотивацию своих сотрудников и нанимать талантливых специалистов со стороны. Так, например, недавно сопредседателем подразделения инвестиционных банковских операций Goldman Sachs в Европе стал Гордон Дайэл, бывший банкир Morgan Stanley, который в настоящее время стал партнером в Goldman Sachs.

Дайэл – один из 300 партнеров в вышеуказанном «пуле», только треть состава которого вела активную деятельность в банке во время первичного размещения акций в 1999 году. Паульсон очень рассчитывает на них и всецело доверяет этой группе, надеясь, что все ее члены сохранят и преумножат культуру ведения бизнеса в Goldman Sachs. Задача эта, по мнению многих экспертов, не так проста, как кажется на первый взгляд, особенно с учетом того, что 50% персонала банка работает в нем менее четырех лет.

Как бы там ни было, но партнеры Goldman Sachs очень серьезно относятся к возложенной на них роли. Они преподают в собственном университете банка – Pine Street – и выполняют обязанности воспитателей и наставников, также оперативно информируют всех сотрудников Goldman Sachs, включая председателя правления и генерального директора банка, о тех их акциях или высказываниях, которые идут вразрез с культурой и ценностями банка.

По словам пресс-секретаря Goldman Sachs Лукаса Ван Праага, сохранение культуры ведения бизнеса, которая обеспечивает процветание банка, было главным приоритетом в ходе проведения IPO. Пул партнеров, по его мнению, – мощный стимулом к тому, чтобы сотрудники банка работали еще более настойчиво и энергично, что, в свою очередь, будет в полной мере отвечать интересам всех акционеров Goldman Sachs.

Олег Зайцев, по материалам Financial Times

 
© агенство "Стандарт"