журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СОБЫТИЯ

Международные банки

Новые рыночные страны

Новые рыночные страны

Банковская деятельность

Банковские отделения

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ БАНКИ

Информационные технологии

Банковское оборудование

УПРАВЛЕНИЕ РИСКАМИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №9, 2003

СОБЫТИЯ

Аргентинские банки должны еще подождать

Правительство страны пообещало банкам возместить часть потерь от кризиса 2001–2002 годов, но после заключения соглашения с МВФ этот вопрос утратил свою актуальность

Аргентина постепенно выходит из самого тяжелого экономического кризиса за всю историю страны. ВВП после сокращения на 11% в прошлом году должен увеличиться на 4-5%, девальвация национальной валюты способствовала расширению экспорта, после президентских выборов в марте 2003 года стабилизировалась политическая ситуация. Тем не менее, до нормализации еще очень и очень далеко. Финансовая система Аргентины полуразрушена, кредитный рынок все еще на точке замерзания, а банки так и не восполнили потерь от дефолта по государственным облигациям и прошлогоднего пересчета долларовых активов в песо по невыгодному для банков курсу. За банкиров попробовал вступиться МВФ, поставив в качестве одного из условий выделения экономической помощи Аргентине принятие ряда новых законов, предусматривающих возмещение банкам (преимущественно – иностранным) части понесенных ими убытков. Однако правительство Аргентины не пошло на поводу у МВФ, и банкам придется подождать еще немного.

Ситуация в аргентинской экономике, бесспорно, улучшается после прохождения пика прошлогоднего кризиса, но положительные изменения происходят очень уж медленно. В первом квартале 2003 года впервые после 17 подряд кварталов непрерывного спада был зарегистрирован экономический рост, но всего лишь на 5.4% по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом, а затем темпы подъема снова стали снижаться. По словам западных экономистов, с учетом глубины падения национальной экономики во время кризиса и трехкратной девальвации аргентинского песо по сравнению с 2001 годом такое постепенное восстановление несколько разочаровывает.

Как утверждают те же специалисты, одна из причин этого заключается в том, что государственная финансовая система по-прежнему находится в состоянии глубокого кризиса. Порядка 65% активов банковского сектора страны контролируют иностранные финансовые институты, и это в определенном смысле послужило банкам страховкой. За немногими исключениями, зарубежные собственники не отказались от своих владений в Аргентине, и пусть они не оказывали существенной поддержки своим дочерним банкам, даже виртуальное наличие за их спиной крупной европейской или американской финансовой группы стало весьма действенной защитой от банкротства. Вероятно, если бы крупнейшие аргентинские банки контролировались национальным капиталом, дела их были бы куда более плачевными. Предыдущие финансовые кризисы в Мексике, Юго-Восточной Азии, Турции, России всегда сопровождались массовыми банкротствами в банковском секторе, в Аргентине же потерпели крах всего несколько небольших региональных банков, которые были без особых проблем переданы под контроль государства и уже через несколько месяцев нашли новых собственников в частном секторе. Правда, многие из мелких банков, по словам специалистов, фактически обанкротились, но все еще продолжают удерживаться на плаву.

Зато аргентинское правительство, похоже, не слишком беспокоилось о сохранении национальной банковской системы, и многие мероприятия и реформы проводились откровенно за счет банков. Так, например, все долларовые кредиты были принудительно конвертированы в песо по курсу $1 = 1.4 песо, в то время как вкладчики, пусть и с большой задержкой, смогли получить свои средства по более выгодному для них соотношению. Аргентинские банки до начала кризиса вкладывали крупные средства (по некоторым оценкам, – свыше $30 млрд.) в государственные облигации, выплаты по которым прекратились в декабре 2001 года и не известно, когда и в каком объеме возобновятся вновь.

Наконец, аргентинские власти предпочли поддержать должников, потерявших возможность выполнять свои обязательства в ходе кризиса, а не их кредиторов. В стране продолжает действовать мораторий, запрещающий банкам конфискацию жилья за неуплату по ипотечным кредитам (да и вообще забрать какое-либо имущество за долги сейчас в Аргентине крайне проблематично). Из-за этого практически прекратилось кредитование, так как банки опасаются невозвратов, а сами потенциальные заемщики не обращаются за кредитами, так как процентные ставки высоки, а новых проектов, в которые можно было бы вкладывать заемные средства, в стране сейчас реализуется очень мало.

Справедливости ради следует заметить, что правительство Аргентины, принося в жертву интересы банков (напомним, по большей части, находящихся в иностранной собственности), старалось облегчить положение резко обедневшего населения (в сентябре 2003 года – около 20% безработных, 50% – за чертой бедности) и национальных компаний. В некоторой степени ему это удалось, по крайней мере, массовые беспорядки, прокатившиеся по аргентинским городам в декабре 2001 года, больше не повторились, однако обратной стороной такой политики стал паралич финансовой системы, которая все еще не в состоянии оказать помощь в выходе экономики из спада.

Крупнейшие банки Аргентины – Grupo Financiero Galicia, BBVA Banco Frances и Banco Rio de la Plata – в августе сообщили об убытках, понесенных во втором квартале 2003 года. Ни один из них не получил ни одного сентаво прибыли на протяжении последнего 21 месяца и не ожидает возвращения к положительной рентабельности в ближайшем будущем. По словам банкиров, причины непрерывных потерь заключаются, в первую очередь, в запрете на реализацию имущества несостоятельных должников, отсутствии спроса на кредитные ресурсы, а также постоянных отсрочках в выделении правительством обещанной компенсации. Действительно, разговоры о том, что необходимо вознаградить банки за проявленное ими терпение и вклад в стабилизацию национальной экономики, начались в аргентинских правительственных кругах еще в 2002 году, но проект застрял в парламенте.

Правда, по сравнению с прошлым годом убытки ведущих аргентинских банков сократились, причем, очень заметно. Banco Frances, например, во втором квартале вообще едва не вышел на «ноль». Финансовые институты сократили затраты (например, Banco Rio уволил около 30% персонала), кроме того, с середины 2002-го прекратился отток депозитов из банковской системы. Banex, один из небольших аргентинских банков, оперирующий, в основном, в провинции Сан-Луис в центральной части страны, благодаря своей крайне осторожной кредитной политике даже получил во втором квартале прибыль. Предоставляя небольшие кредиты обеспеченным пожилым клиентам, Banex оказался в «плюсе» на 100 тыс. песо (около $33 тыс.) – сумма, по словам Габриэля Кокеньо, генерального директора Banex, смехотворная, «но важен факт, что банк все равно завершил квартал с прибылью».

Тем не менее, получить значительные доходы, действуя по примеру Banex, невозможно, поэтому банки очень рассчитывали на государственную помощь, которая должна была компенсировать неравновесную конвертацию долларовых кредитов и депозитов в песо в начале 2002 года. При этом, шансы у банков, бесспорно, были, так как оказание поддержки национальным финансовым институтам стало одним из условий Международного валютного фонда правительству страны.

В прошлом году, когда Аргентина испытывала наиболее серьезные трудности, МВФ не выделил стране ни цента, прекратив выплаты по уже действовавшей программе кредитования еще в декабре 2001-го. Чиновники МВФ постоянно выдвигали аргентинскому правительству все новые и новые условия, касающиеся повышения «собираемости» налогов, сбалансированности бюджетов провинций, отмены ограничений на снятие денег с банковских счетов, принятия законов, защищающих интересы кредиторов и западных инвесторов и многого другого. Только в январе 2003-го, когда многие проблемы утратили свою предельную остроту, а предвыборная кампания вышла на финишную прямую, тогдашний «временный» президент Эдуардо Дуальде заключил с МВФ промежуточное соглашение, предусматривавшее отсрочку до сентября платежей Фонду, а также предоставление Аргентине кредита на сумму $1.05 млрд. Затем, когда Дуальде сменил на президентском посту Нестор Кирхнер, переговоры с МВФ продолжило уже его правительство, пост министра экономики в котором сохранил Роберто Лаванья, назначенный еще Дуальде.

Однако достижение нового соглашения шло очень тяжело. Представители МВФ взамен за новую отсрочку по платежам и предоставление кредита в $12.5 млрд. потребовали: закон о компенсации потерь банкам; бюджетный профицит в размере 4.25% от ВВП (это дало бы возможность Аргентине начать расплачиваться по своим старым долгам); повышение налогов; отмену запрета на конфискацию имущества должников, а также разморозку тарифов на коммунальные услуги. Сектор коммунального хозяйства в Аргентине был приватизирован еще в начале 90-х годов и в настоящее время находится под контролем иностранных компаний, которые за десятилетие инвестировали в отрасль порядка $50 млрд. Заключая с ними договора, аргентинское правительство обязалось устанавливать привязанные к доллару тарифы на электроэнергию, воду и прочие коммунальные услуги, но в декабре 2001 года нарушило это условие, переведя все в песо и запретив поднимать цены.

В принципе, аргентинское правительство было готово пойти навстречу банкам. В начале сентября закон о компенсации был даже одобрен нижней палатой парламента. Правда, если в проекте фигурировала сумма порядка 8 млрд. песо ($2.8 млрд.), то парламентарии утвердили только 2.8 млрд. песо ($940 млн.), но, по словам Родольфо Фриджери, председателя финансового комитета нижней палаты парламента, недостающие 5.2 млрд. песо могли быть выделены в соответствии с указом президента.

Однако Нестор Кирхнер наотрез отказался выполнять остальные требования МВФ. Повышение тарифов (а оно составило бы не «проценты», а «разы») чрезвычайно сильно ударило бы по кошельку аргентинцев, а усиление налогового бремени и сокращение государственных затрат с целью сбора денег на уплату долгов могло бы подорвать те слабые признаки роста, что появились в этом году в национальной экономике. Да и народ не понял бы своего лидера: в начале сентября по Буэнос-Айресу прокатились массовые демонстрации под лозунгами отказа от кабальных условий МВФ. Президент Аргентины не остановился даже перед дефолтом по выплате Фонду $3 млрд. после завершения срока действия январской отсрочки, и в конце концов МВФ был вынужден признать поражение. Через несколько дней после того, как Аргентина просрочила платеж, МВФ согласился предоставить стране $12.5 млрд., сняв все свои требования, которые вызывали такое недовольство у аргентинцев. После длительной дискуссии это решение было окончательно утверждено на сессии МВФ в Дубае 21 сентября. По словам наблюдателей, это знаменует закат влияния МВФ в новых рыночных странах.

Проиграли и аргентинские банки. Им по-прежнему запрещено налагать арест на имущество должников, перспектива выплаты долгов по государственным облигациям отошла в туманное будущее (правительство Аргентины предложило владельцам этих ценных бумаг списать 75% их стоимости), а закон о компенсации пропал где-то по дороге из нижней палаты парламента в верхнюю. В тексте нового соглашения с МВФ никакого упоминания о финансовой помощи банкам не значится.

Впрочем, все это, судя по всему, означает, что аргентинским финансовым институтам просто придется еще подождать. Правительство страны хорошо понимает, что без действующей банковской системы выход из кризиса невозможен, и собирается обязательно заняться ее восстановлением… как только позволят более неотложные дела.

Виталий Шимкович,
по материалам The Business Times, Bloomberg, Reuters, BBCNews, www.realcities.com

 
© агенство "Стандарт"