журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ЛИЧНОСТИ

СОБЫТИЯ

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

ИПОТЕЧНОЕ КРЕДИТОВАНИЕ

ТЕНДЕНЦИИ

Информационные технологии

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №8, 2003

СОБЫТИЯ

Эволюция путем убеждения

Проблемные японские банки получили настоятельную рекомендацию срочно поправить свои дела – любыми средствами

История с фактической национализацией пятой по величине банковской группы Японии Resona (см. БП № 5 и 6), как и ожидалось, вызвала большой резонанс. Злосчастные налоговые кредиты, которые не были "засчитаны" Resona в качестве капитала, что и привело к инъекции 1.96 трлн. иен ($16.6 млрд.) государственных средств, составляют значительную долю капитальной базы во всех крупных банках страны, которых, таким образом, в любой момент может постигнуть такая же незавидная судьба. При этом, японская экономика все никак не может выйти из многолетней депрессии, из-за чего местные банки практически лишены возможности получения прибыли в объеме, достаточном для покрытия убытков от невозвращенных кредитов и обесценивания принадлежащих финансовым институтам акций промышленных и торговых компаний. Тем не менее, правительство еще надеется, что банки способны самостоятельно преодолеть кризис. Обещанные реформы, призванные привести правила расчета капитальной базы в соответствие западным стандартам, отложены, но менеджеры частных банков должны взять на себя обязательства перед государством в части возвращения к прибыльности и лично нести ответственность за их выполнение.

Приняв в мае текущего года решение о наращивании капитальной базы банка Resona посредством инъекции государственных средств, японское правительство постаралось сделать все возможное, чтобы минимизировать последствия этого шага для финансового сектора в целом. По всем официальным заявлениям, кризис в Resona рассматривался в качестве единичного частного случая, а новое руководство банка, пришедшее к власти после добровольной отставки прежней управленческой команды, получило практически полную свободу в разработке и реализации программы реструктуризации.

Тем не менее, эта история вызвала новую серию тревожных публикаций в международной деловой прессе о возможном скором начале широкомасштабного банковского кризиса в Японии. Как отмечали обозреватели, налоговые кредиты, ставшие причиной краха Resona, составляли, в среднем, 40% от капитальной базы других японских банков, что делало их достаточно уязвимыми в случае новых потрясений. Подобные квазиактивы, перенятые японцами у американских финансовых институтов, представляют собой образующиеся при списании с банковского баланса невозвращенных кредитов вычеты из налога на прибыль будущих периодов. В принципе, такая практика вполне допустима по японскому законодательству, однако, для того чтобы данные налоговые кредиты реально стали частью капитала, требуется сущая мелочь – получение прибыли, с которой будут взиматься налоги, а с них – производиться вычеты. Банк Resona, один из самых слабых среди крупных институтов, в последние несколько лет нес хронические убытки (это относится к банкам Asahi и Daiwa, образовавших его в 2002 году) и не смог убедить аудиторов в том, что в течение ближайших трех лет сможет получить хоть какую-то прибыль для налогообложения.

Как отмечали иностранные аналитики, введение де-факто трехлетнего лимита при "засчете" налоговых кредитов опасно для многих других японских банков. Прошедший финансовый год смог закончить с прибылью только один из крупных финансовых институтов – банк Shinsei, контролируемый американской финансовой группой Ripplewood, и только потому, что в соответствии с условиями его приватизации передал государству все невозвращенные кредиты. Для остальных финансовых институтов страны списание проблемных активов регулярно пробивает брешь в бюджете, к тому же, банки несут убытки из-за низкого курса принадлежащих им акций промышленных и торговых компаний, а доходы, призванные компенсировать понесенные потери, невелики. Рынок потребительского кредитования не обнаруживает тенденций к росту, да и роль крупных банков на нем слишком ничтожна. Большую часть прибыли ведущие японские банки всегда получали за счет корпоративного кредитования, однако плачевное состояние экономики не способствует развитию этого бизнеса. Объем кредитов в банковской системе страны сокращается уже пять с половиной лет (июль 2003 года стал 67-м подряд месяцем спада), и нет никаких признаков приостановления этого процесса.

Поэтому появившиеся в конце июня – начале июля слухи о том, что Financial Service Administration (FSA) – главный национальный орган банковского надзора – собирается, по примеру США, ограничить долю налоговых кредитов в капитале национальных банков десятью процентами, вызвали сильное беспокойство у японских банкиров и иностранных наблюдателей. Как заявил Козо Ямамото, влиятельный функционер правящий Либерально-демократической партии, если FSA и в самом деле ужесточит позиции относительно налоговых кредитов, уже в сентябре этого года (когда придет время подводить итоги за полугодие) или марте 2004-го скорбный путь Resona повторят еще несколько банков.

Действительно, эти слухи имели под собой почву. В начале июля руководство FSA признало, что обратилось к Financial System Council (FSC) – группе влиятельных финансовых экспертов, играющих роль коллективного советника премьер-министра страны, с предложением изучить вопрос о введении лимита на долю налоговых кредитов в банковском капитале. Однако, к облегчению для банкиров, эксперты так и не нашли общего языка, в связи с чем было объявлено, что рекомендации по данному вопросу будут даны только в феврале следующего года. По мнению ряда аналитиков, советники просто не решились высказать свои мнения до наступления 20 сентября, когда Либерально-демократическая партия должна будет избрать своего руководителя (и не факт, что нынешний премьер-министр Дзюнъичиро Коизуми, считающийся умеренным реформатором, сможет сохранить свои позиции под растущим давлением консерваторов).

Впрочем, японские банкиры уже давно должны были привыкнуть к тому, что FSA в последнее время редко прибегает к недвусмысленным приказам. Ее излюбленными методами проведения банковской реформы стали неформальные, но настоятельные рекомендации и предложения, от выполнения которых невозможно отказаться. Правда, происходит это не от хорошей жизни: из-за сопротивления консерваторов в японских политических кругах реформы в банковском секторе постоянно откладываются, а решительные меры выхолащиваются, так что у FSA просто нет возможностей для официальных шагов.

Тем не менее, влиять на ситуацию в банковском секторе FSA в состоянии. В середине июля руководству трех крупных банков – Mizuho, UFJ и Sumitomo Mitsui Financial Group – и десяти региональных институтов посоветовали до конца августа разработать и взять на себя обязательства по достижению определенного уровня прибыльности по итогам 2003/2004 финансового года (апрель/март). При этом, было объявлено, что, если банкиры не выполнят обещаний и получат результаты более чем на 30% хуже запланированных, им придется уйти со своих постов.

Такая беспрецедентная для рыночной страны мера, затрагивающая независимые негосударственные институты, в целом, имеет под собой все основания. Крупнейшие японские банки находятся "на крючке" у государства с 1999 года, когда получили инъекцию бюджетных средств в размере 7.45 трлн. иен (около $66 млрд. по курсу на то время). Взамен этих средств государство получило привилегированные акции, которые, при необходимости, могут быть конвертированы в голосующие, а это приведет к фактической национализации банков. Изначально предполагалось, что государственные средства предоставляются на возвратной основе, но пока расплатиться с этими долгами смог только банк Mitsubishi Tokyo Financial Group – самый стабильный из ведущих финансовых институтов страны. Всем остальным приходится очень внимательно прислушиваться к рекомендациям FSA, ведь для них вопрос о возвращении средств государству пока не стоит. Так, например, крупнейший японский банк Mizuho при нынешних темпах накопления финансовых резервов выкупит у государства свои привилегированные акции не ранее весны 2015 года.

Правда, глава FSA и по совместительству министр экономики Хейзо Такенака, вдохновитель японской банковской реформы, постарался несколько приподнять упавший дух японских банкиров. По его словам, правительство рассматривало вопрос о продолжении государственных денежных инъекций в некоторые финансовые институты, однако в этом нет необходимости, так как банки неплохо справляются с задачей сокращения объемов невозвращенных кредитов. По данным FSA, за 2002/2003 финансовый год их совокупный объем сократился на 15%, т.е. до 44.5 трлн. иен ($371 млрд.), при этом, 11 крупнейших банков страны снизили этот показатель сразу на 24% (до 20.2 трлн. иен). Только за период с октября 2002-го по конец марта 2003 года доля проблемных активов в кредитных портфелях крупнейших банков сократилась от 8.1 до 7.2%. По мнению Такенаки, к марту 2005 года банки сумеют вывести невозвращенные кредиты на уровень, не превышающий 4% от размеров их портфелей. Как заявил руководитель FSA, национальные финансовые институты успешно справляются с этой задачей, и ни один из них на данный момент не нуждается в дополнительном капитале.

И, все же, многие специалисты не разделяют этой уверенности. По словам аналитиков, банкиры могут оказаться в ловушке. Определяя свои цели, от выполнения которых зависит сохранение руководящих постов, они не могут не отражать прибыль, иначе их финансовые институты столкнутся с той же проблемой "зачета" налоговых кредитов, что и Resona в мае 2003 года. Но, с другой стороны, получение такой прибыли в нынешних условиях может стать нереальной задачей, так как никакого просвета в экономике не наблюдается. Добавим также, что одним из условий предоставления банкам государственной помощи в 1999 году было сохранение прежних объемов кредитования мелких и средних предприятий, но оно не выполняется, хотя и по уважительной причине, – этот бизнес в последнее время стал слишком рискованным. Наконец, никто не снимал с банков обязательства ускоренного списания невозвращенных кредитов, а это тоже негативно влияет на прибыльность. Да и долю налоговых кредитов в капитальной базе все равно придется уменьшать.

В связи со всем этим UFJ, четвертый по величине банк Японии, объявил в конце июля о проведении новой операции по наращиванию капитала. В дополнение к более $2.1 млрд., привлеченных в начале текущего года, банк рассчитывает выпустить субординированные 10-летние облигации на сумму около $1.25 млрд. и разместить их среди американских инвесторов. При этом, UFJ предлагает по своим ценным бумагам очень высокий доход – 6.75% годовых, что на 275 б.п. превышает уровень американских гособлигаций и в несколько раз выше, чем обычно обеспечивают японские заемщики. Специалисты полагают, что никаких проблем с поиском покупателей у UFJ не будет, и не только по причине высокой доходности. По мнению американских аналитиков, японское правительство не позволит обанкротиться никому из их крупнейших банков, хотя придет на помощь только в том случае, если у него не будет иного выхода.

Виталий Шимкович, по материалам Financial Times, Japan Times, Reuters, AFP, Dow Jones

 
© агенство "Стандарт"