журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
Новые рыночные страны

Международные банки

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

МОБИЛЬНЫЙ БАНКИНГ

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

Банковская деятельность

ПЛАТЕЖНЫЕ КАРТОЧКИ

Информационные технологии

Банковское регулирование

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №7, 2003

Международные банки

"Двойка" за самостоятельную работу

Попытка германского земельного банка WestLB преобразоваться в эффективный коммерческий институт признана неудачной

В июле 2005 года в германской финансовой системе ожидается революция. В это время, повинуясь решению Европейской комиссии, германское правительство отменит государственные гарантии, которыми на протяжении более чем полувека пользовались земельные и сберегательные банки страны. Через два года всем этим финансовым институтам, которые пока что доминируют на национальном розничном рынке и в секторе кредитования компаний малого бизнеса, придется жить по обычным рыночным законам и привлекать финансирование согласно их действительной надежности и реальному кредитному рейтингу. Уже сейчас можно безошибочно определить, что эта перестройка будет для немецких госбанков очень болезненной. Благодаря гарантийной страховке, которой они пользовались на протяжении десятилетий, эти банки напрочь разучились контролировать затраты и считать прибыли. Это показал, в частности, пример Westdeutsche Landesbank (WestLB) – крупнейшего земельного банка Германии, в 2002 году разделившегося на "государственную" и "коммерческую" части. Как предполагалось, коммерческое подразделение WestLB (оставшееся под оригинальным названием) покажет остальным германским госбанкам пример преобразования в эффективный финансовый институт, однако ожидания пока не оправдываются.

Подводная часть айсберга

История, приключившаяся с WestLB, выглядит как иллюстрация к известной поговорке о том, сколь вредно заниматься не своим делом. Германские земельные банки, изначально задуманные в качестве региональных банков развития, неплохо справлялись со своими обязанностями на протяжении десятков лет, пока в конце 80-х годов не надумали всерьез заняться коммерческой банковской деятельности, вступив на "игровое поле" частных коммерческих банков Германии. К неудовольствию последних, госбанки, как говорится, "на всю катушку" использовали свое преимущество перед частными конкурентами, заключавшееся в государственных гарантиях. У земельных банков, которые в принципе не могли обанкротиться, были наивысшие кредитные рейтинги, но не было требовательных акционеров, непременно желающих постоянного роста прибыли, поэтому они могли привлекать на рынке капитала самые дешевые средства и вкладывать их под относительно низкий процент, перебивая бизнес коммерческим банкам.

Посеяв ветер, земельные банки пожали бурю. В середине 90-х раздосадованные коммерческие банки, прибыльность которых по розничным операциям сократилась до опасного минимума, пожаловались в Европейскую комиссию, которая приняла близко к сердцу их заботы. В ЕС вообще принято очень четко отделять друг от друга государство и бизнес, а наличие в Германии государственных земельных банков, которые действовали как коммерческие, нарушало этот принцип. Воспользовавшись частным поводом (передача WestLB активов государственного агентства по финансированию строительство жилья), Европейская комиссия провела кампанию против германских земельных банков, успешно завершив ее в 2001 году. Правительство Германии согласилось с июля 2005 года отменить гарантии для тех государственных банков, которые к тому времени будут продолжать коммерческие операции.

WestLB, оказавшемуся в центре этого процесса, пришлось разделиться. Одна его часть под названием Landerbank NRW выполняет функции регионального банка развития, финансируя различные проекты администрации земли Северный Рейн-Вестфалия, а обособленный дочерний банк (собственно WestLB), как предполагалось, должен был заняться коммерческими операциями, готовясь к отмене гарантий в 2005 году. Проблема была лишь в том, что руководство WestLB, привыкнув к беспроблемному существованию под крылом государства, не слишком представляло, как зарабатывать деньги на общих условиях. Кроме того, затраты WestLB, как и других германских госбанков, были значительно выше, чем у частных финансовых институтов. Следовательно, для их покрытия надо было получать высокие прибыли, а они сопряжены с риском.

В 1997-1998 годах WestLB, который тогда возглавлял ветеран германского банковского бизнеса Фридель Нойбер, активно занялся работой в новых рыночных странах. Однако эта многообещающая деятельность завершилась в августе 1998 года, когда WestLB, понеся большие потери на российских ГКО, был вынужден покинуть этот рынок.

В 1999 году WestLB ринулся в очередную авантюру. В Лондоне было создано дочернее подразделение во главе с американкой Робин Саундерс, занявшееся инвестиционными операциями с собственного счета. Три с половиной года его деятельность была исключительно успешной, а Робин Саундерс приобрела репутацию одного из лучших инвестиционных банкиров Европы. В ее активе – проведение нескольких "звездных" сделок, включая финансирование автогонок "Формула 1" и строительство нового стадиона "Уэмбли" (см. БП № 6). Однако в один далеко не прекрасный момент и мисс Саундерс совершила ошибку. Ее инвестиция в компанию BoxClever, занимающуюся сдачей в аренду теле- и видеоаппаратуры, а также телевизионных приставок, оказалась неудачной, и в мае 2003 года руководство WestLB решило списать @430 млн., вложенных в эту компанию, как невосполнимый убыток. Это вызвало скандал, а BaFin, германский орган банковского надзора, начал расследование кредитной практики в WestLB.

Исследование, подготовленное по поручению BaFin компанией Ernst & Young, выявило серьезные недостатки в организации кредитной деятельности и управлении рисками в WestLB. По словам одного банкира, "все выглядит намного серьезнее, чем предполагалось". В частности, кредитный комитет в наблюдательном совете банка находился в неведении относительно многих вопросов, связанных с предоставлением рискованных займов, управление рисками находилось на очень низком уровне, а руководство WestLB проигнорировало многочисленные предупреждения со стороны своих сотрудников, еще в прошлом году отмечавших, что дела с BoxClever складываются не так, как следовало бы. Позднее речь зашла даже о возможном возбуждении уголовного дела по этому случаю, а все документы, собранные BaFin в связи с BoxClever, были переданы в прокуратуру Дюссельдорфа.

Эпизод с британской компанией оказался в центре расследования, так как в нем банк понес наибольшие потери, однако этим дело не ограничивалось. WestLB в 2001-2002 годах последовательно наступал на все "грабли", оказавшись в списке кредиторов скандально обанкротившихся компаний Enron, WorldCom и Kirch Gruppe, а общие прошлогодние отчисления на покрытие убытков от невозвращенных займов составили @1.9 млрд. Робин Саундерс и ее подчиненные оказались "на линии огня", в основном, потому, что благодаря громким сделкам постоянно находились на виду, а деловые круги и общественность всегда проявляли повышенный интерес к их успехам и неудачам. Тем не менее, руководство WestLB в Дюссельдорфе, которое уже давно было не удовлетворено излишне рискованным, по их мнению, характером деятельности WestLB ASPF, похоже, решило свалить все грехи на лондонское подразделение. Уже в мае стало ясно, что пути Робин Саундерс и ее германских шефов разойдутся, а сам дочерний инвестиционный банк будет продан. Однако вначале акционеры и правление германского банка должны были разобраться между собой.

На бездорожье

В конце июня в WestLB состоялось внеочередное собрание акционеров, предметом которого было исследование BaFin и последовавшие затем оргвыводы. Юрген Зенгера, председатель правления WestLB, пытался предварительно заручиться поддержкой двух региональных ассоциаций сберегательных банков, каждой из которых принадлежало по 16.7% акций группы, однако потерпел фиаско. Представители сбербанков изначально отрицательно относились к инвестиционной деятельности WestLB за пределами германского рынка, считая, что это негативно влияет на операции, проводимые банком в интересах региональных финансовых институтов, для которых он играет роль расчетного и клирингового центра.

В итоге Юргену Зенгере пришлось уйти в отставку, пробыв на должности председателя правления всего два года. По словам аналитиков, большая часть проблем, за которые ему пришлось нести ответственность, возникла еще при его предшественнике, но Зенгере так и не удалось их решить. Кроме него, со своими должностями распрощались два других члена правления – Андреас Зиберт, который до декабря прошлого года курировал подразделение WestLB ASPF, и Адольф Франке, отвечавший за управление рисками. "Временным" руководителем банка стал член правления Йоханнес Рингель, который, как предполагается, будет возглавлять его, пока не будет подобрана кандидатура нового топ-менеджера. Как отмечается в германской и международной прессе, представители WestLB неофициально называли трех претендентов: Томаса Фишера, бывшего члена правления Deutsche Bank, покинувшего свой пост из-за конфликта с его нынешним председателем правления Йозефом Акерманном; Андреаса Трайчля, сейчас возглавляющего австрийский Erste Bank; Бернда Фархольца, экс-руководителя Dresdner Bank, отправленного в отставку в начале этого года.

Естественно, на собрании обсуждалось также будущее Робин Саундерс и ее подразделения. Сообщается, что ее так и не ознакомили с отчетом BaFin, что вызвало резкое неудовольствие Саундерс, заявившей, что ей не дали возможности оправдаться; однако против нее не было выдвинуто каких-либо обвинений. Гнев акционеров был направлен, в основном, не на нее, а на германских менеджеров, вовремя не заметивших ошибок, допущенных Саундерс, и не предотвративших их.

Конкретное решение в отношении WestLB ASPF на собрании так и не приняли, хотя специалисты не сомневаются, что это подразделение будет продано. В программе развития WestLB на период до 2005 года инвестирование с собственного счета не значилось; наоборот, отмечалась необходимость снижения риска вложений. Кроме того, Робин Саундерс и ее подчиненные получили приказ временно прекратить заключение новых сделок и заняться только продолжением текущих операций. Одновременно руководство WestLB пригласило американские инвестиционные банки Citigroup (вернее, ее подразделение Salomon Smith Barney) и Goldman Sachs провести оценку активов WestLB ASPF на предмет определения его стоимости при продаже. По некоторым данным, эта операция была завершена в начале июля, и, хотя конкретные цифры не называются, аналитики считают, что они составляют порядка 2-3 млрд. ф. ст. Это близко к той цифре, которую называла сама Робин Саундерс, желающая выкупить свое подразделение: 100 млн. ф. ст. наличными и признание долгов на сумму около 2 млрд. ф. ст.

Впрочем, интерес к WestLB ASPF проявляют и другие участники инвестиционного рынка. В числе наиболее вероятных претендентов называют ту же Citigroup, американский инвестиционный банк Lehman Brothers, а также несколько американских и британских финансовых компаний, специализирующихся на операциях с частными ценными бумагами. Как отмечают аналитики, эти предложения весьма серьезны. Если Робин Саундерс действительно хочет оставить WestLB ASPF за собой, ей необходимо получить поддержку одного из первоклассных институтов Сити, а не только друзей в деловых кругах Лондона, на которых она ссылается. Во всяком случае, в конце июня Робин Саундерс привлекла в качестве консультанта небольшой американский инвестиционный банк Houlihan Lokey Howard & Zukin.

При этом, хотя Робин Саундерс и ее друзья по своим финансовым ресурсам уступают остальным претендентам, нынешняя руководительница WestLB ASPF считает, что на ее стороне – доскональное знание активов подразделения, в состав которых входят компания Mid Kent Water, занимающаяся водоснабжением, производитель виски Kyndal International, сети кинотеатров Odeon Cinemas и пабов Pubmaster, пакет акций британской розничной торговой компании BhS и, наконец, BoxClever. Робин Саундерс утверждает, что благодаря близкому знакомству со всеми этими компаниями она предложит за WestLB ASPF "справедливую" цену, в то время как прочие претенденты попытаются сбить цену, воспользовавшись скандалом с BoxClever. Впрочем, "временный" руководитель WestLB пока не торопится с продажей и ведет переговоры со всеми потенциальными покупателями.

Как отмечают аналитики, перед Йоханнесом Рингелем и правлением WestLB сейчас стоят более сложные и насущные задачи, чем решение судьбы WestLB ASPF. Речь идет о выборе долгосрочной стратегии развития банка.

Очередная попытка превратить WestLB в прибыльный финансовый институт и проложить дорогу другим германским госбанкам не удалась, а это вызывает у специалистов немалое беспокойство относительно будущего всего сектора. В июле 2005 года, когда будут отменены гарантии, всем этим банкам придется столкнуться с неминуемым снижением кредитного рейтинга, что не только затруднит, но и просто подорвет их бизнес. Конечно, есть варианты объединений региональных и сберегательных банков (в частности, WestLB сотрудничает с земельными банками Гессена и Баварии в области секьюритизации крупных кредитов), но такие решения будут лишь половинчатыми. Как известно, слияние двух слабых банков даст только большой слабый банк.

В своих неудачах WestLB далеко не одинок. Другие германские земельные банки, пытаясь поднять прибыльность, в последние годы занялись рискованными кредитными операциями, однако в нынешних условиях экономического спада в Германии подобная деятельность приносит больше убытков, нежели доходов. По словам одного немецкого банкира, "все они ищут нишу, где смогут прибыльно работать".

Получается пока все сложно, хотя, как полагают многие специалисты, земельным банкам нужно не лихорадочно выискивать возможности побольше заработать, а просто навести у себя порядок. У того же WestLB, к примеру, соотношение затрат и доходов – на сверхвысоком уровне 86%, в то время как даже у крупных германских банков, серьезно отстающих в этом от своих западноевропейских конкурентов, данный показатель не превышает 70%.

Однако пока новое руководство WestLB продолжает искать ту "палочку-выручалочку", способную вывести банк из кризиса. Ставка по-прежнему делается на инвестиционную и корпоративную деятельность. Об инвестировании с собственного счета речь более не идет, но зато, как указывается в пресс-релизе WestLB, выпущенном в начале июля, банк намерен сосредоточиться на деятельности с частными ценными бумагами, управлении активами, структурном финансировании, кредитовании, операциях с недвижимостью. Эксперты оценивают эти планы без особого оптимизма. Инвестиционный банковский рынок по-прежнему на спаде, к тому же, в нем уже доминируют крупные международные финансовые группы, для которых WestLB – не соперник. Даже на германском фоне он выглядит карликом по сравнению с Deutsche Bank, где в инвестиционном и корпоративном подразделениях работает в восемь раз больше сотрудников, чем в WestLB.

Правда, время еще на одну попытку у WestLB, наверное, будет. До июля 2005-го осталось два года…

Виталий Шимкович, по материалам Financial Times, The Guardian, Business Week, Business Day

 
© агенство "Стандарт"