журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Банковские стратегии

ИНВЕСТИЦИОННЫЕ БАНКИ

Банковские кризисы

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЕ ОПЕРАЦИИ

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Информационные технологии

ЭЛЕКТРОННЫЕ БАНКИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №4, 2001

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Нестабильное благополучие

Высокие цены на нефть способствуют улучшению финансового положения банков Ближнего Востока, но в то же время препятствуют принятию жестких экономических решений

Успехи и неудачи ближневосточных банков традиционно зависят, прежде всего, от динамики цен на нефть. Впрочем, в регионе, где сосредоточено более половины мировых запасов "черного золота", по-иному и не может быть. Сейчас цены на нефть высоки, и, как следствие, банки Ближнего Востока не испытывают особых финансовых проблем. Так, активное сальдо балансов банков стран Персидского залива достигло неимоверной цифры – $68 млрд. (а лишь два года назад ближневосточные банкиры сталкивались с дефицитом баланса). По оценкам аналитиков, по итогам 2000 года прибыль банков этого региона, в среднем, на 8% превышает показатели предыдущего года.

Караван идет,

но медленно

И, все же, по-настоящему процветают пока только банки, действующие в районе Персидского залива. В то же время, египетские финансовые организации сильно пострадали от замедления процесса экономических реформ в стране и недостаточного уровня ликвидности; иорданским банкам был нанесен существенный ущерб недавним обострением противостояния на оккупированных Израилем палестинских территориях; экономическая и политическая нестабильность ударила и по ливанским банкам.

Помимо всего прочего, не стоит забывать также, что влияние недавнего подъема цен на нефть на финансовые институты стран Ближнего Востока носит менее глубокий характер, чем прежде. С одной стороны, нефтяной бум позволил сгладить остроту проблемы невозвращенных кредитов, находящихся в портфелях банков стран Персидского залива. Но, с другой, росту цен на нефть предшествовал их резкий спад, в результате чего правительства стран региона научились быть более осторожными в своих расходах. Поэтому региональные власти используют нынешнее улучшение экономической ситуации для "расчистки" своих финансовых дел, выплаты долгов и пополнения валютных резервов. В результате такой политики в последнее время в регионе не было запущено ни одного широкомасштабного проекта.

Более существенным успехам ближневосточных банков в условиях высоких цен на нефть препятствует и усиливающаяся конкуренция в банковском секторе региона. Обострение конкуренции происходит даже вопреки тому, что многие страны Ближнего Востока по-прежнему остаются относительно закрытыми для иностранных финансовых институтов. В итоге, хотя результаты деятельности банков региона в 2000 году оказались вполне удовлетворительными, они все же не были выдающимися.

В целом же повышение цен на нефть в последние два года довольно противоречиво влияет на экономическую ситуацию в ближневосточных странах. С ослаблением финансового давления на власти региона снизилась и их готовность проводить радикальные экономические реформы и реструктуризацию (прежде всего, в части государственного контроля и децентрализации управления экономикой). Нефтяной бум привел и к торможению темпов консолидации ближневосточных банков. До последнего времени консолидация и транснациональная экспансия входили в число приоритетов банков региона, особенно после вступления некоторых стран Ближнего Востока во Всемирную торговую организацию (ВТО).

По оценкам экспертов, общая стоимость активов арабских банков составляет немногим более $500 млрд. – меньше, чем имеют некоторые из крупных международных банков. Поэтому с открытием ближневосточных финансовых рынков для иностранных участников выживание некоторых малых региональных банков становится практически невозможным. Однако после двух крупных сделок, состоявшихся в конце 90-х годов (тогда бахрейнский Gulf International Bank – GIB – объединился с базирующимся в Лондоне Saudi International Bank, а Saudi-American Bank, 30% акций которого принадлежат Citibank, – с United Saudi Bank), тенденция консолидации ближневосточных банков фактически сошла на нет. Об этом свидетельствуют неудачная попытка National Bank of Kuwait приобрести египетский банк, а также провал слияния двух банков в Объединенных Арабских Эмиратах.

По мнению иностранных наблюдателей, консолидации ближневосточных банков препятствует, прежде всего, ограниченность интересов их главных акционеров и владельцев, в основном, правительственных органов или семейных династий, рассматривающих банки исключительно как средство финансирования собственных потребностей. Нынешние владельцы банков стран Персидского залива предпочитают управлять небольшими организациями, а не создавать крупные и экономически эффективные структуры, где их роль неизбежно снивелируется. Специалисты считают, что до того времени, пока такие настроения владельцев банков не будут преодолены, банковская консолидация здесь будет не более чем неосуществимой мечтой.

Не облегчают транснациональную экспансию и действия властей региона. Хотя еще в 1997 году члены GCC – совета сотрудничества стран Персидского залива (Саудовская Аравия, Кувейт, Оман, Катар, Бахрейн и ОАЭ) – приняли решение разрешить региональным банкам создавать транснациональные операционные сети, это решение столкнулось с противодействием саудовских и кувейтских властей, не желающих выдавать новые банковские лицензии. Так, уже упоминавшийся GIB получил лицензию на проведение операций в Саудовской Аравии лишь после объединения с Saudi International Bank, 50% акций которого принадлежат саудовскому центральному банку.

К замедлению темпов консолидации ближневосточных банков приводит и крайне медленное продвижение экономических реформ в густонаселенных странах за пределами Персидского залива. К примеру, Египет (население – 66 млн.) рассматривался как один из наиболее привлекательных рынков региона. Однако кризис ликвидности и ухудшение положения египетских банков с утратой качества их активов привели к сворачиванию программы реструктуризации экономики страны. Наиболее тяжелый удар был нанесен по четырем государственным банкам, на долю которых приходится более 50% активов банковской системы Египта. В итоге надежд на скорую приватизацию этих банков почти не осталось.

В то же время, западные аналитики отмечают, что консолидация не может считаться панацеей для банковского сектора Ближнего Востока. Они указывают, что иностранные банки уже занимают доминирующие позиции в сфере корпоративного и проектного финансирования в регионе и, судя по всему, сохранят свое лидерство и в будущем. "Мы должны сосредоточиться на улучшении качества обслуживания клиентов на внутренних рынках, но мы не можем все делать хорошо; многие крупные сделки будут по-прежнему отходить к иностранным организациям", – считает крупный банкир из страны Персидского залива.

Медленные темпы консолидации отражают общее отсутствие динамизма в ближневосточном банковском секторе. Долгое пребывание в условиях искусственно защищенных рынков и дешевых фондов не лучшим образом отразилось на политике многих арабских банков. Правда, определенных успехов в последнее время добились исламские банки, действующие в соответствии с нормами ислама, запрещающими взимание процентов. Эти организации быстро распространяются по региону. Впрочем, даже перспективы исламских банков пока не ясны.

В любом случае решение проблем, стоящих перед ближневосточными банками, потребует большего, чем просто успешное осуществление исламского банковского бизнеса. Как отмечают эксперты, в современных условиях, когда существование искусственно защищенных рынков более не представляется возможным, власти ближневосточных стран должны улучшать операционную среду, ускорять процессы приватизации и проявлять больше политической воли при решении стоящих перед ними проблем.

Пытаются решать свои задачи и сами банки Ближнего Востока. Они, например, приступили к развитию электронных банковских операций, стремясь таким образом сохранить доверие старых клиентов и привлечь новых из числа молодежи. Последнее особенно актуально, так как возраст более чем 50% жителей региона не превышает 25 лет. "Нынешняя ситуация сильно отличается от прошлого: молодые люди покинут наши банки, если мы не предоставим им адекватных услуг. Это уже не та лояльность, которую проявляли их отцы", – подводит итог один ближневосточный банкир.

Новый товар

на старом базаре

Влияние всех этих различных факторов вынуждает арабские банки постепенно модернизировать собственные операционные системы. Двумя наиболее важными направлениями такого "осовременивания" ближневосточных банков стали внедрение кредитных и дебетовых карточек и активизация электронных финансовых операций.

Ближневосточные потребители традиционно предпочитают расплачиваться за покупки наличными, даже если речь идет о таких крупных приобретениях как автомобили. Однако в последнее время в арабском мире все большую популярность приобретают кредитные карточки, что дает банкам региона неплохой шанс повысить уровень диверсификации источников своих доходов.

Здесь следует отметить, что розничные операции ближневосточных банков носят более эффективный и плановый характер по сравнению с деятельностью в других сферах экономики региона. Такое положение дел отчасти объясняется тем, что большинство арабских стран в последнее время оставили свои банки один на один с рынком. Сейчас государство доминирует в банковском секторе лишь в Сирии, Египте, Ливии и Алжире, а также, в гораздо меньшей степени, в Катаре и ОАЭ. Как следствие, – банки Иордании, Марокко, Ливана и ряда стран Персидского залива, где степень государственного контроля относительно низкая, смогли с определенным успехом противостоять переменчивому политическому климату и занялись внедрением новых технологий.

О том, что арабские банки готовы активно внедрять новые способы ведения операций, свидетельствуют, прежде всего, показатели использования в регионе кредитных и дебетовых карточек. По состоянию на конец декабря 2000 года, ассоциация Visa, управляющая крупнейшей системой платежей на Ближнем Востоке, выпустила в этом регионе 5.44 млн. кредитных и дебетовых карточек, 4 млн. из которых пришлись на долю стран Персидского залива. Общая же сумма выплат по кредитным и дебетовым карточкам на Ближнем Востоке составила $26.0 млрд., что на 58% выше, чем за год до этого. В прошлом году в Омане был зафиксирован наибольший в мире рост выплат по кредитным и дебетовым карточкам – 132%. Аналогичный показатель для Катара равен 52%, Саудовской Аравии – 35%.

По словам экспертов, помимо менеджеров гостиниц и авиалиний, карточки приобретают все большую популярность и среди обычных торговцев. При этом, последних больше всего привлекает отсутствие необходимости каждый день ходить в банк, для того чтобы сдавать наличность. Впрочем, уровень использования кредитных и дебетовых карточек в странах Ближнего Востока несмотря на очень высокие темпы роста пока намного отстает от аналогичных показателей развитых стран. К примеру, в Европе на кредитные и дебетовые карточки приходятся 28% всех выплат, а в странах Персидского залива – лишь 3%. Более того, 75% всех операций с карточками на Ближнем Востоке приходятся на простое снятие наличных через банкоматы.

Особое внимание представители Visa уделяют внедрению в операции ближневосточных банков дебетовых карточек. По их мнению, такой шаг будет способствовать созданию действительно универсальной банковской системы, расширению сети клиентов банков (так, пока в Египте на 66 млн. жителей приходится всего 9 млн. банковских счетов) и соответственной активизации роли банков в экономической жизни региона.

Однако внедрение кредитных и дебетовых карточек на финансовые рынки ближневосточных стран проходит не без проблем. Главная из них – недоверчивое отношение органов банковского контроля стран региона к операциям с карточками. Сложная ситуация с использованием кредитных и дебетовых карточек отмечена, прежде всего, в бедных странах арабского мира. Ливия и Судан, например, вообще не ведут операций с карточками, а государственный сирийский банк Commercial Bank of Syria пока только определяет перспективы эмиссии кредитных карточек. Не ведет операции в арабских странах Средиземноморья и главный конкурент Visa – ассоциация Mastercard, предпочитающая сосредоточить внимание на более богатом регионе Персидского залива.

Ситуация с использованием кредитных и дебетовых карточек в странах Ближнего Востока находит свое отражение и в уровне распространения банкоматов, устанавливая которые ближневосточные банкиры рассчитывают за счет открытия круглосуточного оперативного доступа к счетам привлечь средства тех клиентов, которые не любят тратить время, стоя в очередях в обычных банковских отделениях.

По данным компаний – поставщиков банкоматов, уровень распространения этого оборудования в странах Персидского залива приближается к показателям Западной Европы. В то же время, остальные арабские страны пока не имеют широкой сети банкоматов. Так, во всем Египте к настоящему времени установлено всего 700 банкоматов, в то время как в Турции, стране с примерно такой же численностью населения, но с более высоким уровнем благосостояния, число их равно 8000.

Если ситуация с использованием в странах Ближнего Востока кредитных и дебетовых карточек, в принципе, вселяет оптимизм относительно перспектив этих операций, то положение дел с электронным банковским бизнесом несколько более сложное и противоречивое. Дело в том, что в большинстве арабских стран Интернет рассматривается как серьезная угроза политической и культурной стабильности в регионе, открывающая путь оппозиционной пропаганде и подрывающая традиционные устои общества. Поэтому власти ближневосточных стран разрешили населению доступ к Интернету лишь после тщательного блокирования "неблагонадежных" сайтов и передачи серверов в руки проверенных лиц и компаний. В итоге в Саудовской Аравии, наиболее экономически мощной арабской стране, Интернет был официально разрешен только в 1999 году.

Все эти обстоятельства сделали процесс внедрения электронных банковских услуг на Ближнем Востоке довольно болезненным. К примеру, год назад электронные операции вели лишь шесть ближневосточных банков. Однако, как считают сами банкиры, расширение объема электронных банковских операций в странах региона неизбежно, и эта тенденция прослеживается уже сейчас. По свидетельству одного местного банкира, в настоящее время на Ближнем Востоке наблюдается немалый спрос на электронные банковские услуги, который будет расти по мере совершенствования электронных финансовых продуктов.

По мнению экспертов, внедрение новых операционных стратегий, связанных с Интернетом, станет одним из главных факторов перемен в банковском секторе Ближнего Востока и приобретет характер острой необходимости для тех банков, которые хотят добиться успеха в условиях усиления конкуренции. Впрочем, аналитики отмечают и ряд причин, препятствующих широкому распространению Интернета в арабском мире.

Во-первых, внедрению новых технологий препятствуют отсутствие хорошей телекоммуникационной инфраструктуры, а также введение государственного контроля над многими провайдерами. Во-вторых, общий уровень распространения Интернета в регионе остается достаточно низким. Наиболее высок он в богатых, но малонаселенных странах Персидского залива (к примеру, в ОАЭ почти 17% жителей имеют доступ к всемирной компьютерной сети, но в то же время аналогичные показатели для Саудовской Аравии и Кувейта составляют лишь 1.5 и 4.7% соответственно). При этом, темпы увеличения числа пользователей Интернета на Ближнем Востоке составляют до 80% в год. Наконец, в-третьих, поскольку арабские банки имеют относительно небольшую сеть отделений, платят низкие налоги и пользуются дешевой иностранной рабочей силой, выгоды от внедрения Интернета для них не очень велики.

По словам банкиров, их организации пока заинтересованы, скорее, в розничной, чем в корпоративной стороне электронных операций. Такая тенденция также объясняется наличием дешевой рабочей силы, когда малым и средним компаниям выгоднее посылать за банковским чеком мальчика на побегушках, чем использовать для этой же цели Интернет. Однако, по данным аналитиков, отношение арабских бизнесменов к Интернету быстро меняется (и в лучшую сторону). Так, в начале 2001 года лишь 20-25% корпоративных банковских клиентов заявляли, что не готовы к электронным операциям. К тому же, постоянно растущее численно молодое население ближневосточных стран имеет собственное, отличное от традиционного, отношение к культуре банковских операций, частью которых, вне всякого сомнения, должен, стать и Интернет.

Проблемы национальные, интернациональные и мировоззренческие

По мнению западных экспертов, в настоящее время руководители многих банков региона Персидского залива по-прежнему убеждены, что банковское дело состоит исключительно из принятия депозитов и выдачи кредитов. К этой категории относятся многие банки Бахрейна, Кувейта, Омана, Катара и некоторые банки ОАЭ. Аналитики считают, что у большинства ближневосточных банков в целом и банков стран Персидского залива, в частности, отсутствуют три основных составляющих, необходимых для создания действительно прибыльных и стабильных финансовых институтов: адекватный уровень капитала и высокая степень внедрения технологий; инновационный менеджмент и четкая стратегия операций. К этим трем условиям банкиры также присовокупляют необходимость ужесточения стандартов выдачи кредитов.

По мнению руководителей ряда банков стран этого региона, финансовые институты здесь более не могут позволить себе допускать чрезмерную концентрацию кредитных средств. При этом, банки должны более продуманно подходить к выдаче кредитов, принимая во внимание направление деятельности потенциального заемщика, его капитал, обеспечение кредита, кредитную историю и способность к возврату выделенных средств.

Ужесточение требований к просителям кредитов тем более важно, что сейчас центральные банки стран Персидского залива приступили к распространению на подопечные финансовые институты международных нормативов достаточности собственного капитала, а также к ужесточению норм прозрачности кредитных средств. По словам Джона Финигана, генерального директора Qatar National Bank, внедрение международных нормативов Базельского комитета потребует от банков региона открытия личности своих клиентов – частных лиц. Это условие неприемлемо для малых банков стран Персидского залива, которые строго следят за соблюдением конфиденциальности своих клиентов.

В то же время власти ряда стран региона также неудовлетворены кредитной политикой местных банков. В частности, полиция и судебные органы ОАЭ обвиняют банки страны в предоставлении займов молодым людям без получения адекватного обеспечения. По данным правительственного расследования, более 90% жителей ОАЭ в возрасте до 30 лет взяли кредиты более чем в одном банке.

Свое видение ситуации есть и у банкиров. По их мнению, наибольшую угрозу для региональных банков несут вступление некоторых арабских стран в ряды ВТО и последующее открытие финансовых рынков для зарубежных банков и компаний. Именно поэтому большинство банкиров стран Персидского залива крайне неодобрительно относятся к любым заявлениям властей, касающимся возможности прихода в регион иностранных банков (такая ситуация, например, наблюдалась недавно в Кувейте).

По словам руководителей частных и государственных банков стран Залива, регион будет готов к вступлению в ВТО лишь после проведения широкой консолидации малых и средних банков. О том, насколько арабские банки уступают своим зарубежным конкурентам, говорит хотя бы то, что в прошлом году в 40 крупных сделках, связанных с финансированием проектов в регионе Персидского залива, приняли участие лишь 14 местных банков и около 200 иностранных институтов.

Саудовская Аравия:

на зависть соседям

Как признают западные специалисты и местные банкиры, качество управления саудовскими банками превышает средний уровень в регионе. Ассортимент предлагаемых клиентам услуг в них шире, чем в финансовых институтах малых стран Залива, централизация менеджмента обеспечивает достаточно высокую эффективность, а по густоте сети банкоматов Саудовская Аравия мало уступает даже США.

Сравнивая банковские системы своих стран и Саудовской Аравии, банкиры держав Персидского залива признают, что саудовский центральный банк, Saudi Arabian Monetary Agency (Sama), обладает намного большими полномочиями, чем аналогичные организации в других частях региона. Так, Sama занимается поддержкой национальной валюты (риала), одновременно выступая кредитором последней инстанции и владельцем значительных пакетов акций двух крупных саудовских банков и межрегионального Gulf International Bank. Банкиры также отмечают, что при населении 12 млн. человек в Саудовской Аравии всего 10 банков, в то время как в ОАЭ с их менее 500 тыс. жителей количество национальных банков приближается к 20.

По мнению западных экспертов, большинство банков Саудовской Аравии сейчас находятся в хорошем финансовом положении и имеют высокий уровень стабильности. Некоторые аналитики считают, что покупательная способность населения Саудовской Аравии, общий объем внутреннего и экспатриированного капитала которого превышает $600 млрд., превосходит аналогичный показатель всех остальных арабских стран, вместе взятых. В то же время, специалисты Moody's Investors Service подчеркивают, что в условиях продолжающейся либерализации глобальной экономики саудовские банки будут вынуждены увеличивать объемы средств, вкладываемых в частный и розничный секторы, что приведет к повышению степени риска в их операциях. Такой процесс не выгоден для ряда малых и не очень эффективно управляемых банков страны.

В настоящее время лидеры банковского сектора Саудовской Аравии – три крупных банка: National Commercial Bank (NCB), Riyad Bank и Saudi-American Bank (Samba). В прошлом году чистая прибыль Samba составила 2 млрд. риалов ($533 млн.), а доходность акционерного капитала достигла 23.3%, что стало лучшим результатом в стране (для сравнения: чистая прибыль этого банка, объединившегося два года назад с United Saudi Bank, в 1999 году равнялась 902.3 млн. риалов). По мнению аналитиков, достижение столь высоких результатов всего через год после объединения свидетельствует, в первую очередь, о профессионализме директоров и менеджеров Samba.

Ненамного отстает и NCB. В 2000 году операционная прибыль этого банка составила 1.67 млрд. риалов (в 1999 году – 1.54 млрд.). При этом, NCB выделил на покрытие убытков по невозвращенным кредитам 3.3 млрд. риалов в 1999 году и 202 млн. риалов в прошлом. Летом 1999 года правительство Саудовской Аравии приобрело 50% акций NCB (40% при помощи Public Investment Fund, а остальную часть – через General Organisation for Social Insurance).

Ряд экспертов высказывают предположение, что NCB может быть объединен с Riyad Bank (29% акций последнего также принадлежат правительству Саудовской Аравии). Если такое объединение действительно состоится, в стране появится крупный и сильный в финансовом плане банк, способный на равных вести конкурентную борьбу с иностранными институтами даже после вступления стран Персидского залива в ВТО. Впрочем, любопытно отметить, что наиболее инновационным банком Саудовской Аравии пока считается вовсе не один из вышеупомянутой тройки лидеров, а небольшой Arab National Bank, первым в стране приступивший к проведению электронных банковских операций в феврале 2000 года.

Пока саудовские коммерческие банки ведут реорганизацию своих операций, единственный исламский банк страны и крупнейший банк такого рода в арабском мире – Al-Rajhi Banking and Investment Corporation – продолжает успешно развивать бизнес. В течение многих лет этот банк был наиболее прибыльным финансовым институтом Саудовской Аравии. И, хотя в прошлом году по уровню доходов его обошел Samba, банк Al-Rajhi по-прежнему лидирует по показателю доходности капитала (более 25%). А постоянное насыщение фондов, доступных для исламских финансовых организаций (сейчас этот объем находится на уровне около $150 млрд.), дает экспертам основания прогнозировать и дальнейшие успехи Al-Rajhi как при внутренних, так и международных операциях.

Ливан: усвоение

уроков рынка

На долю банков Ливана в последние четверть века выпало немало испытаний как экономического, так и политического характера. Однако сейчас ситуация, сложившаяся в ливанском банковском секторе, отнюдь не безнадежна. Знание рынка и тесные отношения с клиентами позволили 75 ливанским банкам, большая часть которых принадлежат семейным династиям, добиться определенных успехов в крайне непростой обстановке.

Суммарная стоимость ливанских банковских активов ($45 млрд.) и объем депозитов ($37 млрд.) намного превосходят показатели ВВП ($16 млрд.), и это когда 90% банковских вкладов сделаны ливанцами. Но несмотря на все эти оптимистичные данные Ливан все же утратил роль финансового центра Ближнего Востока, которую он играл до гражданской войны 1975-1990 годов и экономического усиления стран Персидского залива. В итоге суммарная прибыль ливанских банков постепенно снижается: в 2000 году она упала, в среднем, на 20% (до $348 млн.) по сравнению с $436 млн. в 1999 году. Это, в свою очередь, привело к снижению рейтингов большинства банков Ливана.

По мнению скептиков, ливанские банки стали зависеть от курса высокодоходных правительственных облигаций, которые использовались властями для финансирования послевоенных программ реконструкции. В настоящее время около 70% государственного долга Ливана (общий объем $25 млрд.) приходится на внутренний рынок страны. В то же время, властям Ливана в последний период удалось найти более дешевые альтернативы государственным облигациям, в том числе и долларовые еврооблигации, что отрицательно сказалось на операциях банков страны. Ухудшение ситуации вынудило ливанских банкиров проводить более консервативную политику. Так, соотношение кредитов и депозитов ливанских банков (около 40%) наименьшее на Ближнем Востоке.

Банки Ливана, пытаясь наращивать объем операций, обратились к розничному бизнесу, но в условиях низкой финансовой прозрачности было крайне трудно определять кредитоспособность потребителей. Поэтому в настоящее время банки Ливана предпочитают выдавать кредиты исключительно хорошо известным им клиентам. Одновременно ливанские банкиры все больше внимания обращают на многочисленную диаспору, проживающую во многих регионах мира – США, Австралии, Франции, странах Северной Африки и Персидского залива. Руководители ливанских банков убеждены, что покинувшие страну ливанцы будут охотно вести операции с банками своей исторической родины.

Фрагментированность ливанского банковского сектора и усиление банков стран Персидского залива существенно ограничивают возможности зарубежной экспансии банков Ливана. При этом, центральный банк Ливана всячески препятствует объединению структур из первой десятки, опасаясь нечестной конкуренции. Правда, власти страны, с другой стороны, поощряют крупные банки приобретать более мелкие финансовые институты.

Не исключено также, что ливанские банки сумеют воспользоваться недавним открытием для зарубежных институтов банковского сектора соседней Сирии и укрепить свои позиции в этой стране. Так, ряд ливанских банков (в их числе Bank of Beirut and the Arab Countries, Banque Europeenne pour le Moyen-Orient – Bemo, Societe Generale Libano-Europeenne de Banque и др.) получили разрешение открыть свои отделения в сирийских свободных зонах. А в конце марта нынешнего года парламент Сирии одобрил предложение разрешить иностранным банкам создавать совместные предприятия в стране (правда, доля иностранцев в таких предприятиях ограничена 49%). По мнению ливанских банкиров, сирийский рынок сулит неплохие перспективы. Более того, ливанцы полагают, что со временем аналогичные шаги вполне могут предпринять и власти Ирака.

После начала гражданской войны большинство иностранных банков приостановили операции в Ливане (остались лишь HSBC и ABN Amro). В настоящее же время иностранцы медленно, но верно возвращаются в эту ближневосточную страну. К примеру, в прошлом году британский Standard Chartered в рамках расширения операций на Ближнем Востоке и в Южной Азии купил ливанский банк Metropolitan, имеющий шесть отделений. Впрочем, ливанские банкиры считают, что благодаря своим тесным и дружеским взаимоотношениям с клиентами они смогут с успехом противостоять зарубежной экспансии.

HSBC оказывает

доверие египетскому банковскому сектору

Иностранные банки, ведущие операции на Ближнем Востоке, интересуют не только Ливан. В октябре прошлого года второй банк мира по уровню рыночной капитализации – британский HSBC – сделал "шаг доверия" на египетском финансовом рынке, вложив $139 млн. в увеличение своей доли в местном Egyptian British Bank от 40 до более 90%. Такое решение HSBC довольно странновато, так как сейчас египетские банки переживают острый кризис ликвидности, приведший к спаду экономики Египта и замораживанию процесса реформ.

Отвечая на критику своей политики в Египте, менеджеры HSBC подчеркивают, что банк никогда не гнался за краткосрочной выгодой, а в долгосрочной перспективе египетская экономика должна неизбежно преодолеть кризис. В то же время, благодаря кризису британскому банку по очень низкой цене удалось приобрести долю в Egyptian British Bank.

Следует отметить, что операции египетского филиала HSBC имеют определенный успех, в особенности по сравнению с бизнесом местных банков. Так, в 2000 году прибыль HSBC Egypt возросла на 19% и составила 61 млн. египетских фунтов ($15.8 млн.), а доходность капитала банка достигла 24%. Такая картина вполне типична для египетского банковского сектора, где организации, имеющие доступ к долларовым поступлениям, процветают, а основная масса местных банков находится в состоянии застоя.

В целом в банковском секторе Египта по-прежнему доминируют четыре крупных государственных банка. В то же время, ряд средних частных банков, таких как Commercial International Bank, MIBank и Egyptian American, занимают лидирующие позиции в сфере обслуживания транснациональных компаний, действующих в Египте. Однако сейчас позиции местных банков находятся под угрозой из-за продолжающейся экспансии иностранных институтов (HSBC, Citibank, Societe Generale), предлагающих своим клиентам более совершенные технологии и более высокое качество услуг. Например, HSBC в настоящее время имеет вторую по величине в Египте сеть банкоматов, уступая лишь имеющему большее число отделений государственному Banque Misr.

Продолжая свою экспансию в Египте, HSBC открыл в прошлом году три новых отделения, доведя их общее число до 10. Сама по себе эта цифра не очень велика, но еще в 1994 году банк имел в Египте лишь два отделения. Возрос и баланс банка – от 400 млн. египетских фунтов в 1994 году до немногим менее 4 млрд. ($1.03 млрд.) на данный момент. Теперь HSBC Egypt начинает постепенно уделять основное внимание розничному бизнесу, а не корпоративным операциям, как ранее.

Успехи HSBC в Египте вовсе не удивительны, ведь этот банк – не новичок на Ближнем Востоке. Он имеет аффилированный банк в Саудовской Аравии (Saudi British Bank) и филиалы в Катаре, ОАЭ, Омане, Иордании, Ливане и на Палестинских территориях. HSBC также владеет оффшорным банковским отделением в Бахрейне и ведет борьбу за обанкротившийся турецкий банк Demirbank.

Руководители HSBC Egypt уверены, что правительство Египта сумеет найти выход из кризиса и экономическая ситуация в стране рано или поздно стабилизируется. А пока HSBC Egypt будет продолжать расширение операций, возможно, за счет приобретения какого-либо менее крупного банка.

Алексей Вересюк,
по материалам Financial Times

 
© агенство "Стандарт"