журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

КОМПАНИИ И РЫНКИ

ТОРГОВЛЯ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №7, 2003
Приложения к статье
Цены на алюминий на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на алюминиевый сплав
Цены на медь на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на никель на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на цинк на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на свинец на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на олово на Лондонской бирже металлов, $/т

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

Обзор мирового рынка базовых цветных металлов: 5 июня – 1 июля

При относительной стабильности цен на большинство цветных металлов со своей "лучшей" стороны проявил себя в июне никель. Его стоимость на Лондонской бирже металлов (ЛБМ) под влиянием последовательно поступавшей информации и спекулятивной активности в течение месяца колебалась от $9500 до $8350 за т, хотя ближе к началу июля стала тяготеть именно к нижней границе этого интервала. Впрочем, никель – это исключение. На рынках остальных металлов царит спокойствие, вызванное приближением летней паузы и неопределенностью в экономике западных стран. Например, иллюстрацией к положению в США, по-прежнему во многом определяющих спрос на рынках металлов, может служить заголовок одной из новостей CBS Market Watch: "Индекс доверия потребителей упал, но далеко не так сильно, как ожидалось". В Европе и Японии неблагоприятные прогнозы пока исполняются более точно. В этой ситуации участникам рынка металлов приходится предаваться привычному занятию – ждать у моря погоды, причем, так как впереди – сезон отпусков, то в буквальном смысле слова.

Алюминий: непрошеная премия

Биржевые игры, весомым подспорьем для которых стало необычно раннее начало летнего спада деловой активности, в июне стали непосредственно и весьма негативно воздействовать на "реальный" рынок алюминия. Речь идет о появившейся в конце мая премии за немедленную поставку металла, что свидетельствовало о дефиците наличного алюминия для выполнения контрактов на ЛБМ.

Начавшись с незначительной разницы в пару долларов, она во второй половине июня возросла до около $30 за т, превратившись в серьезный тормоз для бизнеса. Когда стоимость металла по форвардным контрактам ниже, чем по спотовым, нет необходимости закупать его, ибо через некоторое время сделку можно будет провернуть по более выгодной цене. Потребители, и без того не проявлявшие значительной активности вследствие неопределенной ситуации со спросом на алюминиевую продукцию, в середине июня вовсе приостановили сделки, в лучшем случае заключая контракты на поставку в августе-сентябре. Так как на рынке, при этом, все равно оставались продавцы (а некоторые экспортеры из-за отсутствия покупателей переправляли свой товар на лицензионные склады биржи), цены на алюминий, в мае поднявшиеся до более $1400 за т по трехмесячному контракту, в конце концов опустились ниже этого уровня. По мнению специалистов, колебания между $1350 и $1415 за т должны продолжиться на рынке, по меньшей мере, до конца лета.

Подобная ситуация сильно раздражает поставщиков, в своих комментариях указывающих на необоснованность и искусственный характер дефицита. По некоторым данным, порядка 35-40% запасов алюминия на лицензионных складах биржи находятся под контролем одного крупного трейдера, придерживающего металл и не пускающего его в оборот. Под подозрением швейцарская компания Glencore, руководство которой, правда, старательно открещивается от всех обвинений. Правление самой ЛБМ, как заявили его представители, "отслеживает ситуацию", но, по состоянию на конец июня, не предприняло никаких решительных мер. Ранее руководство биржи неоднократно вмешивалось в ход событий при подобных ситуациях, устанавливая временные ограничения, сдерживающие активность спекулянтов и мешающие им искусственно "зажимать" рынок.

С точки зрения долгосрочных факторов спроса и предложения, дефицит алюминия в обозримом будущем маловероятен. Спрос на этот металл в развитых странах относительно невысокий из-за продолжающейся экономической депрессии – такой длительной, что уже может считаться хронической. В принципе, многие специалисты все еще ожидают во втором полугодии некоторого оживления (особенно, в США), но пока особых перемен к лучшему не наблюдается. Характерно, что в этом году практически не было традиционного для второго квартала обновления и пополнения запасов алюминия у потребителей. Большинство компаний не решаются создавать резервов, по-прежнему предпочитая время от времени приобретать небольшие партии металла для покрытия первоочередных потребностей.

Мировое производство алюминия в 2003 году характеризуется умеренным ростом. По данным International Aluminium Institute (IAI), за первые пять месяцев текущего года глобальный объем его выплавки составил 9,0 млн. т, что на 3,8% превышает показатели аналогичного периода 2002-го. Рост производства зарегистрирован по всем регионам, кроме Африки, где ввод в строй новой линии на заводе Mozal компании BHP Billiton в Мозамбике еще не сумел компенсировать закрытия комбината Volta Aluminium в Гане, принадлежавшего Kaiser Aluminium.

Китайские производители алюминия продолжают анонсировать новые проекты, масштаб которых способен вызвать нервный тик у любого аналитика. Так, например, энергетическая компания Henan Yulian Energy Group в конце июня представила на суд общественности постадийный план реализации проекта строительства алюминиевого завода мощностью 500 тыс. т в год и стоимостью 5 млрд. юаней (около $600 млн.). Первая очередь (правда, рассчитанная на выплавку всего 6,5 тыс. т металла в год) будет запущена уже в октябре этого года, а затем комплекс будет последовательно вводиться в строй, достигнув полной мощности в 2009 году.

От аналогичных проектов, более десятка которых были анонсированы в последние месяцы китайскими компаниями, новый завод Henan Yulian отличается, во-первых, масштабностью (в прочих случаях речь шла о ежегодной прибавке 100-300 тыс. т мощностей), во-вторых, длительностью строительства (как правило, ввод в строй новых объектов в Китае рассчитан на 2004-2006 годы) и, в-третьих, решением наболевшей для национальной алюминиевой отрасли проблемы с поставками электроэнергии. Henan Yulian – сама будучи энергетической компанией – для снабжения своего запланированного предприятия строит четыре угольных блока по 130 МВт, два из которых войдут в строй уже в октябре 2003 года, а остальные – в 2006-м .

В прошлом году в КНР было выплавлено 4,2 млн. т алюминия, в 2003-м данный показатель может достигнуть 5 млн. т, а затем алюминиевая отрасль (если будут завершены все намеченные к реализации проекты) в течение нескольких лет подряд сможет прибавлять еще по 1 млн. т в год, безусловно, с самыми печальными последствиями для стабильности мирового рынка. Правда, западные аналитики возлагают надежды на то, что дефицит электроэнергии в Китае, а также дороговизна и, опять-таки, нехватка глинозема не позволят воплотиться этим разрушительным планам в жизнь. Некоторую поддержку этой точки зрения дают последние материалы IAI: по крайней мере, в январе-мае 2003 года в китайской алюминиевой отрасли не было отмечено сверхвысоких темпов роста, хотя, возможно, все еще впереди. В отношении этой страны ни в чем нельзя быть полностью уверенным.

Спотовый рынок алюминия в июне повсеместно находился под глубоким влиянием обстановки на бирже. Премия за немедленную поставку буквально парализовала рынок, сбросивший обороты до минимума. При этом, у поставщиков, несущих расходы за хранение металла на складах, были реальные стимулы избавиться от него поскорее, поскольку они, как правило, не могли позволить себе выжидать.

В Западной Европе, где покупателей не вдохновлял даже на редкость выгодный курс евро по отношению к доллару, особенно тяжело пришлось поставщикам российского алюминия. Премии по некоторым сделкам с металлом сорта А7е упали к середине июня, практически, до нуля. Во второй половине месяца трейдеры предлагали свою продукцию, примерно, на $12-20 за т дороже, чем стандартный первичный алюминий на ЛБМ, но без особого успеха. Впрочем, премии на западный алюминий, поступающий из-за пределов ЕС, были ненамного выше. В конце июня этот металл без уплаченной пошлины котировался при поставке со склада в Роттердаме с премией не выше $15-25 за т по сравнению с уровнем ЛБМ, спотовые сделки с алюминием, уже прошедшим таможню, осуществлялись из расчета $85 за т и менее.

Группа Face (Federation of Aluminium Consumers in Europe), лоббирующая интересы европейских потребителей алюминия, в июне провела очередную безуспешную атаку на 6%-ную пошлину, которой облагается в ЕС импорт данного металла (необработанного). По заявлениям ее представителей, Face заручилась поддержкой правительств России и Чешской Республики, а Польша официально обратилась в Европейскую комиссию с просьбой об отмене пошлины. По мнению сторонников этого решения, такая пошлина – дискриминационная, она лишена экономического смысла, так как покрывает только 20% импорта (многие западные поставщики имеют возможность легально обходить ограничения, в частности, поставляя металл через островные территории европейских стран в Карибском море и Атлантике).

Европейская комиссия пока отвечает отказом на все подобные обращения. Во-первых, против отмены пошлины выступает правительство Франции, защищая интересы своего производителя алюминия Pechiney, а, во-вторых, ее представители не скрывают, что рассчитывают использовать пошлины на алюминий в качестве разменной монеты при более широких торговых переговорах в рамках ВТО, которые стартуют в будущем году. Так что тарифы, скорее всего, отменят, но не сейчас.

В США ситуация аналогична европейской. Уже в начале июня бизнес на спотовом рынке практически полностью замер, а премии проходят стадию свободного падения. Если еще в мае алюминий Р1020 можно было продать на 4 цента за фунт дороже, чем на ЛБМ, то к середине июня премии сошли до 3,0-3,25 центов за фунт, а в некоторых регионах, по свидетельствам трейдеров, и до менее 3 центов. По словам аналитиков, сначала снижение премий компенсировало подорожание алюминия на бирже, но во второй половине июня цены на ЛБМ поползли вниз, премии же так и остались на прежнем уровне. Как теперь мрачно отмечают поставщики, получить более выгодные условия можно только по форвардным контрактам на август-сентябрь, да и там премии не поднимаются выше 3,5-3,75 центов за фунт.

В Азии положение со спросом было несколько лучше, однако равновесие на рынке оказалось нарушенным вследствие избыточных поставок металла из Китая и западных стран. Кроме того, корейские и японские потребители тоже стремились заключать форвардные контракты в ущерб спотовым. Естественно, что премии в регионе, в свою очередь, пережили спад. На японском рынке, считаемом образцом для подражания для других стран Восточной Азии, контракты на поставку западного металла в третьем квартале были заключены из расчета премий на уровне $67-70 за т CIF по сравнению с $73-75 за т в апреле-июне. В Корее, где западный алюминий еще в мае продавался на $75-80 за т дороже, чем на ЛБМ, в июне было отмечено падение до $67-70 за т, китайский и российский алюминий подешевел в значительно меньшей степени, однако премии, все же, очутились в районе $48-53 за т, потеряв, примерно, $3-5 за т по сравнению с предыдущим месяцем. По мнению местных наблюдателей, спрос останется невысоким до конца лета.

Недавний ажиотаж на рынках алюминиевых сплавов и лома окончательно сменился депрессией. Цены на сплав Din226 на ЛБМ стабилизировались на уровне, несколько превышающем $1350 за т по трехмесячному контракту, и, хотя остаются очень высокими по сравнению с первичным алюминием, все же, вернулись к более привычному соотношению. Похоже, на новый подъем цен в ближайшие месяцы поставщики могут и не надеяться.

Причина спада цен оказалась стандартной: отсутствие спроса. По словам трейдеров, сделки на европейском рынке практически прекратились уже в начале июня. Автомобильные компании региона после относительно обнадеживающего первого квартала столкнулись с острым кризисом перепроизводства (точнее – "недопотребления") и вынуждены резко сбавить обороты. Так как в первом полугодии на волне ажиотажного спроса они создали значительные запасы алюминиевых сплавов, нужда в приобретении новых партий появится у них не скоро. В то же время, на рынке присутствовали многочисленные поставщики как из стран – членов ЕС, так и из-за пределов Евросоюза. Особенно активными, по словам трейдеров, были экспортеры из Восточной Европы и стран СНГ, не гнушавшиеся откровенным демпингом.

Своеобразным ориентиром был проведенный в начале июня тендер, организованный германской автомобильной корпорацией Volkswagen. Установленные на нем цены, покрывающие поставки в третьем квартале, оказались на @100-150 за т ниже, чем в предыдущие три месяца. Так, 5 тыс. т сплава Din226 были приобретены по средней цене @1228 за т с поставкой на завод, а 3 тыс. т специального материала 023А – по @1351 за т.

После этого цены продолжали скользить вниз, в течение недели теряя по @15-20 за т. Если в мае сплав Din226 стоил дороже @1400 за т, то к середине июня он подешевел до @1330-1350 за т, а в последних числах месяца котировался лишь немногим выше @1300-1320 за т с доставкой. Впрочем, поставщики из России и Польши еще в начале второй половины июня были согласны на @1260-1280 за т при оплате наличными. Высокий курс евро делал экспортеров менее чувствительными к спаду цен.

По мнению многих экспертов, @1300 за т – крайняя точка падения, и уже в июле этот сплав может снова подорожать. Однако среди участников рынка бытует и более пессимистичная точка зрения, согласно которой цены еще успеют упасть до @1270-1290 за т, а их возвращение на более приемлемый уровень будет зависеть исключительно от состояния европейской автомобильной отрасли. Так как оживления здесь до осени не ожидается, перспективы рынка совсем не утешительны.

Удешевление сплава оказало аналогичное воздействие и на рынок алюминиевого лома, хотя цены там снизились в июне не так сильно. Определенную поддержку им оказывает сохраняющийся высокий спрос со стороны Китая, хотя он уже заметно ниже, чем в первом квартале. Так, по данным британской внешнеторговой статистики, только за январь-апрель 2003 года китайские компании приобрели в Великобритании 23,4 тыс. т алюминиевого лома, в то время как за весь 2002 год объем закупок составил немногим более 54,2 тыс. т. В конце июня чистая обрезь промышленного происхождения котировалась на европейском рынке по $1130-1170 за т, что уже довольно высокий показатель по сравнению со сплавом. Кроме того, в последних числах месяца доллар несколько подрос по отношению к евро, что тоже воспринимается плавильными заводами как очень тревожный признак.

Цены на глинозем на международном спотовом рынке продолжили в июне свое медленное понижение, при этом, отсутствие спроса со стороны китайских потребителей, на долю которых приходится основная часть закупок, скорее, помогло поставщикам. При отсутствии новых сделок они просто указывали номинальные котировки на уровне $260-290 за т FOB Австралия (на пике подъема в апреле максимальным значением были $300 за т) в расчете на то, чтобы после завершения паузы продолжить продажи именно по таким ценам. Так как глинозема, не "связанного" долгосрочными контрактами, на рынке мало, экспортеры фактически ничем не рискуют.

Другое дело, что спад деловой активности на международном спотовом рынке может затянуться. Многие китайские заводы летом попытаются уменьшить или приостановить выпуск алюминия, некоторые из них используют накопленный ранее материал, благо его запасы в китайских портах достаточно обширны. По некоторым данным, китайские алюминиевые компании, которых никак не устраивает подорожание глинозема до более 20% от цены первичного металла на ЛБМ (обычное соотношение – 12-14%), решили провести совместную игру на понижение и общими усилиями "опустить" рынок. Так как крупных спотовых покупателей глинозема за пределами Китая крайне мало, у них есть хорошие шансы на успех.

Тем не менее, большинство специалистов не ожидают серьезного спада на рынке глинозема, поскольку его дефицит имеет объективный и, очевидно, долгосрочный характер. По-видимому, под влиянием этих прогнозов российская компания "РусАл" приняла решение о возможном рестарте приобретенного ею в 2000 году румынского глиноземного завода Cemtrade, который был вскоре после этого остановлен из-за неприемлемо высокой себестоимости (по некоторым данным, – около $200 за т). Как сообщает Metal Bulletin со ссылкой на представителей российской компании, предприятие мощностью 250-300 тыс. т материала в год будет возвращено в строй, если цены на спотовом рынке удержатся на определенном (т.е. нынешнем) уровне. Изготовленную продукцию предполагается использовать в химической промышленности.

Впрочем, остальные события в июне отошли несколько на задний план под влиянием сообщения о заключении одного из самых крупных долгосрочных контрактов в истории отрасли. Норвежская Hydro Aluminium подписала 25-летнее соглашение о ежегодной закупке у фирмы Comalco, дочерней компании американской группы Rio Tinto, 500 тыс. т глинозема для двух алюминиевых заводов в Австралии (Kurri Kurri мощностью 150 тыс. т в год, который полностью принадлежит Hydro, и Tomago с 340 тыс. т, где на ее долю приходится 12,4% акций). Глинозем будут поставлять завод Queensland Alumina (QAL), 39% акций которого находятся в собственности Comalco, а также новое предприятие Gladstone (должно войти в строй в 2005 году). Контрактом также предусматривается, что в случае нового расширения рафинировочных мощностей Hydro Aluminium сможет расширить закупки до 1 млн. т в год.

Медь: кто на рынке всех сильнее?

Казалось бы, у производителей меди в последнее время есть весомые основания для оптимизма. Прежний избыток предложения, характерный для этого рынка в течение двух последних лет, сменился небольшим, но явным дефицитом, объем которого только за первый квартал 2003 года составил, по данным International Copper Study Group (ICSG), 74 тыс. т при объеме глобального производства рафинированной меди в 3,78 млн. т (спад на 1,8% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года). Падения спроса со стороны Китая, связываемого с эпидемией атипичной пневмонии в стране, так и не произошло. Более того, вспышка новой опасной болезни не оказала серьезного отрицательного влияния на местную экономику. По оценкам западных специалистов, темпы роста в стране составили во втором квартале 8% – после 10% в первом. В первую очередь, благодаря "китайскому фактору" потребление рафинированной меди в странах Азии в первом квартале возросло на 13,7% по сравнению с аналогичным периодом 2002 года, что более чем компенсировало спад в США, Западной Европе и Японии.

Поэтому подъем цен на ЛБМ до более $1700 за т по трехмесячному контракту воспринимался как должное. В США некоторые трейдеры на спотовом рынке даже придерживали наличный металл, ожидая роста цен до 80 центов за фунт ($1763 за т), чего на рынке меди не случалось с марта 2001 года. Оживились и спекулянты, большинство из которых ставили на повышение.

Однако вместо этого цены в июне начали маятниковые колебания, то достигая около $1720 за т по трехмесячному контракту, то проваливаясь до менее $1690 за т. Несмотря на сохраняющийся высокий спрос в Китае и проблемы многих производителей с обеспечением концентратом мощное понижающее влияние на рынок оказала длительная депрессия в западных странах. Как бы там ни было, а ЛБМ обслуживает, в первую очередь, рынки развитых стран, и пока в США или Германии потребление меди продолжает сокращаться, ни о каком подъеме речи быть не может.

Между тем, по данным ICSG, с точки зрения спроса и предложения, в ближайшие месяцы ситуация будет наиболее благоприятной для поставщиков, после чего баланс снова начнет медленно сдвигаться в сторону потребителей. Сейчас основная проблема рынка заключается в нехватке сырья, что, помимо всего прочего, сдерживает порывы китайских производителей, заставляя их уменьшать обороты (вернее, отказываться от запланированных расширений). Как считают специалисты ICSG, именно по этой причине глобальное производство рафинированной меди в 2003 году возрастет всего на 0,4% (до 15,40 млн. т), в то время как потребление увеличится на 2,2% (до 15,42 млн. т). Однако уже в этом году объем предложения медного концентрата будет больше на 3%, а в 2004 году прибавит еще 5,5%, что вызовет скачок производства до 16,25 млн. т и приведет к возникновению незначительного избытка.

Так, по рынку ходят слухи, что компания BHP Billiton, которая в прошлом году сократила выпуск на шахте Tintaya в Перу и перешла на переработку менее богатых руд на своем чилийском комбинате Escondida, может снова вывести эти предприятия на полную мощность, что означает прибавление около 120 тыс. т меди в концентрате только в текущем году. Еще около 30 тыс. т до конца этого года может добавить компания Phelps Dodge, если она примет решение возобновить работу своих шахт Sierrita и Bagdad в США, хотя аналитики считают маловероятным одновременный запуск этих двух предприятий, находящихся по соседству.

Правда, как ожидают специалисты, к тому времени в западных странах вновь начнется экономический рост, который "поглотит" дополнительный металл. Однако уверенности в таком исходе, все же, нет. Нынешний спад длится уже почти три года, а за это время не раз появлялись признаки его скорого завершения, которые так ни к чему и не приводили. По сообщениям американских специалистов, во втором квартале в стране наблюдалось удешевление промышленной продукции, медленно растет жилищное строительство, по-прежнему низок спрос на автомобили и товары длительного использования. Во всех этих отраслях широко используется медь, так что текущее состояние дел не утешает.

В то же время, следует заметить, что теми же аналитиками отмечаются и определенные подвижки к лучшему. В июне на спотовом рынке после длительного перерыва начаты закупки катодов производителями латунной продукции, медных труб и даже прутковой меди (последнее воспринимается как наиболее обнадеживающий сигнал, так как рынок медных прутков и проволоки считается наиболее чувствительным к состоянию экономики).

Нынешнее неустойчивое состояние рынка находит свое выражение и в нестабильности цен на медные сплавы и лом, используемый для их изготовления. Стоимость лома резко подскочила вверх в мае под влиянием повышения на ЛБМ, но в июне начала снова медленный спуск. По данным европейских трейдеров, спад составил, примерно, $20 за т по сравнению с майским уровнем. Так, в частности, лом № 1 berry в последних числах июня котировался на уровне $1530-1560 за т CIF Западная Европа, а лом № 2 birch/cliff – $1470-1500 за т.

При таких ценах не удивительно, что европейские потребители постоянно сталкиваются с дефицитом медного и латунного лома, который во всевозрастающих количествах уходит в Китай. Местные компании расширяют объемы производства вторичной меди, пользуясь трудностями, испытываемыми из-за нехватки концентрата китайскими плавильными комбинатами, а интенсивный спрос и высокие цены на внутреннем рынке дают им возможность безболезненно платить за лом суммы, которые не по карману покупателям в странах Запада. Тот же лом berry при поставках в Китай стоил в конце июня $1710-1730 за т C&F, а birch/cliff доходил до $1620-1640 за т C&F. Высококачественный лом barley, как обычно, был дороже, чем первичная медь на ЛБМ, и котировался на уровне $1750-1780 за т C&F.

Никель: колебательный контур

На фоне прочих цветных металлов, которые в этом году не совершали резких подъемов и не претерпевали резких спадов, никель выделяется своей подчеркнутой нестабильностью. Его стоимость постоянно скачет то вверх, то вниз, хотя, по большому счету, редко опускается ниже $8000 или поднимается выше $9000 за т по трехмесячному контракту. Просто никель очень легко впадает из одной крайности в другую, и всего через две с половиной недели, после того как цены находились на самой высокой за последние три года отметке $9500 за т (6 июня), они могут составить $8350 за т. Объясняется это, в первую очередь, относительной узостью рынка (лишь несколько крупных поставщиков во всем мире, годовой объем производства – 1,2 млн. т, 75% потребления приходятся на одну отрасль – выплавку нержавеющей стали), делающей этот металл очень чувствительным к воздействию краткосрочных факторов.

К тому же, на рынке никеля события следуют своим чередом. В течение первой декады месяца основное влияние на цены оказывала начавшаяся 1 июня забастовка на комбинате Sudbury канадской компании Inco. На это предприятие приходится 9% от мирового производства никеля, поэтому резонанс получился изрядный, хотя Inco, предвидя подобное развитие событий, заранее накопила запасы, чтобы продолжать исполнение своих долгосрочных контрактов и продавать никель на бирже для финансирования текущей деятельности.

И, все же, реакция многих участников рынка на трудовой конфликт и остановку предприятия была очень бурной. Комментаторы обращали внимание на то, что спрос на никель идет на подъем вследствие недавнего (в мае) ввода в строй новых предприятий по выплавке нержавеющей стали в Европе, США и Корее, дефицит лома по-прежнему очень острый, а запасы металла у Inco не настолько велики, чтобы можно было безболезненно пережить длительную забастовку. В печати и в интернет-источниках даже появились просто панические прогнозы о том, что, если стачка на Sudbury продлится более полугода, никель подорожает до $15000-17000 за т! По крайней мере, достижение $10500 за т в июле-августе казалось вполне вероятным.

Однако прошло всего несколько дней, и на рынке никеля заговорили об ином. Российская компания "Норильский никель" объявила, что намерена продать, воспользовавшись благоприятной рыночной конъюнктурой, 24 тыс. т никеля, которые остались от тех 60 тыс. т, что были зарезервированы в прошлом году в качестве залога по кредиту в $200 млн., предоставленному группой западных банков. По некоторым данным, металл был оприходован по чрезвычайно низкой цене (менее $4500 за т), и его продажа по текущей стоимости не только дала бы "Норильскому никелю" возможность досрочно вернуть кредит, но и получить значительную прибыль. Кроме того, чтобы окончательно "успокоить" рынок, российская компания сообщила, что пересмотрит производственный план на текущий год в сторону незначительного (на 5 тыс. т) увеличения показателей. Объем выпуска никеля на 2003 год был установлен на уровне 235 тыс. т (в 2002 году – 218 тыс. т).

Восприняв новую информацию, рынок заколебался и тут же получил очередной, на этот раз решающий, толчок. Европейские металлургические корпорации Arcelor и ThyssenKrupp в качестве противодействия спаду цен на нержавеющую сталь в регионе решили почти поровну сократить производство металла в третьем квартале, в общей сложности, на 217 тыс. т в год. Это – очень серьезное понижение, составляющее, примерно, 10% от квартального объема выплавки нержавеющей стали в ЕС.

Перспективы одновременного падения спроса и дальнейшего роста объема предложения спровоцировали мгновенный сброс цен более чем на 10%, опустив никель вплотную к $8300 за т по трехмесячному контракту. Процесс был ускорен распродажей, устроенной инвестиционными фондами, поспешившими выйти из игры, пока есть возможность получить хоть какую-то прибыль. По мнению аналитиков, теперь на ближайшие несколько недель никель перейдет в интервал между $8000 и $8700 за т, причем, в начале третьего квартала более вероятно его пребывание возле его нижней границы.

Впрочем, некоторые специалисты идут еще дальше, ставя под вопрос традиционные в последнее время взгляды на дефицит никеля. Например, аналитики Barclays Capital Research, сделав коррекцию на распродажу запасов "Норильским никелем" и сокращение производства нержавеющей стали, высказали предположение, что баланс на мировом рынке в этом году будет закрыт с избытком, достигающим 23 тыс. т, – почти 2% от глобального потребления. Если эти прогнозы оправдаются, на возвращение высоких цен в обозримом будущем можно и не рассчитывать.

Правда, у сторонников более распространенной точки зрения о превышении спроса над предложением есть достаточно веские аргументы в свою поддержку. Вопреки спаду производства на заводах европейских компаний в третьем квартале объем выплавки нержавеющей стали в 2003 году все равно увеличится. Та же ThyssenKrupp должна в ближайшие месяцы ввести в строй новый завод в Германии производительностью 400 тыс. т в год и завершить одну из промежуточных стадий проекта расширения своего совместного предприятия в Китае. В то же время, резервы "Норильского никеля" могут быть распроданы уже к концу августа, после чего рынок вернется к своему прежнему состоянию, но уже без этого стабилизирующего фактора.

Наконец, очень многое зависит от обстановки на Sudbury. Если Inco быстро найдет общий язык с профсоюзом и предприятие возобновит работу уже в июле, рынок однозначно ожидает кризисная ситуация. В то же время, длительный и тяжелый (порядка нескольких месяцев) конфликт приведет к противоположным изменениям, даже если канадская компания ни разу не нарушит графика поставок. Резервы у производителей, таких как Inco или "Норильский никель", придают рынку дополнительный запас прочности, без чего нестабильность цен значительно возрастет.

О том, что избытка металла на рынке не ощущается, свидетельствует и рост премий на спотовом рынке никеля, продолжавшийся в течение всего июня. Металл melting grade, в начале второго квартала предлагаемый на 17-20 центов за фунт дороже катодов, торговля которыми идет на ЛБМ, к концу июня увеличил размер премии до 21-25, а по некоторым контрактам – и до 30 центов за фунт, премии на никель plating grade поднялись от 30-35 центов за фунт в мае до 35-40 центов в июне.

Цинк: утрата самостоятельности

Для биржевого рынка цинка июнь не был отмечен решительно ничем знаменательным. Цены, в течение месяца кружились вокруг отметки в $800 за т по трехмесячному контракту, пару раз безуспешно пытались перейти границу $820 за т, под влиянием спада на рынке меди едва не провалились ниже $790 за т, но все каким-то образом обошлось. В комментариях биржевиков цинк практически не присутствовал, а изменения цен объяснялись, в основном, реакцией на подорожание или удешевление других металлов либо действиями инвестиционных фондов (хотя их участие в событиях на рынке цинка не шло ни в какое сравнение с алюминием или никелем).

Стабильность цинка проистекала из однозначного и недвусмысленного состояния, в котором находится рынок данного металла. Несмотря на предпринятые рядом производителей сокращения выпуска концентрата и рафинированного цинка его предложение все равно избыточно. По данным International Lead & Zinc Study Group (ILZSG), за первые четыре месяца 2003 года мировой объем производства металла составил 3,19 млн. т, что на 3% превысило показатель аналогичного периода прошлого года. Примерно, на эту же величину увеличилось и потребление, что привело к консервации существующего нерадужного положения.

Как уже давно отмечают аналитики, изменить ситуацию на рынке и прервать продолжающуюся уже третий год депрессию могут только или новая серия решительных сокращений производства, или интенсификация спроса. И то, и другое в ближайшем будущем маловероятно. Откровенно нерентабельные предприятия (особенно в добывающей отрасли) были выведены из строя еще в 2001-2002 годах, остальные самостоятельно приспособились к тяжелым условиям. Нехватка концентрата тяжелее всего сказывается на китайских компаниях, но именно они могут рассчитывать на наиболее благоприятные условия на внутреннем рынке.

Во втором полугодии 2003-го и в 2004 году в Китае должно быть запущено сразу несколько новых линий по производству оцинкованной стали, что обещает весьма существенный прирост спроса на цинк. Правда, баланс на мировом рынке от этого вряд ли изменится, так как в стране существуют значительные резервные производственные мощности, которые, скорее всего, и будут задействованы для снабжения новых предприятий. Больший эффект может дать ввод в строй новых линий цинкования в западных странах (что также ожидается в 2004 году, а в 2005-м, по мнению экспертов Brook Hunt, стоимость цинка может возрасти до $1300 за т), но на общую ситуацию они повлияют лишь при оживлении в автомобильной промышленности, для которой требуется данная продукция. В итоге судьба цинка полностью зависит от состояния экономики западных стран, и пока в США или Западной Европе не будет изменений к лучшему, производители цинка вряд ли могут на что-либо рассчитывать.

Свинец: Европа против Америки

Как и цинк, свинец в июне сохранил относительную стабильность цен. Почти весь месяц его стоимость на ЛБМ была близка к $470 за т по трехмесячному контракту, хотя в последних числах июня появилась быстро прервавшаяся тенденция к небольшому снижению, причиной чего, очевидно, стало удешевление меди. Оборот на биржевых торгах был крайне низким, а специалисты в своих прогнозах не отводили свинцу много места, предсказывая относительную стабильность в интервале $460-475 за т по трехмесячному контракту.

Основные события вокруг свинца разворачиваются на спотовом рынке, где сложилась совершенно необычная ситуация. По словам некоторых трейдеров, текущие цены на ЛБМ отражают, в первую очередь, состояние американского рынка, где наблюдается избыток предложения на фоне нестабильного и не слишком впечатляющего спроса. Несмотря на снижение производства металла в США и Мексике местные компании с лихвой обеспечивают свинцом рынок, сократившийся из-за спада в региональной автомобильной промышленности.

В то же время, в Западной Европе в последние несколько месяцев были выведены из строя заводы Noyelles Godault компании Metaleurop и Britannia Refined Metals компании MIM Holdings, а также уменьшился выпуск на предприятии Hoboken в Бельгии, принадлежащем местной компании Umicore. Все это привело к уходу с рынка, приблизительно, 200 тыс. т свинца в годовом исчислении, что составляет около 10% от объема регионального потребления этого металла. Кроме того, директивы Европейской комиссии, пытающейся всячески ограничивать на территории Евросоюза переработку вредных отходов (к каковым может относиться и лом, содержащий свинец), затрудняют процесс выплавки вторичного металла. Это привело к значительному дефициту свинца на европейском рынке и резкому росту размера премий при спотовых поставках.

По состоянию на июнь, свинец продавался в ЕС на $125-135 за т дороже, чем на бирже. И, если в США объемы резервов металла на лицензионных складах ЛБМ в 2002-2003 годах неизменно увеличивались, то в Европе отмечен спад. По состоянию на середину июня, запасы были ниже 15 тыс. т, что эквивалентно менее чем трем дням регионального потребления. Как уже давно жалуются европейские трейдеры, торги на ЛБМ больше не отвечают реальной ситуации на рынке ЕС, причем, основное значение имеют не базовые цены, а премии. В последние недели спотовые цены удерживаются на уровне, близком к $600 за т с доставкой, и новый спад на бирже, скорее всего, приведет к соответствующему повышению премий.

В принципе, равновесие может быть установлено за счет поставок свинца из Америки в Европу, но широкомасштабным сделкам препятствуют дороговизна и сложность перевозки. По состоянию на вторую половину июня, премии на американском спотовом рынке указывались в широком интервале от 3,5 до 4 центов за фунт ($77-88 за т), при этом, доставка в Европу обходится североамериканским экспортерам, примерно, в $40-45 за т, что значительно снижает привлекательность подобных операций. По мнению трейдеров, американский свинец может поступать в ЕС только большими партиями.

По-видимому, в ближайшие месяцы возможности для трансокеанской торговли должны расшириться. Согласно информации ILZSG, рост потребления свинца в мире опережает темпы наращивания выпуска, причем, наибольшие диспропорции наблюдаются именно в Европе. За январь-апрель текущего года глобальный объем производства составил 2,16 млн. т, что на 1,2% превышает показатель аналогичного прошлогоднего периода, но спрос за это же время возрос на 2,8%. В связи с этим ранее сбалансированный рынок постепенно сдвигается в сторону дефицита.

Правда, уверенности в том, что все эти процессы найдут свое отражение в ценах на ЛБМ, нет ни у кого. В принципе, цены могут подняться в конце июля, когда в США должен начаться сезонный пик спроса на автомобильные аккумуляторы, но, если этого не произойдет, никто, наверное, не удивится.

Олово: рынок "поплыл" от жары

В последние месяцы инвестиционные фонды почти не проявляют интереса к рынку олова, так что его эволюция более-менее точно отвечает реальному соотношению между спросом и предложением. И в июне, как оказалось, этот баланс был сведен не в пользу производителей. Цены на олово на ЛБМ опустились от около $4800 за т по трехмесячному контракту в начале месяца до немногим более $4600 за т в конце его. При этом, хотя определенную роль в этом сыграло удешевление меди и никеля, в большей степени спад произошел в силу ряда объективных причин.

Прежде всего, речь идет о падении деловой активности на рынке олова. Европейские потребители, в начале года испытывавшие немалые трудности из-за нехватки высококачественного металла в регионе, в конце концов создали достаточные запасы, чтобы спокойно пережить тихие летние месяцы. Кроме того, снижение затрат на фрахт после войны в Ираке облегчило процесс доставки олова непосредственно из Китая и стран Юго-Восточной Азии, где сейчас сосредоточена большая часть производства этого металла. Премии на европейском рынке, достигнув $190 за т по сравнению с ценами на ЛБМ, в начале июня остановились в росте.

В США весомую роль сыграло объявление о банкротстве в мае этого года компании Weirton Steel, одного из крупнейших производителей жести в стране. И, хотя заводы Weirton продолжают функционировать, спрос на олово с их стороны предсказуемо упал: денег на закупки новых партий металла у компании нет, а на существующих запасах она может продержаться, по меньшей мере, до конца лета.

Экспортеры воспринимают все это достаточно философски, будучи уверенными во временном характере и неизбежности смены новым подъемом, как только покупатели возвратятся на рынок. Вследствие сокращения производства металла в Китае до 88 тыс. т в этом году (в 2000-2001 годах этот показатель превышал 100 тыс. т) и запрета на экспорт концентрата из Индо

Виктор Тарнавский,
по материалам Metal Bulletin, plattsmetals.com, Financial Times,
CRU International, www.metalinform.com

 
© агенство "Стандарт"