журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

КОМПАНИИ И РЫНКИ

ТОРГОВЛЯ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №7, 2003

ТОРГОВЛЯ

Каждый выживает в одиночку

В этом году может быть заключен международный договор об отмене государственных субсидий в металлургической промышленности, однако он, однозначно, проблемы мирового рынка стали не решит

В июне в Париже состоялась очередная многосторонняя конференция, подготовленная в рамках Комитета по стали Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Уже более полутора лет под эгидой этой представительной международной организации идут переговоры об ограничении объемов мирового производства стали с целью стабилизации мирового рынка, но только сейчас появились первые признаки достижения какого-либо конкретного результата. Участники июньской встречи в основных чертах договорились о ряде положений предложенного экспертами ОЭСР "пакта о субсидиях", согласно которому предоставление государственной помощи сталелитейным предприятиям должно быть ограничено строго определенными исключительными ситуациями. Если сторонам удастся достигнуть консенсуса относительно вопросов, оставшихся не решенными на сегодняшний день, подписание данного соглашения может произойти еще до конца этого года. Правда, следует отметить, что, с учетом нынешней ситуации на мировом рынке стали, заключение "пакта о субсидиях" выглядит совершенно недостаточной полумерой. О глубине кризиса, в который сейчас на полных парах вкатывается рынок, свидетельствуют, хотя бы, крайне ожесточенные споры, развернувшиеся в США по поводу возможной отмены тарифно-квотной системы, ограничивающей импорт стальной продукции. Хотя ее реальное влияние на американский рынок стали сейчас невелико, положение металлургов и их клиентов настолько напряженное, что даже незначительный выигрыш представляется жизненно важным.

Анафема

От переговоров, проходящих в рамках Комитета по стали ОЭСР, изначально не ждали особых результатов. Уж слишком разными представлялись интересы их участников (порядка 40 стран плюс Европейский Союз как единое целое), слишком медленным был процесс выработки решений по принципу консенсуса, слишком амбициозной казалась поставленная цель (ликвидировать перепроизводство на мировом рынке стали посредством выведения из строя избыточных мощностей). Собственно говоря, первые несколько конференций и выявили наличие труднопреодолимых разногласий по основным вопросам, поэтому осенью прошлого года с подачи США было решено сосредоточиться на наиболее простой, как считали, теме – отмене государственных субсидий.

В последние годы США и Европейская комиссия буквально с фанатичной непримиримостью относятся к государственной поддержке каких-либо отраслей и/или отдельных компаний (что, впрочем, не мешает американцам предоставлять такую поддержку национальным производителям и экспортерам). Субсидии заклеймены в качестве основной причины нарушения правил честной конкуренции на мировых рынках. Как утверждается, только благодаря щедрой помощи государства продолжают существовать неэффективные заводы, а изготовленная ими продукция отправляется на внешние рынки по демпинговым ценам. Создается впечатление, что американцы и европейцы почему-то убеждены, что, стоит отменить все субсидии в глобальном масштабе, и их компании за счет своей высокой производительности и организации труда (что действительно имеет место быть) легко обойдут всех иностранных конкурентов.

Сегодня государственная поддержка экономики как-то не в моде, и, наверное, поэтому все участники переговоров по стали согласились с тем, что субсидии – это плохо, так что их необходимо изживать. Отталкиваясь от достигнутых на предпоследней конференции в феврале этого года договоренностей, специалисты Комитета по стали ОЭСР подготовили комплекс предложений, которые могли бы стать основой многостороннего соглашения об отмене субсидий. Этот документ, ставший главной темой на очередной конференции, состоявшейся 10-12 июня, предусматривал следующие шесть основных концепций:

Предмет договора. По предложению Комитета по стали ОЭСР, за основу следует принимать положения Соглашения о субсидиях и компенсационных мерах, действующего в рамках ВТО. Под этим понимаются все виды поддержки отдельных отраслей, предоставляемой государственными органами всех уровней или любыми общественными организациями.

Ассортимент продукции. Изначально действие "пакта" должно было ограничиваться стальной продукцией, однако возникли логичные вопросы: что считать таковой и где грань, отделяющая ее от сырья для производства стали, с одной стороны, и от готовых изделий, где используется сталь, – с другой. В документе, подготовленном ОЭСР, эти вопросы лишь были поставлены, полного же ответа на них до сих пор нет. На июньских переговорах было решено, что чугун входит в сферу действия соглашения, но не было принято никаких определений относительно ферросплавов, окатышей и прочих видов "подготовленного" сырья. Несколько большая определенность существует относительно другого конца производственно-сбытовой цепочки. В понятие "стальная продукция" были включены трубы, однако соглашение не будет относиться к рельсам, стальным сваям, проволоке, сложным профилям и аналогичным изделиям из стали. Вероятно, Комитет по стали в дальнейшем будет проводить мониторинг этих рынков, но однозначного решения на это счет принято не было.

Запреты. Вне закона предлагалось поставить субсидии, поддерживающие все стадии производства и сбыта стальной продукции, включая НИОКР, организацию выпуска, дистрибуцию и продажи. При этом, вне рамок действия соглашения предполагается оставить сервисные центры и дистрибуторов, в чью сферу деятельности не входит непосредственное производство указанной в предыдущем разделе продукции. Планируется также разрешить и помощь, направленную на ликвидацию последствий стихийных бедствий, но лишь в рамках восстановления.

Исключения. Кроме того, государство должно иметь право помогать национальным сталелитейным компаниям посредством финансирования полного или частичного вывода из строя предприятий и производственных линий. В частности, государственные средства могут предоставляться на демонтаж оборудования, решение экологических проблем, связанных с закрытием предприятия, а также помощь сокращенным сотрудникам, включая профессиональную переподготовку и покрытие социальных обязательств закрываемых заводов.

Предварительное уведомление. Как предлагают специалисты ОЭСР, каждая страна – участник соглашения должна по возможности заранее сообщить о намерении предоставить разрешенную субсидию, чтобы дать возможность другим участниками убедиться в ее законности. Если по каким-либо причинам сделать это заблаговременно не удается, уведомление должно быть отправлено в течение месяца после старта программы поддержки или выделения финансовой помощи. При этом, предлагается, чтобы Комитет по стали ОЭСР проводил мониторинг всех действующих субсидий и выносил вердикты относительно степени их законности. Если субсидия будет признана неправомочной, против получившего ее предприятия должны быть введены компенсационные пошлины согласно правилам ВТО.

Особый режим. В проекте указывалось, что развивающиеся страны, которые действуют в несколько ином экономическом окружении, чем западные государства, должны в течение пятилетнего переходного периода пользоваться некоторыми льготами. В частности, при определенных условиях они могут оказывать предприватизационную поддержку национальным производителям, чьи мощности имеют возраст более трех лет, а объем продаж не превышает $100 млн. в год.

Именно эта часть проекта ОЭСР вызвала на конференции наибольшие дискуссии, которые так ни к чему конкретному не привели.

Недоговоренность

Предложение фактически уравнять в правах и обязанностях развитые и развивающиеся страны не нашло понимания у ряда представителей последних. Когда на переговорах встал вопрос об особом режиме, Аргентина, Бразилия, Египет и Индия выступили за предоставление развивающимся государствам более существенных и, главное, не ограниченных во времени преференций для компенсирования недостаточной развитости инфраструктуры и национальных рынков капитала по сравнению с западными странами.

Как заявил еще за неделю до начала конференции Браджа Кишор Трипати, индийский министр сталелитейной промышленности, международной торговле сталью препятствуют не столько субсидии и государственная поддержка, предоставляемая металлургическим предприятиям, сколько тарифные и нетарифные барьеры, возведением которых как раз и занимаются, в основном, развитые страны, не пускающие на свои рынки производителей из государств "третьего мира". По мнению министра, развивающиеся страны должны иметь право помогать своим промышленникам, так как подобная помощь представляет собой лишь "выравнивание условий" по сравнению с компаниями западных стран, а не предоставление каких-либо неоправданных льгот. И, если Индия решит, что подготавливаемый документ противоречит ее интересам, она его просто не подпишет.

Еще одно предложение Индии заключается в том, чтобы перенести переговоры о субсидировании сталелитейной промышленности в рамки ВТО, тем более что эта организация уже имеет регулирующее данные вопросы положение. Кстати, возможно, так все и будет. Подписать многостороннее соглашение пока планируется на очередной конференции полномочных представителей, которая состоится 16-18 июля, но, если консенсус к тому времени достигнут не будет, разговор о стали пойдет на встрече в рамках ВТО, запланированной на сентябрь 2003 года в Канкуне (Мексика), а затем продолжится снова в ОЭСР. Как сообщается, США и некоторые другие развитые страны хотят подписать соглашение до конца текущего года.

Правда, на пути к этому есть еще одно препятствие, которое пока отошло на задний план, но от этого не стало более преодолимым. Речь идет о Китае, который с самого начала не проявлял особого интереса к ограничению производства стали, считая для себя эту тему не актуальной. Китайские представители то принимали участие в конференциях, то игнорировали их; в июне 2003-го китайская делегация все-таки прибыла в Париж, но ее члены, по словам наблюдателей, "не были готовы к разговору на таком уровне и постоянно задавали вопросы о самых простых вещах".

Между тем, Китай может в одиночку сломать все планы западных стран относительно ограничения мирового производства стали. По данным обзора, подготовленного China Metals, к концу 2005 года предусматривается расширение мощностей китайской сталелитейной промышленности, примерно, на 30% по сравнению с 2002 годом. Это означает, что за три года объем выплавки стали в стране увеличится на 54 млн. т в годовом исчислении и достигнет около 235 млн. т в год. Конечно, Китай – большая страна, которой требуется много стали, однако крайне сомнительно, что ее потребление в ближайшие годы будет расти такими же темпами, как производство. Поэтому наиболее вероятно превращение Китая где-то в 2005 (а то и в 2004-м) году из нетто-импортера в нетто-экспортера стали с предсказуемыми катастрофическими последствиями для мирового рынка.

И, что особенно неприятно, экспансия китайской металлургической промышленности в немалой степени происходит именно за счет государственных субсидий. Большая часть сталелитейных заводов страны находятся в общественной собственности и контролируются либо правительством, либо местными властями. Десятки проектов экспансии финансируются в немалой степени за счет кредитов государственных банков, предоставляемых на льготных условиях, причем, такие займы при острой нужде можно и не отдавать. Кроме того, китайские заводы, судя по всему, делятся друг с другом технологиями, приобретенными на Западе, что экономит им средства на модернизацию. Иронично, но Китай, при этом, признается США рыночной страной.

И что делать, если китайское правительство откажется от подписания "пакта о субсидиях" или не станет выполнять его требования, никто не знает. Да и вообще, сложно что-либо ожидать от соглашения, которое в качестве стимула к выполнению предусматривает лишь добрую волю стран-участниц. По мнению многих экспертов, даже если договор будет подписан, он так и останется лишь "бумажным тигром", который никого ни к чему не обязывает и ничего ни от кого не требует.

Достаточно сказать лишь о том, что США, на словах – главный сторонник отмены государственных субсидий сталелитейной промышленности, сами очень широко используют эту практику. Так, например, в этому году штат Пенсильвания предоставил финансовую помощь на возвращение в строй завода обанкротившейся компании Bethlehem Steel (после того как предприятие перешло в собственность International Steel Group), а штат Огайо помог компании Republic Engineering Products установить новый прокатный стан. Кроме того, в США действует программа предоставления государственных гарантий на займы проблемным металлургическим компаниям. В этом году гарантию на $250 млн. получила обанкротившаяся компания Wheeling-Pittsburgh, а в настоящее время о такой же гарантии на сумму в $175 млн. хлопочет еще один банкрот – Weirton Steel.

Подобные меры вызывают неоднозначную реакцию даже у самих американских промышленников. Например, Дэнни ДиМикко, руководитель Nucor, как считается, – самой эффективной сталелитейной корпорации США, подверг резкой критике систему гарантий, резонно заметив, что нельзя одновременно требовать отмены субсидий за рубежом и предоставлять их у себя дома. Nucor, будучи уверенной в своих силах, естественно, заинтересована в "расчистке" американского рынка и ликвидации компаний-банкротов, которые "отнимают" долю рынка у более эффективных предприятий, к тому же, то и дело сбрасывают свою продукцию по демпинговым ценам.

Правда, представители Weirton Steel опровергают обвинения в получении субсидий, указывая, что речь идет не о финансовой помощи, а о займах, предоставляемых на возвратной основе. Однако в ответ на это ДиМикко язвительно заметил, что все компании, которые в последние годы получили такие гарантии, – Geneva Steel, Northwestern и другие – в конце концов прекратили свое существование, а покрывать взятые ими под гарантию кредиты пришлось государству.

Впрочем, сейчас у американских производителей стали есть и иные заботы, поважнее. Комиссия по международной торговле (ITC) начала расследование, по итогам которого будут подготовлены рекомендации относительно сохранения в силе или отмены действующих с марта прошлого года ограничений на импорт стальной продукции в страну.

Спор

В середине июня в ITC прошли слушания по поводу влияния введенных в 2002 году пошлин на импорт стальной продукции на национальных производителей и потребителей стали. Как утверждали первые, только ограничение импорта, позволившее им поднять цены, дало им возможность получить необходимую для проведения реструктуризации передышку и вообще обеспечить свое существование. По словам вторых, избавившись от иностранной конкуренции, американские металлурги безбожно взвинтили цены и тем самым поставили своих клиентов на грань выживания. Характерно, что обе стороны в чем-то были правы.

Представители американского "стального лобби" были настроены крайне агрессивно и выдали несколько очередных перлов. Так, например, особым красноречием отличался Уилбур Росс, руководитель недавно созданной корпорации ISG, поглотившей мощности обанкротившихся компаний Bethlehem Steel и LTV Steel и стремящейся стать самым низкозатратным производителем стали в США. Сначала Росс заявил, что иностранные конкуренты пользуются такими "несправедливыми преимуществами" как возврат НДС экспортерам и частичное покрытие государством расходов сталелитейных компаний на охрану здоровья своих сотрудников, а затем обрушился на ВТО, недавно признавшую незаконной американскую тарифно-квотную систему и потребовавшую ее отмены. По его мнению, эта организация, в которой каждый из 145 ее членов имеет только один голос, "дискриминационна по отношению к США" и, очевидно, не отражает их реального веса в мировой экономике. В конце концов Росс договорился до того, что назвал США "единственной страной, которая по-настоящему исповедует принципы свободной торговли", чем злостно злоупотребляет остальной мир, "наживающийся на американской открытости".

Так как последние сентенции прозвучали уже не на слушаниях ITC (на подобных процедурах в США вообще можно не стесняться в выражениях), а на международной конференции Steel Success Strategies ("Стратегии успеха в сталелитейной промышленности"), поэтому в данном случае слова руководителя ISG не остались без ответа. Как напомнил слушателям представитель европейской ассоциации Eurofer, "американцам легко жаловаться на иностранных конкурентов, потому что они производят недостаточно много, чтобы экспортировать. Но, если им вдруг мало места на национальном рынке и приходится прибегнуть к вывозу своей продукции за рубеж, они никогда не останавливаются перед тем, в чем обвиняют своих конкурентов, т.е. перед демпингом". Что же, нельзя не признать, что европейский представитель полностью прав. Не далее как в первом квартале 2003 года, когда в США из-за перепроизводства рухнули цены на листовую сталь, национальные компании (и в первых рядах – ISG) начали обширные поставки горячекатаных рулонов в Китай и ЕС, причем, по откровенно демпинговым ценам.

Американские потребители стали, со своей стороны, "плакались", что прошлогоднее повышение цен на стальную продукцию, на радостях поднятых металлургами на недосягаемую высоту, нанесло им невосполнимые потери и даже заставило задуматься об альтернативных источниках поставок. В частности, Тимоти Льюетт, президент и генеральный директор производителя автомобильных деталей и узлов компании Metadyne, сообщил, что ранее закупал 98% необходимой стальной продукции на американских заводах, но, когда поставщики решили повысить цены по долгосрочным контрактам на этот год на 5-8%, он передал 40% заказов бразильским и турецким компаниям. Представитель еще одной компании в этой отрасли Dura Automotive Systems, снабжающей домкратами американские заводы корпорации Toyota, жаловался, что компания просто не может позволить себе больше платить за стальную продукцию, на которую приходится 40% себестоимости. Dura Automotive – и так последний производитель домкратов в США, а тут еще в прошлом году часть прежних заказов передали какой-то китайской компании.

Вот в чем американские производители и потребители стальной продукции были полностью единодушны, так это в резко отрицательном отношении к китайцам. По общему мнению, Китай, поддерживая фиксированный курс юаня по отношению к доллару, ведет нечестную игру, намеренно затопляя своими сверхдешевыми товарами американский рынок и уничтожая промышленность США. В прошлом году дефицит США в торговле с Китаем достиг рекордного уровня в $100 млрд., в то время как валютные резервы Китая возросли до $300 млрд. (на эти средства, в частности, финансируется экспансия китайской металлургической промышленности).

В американских деловых кругах крепнет уверенность в том, что США должны в ультимативном порядке потребовать от КНР ревальвации юаня с целью снижения нынешней конкурентоспособности китайских товаров. В частности, готовится подача иска по ст.301 внешнеторгового законодательства США, предусматривающей введение санкций против страны, выполняющей несправедливые, необоснованные или дискриминационные действия с целью затруднения или ограничения американского бизнеса. Правда, принятие каких-либо решений по этой статье полностью зависит от политиков, поэтому шансов на то, что американское правительство пойдет на серьезную конфронтацию с Китаем, немного.

Таким образом, пока американским производителям и потребителям стали приходится спорить о тарифах – отменить их в сентябре, спустя полтора года после введения, или сохранить их до конца трехлетнего срока. При этом, страсти разгорелись нешуточные. Представители обеих сторон обмениваются просто истерическими заявлениями о неминуемой гибели целых отраслей национальной промышленности в случае принятия "не того" решения и обвинениями в нечестной игре. В конце июня, например, в американской прессе были опубликованы сведения о том, что некто распространяет среди потребителей стали памятку с "правильными" ответами на вопросники, которые рассылала в то время ITC.

С учетом того что цены на стальную продукцию в США в настоящее время лишь ненамного превышают уровень марта 2002 года, а сами ограничения мало повлияли на объем импортных поставок (см. ММ № 4), такое ожесточение выглядит немного странным. Однако все дело в том, что сейчас для американских промышленников даже несколько процентов разницы в ту или иную сторону могут стать (и часто становятся) вопросом жизни и смерти.

Иронично, но глобализация, главными сторонниками которой считаются американцы, самый сильный удар нанесла, пожалуй, по экономике США. Национальная промышленность умирает, ибо корпорациям выгоднее размещать производственные мощности за границей, где ниже и налоги, и затраты, и бюрократические барьеры. До 2000 года положение как-то спасал расцвет информационных технологий, но они так и не смогли стать новым флагманом американской экономики, а после их краха начался кризис, переходящий в хроническую форму.

С 2000-го по конец первого квартала 2003 года в американской промышленности было ликвидировано около 2,3 млн. рабочих мест, а внешнеторговый дефицит в 2002 году достиг астрономической цифры в $484 млрд. Если так пойдет и дальше, то в стране из всех производств останутся только ВПК и связанные с ним отрасли высоких технологий, сельское хозяйство с пищевой промышленностью, а также выпуск товаров, для которых американское происхождение стало частью имиджа (например, автомобили, но из произведенных за рубежом деталей).

Естественно, мелкие и средние американские компании пытаются сопротивляться этому процессу за счет снижения затрат, поэтому для них дешевое сырье (в частности, сталь) – это, без всякого преувеличения, вопрос жизни. С другой стороны, американские сталелитейные корпорации, за немногими исключениями (US Steel), не могут или не хотят (возможно, не желая ссориться с профсоюзами) переносить свои производственные мощности за рубеж. Так что, за внутренний рынок США будут сражаться до конца. Как уже отмечалось, обе стороны в чем-то правы, и предугадать решение Джорджа Буша в сентябре этого года не представляется возможным. В любом случае, кто-то от него однозначно проиграет, а вот сможет ли кто-нибудь выиграть, – это большой вопрос.

Виталий Шимкович
При подготовке статьи были использованы материалы Metal Bulletin, Washington File, International Steel Review, The Hindustan Times

 
© агенство "Стандарт"