журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

КОМПАНИИ И РЫНКИ

ТОРГОВЛЯ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №7, 2003

КОМПАНИИ И РЫНКИ

Польский путь приватизации

У крупнейшей сталелитейной компании страны, созданной в результате объединения четырех заводов, должен появиться иностранный владелец

После десяти лет безуспешных попыток продать сталелитейную промышленность страны оптом или в розницу очередное правительство Польши изыскало, наконец, привлекательный для инвесторов вариант. В результате слияния четырех заводов в стране появилась холдинговая компания Polskie Huty Stali (PHS), суммарные мощности которой равны 8 млн. т стали в год. После того как в начале текущего года правительство объявило тендер на ее приватизацию, в борьбу вступили крупнейшая американская сталелитейная компания US Steel и транснациональный гигант LNM Group. Шансы на победу у обоих соперников представлялись почти равными.

Вместе – легче

История приватизации польского сталелитейного сектора уходит корнями в начало 90-х годов, когда польское правительство поручило канадской консультационной фирме исследовать возможности реструктуризации отрасли. Выбор консультантов был именно таким, поскольку сталелитейная промышленность Канады никоим образом не могла оказаться конкурентом Польше. Вывод канадцев был однозначным: перед приватизацией следует осуществить консолидацию сектора, поскольку два крупнейших в Европе сталелитейных завода – Huta Katowice и Huta Sendzimira – были прямыми конкурентами. Однако этот вывод польские политики долго отказывались учитывать, безуспешные же попытки приватизировать эти заводы по отдельности продолжались до конца 90-х годов.

Наконец, власти осознали необходимость слияния. Главным сторонником такой идеи был заместитель министра экономики Эдвард Новак; его усилиями ответственность за реструктуризацию сектора была снята с Министерства финансов и возложена на Министерство экономики. Новак и его команда разработали программу консолидации сектора и начали переговоры с потенциальными инвесторами, в том числе – с LNM Group и европейской корпорацией Arcelor. Одним из результатов активности Новака стало утверждение нового закона о приватизации, введенного в августе 2001 года. Однако далее к власти пришло левоцентристское коалиционное правительство, а его воззрения на приватизацию радикально отличались от подобных идей.

Фактически путь к приватизации польской металлургии был уже открыт. Тем не менее, быстрое решение вопроса не входило в планы нового правительства, несмотря на то что всего несколькими месяцами ранее план Новака был почти единогласно поддержан парламентом. В конце 2001 года преемником Новака стал Анджей Шараварский, тут же прекративший переговоры с инвесторами и начавший разработку нового закона. Параллельно Шараварский объявил и новый тендер, но идея консолидации, все же, не была пересмотрена.

В июне прошлого года была учреждена холдинговая компания Polskie Huty Stali (PHS), в которую вошли крупнейшие в стране интегрированные производители Katowice и Sendzimira, а также два прокатных завода Cedler и Florian. По оценкам польских экономистов, это слияние обеспечит PHS увеличение мощностей по выплавке стали до 8 млн. т в год, объемов производства проката – до 4,5 млн. т, полуфабрикатов – до 1,5 млн. т (в 2002 году, по данным International Iron & Steel Institute, заводы PHS совместно выплавили 5,9 млн. т стали). Следующим шагом может быть сокращение производства полуфабрикатов до 800 тыс. т в год при наращивании выпуска готовой продукции до 4,9 млн. т.

Позднее планировалось присоединить к PHS еще и производителя толстолистовой стали Huta Czestochowa (1 млн. т в год), что должно было вызвать дополнительный интерес у потенциальных инвесторов к приобретению группы, уже и без того объединившей около 70% польских мощностей. Но этому воспротивилась Европейская комиссия. В результате Huta Czestochowa приватизируется отдельно.

В декабре 2002 года все формальности, сопряженные со слиянием, были завершены, и суд Катовице зарегистрировал новую компанию – PHS, объединившую 70% мощностей металлургической отрасли страны. Новый, разработанный Шараварским закон вступил в силу в середине апреля текущего года, после чего Министерство финансов, к которому, по этому закону, вернулись функции проведения приватизации сталелитейного сектора, получило возможность начать официальные переговоры.

С точки зрения Новака, изменения его исходной программы оказались чисто косметического плана: он полагает, что правительство просто оттягивает время. В первую очередь, в приватизации заинтересована сама PHS; хотя в 2002 году убытки компании сократились до $160 млн. (от $240 млн. в 2001-м), это было связано, главным образом, с некоторым улучшением общей рыночной ситуации. Тем не менее, правительство утверждает, что главное – обеспеченная слиянием экономия на масштабах. И, если PHS преодолеет нынешние трудности, у нее появятся хорошие перспективы в будущем. Разработанный менеджерами компании бизнес-план предполагает, что уже через несколько месяцев основная деятельность компании станет рентабельной, а чистая прибыль появится в 2006 году.

Условия продажи

Параллельно с поиском для PHS подходящих покупателей правительство проводило переговоры с Европейской комиссией относительно планов реструктуризации сталелитейной промышленности. В результате было достигнуто соглашение о том, что Польша, как и планировалось, присоединится к ЕС в 2004 году, а к 2006-му полностью завершит приватизацию своих сталелитейных заводов и сократит суммарные объемы производства стали на 900 тыс. т в годовом исчислении. К этому времени страна обязалась полностью прекратить субсидирование отрасли, а взамен правительству было разрешено инвестировать в сектор 3,25 млрд. злотых (около @750 млн.), из которых 3,1 млрд. предназначены для PHS. При этом, PHS должна снизить объемы производства на 690 тыс. т в год. Остальные сталепрокатные заводы страны получат 100 млн. злотых для осуществления программ реструктуризации и реализации собственных программ повышения конкурентоспособности; взамен они обязаны уменьшить свои мощности на 210 тыс. т в год.

По договору с Европейской комиссией, в ближайшие несколько лет объемы производства стальной продукции на заводах PHS должны быть сужены. Однако эти ограничения относятся только к производству проката, и Комиссия не препятствует будущему владельцу в завершении осуществления уже начатого проекта строительства новой линии литья плоских и длинномерных полуфабрикатов (3 млн. т в год). Кроме того, завод Huta Sendzmira получил разрешение расширить свои прокатные мощности. На этом краковском предприятии действует полосовой стан горячей прокатки, проектную мощность которого (2 млн. т в год) планируется увеличить до 2,4 млн. т. Однако основную часть инвестиций (около $180 млн.) предполагается использовать для реконструкции, что обеспечит увеличение веса рулонов от 8-10 т до 30 т и выпуск стали автомобильных категорий.

Итак, после заключения договора с Европейской комиссией правительству оставалось только найти стратегического инвестора, но эта задача была весьма непростой. Номинальная стоимость PHS – 7 млрд. злотых ($1,7 млрд.). Хотя группа считается рентабельной, ее суммарные долги перевалили за $1 млрд., а их выплата станет проблемой покупателя. Правда, в июле 2002 года обанкротившаяся Huta Sendzimira пришла к соглашению со своими кредиторами о реструктуризации долгов: решено списать 40% задолженностей, а остальное компания согласилась выплатить в 20 приемов в течение пяти лет. Кроме того, понятно, что новый владелец должен будет принять на себя обязательства по социальному обеспечению, груз которых еще более возрастет в связи с неминуемым сокращением рабочих мест.

В январе текущего года правительство объявило, наконец, тендер на приватизацию PHS. Для участия в аукционе потенциальные покупатели должны были согласиться на несколько условий.

Во-первых, их предложение должно было включать обязательство по выплате долгов PHS государственным энергетическим и транспортным компаниям в сумме $415 млн. (при возможном обмене этого обязательства на акции PHS).

Во-вторых, будущий владелец должен предоставить компании исходные инвестиции в сумме $150 млн. для осуществления проектов модернизации; PHS уже подписала соответствующие контракты с подрядчиками. Один из проектов предусматривает строительство новой комбинированной машины для литья слябов и блюмов на заводе Katowice, второй – установку новой линии нанесения цветных покрытий на Florian, третий – реконструкцию стана горячей прокатки Sendzimira, а четвертый – модернизацию линии производства катанки на Cedler. Это обязательство тоже можно будет компенсировать акциями PHS.

Третье условие правительство предполагало обнародовать позднее. Кроме того, оно планирует продать не более 75% акций PHS, при том, что 15% получили рабочие компании при ее учреждении (эта доля изменится, поскольку после вливания нового капитала будут выпущены новые акции). Также правительство намерено сохранить за собой "золотую акцию" в размере 10%.

Высокие ставки

Польская сталелитейная промышленность давно привлекает внимание иностранцев. Весной прошлого года приобрести эти активы были намерены три потенциальных покупателя: LNM Group сталелитейного магната Лакшми Миттала, европейский консорциум, который учредили для участия в аукционе Arcelor, ThyssenKrupp Stahl и Salzgitter, а также американская компания US Steel.

Однако после учреждения PHS ситуация несколько изменилась: германский производитель Salzgitter быстро утратил интерес к приобретению – компания оказалась слишком крупной, к тому же, слишком диверсифицированной (выпускает разнопрофильную продукцию). Европейский консорциум распался. Позднее Arcelor приняла решение самостоятельно участвовать в торгах, но в апреле текущего года после тщательного исследования финансового и технического состояния PHS отказалась от попыток ее приобрести (тем более что Arcelor претендовала только на 10% акций, в то время как польское правительство твердо рассчитывало продать компанию одним пакетом). Таким образом, круг потенциальных покупателей сократился до двух участников – LNM Group и US Steel. Правительство пыталось продолжить этот список и обратилось к российской "Северстали" с предложением принять участие в торгах, но ее президент Алексей Мордашов не заинтересовался данной идеей. Вместо этого "Северсталь" решила попытать счастья с Huta Czestochowa, хотя затем отказалась и от нее.

Май прошел в переговорах правительства с LNM Group и US Steel. Предполагалось, что в начале июня поляки определят, кому из этих двух потенциальных покупателей предоставить эксклюзивное право на переговоры. Однако польские политики приняли нетривиальное решение: обе компании – и US Steel, и LNM Group – будут продолжать участие в торгах на равных условиях. Единственное объяснение такому решению – скандал, разгоревшийся в связи с появившимися в прессе обвинениями, что Анджей Шараварский, ответственный за приватизацию PHS заместитель министра финансов, пытался вымогать взятку у одного из участников аукциона (конкретно – у US Steel).

Разумеется, Шараварский отрицает данное обвинения. Министр финансов, в свою очередь, объявил, что его заместитель просто проводил параллельные переговоры с потенциальными инвесторами с целью уточнения некоторых ключевых элементов сделки. Тем не менее, прокуратура начала расследование всех подозрений, хотя и не выдвинула формальных обвинений. Предполагается, что Шараварский через посредника, якобы, потребовал взятку от USS. Джон Гудиш, вице-президент американской компании, был вынужден дать свидетельские показания, но их содержание пока не обнародовано. В связи с этим в начале июня Министерство финансов отложило выбор предпочтительного покупателя до конца месяца, а позднее приняло решение продолжить переговоры с обоими потенциальными инвесторами.

Разгоревшийся скандал не был полной неожиданностью: некоторые подозрения появились еще в апреле, когда польская компания Invex вознамерилась приобрести долги PHS в предвидении прибылей, связанных с тем, что новый владелец принимает на себя обязательства по выплате долгов. При этом, продажа безнадежного долга компании (более $1 млрд.) была запрещена до завершения ее приватизации.

По сообщениям в польской прессе, директор Invex, известный только как Мацей Д., заявил на допросе, что его компания действовала от имени… US Steel. При этом, он намекал, что Анджей Шараварский санкционировал эти сделки. В ответ на такие обвинения представитель US Steel заявил корреспондентам, что компания никоим образом не связана с Invex, так как у нее есть собственный консультант в Польше – американский инвестиционный банк JP Morgan, который исходно представляет интересы компании в переговорах с польскими властями. Как утверждают в американской компании, US Steel предпочла действовать именно таким образом, поскольку степень политических интересов, вовлеченных в приватизацию PHS, не вполне ясна. В свою очередь, Шараварский поделился с польскими корреспондентами о том, что, поскольку он хорошо знает Мацея Д., то делал все возможное, чтобы заблокировать эти сделки, и у того нет оснований для подобных инсинуаций. Однако эти утверждения опроверг бывший министр финансов Веслав Качмарек, сообщив корреспондентам, что Шараварский в качестве заместителя министра рекомендовал ему Invex как наиболее подходящую компанию для выкупа долгов.

В принципе, на определенные размышления наводит и глубочайшая секретность, в которой продвигаются переговоры в Варшаве: до недавнего времени было не известно даже, имеет ли возможность победитель тендера получить контрольный пакет акций PHS. По мнению финансистов, это связано с тем, что вокруг приватизации идет политическая борьба и поляки стараются как можно дольше не связывать себя какими бы то ни было обязательствами. Понятно, что такое стремление отнюдь не способствует ускорению приватизации и улучшению прозрачности процесса. Эта же секретность создает почву для коррупции. Вероятно, пока правительству не удастся погасить "министерский скандал", нынешнее намерение продать PHS тоже будет находиться под угрозой.

С другой стороны, попытка приватизации PHS отличается от всех прежних тем, что улучшение рыночных условий усиливает заинтересованность LNM и USS в приобретении этой компании. Оба потенциальных покупателя стремятся набрать критическую массу на будущем рынке укрупненного ЕС. Ни дочерние предприятия LNM в Румынии и Чешской Республике, ни заводы USS в Словакии и Сербии не имеют достаточных масштабов, чтобы играть серьезную роль в будущей сталелитейной промышленности Европы. Однако приобретение мощностей PHS (8,8 млн. т стали в год) радикально изменит положение любой из этих двух компаний. Собственно, этой же причиной объясняются и действия крупнейшего в мире производителя Arcelor, который продолжал стремиться приобрести эту компанию даже после распада своего европейского консорциума. Продажа PHS, кому бы она ни досталась, радикально изменит расстановку сил на европейском рынке.

Третий – лишний

Вероятно, именно из этих соображений исходила Arcelor, когда в феврале подала свою заявку на участие в тендере. По словам официальных представителей компании, наибольший интерес для группы представляет потенциал польского рынка в отношении роста потребления плоскокатаной продукции, но они скромно умалчивали о производственных мощностях четырех заводов, входящих в PHS. В заявлении Arcelor было указано следующее: "Наше предложение не соответствует условиям тендера, объявленного польским правительством, но принимает в расчет видение нашей компанией способов, которые могли бы обеспечить жизнеспособность польской сталелитейной промышленности. В этом контексте мы полагаемся на наш опыт предыдущих приватизаций, свидетельствующий о том, что оптимальный первый шаг – прежде, чем проводить какие-либо переговоры, осуществить реструктуризацию в соответствии с потребностями рынка".

Интересно, что именно "реструктуризация в соответствии с тенденциями спроса на сталь в Западной Европе" обусловила решение Arcelor о закрытии ряда своих доменных печей (8 млн. т в год) в течение ближайшего десятилетия, а также о прекращении выплавки стали и, возможно, горячей прокатки полосовой продукции на заводах Cockerill Sambre Liege и Sollac Lorraine Florange. Эти планы – часть программы закрытия нерентабельных мощностей на заводах Arcelor в континентальной Европе, однако, при этом, возникает резонный вопрос: чем же ее тогда привлекает PHS, все заводы которой тоже расположены вдали от побережья и, к тому же, значительно менее прибыльны, чем ее собственные?

Ответить на этот вопрос сложно. Точные формулировки предложения Arcelor польскому правительству по поводу приобретения PHS – строго охраняемая тайна, но не похоже, чтобы речь здесь шла о значительной сумме наличными. Большую часть прошлого года Arcelor активно интересовалась возможностями приобретений в США, включая завод Burns Harbour обанкротившейся Bethlehem, но удержалась от этого желания из-за необходимости сократить размеры своей задолженности.

Вариант, что Arcelor вдруг решила увеличить свои долги ради крупных инвестиций в польскую сталелитейную промышленность, выглядит неправдоподобным. У группы есть сравнительно новый завод Ekostahl в Восточной Германии, чрезвычайно удобно расположенный в плане осуществления поставок на польский рынок (находится прямо на польской границе недалеко от Франкфурта-на-Одере); на этом предприятии установлены современные мощности для производства плоскокатаной стали автомобильных назначений.

Поэтому решительный отказ Arcelor выполнять условия польского правительства в отношении приватизации PHS и предположение, что группа может сократить объемы производства на польских заводах более радикально, чем предписано Европейской комиссией, вызывают у аналитиков большие сомнения относительно исходной серьезности участия Arcelor в тендере. В предыдущих случаях приватизации восточноевропейских сталелитейных заводов Arcelor не делала предложений о приобретении, предпочитая договариваться о контрактах на административное управление. Именно по этой причине Arcelor с треском проиграла LNM Group контроль над румынским заводом, который теперь называется Ispat Sidex.

Остаться должен только один

Очевидно, что у двух других покупателей более серьезные намерения. Американская US Steel не скрывает своего желания создать мощную базу в Восточной Европе. Через свою дочернюю компанию US Steel Kosice (USSK) она приобрела в 2003 году обанкротившийся завод Sartid в Сербии, участвует в торгах за PHS и изучает перспективы инвестиций в Венгрии, отчетливо нацеливаясь на крупнейшего в стране производителя стали Dunaferr. Недавно USSK учредила с Dunaferr совместное предприятие по торговле сталью и пыталась договориться с правительством об углублении этих связей, но венгерские политики придерживаются собственной стратегии в отношении Dunaferr и пока не намерены идти навстречу пожеланиям американской компании. Кроме того, US Steel разрабатывает планы расширения производства продукции высокого передела на заводе USSK в Словакии.

По словам Гудиша, существенно, что PHS выпускает не только плоскокатаную, но и длинномерную продукцию, что, в случае успеха, обеспечит USS увеличение своей доли европейского рынка в данном сегменте. Тем не менее, наибольший интерес для USSK, все же, представляют производители плоскокатаной продукции Huta Florian и Huta Sendzimira, которые могут быть прекрасным дополнением к ее словацкому заводу, где в июне прошлого года было установлено оборудование для вакуумной дегазации, что дало возможность увеличить объемы выпуска электростали и начать производство материалов автомобильных категорий. Кроме того, USSK уже инвестировала немалые средства в строительство линии для производства белой жести (200 тыс. т в год). Однако в расширении своих мощностей для выплавки стали компания не заинтересована, поэтому доменные печи в Польше привлекают ее значительно меньше. Возможно, что этот факт сыграет на руку Лакшми Митталу, которого интересуют все активы PHS.

Живущий в Лондоне индийский сталелитейный магнат Лакшми Миттал тоже настроен на консолидацию восточноевропейского сектора. Его LNM Group уже приобрела крупные предприятия в Румынии (Sidex) и Чешской Республике (Nova Hut), а теперь отчаянно торгуется за PHS. Стратегия Миттала понятна: он приобретает заводы в странах, которые скоро станут членами ЕС. Суммарные мощности LNM Group в Румынии и Чехии сейчас превышают 8 млн. т нерафинированной стали в год. Учитывая, что Миттал прославился своей способностью "быстро превращать банкротов в процветающие предприятия", можно сказать, что выбор LNM Group в качестве стратегического инвестора открыл бы весьма неплохие перспективы перед польской сталелитейной промышленностью. Кстати, торговаться его команда тоже умеет весьма неплохо, равно как и формировать общественное мнение.

Исходно LNM Holdings объявила о планах приобрести PHS на пресс-конференции в Варшаве, причем, сразу постаралась утихомирить страсти, бушующие в предвидении будущего сокращения рабочих мест. На этой пресс-конференции выступили топ-менеджеры как самой LNM, так и румынского завода Ispat Sidex, сообщившие корреспондентам, что группа согласилась со всеми условиями польского правительства: если ей удастся приобрести PHS, то она примет на себя обязательства по выплате долгов этой компании ($415 млн.) и осуществит программу инвестиций в модернизацию прокатных заводов. Специалисты LNM сочли разработанные поляками проекты хорошо продуманными, так что группа намерена продолжить их осуществление.

Далее корреспондентам разъяснили, что у LNM высочайшая квалификация в области расширения объемов производства при снижении производственных затрат и она намерена использовать их для превращения польской сталелитейной промышленности в конкурентоспособную силу на европейском рынке. Кроме того, менеджеры группы сообщили, что на остальных своих прокатных заводах LNM добилась успеха не за счет сокращения рабочих мест, так как их число уменьшалось, главным образом, по мере выхода персонала на пенсию (хотя на самом деле это было не совсем так, особенно в Румынии и Казахстане, где группе принадлежит завод Ispat Karmet), а в результате инвестиций для модернизации и повышения эффективности. Было объявлено также, что LNM готова принять на себя все обязательства PHS по социальному обеспечению. Разумеется, польские профсоюзы с восторгом восприняли эти перспективы, поскольку все были уверены, что приватизация неизбежно сопряжена со значительным увольнением рабочих.

Какими соображениями будет руководствоваться правительство при выборе покупателя, по состоянию на конец июня, не было известно решительно никому. С одной стороны, LNM значительно крупнее US Steel; по всем признакам, эта группа займет в текущем году второе место в иерархии мировых производителей стали. Хотя предложения потенциальных инвесторов хранятся в глубочайшей тайне, аналитики полагают, что Миттал предложил более высокую цену, чем US Steel, и условия, более соответствующие требованиям Европейской комиссии. С другой стороны, US Steel – тоже весьма неплохой вариант. У этой компании огромный опыт управления сталелитейным производством. US Steel заявляет, что намерена сделать крупные инвестиции в развитие PHS. Кроме того, на стороне американской компании – "особые" отношения Польши со США.

Следует отметить, что с профсоюзами US Steel умеет договариваться и весьма неплохо (ММ № 4, 5). При этом, критичная позиция компании относительно требований Европейской комиссии о сокращении объемов производства весьма импонирует полякам. В своей речи на конгрессе Eurometal в Варшаве вице-президент US Steel Джон Гудиш заявил, что сталелитейные отрасли стран – кандидатов в ЕС имеют огромный потенциал, реализовать который сумеют в том случае, если не ограничивать их стремления к укрупнению. Однако именно это, причем, весьма откровенно, делает ЕС, основываясь на своих критериях стабильного развития.

"Эволюция восточноевропейских стран – не такой уж медленный процесс, как считают западноевропейские эксперты, – отметил Гудиш. – Возврат USS Kosice к прибыльности был осуществлен не за 20, и даже не за 5 лет; для этого потребовался всего один год. Аналогичные перспективы открываются и перед польскими заводами. При этом, требования сократить объемы производства создают ситуацию, напоминающую дерби в Кентукки: восточноевропейских производителей стали волокут в ЕС, как мула на веревке, который изо всех сил сопротивляется и пытается лягаться".

Что касается соперничества US Steel и LNM, то его можно сравнить с фигурным катанием или художественной гимнастикой: обе стороны "отработали" свою программу, и теперь свое слово должны сказать судьи, т.е. польское Министерство финансов. Возможно, к моменту выхода этого номера уже будет известен ответ.

Галина Резник, по материалам
Metal Bulletin, Metal Bulletin Monthly, Metal ACenter News, Warsaw Voice

 
© агенство "Стандарт"