журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Банковские стратегии

ИНВЕСТИЦИОННЫЕ БАНКИ

Банковские кризисы

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЕ ОПЕРАЦИИ

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Информационные технологии

ЭЛЕКТРОННЫЕ БАНКИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №4, 2001

Банковские стратегии

Бывший системообразующий банк борется за свое существование

Для итальянского Mediobanca наступила пора перемен

Итальянский инвестиционный банк Mediobanca в течение полувека находился в центре финансовой системы страны. Созданный в 1946 году как банк развития, он под руководством своего бессменного председателя правления Энрико Куччиа превратился в могущественный центр власти, благодаря системе холдингов и перекрестного владения акциями осуществляющий негласный контроль в большей части частного сектора Италии. Даже когда в начале 90-х годов начался демонтаж итальянской системы полугосударственного капитализма, а компании страны все чаще стали прибегать к услугам международных инвестиционных банков, Энрико Куччиа, находясь в ранге почетного председателя, продолжал удерживать бразды правления в своих руках. Однако патриарх итальянского банковского бизнеса скончался 23 июня 2000 года (см. БП № 7 за 2000 год), а без него Mediobanca уже не обладает ни прежней властью, ни прежним влиянием. Сегодня для банка на повестку дня встал вопрос о выживании.

Долгие годы никем не оспариваемого могущества сослужили Mediobanca плохую службу. Его руководство привыкло к тому, что в инвестиционном банковском секторе Италии ничего не предпринимается без его участия, упустив время для проведения модернизации в соответствии с требованиями сегодняшнего дня. В последнее десятилетие экономика Италии проделала большой путь по преобразованию из полумафиозной структуры, основанной, главным образом, на личных связях, в современную рыночную экономику. Корпорации страны начали активно выходить на международный рынок и принимать управленческие решения сообразно с рыночной логикой. Для этих целей им нужен был не закрытый банк для избранных (на штаб-квартире Mediobanca в центре Милана до последнего времени не было даже таблички с названием), а квалифицированный финансовый институт с опытом совершения международных сделок.

Пока был жив Куччиа, все слабости Mediobanca в известной степени компенсировались его влиянием в деловых кругах Италии. Американские инвестиционные банки, вторгнувшиеся на итальянский рынок в 90-х годах, обладали значительно большими финансовыми ресурсами и международными связями, но нуждались в помощи Mediobanca, чтобы продвигать дело внутри страны. Однако в последние годы действие и этого фактора стало ослабевать.

В настоящее время Mediobanca остается ведущим финансовым институтом страны при размещении акций и сохраняет прочные позиции при консультировании крупных сделок по слияниям и поглощениям. Но в 1999 году многолетний клиент банка Fiat обошелся без его помощи в организации системы перекрестного владения акциями с General Motors, а в начале текущего года корпорация Olivetti, которая два года назад при непосредственной поддержке Mediobanca поглотила Telecom Italia, обратилась не к нему, а к Lehman Brothers и JP Morgan Chase для разработки сложной схемы увеличения капитальной базы и выкупа акций.

В прошлом году из 49 операций по первоначальному публичному размещению акций итальянских компаний Mediobanca выступил лид-менеджером только в трех. В этом году таких операций у него было шесть, но из-за депрессивного состояния фондового рынка они не принесли большой прибыли ни банку, ни самим эмитентам. Mediobanca практически не занимается анализом на рынке акций и не имеет присутствия за рубежом, что, с точки зрения сегодняшнего дня, считается абсолютно необходимым. Кроме того, банк испытывает большие трудности в привлечении молодых специалистов. Они не желают работать в старомодном банке (до последнего времени в нем не было даже компьютеров), выполняющем только локальные операции. Сегодня, когда кадры в инвестиционном банковском бизнесе, без всякого преувеличения, решают все, эта слабость может оказаться фатальной.

По мнению большинства итальянских аналитиков, стратегическое положение Mediobanca крайне неблагоприятно, а конец его будет скорым и печальным. Однако в марте этого года руководство банка показало, что его еще рано списывать со счетов. Согласно предварительным данным за 2000 год, банк продолжает приносить прибыль, кроме того, старые акционеры Mediobanca вовсе не намерены петь ему отходную. В конце концов благодаря владению небольшими, но стратегически выверенными пакетами акций банк все еще может оказывать влияние на управление несколькими десятками итальянских компаний. Другое дело, что, если раньше Mediobanca мог манипулировать другими компаниями, сейчас его акционеры начинают манипулировать им самим.

Собрание акционеров Mediobanca, на котором должны были быть закреплены новые правила игры, было назначено на 20 марта, а за три дня до этого деловые круги Италии потрясло странное преступление. Неизвестные злоумышленники вскрыли могилу Энрико Куччиа и похитили гроб с его телом. Газеты возлагали ответственность на сицилийскую мафию (Куччиа родился на Сицилии, хотя всю жизнь проработал в Риме и Милане), сардинские преступные группировки (среди них похищение тел с целью получения выкупа считается низкорисковым вариантом киднэппинга) или неких неизвестных авантюристов (при жизни Куччиа считался ключевой фигурой в деловых кругах Италии, так что не исключено, что в похищении его тела усматривался некий символ), однако в этом событии был и другой мрачный подтекст. Если бы Энрико Куччиа узнал, как его банк, ранее державший все в стране под контролем, сам попадает под контроль, он перевернулся бы в гробу.

На собрании синдикат акционеров, владеющих 50.1% акций Mediobanca, добился важных для себя изменений. Если прежде руководство банка само могло назначать директоров и вводить своих представителей в правление тех компаний, акциями которых владел Mediobanca, то сейчас оно оказалось сильно урезанным в правах. Комитет, ведающий назначениями, был расширен от трех до четырех членов, двое из них теперь представляли синдикат акционеров. Кроме того, было принято решение о продаже части акций промышленных компаний, принадлежащих Mediobanca, на сумму около @1 млрд. Это должно было привести к уменьшению влияния банка в деловых кругах Италии и ускорить его постепенную трансформацию в обычный инвестиционный финансовый институт с упором на частный банковский бизнес и заключение международных альянсов с иностранными инвестиционными банками.

Тем не менее, победа синдиката акционеров была не полной. Генеральный директор Mediobanca Винченцо Мараньи, протеже и ученик самого Куччиа, вопреки всем ожиданиям оказался достойным своего учителя, провернул сложную финансовую операцию, лишившую синдикат контрольного пакета.

В ее проведении Мараньи опирался на входящие в синдикат банки UniCredito Italiano и Banca di Roma, которым сейчас принадлежит по 9.5% акций Mediobanca, а также международный инвестиционный банк Lazard и французского предпринимателя Винсента Боллоре, который в конце 1999 года в союзе со швейцарским банком UBS начал атаку на сам Lazard (см. БП № 12 за 2000 год). Боллоре, специализирующийся на скупке и перепродаже пакетов акций компаний, и UBS выступали за упрощение излишне сложной системы собственности Lazard, представляющей собой многоуровневую структуру дочерних компаний, владевших акциями Lazard и друг друга. За счет этого банк превратился бы в более прозрачный и современный финансовый институт, а курс его акций возрос бы, что позволило бы UBS и Боллоре перепродать их с прибылью.

Обеспокоенное руководство Lazard приняло собственный план реорганизации и решило выкупить совершенные ранее вложения UBS и Боллоре за @1.3 млрд., для чего ему пришлось решиться на продажу весьма ценного актива – зарегистрированной в Люксембурге компании Euralux, которой принадлежат 3.9% акций крупнейшей страховой компании Италии Assicurazioni Generali (самого преданного союзника Mediobanca) и 2% акций Mediobanca. Покупателем Euralux выступил сам Mediobanca, имевший преимущественное право на его приобретение, но с этой целью была разработана сложная и красивая финансовая операция с участием одновременно Lazard и Боллоре.

Вначале был создан консорциум инвесторов, который возглавили UniCredito Italiano, Banca di Roma и финансовая компания, находящаяся в совместном владении Винсента Боллоре и Энтони Бернхайма, старшего партнера в Lazard. Этот консорциум за счет собственных и заемных средств от имени Mediobanca использует его преимущественное право на приобретение Euralux, а затем обменяет эту компанию на акции Mediobanca новой эмиссии, укрупняющей капитальную базу банка на 15%. За счет этого расширения Боллоре и Бернхайм получают в совместное владение 0.7% акций Mediobanca, доля синдиката акционеров банка уменьшается до около 49%, а сам банк увеличивает свой пакет акций Assicurazioni Generali от 10 до 13.9%, укрепляя, таким образом, связь со своим ключевым союзником. Наконец, впоследствии 10% акций Mediobanca (из 15%-ного пакета, принадлежащего консорциуму инвесторов) могут быть проданы на бирже, что приведет к дальнейшему сужению доли синдиката крупнейших акционеров Mediobanca и ограничению его власти над руководством банка.

Сложно сказать, приведут ли эти маневры к улучшению стратегического положения банка. По мнению аналитиков, подавляющая часть текущей рыночной стоимости Mediobanca (около @7 млрд.) приходится на принадлежащие ему акции ведущих итальянских компаний, в то время как ценность собственного инвестиционного бизнеса банка считается относительно невысокой. Тем не менее, его шансы на благополучное преодоление кризиса переходного периода сейчас, как считают специалисты, существенно возросли. Создав новую группу инвесторов, оказавшую поддержку банку (что до этого считалось почти невозможным из-за низкой инвестиционной привлекательности этого финансового института), руководство Mediobanca продемонстрировало, что до сих пор сохраняет влияние в европейских деловых кругах. Кроме того, после продажи промышленных акций на сумму @1 млрд. (при этом, все важнейшие активы останутся в собственности Mediobanca) банк получит значительные свободные средства, которые можно будет использовать для создания европейских альянсов, основания совместных предприятий, технического перевооружения и освоения новых видов деятельности.

Виталий Шимкович,
по материалам Financial Times

 
© агенство "Стандарт"