журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
Международные банки

Банковский кризис

Новые рыночные страны

Банковские стратегии

Банковская деятельность

Банковское оборудование

Сrm

Информационные технологии

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №6, 2003

Международные банки

"Трезвенники" из WestLB

Успешная, но рискованная деятельность лондонского инвестиционного подразделения германского земельного банка в конце концов привела к конфликту между его менеджером и консервативным немецким руководством

Как известно, кто не рискует, тот не пьет шампанского. Очевидно, руководствуясь этим принципом, в 1998 году крупнейший земельный банк Германии Westdeutsche Landesbank (WestLB) решился на смелый эксперимент: в Лондоне было создано подразделение WestLB ASPF, которое активно занялось секьюритизацией активов и инвестициями с собственного счета. Все шло великолепно, пока в мае текущего года не обнаружилось, что предоставленный ASPF заем на $580 млн., возможно, придется отнести к разряду безнадежных, что приведет к потере значительной части прибыли банка. Разумеется, нельзя выигрывать всегда, но этот случай заставил топ-менеджеров WestLB попытаться оценить ситуацию более трезво. Результатом такой "трезвой" оценки стало намерение выставить на продажу подразделение ASPF, которое в течение нескольких последних лет обеспечивало более половины суммарных прибылей всей группы.

Был один банк, а стало два

Как и у всех земельных банков Германии, прерогативами WestLB исторически были финансирование программ местных органов власти по развитию региона и обеспечение расчетных и клиринговых операций для сберегательных банков, расположенных на территории земли Северный Рейн-Вестфалия. Тем не менее, за последнее десятилетие WestLB, как и прочие финансовые институты этого профиля, активно расширял свою деятельность вне пределов местного рынка и вообще вел себя, как обычный коммерческий банк, несмотря на свою государственную форму собственности.

Однако вторжение земельных банков в традиционную сферу коммерческих институтов получило резкий отпор с их стороны: частные банки обвинили своих государственных соперников в нечестной конкуренции. Обвинения были обоснованными: земельные банки получают государственные гарантии, обеспечивающие им высокие кредитные рейтинги и более дешевое финансирование.

Результатом конфликта стало расследование, которое Европейская комиссия провела относительно "несправедливого" получения государственной помощи крупнейшим из германских госбанков. После длительных споров в июле 2001 года правительство Германии достигло соглашения с Брюсселем о том, что к 2005 году земельный банк WestLB должен будет разделиться на два обособленных подразделения: одно для дальнейшего обслуживания государственного сектора экономики Германии, другое – с функциями коммерческой банковской структуры (см. БП № 8 за 2001 год).

Это означает, что в тех отраслях, где WestLB конкурирует с финансовыми институтами частного сектора, он лишается государственных гарантий и, соответственно, вынужден будет "играть по общим правилам". Это требование относится и к другим земельным банкам, которым к 2005 году придется практически полностью "порвать со своим государственным прошлым" и стать вполне обычными финансовыми институтами, ориентированными на получение прибыли.

В порядке удовлетворения этих требований в августе прошлого года из состава WestLB вышло подразделение Landesbank NRW, занявшееся традиционными для государственных банков операциями, а сам WestLB сосредоточился на коммерческих операциях. Оба эти подразделения начали обособленную деятельность.

В мае Landesbank NRW отрапортовал о получении чистой прибыли в сумме @86 млн. за 2002 год, а также поделился планами изменить название и добиться статуса регионального банка развития (наподобие государственного банка развития Kreditanstalt fuer Wiederaufbau), так как в таком случае он сохранит возможность получать государственные гарантии и, соответственно, более высокий кредитный рейтинг. Правда, при этом, Landesbank NRW придется, вероятно, расстаться с некоторыми из своих подразделений, включая ипотечный бизнес, но эти вопросы еще будут обсуждаться с Европейской комиссией. Однако правление надеется, что она не потребует от банка окончательного разрыва всех связей с коммерческой "половиной" WestLB, которую Landesbank NRW рассчитывает сохранить в качестве дочерней компании.

Впрочем, в последнее время дела у WestLB идут неважно. По результатам 2002 года, ему пришлось выделить @1.9 млрд. на покрытие убытков от невозврата кредитов, выданных обанкротившимся компаниям WorldCom, Enron и RGB. Кроме того, спад в гражданской авиации после событий 11 сентября 2001 года пагубно отразился на деятельности принадлежащей WestLB лизинговой компании Boullioun Aviation – одной из крупнейших в мире.

Тем не менее, руководство Landesbank NRW не предвидит новых убытков в деятельности WestLB и не считает, что его нынешние проблемы способны привести к снижению рыночной капитализации, достигшей в настоящее время @5.2 млрд. Более того, Эрнст Герлах, член правления Landesbank NRW, заявляет, что его банк планирует в долгосрочной перспективе сохранить свои 51% акций WestLB.

Однако в последнее время центральное правление WestLB конфликтует со своим лондонским инвестиционным подразделением. Руководству WestLB ASPF вменяют в вину около @500 млн., вложенных в облигации компании Boxclever, у которых сейчас "мусорный" статус. И, хотя лондонские менеджеры заверяют, что эти деньги еще не потеряны, такое развитие событий не выглядит сюрпризом для наблюдателей. Несмотря на череду блистательных успехов WestLB ASPF и его руководителя Робин Саундерс, многие аналитики ожидали чего-либо подобного, отмечая, что операции этого подразделения, инвестирующего собственные средства германского банка, часто сопровождаются излишним риском.

Звезда госпожи банкира

Похоже, перспектива неизбежного перехода к коммерческой деятельности "на общих основаниях" в свое время вынудила WestLB, как говорится, пуститься во все тяжкие. Пожалуй, только этим можно объяснить внезапное желание его руководства принимать на себя большие риски ради увеличения прибылей и направлять значительные средства в расширение деятельности своего лондонского инвестиционного подразделения ASPF.

Новый председатель правления банка Юрген Зенгера, ранее возглавлявший в WestLB инвестиционное направление и в марте 2001 года сменивший ушедшего на пенсию Фриделя Нойбера, обозначил стратегической целью достижение к 2004 году уровня доходности акционерного капитала в 18% (на сегодняшний день этот показатель равен 11%), а одним из способов ее достижения – инвестирование в высокоприбыльные виды деятельности, такие, например, как финансирование приобретения компаний. Помимо секьюритизации активов, британское подразделение WestLB ASPF развернуло активную деятельностью в сфере инвестирования с собственного счета, что ранее не воспринималось как оптимальное направление деятельности, во всяком случае, на ближайшую перспективу.

Подразделение ASPF вполне освоилось на этом рынке еще в начале 2000 года, но с тех пор масштабы работ здесь значительно возросли. Обычно большинство инвесторов оценивают целесообразность вложений с точки зрения возможностей прироста акционерного капитала приобретаемых компаний, но ASPF практиковало принципиально иной подход. Это подразделение инвестировало в акции, например, водопроводных или телефонных компаний, с четко предсказуемыми регулярными поступлениями наличности. Затем ASPF осуществляло секьюритизацию их денежных потоков (в частности, выпускало облигации, обеспеченные такими доходами). Предсказуемость и надежность доходов обеспечивали уплату низких процентов по таким займам, банк же, соответственно, получал "дешевые деньги", которые можно было выгодно снова пустить в оборот.

Несмотря на прибыльность данной деятельности консервативные германские финансисты с самого начала восприняли учреждение ASPF как отчаянную авантюру, тем более что руководство этим подразделением поручили личности, вызывающей всеобщий эпатаж в финансовых кругах. Глава ASPF – очаровательная леди Робин Саундерс – совершенно не соответствует традиционному имиджу инвестиционного банкира – джентльмена средних лет, который ходит на ленч с другими такими же джентльменами, играет с ними в гольф, рассуждает о футболе и параллельно заключает сделки. Саундерс – любительница танцев и талантливый финансист – не только сумела прорваться в традиционно мужскую сферу деятельности, но и умудряется переигрывать конкурентов-мужчин на их собственном поле. Она прославилась способностью успешно проводить сложнейшие сделки, на которые просто не отваживались ее коллеги противоположного пола. Естественно, последние ревниво следят за ее успехами и часто берут на вооружение ее методы, хотя и надеются, что какая-нибудь из ее очередных финансовых выходок завершится разгромным поражением.

Такая репутация Робин Саундерс и стала для Фриделя Нойбера стимулом к переманиванию ее из Deutsche Bank, когда банк принял стратегию, ориентированную на прибыльность. Саундерс перешла в WestLB вместе со своей командой из 10 специалистов (всего в ASPF насчитывается лишь 20 сотрудников), проработавших с нею более десяти лет. Их сотрудничество началось в JP Morgan и продолжалось в Chemical Bank (интересно, что оба они в настоящее время – составные части JP Morgan Chase), а затем уже в Deutsche Bank. С настолько сработанной командой Саундерс имеет возможность не прибегать к услугам сторонних банков в организации сделок, а это обусловливает высокие прибыли, которые не "размазываются" по многочисленным подразделениям.

Фактически 41-летняя уроженка Северной Каролины – один из самых динамичных менеджеров Европы. Ее достижения многоплановы: от андеррайтинга облигаций на сумму в $1.4 млрд. для финансирования автогонок "Формула-1" в мае 1999 года – до организации займа в $680 млн., предоставленного для реконструкции английского национального стадиона "Уэмбли" в декабре 2002-го. При этом, в последние годы Саундерс обеспечивала более половины суммарных прибылей WestLB. Будучи звездой, она отчитывалась только перед правлением банка. Акционеров WestLB более чем устраивали деньги, приносимые ею. Именно поэтому группа, 43.2% акций которой принадлежат властям земли Северный Рейн-Вестфалия, в октябре прошлого года отклонила предложение Саундерс выкупить свое подразделение. Вместо этого Юрген Зенгера пообещал предоставить ей еще $3.5 млрд. для финансирования сделок по всей Европе.

И на леди бывает проруха

Руководство WestLB ASPF, учитывая результаты работы в течение 2000-2001 годов, приступило к более широкой диверсификации своей деятельности, включая покупки целых компаний, которые подразделение Робин Саундерс может осуществлять даже от своего имени. Однако такие приобретения – не от имени клиентов, а за собственный счет – не только резко увеличивают прибыльность банка, но и максимизируют риск. Правда, до недавнего времени правление WestLB не слишком беспокоилось по этому поводу: хотя консервативных немецких банкиров яркая личность Робин Саундерс раздражала не меньше, чем их чопорных британских коллег, ее подразделение было высокоприбыльным.

У Саундерс в дополнение к собственным талантам было еще одно существенное преимущество перед конкурентами – возможность быстро получать от центрального правления из Германии средства для проведения сделок. По словам Роберта Ченкуиза, совладельца группы Rotch Property Group, управляющей активами в 3 млрд. ф. ст. и обеспечивающей промежуточное финансирование во многих сделках WestLB, после обсуждения сделки она могла "придти с деньгами на следующий день", чего не могут или не хотят себе позволить 99.9% финансовых институтов.

Однако решающим прорывом стало участие подразделения в качестве андеррайтера в выпуске облигаций с плавающей процентной ставкой для финансирования автогонок "Формула-1". По словам Саундерс, "сделка с F1 стала своеобразным символом, продемонстрировавшим наше умение; после этой операции не было необходимости убеждать кого бы то ни было в достоинствах банка, поскольку она была одной из наиболее сложных, осуществленных когда-либо в данном сегменте рынка". И это была лишь одна из серии сделок по финансированию, которые Робин Саундерс провернула в качестве главы подразделения "финансирования за свой счет" (банковского эквивалента частного капитала) Westdeutsche Landesbank. С момента появления в германском государственном банке в 1998 году Саундерс, работая в Лондоне, осуществила более 35 операций на сумму почти в $25 млрд. По словам Роджера Мэвити, генерального директора компании Boxclever (той самой, из-за которой потом вспыхнул скандал), "нет сделки, которую Робин сочла бы слишком крупной или слишком опасной".

Однако в мае текущего года положение WestLB и его финансовой звезды неожиданно пошатнулось. Банк объявил о необходимости провести отчисления в сумме $2.2 млрд. для покрытия потерь от невозвращенных кредитов, что, примерно, вдвое больше, чем предполагалось тремя месяцами ранее. При этом, большую часть этого нежелательного роста вызвали именно @500 млн. в мусорных облигациях Boxclever на балансе WestLB ASPF. Частично из-за этого сообщения агентство Moody's Investors Service снизило рейтинг "финансовой прочности" банка. По словам Майкла Доусон-Кропфа, аналитика из Moody's, "все большее беспокойство вызывает амбициозная международная стратегия WestLB, особенно в сферах финансирования проектов, корпоративного кредитования и вложений в акционерный капитал".

Правда, в отличие от Moody's, которое сочло чрезмерной готовность WestLB принимать на себя высокие риски, другие рейтинговые агентства расценивают ситуацию иначе. С их точки зрения, хотя банк и ориентируется на операции, сопряженные с повышенным риском, у WestLB задействована такая система управления рисками, которая дает возможность адекватно оценивать возможные убытки. Тем не менее, в сложившейся ситуации германское руководство WestLB поспешило обвинить Саундерс и ее команду в проведении слишком рискованных операций.

Действительно, в июне прошлого года она в очередной раз изумила европейских банкиров своей смелостью, заключив сделку в $1.2 млрд. для дополнительного финансирования британской фирмы Boxclever (сдача в аренду теле- и видеоаппаратуры). Однако в начале мая текущего года стало ясно, что Boxclever, принадлежащая японской брокерской фирме Nomura Securities International и британской телевизионной компании Granada PLC, генерирует меньше наличности, чем ожидалось. Банк забеспокоился, что эта компания скоро может стать неплатежеспособной. Беспокойство усугублялось тем, что у Boxclever могли возникнуть затруднения с выделением $190 млн., необходимых для выплаты годовых процентов по облигациям.

Тем не менее, в настоящее время Boxclever, хотя и признает наличие определенных трудностей, все же, продолжает выплачивать проценты по займу, Саундерс же убеждала правление WestLB осуществить рефинансирование Boxclever с последующим приобретением ее долга. Она отстаивает надежность сделки с этой компанией и утверждает, что еще не поздно изменить ход событий. Саундерс уверена, что проблемы этой компании можно решить, сменив руководство.

Всем было понятно, что при отказе от рефинансирования вполне возможен такой вариант, когда Boxclever не сумеет осуществить очередной платеж, из-за чего такие держатели ее облигаций как WestLB понесут крупные убытки. Однако топ-менеджеры германского банка откровенно испугались такого смелого шага: они предпочли обвинить Саундерс в излишне рискованной деятельности, затеяв внутреннее расследование в ее подразделении, чтобы определить надежность остальных сделок.

Конфликт уже причинил серьезный ущерб репутации обеих сторон. По мнению германских финансистов, если у WestLB обнаружатся еще какие-либо серьезные убытки, связанные с деятельностью ASPF, правление вынудит Зенгеру покинуть пост генерального директора банка. Юрген Зенгера работает в WestLB уже свыше 30 лет, при этом, более 20 лет он входит в правление банка. Именно он санкционировал создание лондонского подразделения, он же подал идею нанять Робин Саундерс и ее команду. По образованию и опыту работы Зенгера – инвестиционный банкир, его склонность к англо-саксонской бизнес-модели и международному масштабу операций долгое время была источником разногласий с рядом членов правления. Год назад он сделал робкую попытку ввести в правление британца, но отступил из-за сильного сопротивления дюссельдорфских коллег.

Однако несмотря на все разногласия, когда обнаружились проблемы с Boxclever, корпоративная лояльность победила: члены правления немедленно прекратили публичную критику. Более того, решение о списании этих @500 млн. ($585 млн.) было принято единогласно. Когда германский государственный регулятивный орган BaFin в конце мая углубил свое расследование и заинтересовался этим удивительным списанием, а также прочими рискованными операциями банка, правление сплотилось, чтобы поддержать свою исполнительную команду (по законам страны, BaFin имеет право сместить любого члена правления любого банка). Тем не менее, земельные власти – им фактически принадлежит WestLB – крайне враждебно настроены против Зенгеры, не сумевшего сократить размеры убытков.

Чем рискуют менеджеры?

В свою очередь, германские регулятивные органы тоже вплотную заинтересовались некоторыми операциями банка. Расследование, проводимое BaFin и нанятыми им иностранными экспертами из фирмы Ernst & Young, сосредоточено на заключенной WestLB в 1999 году сделке по финансированию Boxclever. В прошлом году банк совместно с канадским CIBC рефинансировал этот заем посредством секьюритизации. Расследованию подлежат Робин Саундерс, Юрген Зенгера и еще несколько менеджеров высшего звена.

В отношении Робин Саундерс у BaFin возникли сомнения в правомочности ее личных капиталовложений: речь идет об инвестициях в акции компаний, которым WestLB предоставлял финансирование. В частности, Саундерс и ее коллеги из WestLB в общей сложности заплатили 1000 ф. ст. ($1630) за весьма солидный пакет акций Kyndal International – группы, для выкупа которой банк предоставил в 2001 году 208 млн. ф. ст. Аналогичные персональные инвестиции Саундерс с сотрудниками сделали в Swan Capital, родительскую компанию фирмы Mid Kent Water, деньги для выкупа которой тоже обеспечил их банк. Когда WestLB реализует свои опционы, Саундерс и ее подчиненные, затратив всего 2 тыс. ф. ст., станут владельцами более 5% ее акций.

Наличие у сотрудников WestLB ASPF возможности приобрести крупные пакеты акций двух должников банка всего за 3 тыс. ф. ст. заставило задуматься о вероятном конфликте интересов. Правда, менеджеры банка утверждают, что подобные соинвестиции – общепринятая практика в такого рода сделках. Они заявляют также, что проводимое BaFin расследование – это обычный аудит, который признает нормальным состояние портфеля подразделения Саундерс. По их словам, "все, что делается в плане персональных инвестиций, проходит открытую процедуру утверждения и осуществляется таким образом, чтобы полностью исключить малейшую возможность конфликта интересов".

Фактически это утверждение верно: действительно, частные фирмы, приобретающие проблемные компании с целью восстановления их доходности посредством инъекций капитала и назначения более компетентного руководства, рассчитывая на последующую перепродажу с прибылью, обычно предоставляют своим менеджерам акции этих компаний. Это стимулирует исполнителей к большей инициативе в плане восстановления подобных фирм. Такая практика действительно общепринята в отрасли. Однако в данном случае WestLB выступает в роли не только инвестора, но и кредитора, так что здесь-то и возможно проявление конфликта интересов.

Во-первых, наличие у менеджеров акций данных компаний способно повлиять на принятие кредитных решений. В частности, суммы предоставляемых займов могут быть значительно большими, чем могли бы получить компании такого размера без личной заинтересованности в них сотрудников банка-кредитора. Разумеется, в этом случае фирмы имеют возможность в короткий срок восстановить свою прибыльность, соответственно – быстрее повысится и стоимость их акций.

В этой стратегии, опять же, нет ничего плохого, но только в том случае, если компания, получившая расширенное финансирование, действительно быстро восстановится. Если же она обанкротится, то кредитор – в рассматриваемом варианте это WestLB – обречен на убытки. Однако индивидуальные акционеры (например, Робин Саундерс), которые приобрели акции по бросовой цене и заплатили за них чисто символические суммы, не потеряют почти ничего. Фактически подобная практика стимулирует их идти на большой риск, поскольку в случае неудачи расплачиваться придется не им.

Во-вторых, менеджеры-инвесторы заинтересованы, чтобы компания получала займы на преференциальной основе, например, с заниженными процентами. Кроме того, как быть, если должник не выполняет обязательств? Ведь получается, что менеджер банка одновременно играет роль и кредитора, и должника…

Тем не менее, похоже, что WestLB успешно справляется с такими конфликтами интересов. В конце концов, его менеджеры получают зарплату за то, что делают деньги для банка, а не лично для себя. Кроме того, Робин Саундерс – безусловно талантливый руководитель, до сих пор ее сделки ежегодно обеспечивали банку чистую прибыль в сумме более @200 млн. в год. Возможно, что ее предложение относительно рефинансирования Boxclever тоже было целесообразным, и, вполне вероятно, что, согласись правление на этот вариант, убытков, связанных с данным займом, удалось бы избежать. Возможно также, что ошибочно и решение отказаться от сделки по финансированию (961 млн. ф. ст.) с целью приобретения водопроводной компании AWG, которую подготовила Саундерс и на которой решительно настаивала. Собственно говоря, именно на этой почве ее разногласия с правлением и переросли в открытый конфликт.

Для сделки нужны двое

Разгоревшееся сражение выходит далеко за рамки обычного расхождения мнений между деловыми партнерами. Ставки слишком высоки и для Саундерс, рискующей своей репутацией, и для банка, положение которого может пошатнуться. Когда WestLB отказался от финансирования консорциума, настроенного на приобретение проблемной компании AWG, которая, по мнению специалистов WestLB ASPF, может быстро стать прибыльной после замены руководства, Саундерс прилетела из Лондона в Дюссельдорф, чтобы лично убедить членов правления в целесообразности данной сделки. Однако в ситуации, когда BaFin проводит расследование рисков, принимаемых на себя ее подразделением, правление банка не решилось оказать ей поддержку.

Кроме того, похоже, что ее сильная личность и яркий стиль уже давно раздражали некоторых более консервативных банкиров WestLB. Правда, пока ею обеспечивались для банка большие прибыли, они не пытались ее критиковать. Теперь же их время пришло: очевидно, что пути дюссельдорфской штаб-квартиры и Саундерс разойдутся. Поэтому-то Зенгера, который всего два года тому назад предоставил ей полную свободу действий, теперь старается дистанцироваться от "финансовой звезды". Во время проведенной 16 мая пресс-конференции на вопрос, продолжает ли он поддерживать Саундерс, Зенгера ответил лаконично: "Подождем результатов расследования".

Однако, считая критику в свой адрес со стороны руководителей WestLB несправедливой, Саундерс 17 мая потребовала, чтобы банк либо открыто поддержал ее, либо предоставил ей возможность выкупить подразделение, которым она руководит. Банкиры пока хранят молчание по поводу дальнейших планов относительно лондонского подразделения и о своих намерениях в связи с сделанным Саундерс предложением. Правда, аналитики предполагают, что все это не более чем большая игра. Банкиры не могут позволить себе потерять Робин Саундерс: без нее они просто не будут знать, что делать с рисками.

Как бы там ни было, но руководство WestLB оказалось в весьма сложном положении. Во-первых, очевидно, что без Саундерс и ее команды лондонское подразделение утратит свою прибыльность. Поэтому банку в случае разрыва с нею было бы целесообразно его продать. Однако тут есть и "во-вторых": продать эти активы будет крайне трудно, поскольку перед любым потенциальным покупателем возникнет та же проблема.

Правда, Саундерс сама стремится выкупить это подразделение, и, хотя некоторые аналитики утверждают, что ее шансы обеспечить финансирование для приобретения настолько рискованных активов практически равны нулю, это, скорее всего, не так. Она уже провела предварительные переговоры с некоторыми лицами, которые могут оказать ей поддержку, в том числе – с иранским финансовым магнатом Робертом Ченгизом, а также со своим хорошим знакомым Берни Экклстоуном (помните – облигации для финансирования гонок "Формула-1"?) и с председателем правления Royal Mail Алланом Лейтоном. Кроме того, она вполне может рассчитывать на поддержку и еще одного своего давнего приятеля – корпоративного рейдера Филиппа Грина, а также многих других мультимиллионеров, которые имели возможность убедиться в ее деловых способностях. Поэтому кажется, что Саундерс – наиболее перспективный потенциальный покупатель.

Вот тут-то и начинается "в-третьих". В каком же положении окажутся руководители WestLB, если Робин Саундерс приобретет ASPF, рефинансирует Boxclever и быстро восстановит прибыльность этой компании? Разумеется, она, изыщет средства для финансирования выкупа AWG, вполне вероятно, что эта сделка принесет ей существенную прибыль, равно как и другие, которые она уже планирует осуществить. Ее успехи германские консерваторы из WestLB уже не смогут разделить, рискуя превратиться просто в посмешище. Как, очевидно, не преминут ехидно подметить журналисты, – из-за своего "мужского шовинизма"…

Вероятно, опасаясь именно такого исхода, Зенгера и заявил корреспондентам: "Возможно, мы действительно продадим ASPF – решение по этому поводу будет зависеть от того, как аудиторы оценят стоимость портфеля данного подразделения. Однако мы его продадим только в случае, если оно перейдет в хорошие, надежные руки".

Галина Резник, по материалам Business Week, The Observer, The Guardian, Financial Times

 
© агенство "Стандарт"