журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Банковские стратегии

ИНВЕСТИЦИОННЫЕ БАНКИ

Банковские кризисы

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЕ ОПЕРАЦИИ

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Информационные технологии

ЭЛЕКТРОННЫЕ БАНКИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №4, 2001

СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Странное «слияние на равных» двух американских банков

Банк First Union превосходит своего партнера Wachovia более чем в три раза, но позволяет ему сохранить престиж

Новая волна слияний и поглощений в банковской системе США, начавшаяся осенью прошлого года, получила новое продолжение. Шестой по величине активов американский банк First Union объявил о слиянии с крупным региональным банком Wachovia, что выведет его на четвертое место в стране. Интересно, что, хотя First Union значительно крупнее своего партнера, объединенный банк будет носить имя Wachovia – одного из старейших банков США. Аналитики отмечают, что среди причин объединения двух банков, осуществляющих операции, примерно, в одном и том же регионе США, было и влияние кризиса. Оба банка сейчас испытывают затруднения не только вследствие экономического спада, но и пожинают плоды прежних непродуманных управленческих решений. Так, банк Wachovia, многие годы считавшийся одним из ведущих финансовых институтов страны, из-за упорного нежелания проводить экспансию со временем переместился в категорию банков среднего звена. В то же время First Union стал неофициальным чемпионом США по количеству приобретений, в конечном итоге принесших ему лишь крупные неприятности. Теперь вопрос стоит так: сможет ли объединение двух больших, но подверженных слабостям банков набрать в итоге мощную силу?

Слишком осторожный

В некоторой степени это, бесспорно, так. Объединенный банк будет иметь $324 млрд. активов, что выведет его на четвертое место в США после таких гигантов как Citicorp, Bank of America и JP Morgan Chase, но впереди ранее занимавших четвертое и пятое места BankOne и Wells Fargo. На востоке США он окажется крупнейшим розничным банком с депозитной базой в $183 млрд., активами в управлении размером $222 млрд. и активами взаимных фондов в $96 млн. Клиентская база единого банка достигнет 19 млн. человек, которые будут обслуживаться около 2900 отделениями, почти 600 брокерскими конторами и сетью из порядка 5100 банкоматов. Число сотрудников этой структуры приблизится к 90 тыс. (хотя около 7 тыс. из них предполагается уволить в течение следующих трех лет).

Тем не менее, оба банка пришли к этому объединению далеко не в лучшем состоянии. Банк Wachovia, основанный в 1879 году в Винстон-Салеме (штат Северная Каролина), в течение десятилетий был одним из крупнейших и наиболее уважаемых американских банков. В 80-тые годы, когда в США разразился банковский кризис, Wachovia заслуженно имел репутацию одного из наиболее осторожных кредиторов страны. Его консервативная деловая культура и высокое качество обслуживания привлекали в банк многих богатых клиентов.

В 1991 году Wachovia объединился с SunTrust Banks Inc., расположенным в соседнем штате Джорджия. Оба банка были почти одинаковы по размерам, отличались консерватизмом и взвешенной кредитной политикой, так что слияние оказалось весьма удачным. Однако это было единственное объединение, в котором принял участие Wachovia во время волны консолидации в американской финансовой системе в 80-х и начале 90-х годов.

Большая часть сделок в то время не была надлежащим образом подготовлена, часто их заключали исключительно ради роста как такового, что во многих случаях приводило лишь к убыткам и снижению курса акций банков, так что у тогдашнего руководства Wachovia были довольно веские причины воздерживаться от участия в них. Однако финансовые институты, постепенно преодолевая кризисы, тем не менее, увеличивались в размерах, а Wachovia остановилась в росте. Расположенные в той же Северной Каролине банки First Union и NationsBank Corp., ранее значительно уступавшие Wachovia в размерах и влиянии, более 10 лет активно занимались поглощениями, в конце концов превратившись в ведущие финансовые институты страны (NationsBank после очередного слияния в 1997 году стал именоваться Bank of America).

В 1994 году, после того как руководителем Wachovia стал Бад Бейкер, банк прервал спячку, приобретя небольшие финансовые институты в штатах Флорида и Вирджиния, но это не решило проблемы. Wachovia по-прежнему оставался относительно небольшим региональным банком с активами в $74 млрд. (по состоянию на начало 2001 года) и бизнесом, сосредоточенным, в основном, всего в пяти штатах (обе Каролины, Флорида, Джорджия и Вирджиния). Банк все чаще проигрывал более крупным конкурентам в таких областях деятельности как работа с кредитными карточками и закладными, где сейчас большое значение играет возможность экономии на масштабах. В начале апреля 2001 года Wachovia пришлось продать BankOne свой портфель кредитных карточек объемом около $8 млрд. за неназванную сумму (по оценкам аналитиков, она должна составлять $1.5-2 млрд.). В августе прошлого года руководство Wachovia разработало программу сокращения расходов, согласно которой в течение двух лет предполагалось уволить 8.5% сотрудников банка (порядка 1800 служащих).

Экономический спад в США достаточно сильно сказался на состоянии дел банка. В прошлые годы, стремясь расширить обороты бизнеса, Wachovia отошел от своего традиционно осторожного подхода к кредитованию, охотно предоставляя займы. В 2000 году эта неразборчивость отозвалась ухудшением качества кредитного портфеля банка и ростом отчислений на покрытие потерь (банку пришлось направить на эти цели $121.5 млн. против $73.7 млн. в 1999 году). В первом квартале 2001 года прибыль Wachovia составила $252.5 млн. против $264.5 млн. за тот же период прошлого года, что, впрочем, было существенно лучше, чем у большинства американских банков высшего и среднего звена. Однако к тому времени, как эти результаты были опубликованы, руководство Wachovia приняло поступившее от First Union предложение о слиянии.

Единство

противоположностей

Сложно найти банк, стратегия развития которого за последние два десятилетия отличалась бы больше от осторожного подхода Wachovia, чем у First Union. За время правления его бывшего президента и генерального директора Эдварда Кратчфилда (1988-1999 годы) First Union поглотил около 90 банков и финансовых компаний, за счет чего этот относительно скромный региональный банк со штаб-квартирой в Шарлотте (Северная Каролина) превратился в один из ведущих финансовых институтов США. По состоянию на начало 2001 года объем его активов достиг $253 млрд., а его 2100 отделений покрывали территорию 11 штатов на востоке США и в столичном округе Колумбия.

Впрочем, две последние и самые крупные покупки First Union оказались и самыми неудачными. В 1998 году банк за несуразно высокую цену в $16.6 млрд. приобрел CoreStates – крупный региональный банк с операциями в богатых промышленных штатах Пенсильвания и Нью-Джерси. Разница в деловой культуре банков и до конца не изжитое противостояние "Север-Юг" привели к тому, что после приобретения CoreStates потерял значительную часть своей клиентской базы и влияние на рынке.

Но настоящим кошмаром для First Union оказалась покупка за $2.1 млрд. в том же 1998 году финансовой компании Money Store, занимающейся потребительским кредитованием, как правило, среди бедных слоев населения. Менеджерам банка так и не удалось справиться с этим прибыльным, но рискованным бизнесом. Money Store начала нести большие потери, и в 2000 году новый руководитель банка Кеннеди Томпсон, сменивший Кратчфилда, принял решение о закрытии этого подразделения. Расходы на совершение этой операции составили $2.8 млрд., в основном, это были компенсационные выплаты 2300 уволенным сотрудникам. В том же 2000 году First Union прекратил не приносящие прибыли операции с кредитными карточками.

Вся эта болезненная реорганизация не только обошлась банку в круглую сумму, но и привела к падению его рыночной капитализации. Курс акций First Union, в 1998 году составлявший порядка $60, к середине 2000 года снизился вдвое, да так и остался на этом уровне. Правда, при этом доходы банка возросли, примерно, на $150 млн. в год, а объем проблемных активов к концу третьего квартала 2000 года снизился от $1 млрд. годом ранее до $951 млн.

С началом экономического спада в США First Bank преследовали те же трудности, что и большинство банков страны. С ухудшением финансового климата снова начал расширяться объем невозвращенных кредитов, снизились поступления от операций с ценными бумагами. В первом квартале 2001 года доход банка составил $584 млн. по сравнению с $840 млн. за тот же период 2000 года. Впрочем, это ухудшение заранее прогнозировалось аналитиками Уолл-Стрита и было воспринято инвесторами и акционерами довольно спокойно.

Объединение с Wachovia в этих обстоятельствах представлялось удачной сделкой. Оба банка осуществляли свои операции, примерно, в одном и том же регионе, а их отделения часто находились на соседних улицах южных американских городов, что создавало большие возможности для экономии средств за счет ликвидации дублирующих подразделений. Наконец, Wachovia сам нуждался в сильном партнере, и его руководство вряд ли стало бы противиться слиянию. Этот расчет оказался верным.

Равный и более равный

Этот оборот, получивший широкое распространение с легкой руки Джорджа Оруэлла, как нельзя больше подходит для описания объединения First Union и Wachovia. В совместном заявлении оба руководителя подчеркивали равный и взаимовыгодный характер слияния, правление объединенного банка в составе 18 членов будет поровну состоять из представителей обоих банков, а пост его председателя должен занять глава Wachovia Бад Бейкер. Более того, объединенная структура будет создаваться под названием Wachovia, что несколько странно, учитывая, что First Union в последние годы потратил значительные средства на продвижение собственной торговой марки.

Но при более внимательном рассмотрении становится ясно, кто главный в этом объединении. Первая неожиданность пришла, когда стало известно об условиях сделки. First Union собирается предложить по две своих акции за одну акцию Wachovia плюс специальный дивиденд в размере 48 центов на акцию, что, на момент открытия биржи 17 апреля, означало всего 7%-ную премию по сравнению с рыночной стоимостью банка-мишени. За день акции First Union несколько упали в цене, так что в конце концов стоимость сделки была зафиксирована на уровне всего $12.4 млрд., т.е. лишь с 4%-ной премией. Всего двумя месяцами ранее канадский Royal Bank, приобретая меньший по размерам и не столь известный региональный американский банк Centura (см. БП № 2), предложил его акционерам 30%-ную премию по сравнению с текущим курсом.

В результате сделки нынешние акционеры Wachovia будут иметь 27% капитала объединенного банка, что, впрочем, соответствует реальному соотношению сил: в структуре активов на долю нынешнего Wachovia приходится менее 23%. По мнению аналитиков, отказ First Union от выплаты значительной премии за акции одного из самых привлекательных региональных банков США означает, что привлекательность таких финансовых институтов несколько преувеличена. Всего несколько месяцев назад американская деловая пресса писала, что в стране почти не осталось средних по величине банков, которые могли бы заинтересовать ведущие группы, но сейчас, похоже, действуют другие правила: крупнейшие банки США временно не заинтересованы в новых поглощениях в розничной банковской сфере (напомним, что Citigroup в прошлом году приобрела общенациональную финансовую компанию Associates, а Chase Manhattan объединился с инвестиционным банком JP Morgan). Впрочем, этой точки зрения придерживаются не все специалисты. Некоторые ожидают появления конкурирующего предложения со стороны какой-либо из общенациональных банковских групп. По их мнению, условия, предложенные First Union, не слишком благоприятны, так что руководство Wachovia может отдать предпочтение другому партнеру (ежели таковой появится).

Действительно, кроме сохранения названия и количественного паритета в правлении, Wachovia приобретает от слияния не слишком-то много. Его руководитель Бад Бейкер займет пост председателя правления, но текущий бизнес будет курировать президент и генеральный директор Кеннеди Томпсон из First Union. Почти все значимые посты в руководстве также отходят представителям более крупного банка; по сути, единственная важная должность, отведенная менеджерам Wachovia, – пост главы кредитного комитета, который достанется нынешнему исполнительному вице-президенту Винстон-Салемского банка Дональду Траслоу. Наконец, штаб-квартира объединенного банка переезжает в Шарлотт, где сейчас находится правление First Union.

С другой стороны, для First Union приобретение Wachovia может считаться удачной операцией. Эксперты по привычке сомневаются в перспективах слияния, памятуя о не слишком впечатляющем (с точки зрения конечных результатов) послужном списке банка. Однако Кеннеди Томпсон, для которого слияние с Wachovia должно стать первой операцией такого рода, пока демонстрирует более взвешенный подход, чем его предшественник. Например, по словам Томпсона, в течение первого года после объединения, которое запланировано на август текущего года, не будет закрыто ни одного отделения. Сам процесс продлится около трех лет, и за это время First Union не собирается осуществлять новых приобретений. Это представляет собой разительный контраст по сравнению с политикой банка при Кратчфилде, когда банк, толком не завершив ни одного приобретения, тут же начинал следующее.

Объединение двух банков, действующих, примерно, на одном и том же региональном рынке, дает возможность значительно сокращать затраты. Единовременные расходы на проведение слияния оцениваются в $1.45 млрд., кроме того, как ожидается, антимонопольные органы потребуют проведения дезинвестиций в размере $1.5-2 млрд., но зато к 2004 году предполагается достичь ежегодной экономии в размере около $890 млн. в год по сравнению с нынешним уровнем.

Наконец, хотя по деловой культуре First Union и Wachovia довольно разнятся, в части бизнеса оба участника слияния неплохо подходят друг другу. Так, богатым клиентам Wachovia могут быть предложены новые инвестиционные продукты, разработанные более активным в этом отношении First Union. Кроме того, слияние на равных (пусть даже, в основном, на словах) должно быть с пониманием встречено клиентурой Wachovia. Кеннеди Томпсон, похоже, учел ошибку, допущенную его предшественником с банком CoreStates, и не намерен ее повторять.

Виталий Шимкович,
по материалам Financial Times, Wall Street Journal, Reuters, CNNfinancial, USA Today, dailynews.yahoo.com

 
© агенство "Стандарт"