журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

ТОРГОВЛЯ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №6, 2003
Приложения к статье
Цены на алюминий на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на алюминиевый сплав на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на медь на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на никель на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на цинк на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на свинец на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на олово на Лондонской бирже металлов, $/т

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

Обзор мирового рынка базовых цветных металлов: 5 мая – 5 июня

Позади очередной, мало заполненный какими-либо событиями месяц. Хотя второй квартал традиционно считается периодом наиболее оживленной торговли на мировых рынках цветных металлов, в комментариях обозревателей в последнее время неизменно отмечается: бизнес незначительный, реальные продавцы и покупатели безынициативны, ситуация по-прежнему неопределенная, и совершенно никто не хочет рисковать. Правда, в мае цены на металлы несколько пошли вверх по сравнению с уровнем предыдущего месяца, однако это, по большей частью, объясняется такими факторами как рост числа спекулятивных сделок и падение курса доллара по отношению к евро. Если считать в европейской валюте, то подъем цен окажется куда более скромным. Судя по всему, нынешний их уровень (с незначительными коррективами) сохранится и на ближайшие несколько недель. Специалисты пока не предвидят никаких изменений в соотношении спроса и предложения. И, хотя в американской экономике в последнее время появились определенные обнадеживающие признаки, они пока слишком слабые и робкие, чтобы говорить о подлинном выходе из затянувшегося спада.

Алюминий: рынок в тумане

Завершившийся месяц для мирового рынка алюминия обернулся небольшим, но заметным увеличением цен. Стоимость этого металла на Лондонской бирже металлов (ЛБМ) в середине мая впервые за два последних месяца превысила $1400 за т по трехмесячному контракту, а затем, все-таки, закрепилась на этом уровне, не обнаруживая особых поползновений ни к продолжению взлета, ни к срыву в очередной спад. Правда, особых причин для радости у производителей не было.

Все биржевые аналитики, комментируя рост цен на алюминий, единогласно утверждали, что вызвано это исключительно "техническими" причинами. В мае инвестиционные фонды проявляли несколько большую заинтересованность в сделках на рынках металлов, чем в предыдущие месяцы, кроме того, сложившаяся на рынке алюминия ситуация открывала возможности для биржевой игры. Большое число незакрытых "коротких" позиций (т.е. контракты заключены, но металла на руках у "продавцов" нет) привело к дефициту наличного материала, цены на который на торгах ЛБМ во второй половине мая немного превысили уровень трехмесячных контрактов (хотя обычно бывает наоборот, так как в форвардную цену включаются платежи за резервирование и хранение партии товара). По мнению наблюдателей, такая обстановка будет периодически повторяться до июля или даже августа, поскольку спекулянты, по большей части, переносят выполнение заключенных ими контрактов на более поздний срок.

Для реальных же поставщиков все эти околорыночные движения только затрудняют бизнес. Появление премии на наличный металл всегда приводят к тому, что потребители воздерживаются от новых закупок, ибо в будущем они смогут приобрести его дешевле. Кроме того, низкие процентные ставки в США и Западной Европе дают им шанс без особых проблем привлекать дешевое финансирование под форвардные сделки.

Единственный фактор, поддерживающий покупательскую активность, – низкий курс доллара, который к концу мая упал до рекордно низкого значения по отношению к евро (более $1,18 за @1). Благодаря этому европейские потребители могут относительно дешево приобретать металл; этим некоторые из них и пользуются. Впрочем, активность все равно остается нетипично низкой для этого времени года. Экономика США и Западной Европы по-прежнему в депрессии, выход из которой не просматривается, и покупатели не хотят рисковать, отталкиваясь от незначительного спроса на свою продукцию и приобретая лишь мелкие партии металла для покрытия своих ближайших нужд.

Стабильность рынка, при этом, поддерживается адекватным сокращением предложения. Ряд алюминиевых заводов, в основном в США, в последнее время сократили выпуск, предпочитая продавать на открытом рынке сэкономленные электроэнергию и глинозем. С учетом нынешнего уровня цен на сырье и энергетических тарифов это выгоднее, чем торговать алюминием.

Говоря о будущем, большинство аналитиков не ожидают в ближайшие месяцы каких-либо перемен. В западных странах, если что-то и произойдет, то не раньше осени, а подъем в китайской алюминиевой отрасли пока сдерживается высокими ценами на глинозем. Наиболее вероятным ценовым интервалом на остаток второго и третий квартал выглядят $1350-1450 за т по трехмесячному контракту, покинуть который алюминий, очевидно, сможет только в случае каких-либо экстраординарных событий.

На европейском спотовом рынке в мае произошло некоторое снижение премий из-за расширения экспорта металла из России, а также минимального спроса. По сути, более-менее активно приобретали алюминиевые слитки лишь производители сплавов, которые заменяли первичным алюминием дефицитный и весьма дорогой лом. Правда, к концу мая лом существенно упал в цене, но на политику плавильных заводов это повлияло мало.

По состоянию на первую неделю июня, поставки западного алюминия с уплаченной пошлиной осуществлялись на европейском рынке с премией в размере $95-105 за т по сравнению с ценами на ЛБМ для спотовых контрактов. Форвардные цены, как и на бирже, были несколько ниже – $90-100 за т. Западный металл без учета пошлины заметно подешевел и котировался не более чем на $35-40 за т выше биржевой цены, в то время как в апреле уровень премий достигал $45 за т. Российский алюминий, естественно, продавался немного дешевле, так что премии на металл сорта А7е находились в конце мая – начале июня в интервале $32-37 за т для стандартных слитков.

По словам трейдеров, мозамбикский завод Mozal, где недавно было завершено строительство второй очереди, пока не расширил поставки. Как рассчитывают участники рынка, компания BHP Billiton, владеющая контрольным пакетом акций этого предприятия, будет и в дальнейшем действовать со всей осторожностью, дабы не нарушить нынешнего шаткого равновесия. Кроме того, аналитики рассчитывают, что увеличение экспорта из Мозамбика останется незамеченным вследствие закрытия завода Valco компании Kaiser Aluminium в Гане.

Несколько более противоречивая картина сложилась в Восточной Азии. В начале мая премии шли на подъем как в результате низкого курса доллара, так и благодаря достаточно стабильному спросу, особенно в Корее и в меньшей степени Японии. На корейском рынке премии на западный алюминий подскочили до $75-80 за т по сравнению с уровнем ЛБМ (в апреле они не превышали $75 за т), и даже китайский алюминий котировался с премией в $50-54 за т – почти в том же интервале, что и обычно более дорогой российский.

Однако во второй половине месяца китайские экспортеры, до этого предпочитавшие более двух месяцев снабжать внутренних потребителей, снова вышли на рынок. Достаточно большие партии металла, направленные на сингапурские склады, сбили местные премии от $42-45 до $35-40 за т, аналогичное понижение началось в последних числах мая в Корее, где по форвардным контрактам на третий квартал произошел провал до $50-55 за т. В Японии, где в последнее время отмечается рост потребления экструзий, листового алюминия и фольги, активность покупателей резко упала в конце мая из-за неопределенной ситуации с курсами валют. Не зная, в какую сторону двинется доллар в ближайшие дни, многие компании приостановили форвардные закупки и оттягивают заключение контрактов на третий квартал. Премии на алюминий западного (в основном, австралийского) производства уменьшились до $65-70 за т по сравнению с более $70 за т в первой половине мая.

Резкое падение премий произошло на американском спотовом рынке. Впервые его отметили уже в начале мая, но только к концу месяца трейдеры окончательно сориентировались в ситуации и признали как действительный факт. Если в апреле американские поставщики алюминия предлагали слитки Р1020 внутренним потребителям на 4,0-4,25 цента за фунт больше цены на ЛБМ (хотя реальный уровень сделок был, очевидно, несколько выше), то в первых числах июня актуальнее стал интервал в 3,45-3,75 центов за фунт. Как отмечают продавцы, основная причина спада – снижение спроса, который теперь вряд ли восстановится до конца лета. Кроме того, сокращение разрыва в ценах между ЛБМ и NYMEX до около 1,5 центов за фунт в пользу американской биржи снизило чувствительность трейдеров к размеру премий. По словам одного из них, закупка алюминия через биржу и продажа его на спотовом рынке позволяют и в нынешних условиях получать прибыль.

В отличие от первичного алюминия сплав Din226/A380 в мае поубавил в цене как на бирже, так и на спотовом рынке. На ЛБМ практически нет дефицита наличного материала, а вместе с ним исчезла и премия за немедленную поставку, кроме того, в начале месяца расширились запасы металла на лицензионных складах биржи как в Сингапуре, так и в Западной Европе. Цены на сплав к началу июня уменьшились до немногим более $1350 за т по трехмесячному контракту, и, хотя это, примерно, на $200 за т уступает уровню европейского спотового рынка, некоторые производители по-прежнему предпочитают продавать свою продукцию через ЛБМ.

В Европе сплав, стоимость которого одно время превышала @1600 за т, вошел в режим свободного падения. В последних числах мая он котировался на уровне @1440-1470 за т, а в июне сбросил еще несколько евро. Причин для этого достаточно много, и, как ожидается, они продолжат свое действие и в ближайшие недели.

Во-первых, во втором квартале резко снизился спрос на алюминиевые сплавы со стороны европейской автомобильной промышленности, которая своими закупками раскручивала этот рынок в зимние месяцы. Как сообщают наблюдатели, французские и германские автомобилестроители столкнулись с проблемой перепроизводства и теперь сбавили обороты, ожидая распродажи выпущенных ранее машин.

Во-вторых, европейские обозреватели отмечают интенсификацию импорта из России, Украины и стран Балтии. Местные производители сплавов, воспользовавшись благоприятной конъюнктурой, в первые месяцы года значительно расширили объемы поставок в Западную Европу. Кроме того, они котируют свою продукцию в долларах, и для них снижение цен в евро не очень чувствительно, так как спад в немалой степени компенсируется ростом курсовой стоимости европейской валюты.

Наконец, в-третьих, ажиотаж на европейском рынке алюминиевого лома, державший несколько месяцев в напряжении весь региональный сектор производства вторичного алюминия, сник окончательно. В ответ на дефицит лома большинство заводов стали приобретать больше первичного алюминия для изготовления сплавов. Кроме того, в мае достиг минимума импорт алюминиевого лома Китаем, который ранее буквально сметал все с европейского рынка. Цены на лом в Китае к концу мая упали более чем на $100 за т по сравнению с началом второго квартала. В Европе этот материал подешевел, в среднем, на $50 за т за два месяца, но с учетом расходов на доставку трейдерам выгоднее продавать свой товар местным потребителям. Правда, некоторые сорта высококачественного лома остаются в дефиците и по своей цене близки к стоимости первичного алюминия на бирже, но с этим потребители уже смирились.

По мнению аналитиков, нынешняя ситуация на европейском рынке алюминиевого лома сохранится на ближайшие несколько лет, по крайней мере, пока не будут отменены ограничения на экспорт этого материала из России и Украины. Китай, судя по всему, останется крупным покупателем алюминиевого лома, возвращение же национальных потребителей на рынок ожидается еще до конца второго квартала, в крайнем случае, – в июле. Как заявил на симпозиуме Bureau of International Recycling Роланд Шарф-Бергманн, директор по маркетингу германской компании Vaw-Imco, "единственный выход для европейских участников рынка – вертикальная интеграция сборщиков и переработчиков лома, а также налаживание более тесных связей между металлообрабатывающими компаниями, генерирующими промышленный лом, заготовителями и потребителями этого материала".

Цены на глинозем на международном спотовом рынке в мае оставались высокими, но, все-таки, немного отошли от апрельских до рубежа в $275-295 за т FOB (верхняя граница соответствует австралийскому материалу, нижняя – карибскому). Как и предсказывали многие аналитики, $300 за т FOB оказались потолком, пробить который никто так и не решился.

Безусловно, определяющую роль в движении цен на глинозем на спотовом рынке (на его долю приходится не более 20% мирового оборота по этому сырью) играют китайские алюминиевые заводы, стремительно расширяющие объемы выплавки металла. Характерно, что в Северной Америке и Европе, где никакого подъема не наблюдается, нет и проблем с глиноземом. В мае китайские компании практически не закупали новых партий сырья, хотя немногие заключавшиеся в том месяце сделки исходили из весьма высоких цен. Говоря о КНР, всегда сложно что-либо уверенно утверждать, но западные специалисты предполагают, что после увеличения мировых цен на глинозем китайские заводы перешли на снабжение с местных складов, благо там за два года широкомасштабных закупок накопилось большое количество сырья, измеряемое миллионами тонн. При желании они могут продержаться на этих ресурсах не один месяц.

Тем не менее, аналитики не ожидают в ближайшем будущем значительного удешевления глинозема. Конечно, если китайцы и далее будут воздерживаться от новых закупок, его стоимость неизбежно упадет, но, очевидно, этот процесс будет идти медленно и постепенно. Кроме того, в самом Китае в ближайшие месяцы должны войти в строй дополнительные мощности по выплавке алюминия, а далеко не все они обеспечены сырьем. В довершение всего, внутренние цены на глинозем в Китае все еще выше, чем на мировом рынке, а импортная пошлина – незначительна.

В более долгосрочном плане специалисты ожидают, что дефицит глинозема на спотовом рынке несколько ослабнет за счет вывода из строя плавильных мощностей в западных странах. При нынешних ценах на алюминий многие предприятия не получают прибыли, а сохранение некоторого избытка предложения на мировом рынке на ближайшие год-два будет подталкивать компании к уменьшению оборотов.

Правда, на противоположной чаше весов – отсутствие крупных новых проектов в отрасли. В конце мая было объявлено о планах создания ирано-венесуэльского совместного предприятия, которое должно построить в Венесуэле глиноземный завод мощностью 140 тыс. т в год с перспективным расширением до 1 млн. т в год в течение 10 лет. Однако весь выпускаемый на этом предприятии материал планируется поставлять в Иран для нужд строящегося там плавильного комбината.

Медь: концентрированные проблемы

Как и алюминий, медь в мае пошла в рост на ЛБМ и к концу месяца превысила $1700 за т по трехмесячному контракту, что в последний раз отмечалось на рынке в марте, непосредственно после начала войны в Ираке. В целом, достигнут рост в размере до 7% по сравнению с началом мая – весьма неплохо по нынешним временам.

Правда, изрядной ложкой дегтя в этой, если не бочке, то, по крайней мере, вместительной миске меда стало то, что активность объяснялась наблюдателями, в основном, техническими причинами. После окончания иракской войны спекулянты снова проявили интерес к металлам, что способствовало наращиванию торговых оборотов на бирже, а наличие довольно большого числа незакрытых "коротких" контрактов обеспечило повышенный спрос на наличный металл.

Что касается факторов спроса и предложения, то в этом отношении ситуация выглядела не столь однозначно. С одной стороны, аналитики отмечали ряд обнадеживающих признаков. Падение курса доллара повысило привлекательность меди (равно как и других металлов) для европейских потребителей, которые действительно несколько расширили объем закупок. Высокий спрос наблюдался со стороны Китая и других стран Восточной Азии. Даже в экономике США появились кое-какие положительные изменения наподобие некоторого роста в жилищном строительстве, повышения значения индекса потребительских ожиданий или медленного, но очевидного движения вверх курсов акций американских компаний.

Однако, с другой стороны, все эти положительные изменения были весьма неустойчивыми. Спрос в Европе обеспечивался только валютными факторами, в связи с чем почти неизбежным выглядел скорый спад закупок (после создания покупателями достаточных резервов). Премии на европейском спотовом рынке, отражая невысокую заинтересованность конечных потребителей в новых поступлениях, уже в первой половине мая изменились от около $60 за т (для катодной меди при поставке CIF Роттердам) до около $45 за т по сравнению с ценами на ЛБМ. В Восточной Азии негативное влияние на спрос оказывала эпидемия атипичной пневмонии, а в США ни потребители, ни поставщики меди пока не склонны рассматривать отмеченные изменения к лучшему как перелом – или хотя бы начало конца – затянувшегося экономического спада. В прошлом подобные обнадеживающие признаки проявлялись неоднократно, однако не получали дальнейшего развития, так что в конечном итоге все оставалось на своих местах.

Тем не менее, в среднесрочном плане спрос на медь в мире будет возрастать, в первую очередь, за счет КНР и других стран Восточной Азии, а нынешний спад в регионе, судя по всему, краткосрочный. Кроме того, китайские власти сделали неожиданный подарок западным поставщикам, отменив льготные условия для импортеров меди из России и Казахстана. Ранее они могли приобретать металл в СНГ с уплатой 1% ввозной пошлины и 8,5% НДС, но теперь эти поставки, как и для всех других стран, облагаются 2%-ной пошлиной и 17%-ным налогом на добавленную стоимость. В конце мая, когда стало известно об отмене льгот, премии на медь западного происхождения в Шанхае подскочили от $65-75 до около $100 за т, хотя вскоре дали задний ход до отметки в $90-95 за т в связи с ростом количества поставок. По некоторым данным, в июне в китайских портах может сосредоточиться до 150 тыс. т импортной меди. Это, безусловно, способствует подъему цен на этот металл в мировом масштабе, хотя одновременно ведет к возвращению китайских премий на прежний уровень.

В итоге, если в 2001-2002 годах производители меди объявляли о сужении объема производства, то теперь настает пора роста (пока, правда, умеренного). Так, индонезийская PT Smelting, 60,5% акций которой принадлежат японской Mitsubishi Materials Corp, в начале мая стартовала проект по расширению производительности своего комбината Gresik на востоке острова Ява. Когда в мае 2004 года модернизация стоимостью в $10 млн. завершится, это предприятие будет выпускать 240 тыс. т медных катодов в год по сравнению с 200 тыс. т в настоящее время. Другой проект анонсировала австралийская компания WMC Resources. В августе этого года она планирует на полтора месяца остановить свой плавильный завод Olympic Dam для проведения реконструкции, после чего производительность предприятия возрастет более чем на 10%. Руководство WMC, планирующее в этом году получить с Olympic Dam 185 тыс. т меди, ожидает, что в 2004 году объем выпуска составит 235 тыс. т.

Правда, реализация любых проектов по расширению производства может натолкнуться на препятствие в виде нехватки медного концентрата (характерно, что и PT Smelting, и WMC обладают собственными добывающими мощностями). Закрытие ряда медных шахт в последние годы и расширение производства рафинированной меди в Китае значительно нарушили рыночный баланс, поэтому плавильным заводам приходится конкурировать друг с другом в части обеспечения поставок сырья.

Заключение полугодовых контрактов между горнодобывающими компаниями и плавильными заводами по тарифам на обогащение концентрата и рафинирование меди на вторую половину 2003 года продвигалось очень тяжело в связи с резко различающимися позициями участников рынка. Плавильные заводы считали, что снижения в начале текущего года от около $64-65 за обогащение 1 тонны концентрата и 6,4-6,5 центов за выпуск 1 фунта рафинированной меди, соответственно, до $58 за т и 5,8 центов за фунт вполне достаточно и данные тарифы должны быть сохранены также на июль-декабрь. Со своей стороны, поставщики концентрата требовали доведения тарифов до $45-50 за т и 4,5-5,0 центов за фунт, аргументируя это беспрецедентно низкими ценами на спотовом рынке. В мае заводы, нуждающиеся в дополнительном сырье, были вынуждены соглашаться с тем, что за свою работу по обогащению и рафинированию они получат не более $15 за т/1,5 центов за фунт. Сообщалось о поставках концентрата в Индию на условиях $12 за т/1,2 центов за фунт и даже $10/1,0 центов при отправке в Японию и Китай материала с повышенным содержанием драгметаллов.

Европейские плавильные заводы, по большей части, обеспечены концентратом по долгосрочным контрактам, однако эти поставки, как правило, полностью не загрузят их мощности, поэтому им приходится докупать сырье на спотовом рынке. Их представители обвиняют китайских конкурентов в демпинге и обращают внимание на то, что в связи с очень либеральным китайским экологическим законодательством им не надо нести расходов на охрану окружающей среды. По словам европейских специалистов, в ближайшие годы Китай будет замыкать на себя все большую часть мировой торговли медным концентратом и в связи с этим может снова превратиться в крупного экспортера меди. В то же время, европейским заводам придется плохо.

Дефицит концентрата объясняется еще и тем, что многие плавильные предприятия вынуждены компенсировать за счет увеличения закупок этого материала сократившиеся поступления медного лома. Китайские компании, испытывая очень большие трудности с концентратом, готовы дорого платить за лом и приобретать его буквально в любых количествах, а это вызывает острейшую нехватку этого сырья в США и Западной Европе. В мае цены на лом на рынке ЕС подскочили вверх, полностью восстановив уровень до начала апрельского спада. Так, лом медной проволоки berry котировался в начале июня, в среднем, по $1540-1570 за т CIF – на $70-90 за т выше, чем в середине апреля; лом № 2 birch/cliff подорожал от $1360-1390 за т в крайней точке спада до $1440-1470 за т CIF Западная Европа. Тем не менее, в КНР и Индии стоимость birch/cliff в конце мая могла превышать $1500 за т C&F, и трейдерам было, безусловно, выгоднее отправлять собранный материал в страны этого региона.

На уже упоминавшейся выше конференции Bureau of International Recycling представители европейских и американских компаний отмечали деструктивное влияние китайских закупок на рынок медного лома. Плавильным заводам в развитых странах, лишенным возможности продавать катодную медь по таким высоким ценам, как их китайские конкуренты, и поэтому вынужденым сдерживать рост цен на лом, приходится отказываться от приобретения высококачественных сортов и переходить на переработку электронного скрапа и медьсодержащих композитных отходов. Кроме того, большую проблему для европейцев составляют российские 50%-ные экспортные пошлины и украинский запрет на экспорт цветного лома. Ассоциация Eurometaux, лоббирующая интересы европейских производителей цветных металлов, в связи с этим планирует обратиться в Европейскую комиссию с просьбой оказать давление на страны СНГ и заставить их соблюдать свободу торговли.

Никель: возвращение на прежние высоты

Общая тенденция подъема цен на цветные металлы в мае не минула и рынок никеля. В первых числах июня цены на этот металл превысили $9200 за т по трехмесячному контракту, чего на ЛБМ не наблюдалось более двух с половиной месяцев. Как и в отношении других металлов, это носило несколько спекулятивный характер, однако немалую роль сыграли и объективные факторы спроса и предложения.

Правда, толчком для взлета цен в последних числах мая стала, по большей части, психологическая реакция участников рынка на ожидаемую забастовку на крупном комбинате Sudbury канадской компании Inco. Прежнее коллективное соглашение завершило свое действие 31 мая, а новые условия не удовлетворяли местный профсоюз, потребовавший увеличения пенсионных отчислений со стороны работодателя и расширения всего социального пакета. В то же время, руководство компании Inco, терпящей в последнее время убытки из-за низких цен на производимые ею медь и кобальт (помимо никеля), считает предложенные условия достаточно щедрыми.

Как считают аналитики, стачка на Sudbury не приведет к существенному сужению объема поставок. У Inco репутация компании, склонной к разумным компромиссам в отношениях с профсоюзами, поэтому мало кто сомневается в том, что перерыв в работе завода общей производительностью около 100 тыс. т рафинированного никеля в год будет непродолжительным. При этом, компания, предвидя трудности с заключением нового трудового соглашения, в мае остановила плавильный комбинат для проведения регламентных работ и обеспечивает поставки по контрактам за счет складских резервов. По сути, влияние трудового конфликта на рынок исключительно психологическое: события вокруг Sudbury – лишь повод для начала спекулятивной игры на повышение.

Правда, далеко не факт, что взлетевшие цены после исчерпания инцидента снова спустятся до $8000 за т или менее, как это было в апреле. Ввод в строй новых мощностей по выплавке нержавеющей стали в Финляндии и Корее поднял спрос на этот металл, что также может оказать поддержку рынку и компенсировать сокращение объема китайского импорта. В течение января-мая китайские производители нержавеющей стали приобретали никель в больших количествах, что в немалой степени способствовало сохранению высоких цен на этот металл, однако к настоящему времени в стране уже накоплены большие запасы никеля, так что нужды в новых приобретениях в ближайшие месяцы, скорее всего, не будет.

Еще один фактор, который может оказать неблагоприятное влияние на никель, – возможный спад цен на нержавеющую сталь в Европе и Восточной Азии. Некоторые специалисты опасаются, что начало работы новых заводов приведет к избытку предложения этой продукции, в то время как спрос на нержавеющую сталь тормозится низкими темпами экономического роста в развитых странах. Металлургические корпорации признают, что недооценили глубину и продолжительность кризисной ситуации в Европе и США; с этой точки зрения, расширение выпуска представляется излишним.

И, все же, в долгосрочном плане, по мнению экспертов лондонского Macquarie Bank, спрос и предложение на мировом рынке никеля будут сбалансированы. В отличие от рынков других металлов, ситуация с никелем достаточно ясна, а влияние любых неблагоприятных факторов можно смягчить принятием заблаговременных мер. В частности, финская сталелитейная компания Outokumpu, запустившая в мае новые производственные объекты на своем заводе Tornio, заранее объявила о постепенном и осторожном расширении объема выпуска, чтобы ни в коем случае не допустить обвала.

Наконец, на рынок уже не оказывают прежнего давления те 60 тыс. т никеля, что были складированы российской компанией "Норильский никель" в качестве обеспечения по кредиту в $200 млн., полученному в прошлом году от группы западных банков. Воспользовавшись благоприятной возможностью, "Норильский никель" уже реализовал, по меньшей мере, 36 тыс. т металла, чтобы досрочно рассчитаться с долгами. Очевидно, если будет принято решение продать оставшиеся 24 тыс. т, то это свершится тогда и таким образом, чтобы не повлиять на цены и не нарушить рыночной стабильности.

Правда, говорить о стабильности в отношении никеля можно только с очень большим приближением. Торговые обороты по этому металлу во много раз меньше, чем по алюминию и меди при сравнимом интересе со стороны спекулянтов. Это делает никель на ЛБМ крайне неустойчивым и вызывает резкие колебания цен. Тем не менее, даже несмотря на это они вряд ли покинут в ближайшие месяц-два интервал между $8000 и $9000 за т по трехмесячному контракту. По крайней мере, – надолго.

Цинк: надо добиваться большего

На фоне остальных металлов развитие событий на рынке цинка разочаровывает. В то время как медь и никель прибавили за месяц по 5% и более, цены на цинк так и не вышли из интервала $775-800 за т по трехмесячному контракту, хотя и приблизились к его верхней границе. Безусловно, в немалой степени это объяснялось тем, что инвестиционные фонды и прочие крупные спекулянты уделяли этому металлу куда меньше внимания, чем, скажем, меди или никелю, однако следует признать, что нынешняя ситуация на рынке ни в коей мере не способствует повышениям.

Производители цинка в этом году взялись за сокращение плавильных мощностей, реагируя на перепроизводство и вялый спрос, однако, по мнению экспертов, делают это недостаточно решительно. По подсчетам британской консультационной компании Brook Hunt, за первые пять месяцев 2003 года были выведены из строя мощности общей производительностью 165 тыс. т в год в Европе и США и более 320 тыс. т в год в Китае, однако для обеспечения роста цен требуется сокращение объема предложения еще на 275 тыс. т в годовом исчислении.

В целом, по данным International Lead & Zinc Study Group (ILZSG), в первом квартале 2003 года мировое потребление рафинированного цинка возросло на 4,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составило 2,38 млн. т. Выпуск поднялся только на 3,3%, но все равно достиг 2,42 млн. т, так что избыток поставок существует. При этом, чтобы цены начали рост, надо не просто сбалансировать спрос и предложение, но и вызвать дефицит, который привел бы к постепенной ликвидации накопившихся запасов.

По поводу будущего развития событий аналитики настроены достаточно пессимистично. По оценкам Brook Hunt, без новых широкомасштабных сбоев как в добыче цинковой руды, так и в производстве рафинированного металла цены останутся ниже $900 за т, по меньшей мере, до конца 2006 года. Мировой рынок цинка уже близок к насыщению, и темпы роста потребления этого металла, составлявшие 5,1% в год в период с 1960 по 1973 год, снизились до 3,1% за последние 12 лет, а в 2003-2015 годах могут дойти и до 2,4% в год. Бесспорно, солидную поддержку рынку могли бы оказать новые линии цинкования совокупной мощностью более 2 млн. т в год, которые должны вступить в строй в Китае в 2004-2005 годах, однако, скорее всего, их появление приведет лишь к реконсервации выведенных сейчас из строя местных цинкоплавильных мощностей и не повлияет на общий баланс.

Еще одна хроническая проблема рынка цинка заключается в его фрагментированности и низкой степени интеграции. Практически к числу интегрированных производителей можно отнести только австралийскую компанию Pasminco, однако в прошлом году она едва не обанкротилась и сейчас пытается продать часть своих заводов. Безусловно, создание крупных "вертикальных" компаний обеспечило бы рынку больший уровень стабильности, но предпосылок к созданию таких структур пока не видно.

Свинец: задержка в реакции

Этот металл также не привлек к себе особого внимания инвестиционных фондов и не продемонстрировал в мае заметного подъема цен. Стоимость свинца на торгах ЛБМ в течение месяца редко выходила из промежутка между $460 и $470 по трехмесячному контракту. Как полагают специалисты, при нынешних обстоятельствах такие цены выглядят равновесными, поэтому какие-либо существенные подвижки в ближайшее время маловероятны. До конца второго квартала, а, возможно, и в июле, цены, как представляется, будут колебаться в диапазоне $455-475 за т.

Торговый оборот по свинцу был минимальным, так что стабильность рынка, в принципе, не должна вызывать удивления. У этого металла, большая часть которого используется для производства автомобильных аккумуляторов, есть два сезонных пика – зимой и в середине лета, когда аккумуляторы чаще всего выходят из строя из-за экстремальных температур.

Впрочем, в последние месяцы биржевой рынок свинца мало реагирует даже на традиционные сезонные факторы. Не зря многие аналитики считают, что ситуация на ЛБМ не соответствует реальному положению дел. Действительно, дефицит концентрата еще в прошлом году привел к сокращению производства рафинированного металла, особенно в Китае, в последние годы традиционно игравшем роль главного "возмутителя спокойствия" и выводившем рынок из равновесия своими избыточными поставками. Вследствие того что многие китайские экспортеры были вынуждены сбавить обороты, баланс на мировом рынке сместился в сторону дефицита с тенденцией к росту.

По данным ILZSG, в первом квартале 2003 года глобальное производство рафинированного свинца уменьшилось на 2,0% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года – до 1,59 млн. т, в то время как потребление возросло на 2,3% и достигло 1,63 млн. т. Даже с учетом сезонного фактора эти показатели весьма наглядно характеризуют процессы на мировом рынке свинца.

Добавим, что они имеют долгосрочный характер. В развитых странах выпуск свинца снижается из-за небезопасности предприятий отрасли с экологической точки зрения; при нынешних низких ценах компаниям, порой, выгоднее закрыть завод, чем вкладывать деньги в дорогостоящие очистные сооружения. Так, например, мексиканской компании Penoles в 2001 году для проведения экологической модернизации пришлось потратить несколько десятков миллионов долларов и закрыть комбинат более чем на полгода. В Китае, где вопросы охраны окружающей среды пока не столь важны (хотя наметилась четкая тенденция к ужесточению экологического законодательства), основная проблема заключается в нехватке сырья. Китайские компании, в основном, приобретают концентрат за рубежом, а объем его предложения в последнее время значительно упал вследствие закрытия из-за нерентабельности ряда шахт по добыче цинковой и свинцовой руды. Учитывая проблемы, которые сейчас испытывают производители цинка, быстрое возвращение этих предприятий в строй маловероятно.

Так почему же биржевой рынок не замечает всех этих тенденций? Судя по всему, это объясняется продолжительным спадом в экономике западных стран, одной из главных жертв которого стало автомобилестроение – крупнейший рынок сбыта для свинца. Да и 2,3% роста – слишком низкие темпы, чтобы оправдать повышение цен. Похоже, свинец начнет дорожать, только когда пойдут вверх и другие цветные металлы, в первую очередь – медь и алюминий.

Олово: парадоксы рынка

Цены на олово на ЛБМ в мае сохранили относительную стабильность при низком спросе. Из интервала $4700-4750 за т по трехмесячному контракту в первой половине месяца они плавно переместились в промежуток между $4750 и $4800 за т во второй и, по мнению многих специалистов, имеют все шансы продолжить это неспешное, но неуклонное движение и в будущем. Хотя экономический спад в западных странах тормозит потребление олова в отраслях, выпускающих бытовую электронику и компьютерную технику, дефицит поставок в связи с прошлогодними сокращениями выпуска уже начал влиять на рынок. Резервы на лицензионных складах ЛБМ, по состоянию на начало июня, превышали 22,5 тыс. т, что, примерно, вдвое выше, чем до обвала рынка в 2001 году, но по сравнению с показателями годичной давности они сократились почти в 1,5 раза.

По мнению аналитиков исследовательской компании CRU International, вследствие сужения производства олова в Китае, Малайзии и Таиланде дефицит этого металла на мировом рынке в текущем году может достигнуть 15 тыс. т – более 5% от глобального потребления. Этот весьма весомый показатель способен стать надежной опорой для постепенного движения цен вверх даже в условиях недостаточного спроса. Особенно тяжелая ситуация сложилась с поставками требующегося для выпуска жести металла с минимальным содержанием свинца. Проблемы, возникшие еще год назад у боливийского комбината Vinto из-за банкротства американской компании RBG Resources, которой он принадлежал, так и не решены, а восполнить отсутствие этого поставщика нечем.

Впрочем, в Западной Европе в последнее время ощущается нехватка всех сортов олова. Открытие лицензионного склада ЛБМ в Сингапуре в начале 2003 года привело к тому, что большинство региональных производителей (а именно на Восточную Азию приходится большая часть добываемого в мире олова) предпочитают отправлять свою продукцию именно сюда. Европейцам же приходится завозить олово из Сингапура при немалых расходах на перевозку. Это приводит к постоянному росту премий на европейском спотовом рынке олова по сравнению с ценой на ЛБМ. Если, например, в феврале олово со склада в Роттердаме можно было купить всего лишь на $50-60 за т выше биржевой цены, то к началу июня премии возросли до $200 за т, а для олова с минимальной примесью свинца – и до $230-250 за т по сравнению с ценами на ЛБМ.

Впрочем, как раз для европейских потребителей это обстоятельство не играет решающей роли. Если перевести цены из долларового эквивалента в евро, получится, что олово не стало дороже, а, наоборот, подешевело по сравнению с уровнем трехмесячной давности. Когда в конце февраля – начале марта олово на ЛБМ также котировалось на уровне $4750-4800 за т, это равнялось, примерно, @4610-4660 за т, а нынешние $4800 за т олова означают, что европейские потребители могут свободно приобрести его дешевле, чем за @4100 за т. В этих условиях даже $5000 за т не покажутся слишком высокой ценой.

Проблема лишь в том, что спрос на цветные металлы в испытывающей очевидные экономические проблемы Западной Европе не настолько велик, чтобы вызвать рост закупок и значительное повышение долларовых цен. Судя по всему, олово и прочие металлы на ЛБМ будут постепенно прибавлять в цене, но у европейцев еще надолго сохранится возможность приобретать эти материалы относительно дешево.

Виктор Тарнавский,
по материалам Metal Bulletin, plattsmetals.com, BNamericas.com

 
© агенство "Стандарт"