журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
Банковский кризис

СОБЫТИЯ

Банковское регулирование

Новые рыночные страны

Новые рыночные страны

Банковские стратегии

Потребительское кредитование

Банковские отделения

Информационные технологии

Банковская деятельность

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №5, 2003

Банковское регулирование

Лучшего решения нет

Базельский комитет банковского надзора утвердил новые нормативы резервирования капитала, которые вступят в силу в 2006 году

Работа над новыми нормативами резервирования, которые, как предполагается, дадут возможность банкам более точно определять уровень резервов в зависимости от риска вложений, завершена. В мае 2003 года Базельский комитет банковского надзора при Банке международных расчетов опубликовал окончательный вариант правил (Basel II), которые после двухлетнего переходного периода вступят в силу в начале 2006 года. По ним будут сверять свою жизнь банки ЕС, США, Японии, Канады, Швейцарии и тех стран, которые добровольно введут их у себя. Конечно, предложенная система далека от идеальной. Нынешние правила, действующие с 1988 года, грубы и несовершенны, но они, в основном, устраивали всех. В редакции 2003 года система нормативов выглядит чересчур сложной, так как пытается предусмотреть все возможные варианты, и, тем не менее, содержит немало огрехов, вызывающих критику со стороны экспертов и финансистов. Однако пересматривать ее уже не будут, по крайней мере, в ближайшие 10-15 лет. И дело не в том, что три с половиной года длительной и кропотливой работы не должны завершиться впустую. Разработчики и так буквально совершили чудо, соединив в своде нормативов интересы многочисленных участников мирового финансового рынка, практически не нарушив их. Лучше в нынешних обстоятельствах уже не сделает никто.

Новые правила резервирования состоят из трех разделов (или , как их называют в тексте, "опор" – "pillars"), относящихся, соответственно, к определению объема резервного капитала при кредитовании различных заемщиков, взаимоотношениям между банками и регулирующими органами и стандартам информационной прозрачности финансовых институтов. Каждый элемент данной системы должен, по планам ее создателей, способствовать повышению стабильности мирового финансового рынка и совершенствованию механизма контроля рисков. На самом же деле, как отмечают специалисты, новая система окажет существенное воздействие только на крупнейшие банки мира, которые получат более широкие возможности для самостоятельного определения объема резервного капитала.

Как отмечают сами разработчики, так называемый стандартный подход, которого обязаны придерживаться основные банки стран, вводящих у себя новую систему, на практике не будет особенно отличаться от нынешнего свода нормативов Basel I. Любые кредитные операции (под это определение подпадает также приобретение государственных и корпоративных долговых ценных бумаг) потребуют резервирования определенного объема капитала в качестве страховки от возможного дефолта. Сумма в процентах от займа будет, как и ранее, устанавливаться по системе коэффициентов в зависимости от риска. Основная разница по сравнению с Basel I состоит, при этом, в том, что по новой системе не три, а пять базовых коэффициентов, и их значения будут определяться в соответствии с кредитным рейтингом заемщиков.

В частности, нулевой коэффициент (вложение вообще не требует резервирования средств) применим для государственных облигаций стран с рейтингом от AAA до AA-. Базовая ставка в 100% (т.е. 8% от объема кредита должно быть зарезервировано) установлена для ценных бумаг государств с кредитными рейтингами от ВВ+ до В-, а также банков и корпораций с рейтингом от ВВВ+ до ВВ- (или не имеющих рейтинга вообще; эта норма была введена по требованию европейских корпораций, так как большинство местных компаний среднего размера в отличие от США не имеют кредитных рейтингов, хотя многие из них – надежные и добросовестные заемщики). В первых вариантах нормативов на безрейтинговых клиентов планировалось распространить повышенный коэффициент в 150% (т.е. резервироваться должно 12% от суммы займа), но в итоге его было решено применять только в отношении заемщиков, чья недостаточная надежность уже подтверждена международными рейтинговыми агентствами (для банков рейтинг ниже В- и для корпораций – ниже ВВ-). Наконец, промежуточные коэффициенты 20 и 50% должны использоваться при кредитовании банков и корпораций, считаемых стабильными и имеющих высокие рейтинги.

Наряду с этими базовыми правилами система нормативов предусматривает еще множество вариантов регулирования в различных частных случаях, отталкиваясь, в основном, от качества залога. Так, например, ипотечные кредиты считаются сопряженными с минимальным риском, так как в этом секторе рынка дефолты крайне редки. В то же время, коммерческая недвижимость, наоборот, признана неважным залогом, что вызвало неудовольствие у многих американских банков, широко практикующих предоставление корпоративным клиентам кредитов под залог их офисных площадей. Впрочем, если учитывать резкие колебания цен на этом рынке и наличие множества пустующих административных зданий во всех западных странах без исключения, похоже, здесь разработчики Basel II полностью правы.

Банки, имеющие внутренние системы контроля рисков, могут использовать промежуточный или расширенный подход к резервированию. В первом случае банк самостоятельно определяет вероятность дефолта каждого своего заемщика, но основывается на стандартных методиках расчета вероятных потерь при дефолте, исходя из которых и устанавливаются объемы резервирования; во втором, если система управления рисками в банке находится на более высоком уровне, финансовый институт может перейти на принцип "внутренних" рейтингов, согласно которому он не только собственными силами определяет риск каждого вложения, но и рассчитывает по каждому конкретному случаю объем резервирования.

Это положение (вернее, несколько разделов в итоговом документе) вызвало много споров. Во всем мире в настоящий момент всего несколько десятков банков, которые могут позволить себе действовать по такому методу, так как расходы только на внедрение совершенной системы управления рисками могут достигать @75 млн. и более. Тем не менее, дело того стоит, так как в результате финансовые институты могут рассчитывать на сокращение объема своего резервного капитала на 2-6% в зависимости от надежности клиентов. У крупного банка с активами в @500 млрд. снижение коэффициента резервирования всего лишь на 0.5 процентных пункта приведет к экономии в @2.5 млрд.

В то же время, исследования, проведенные Банком международных расчетов, показали, что стандартный подход приведет к увеличению объема резервирования у крупных банков из 13 стран, представленных в Базельском комитете (девять стран ЕС, а также США, Япония, Канада и Швейцария), в среднем, на 11% по сравнению с нынешней системой Basel I, у крупных европейских банков – на 6%, у небольших банков из ЕС – на 1%. В связи с этим многие аналитики и финансисты сетуют на то, что новые правила благоприятствуют только крупнейшим банкам, но ставят в невыгодное положение остальные, так как даже в стандартном варианте расчеты значительно усложнены и требуют выделения дополнительного персонала, в то время как сам объем отчислений возрастет.

Кроме того, специалисты сомневаются в действенности существующих в крупнейших банках мира внутренних систем контроля рисков. Как отмечается в исследовании Банка международных расчетов, имеющаяся в распоряжении финансовых институтов, национальных и международных органов банковского надзора информация по банковским кредитам и дефолтам пока не дает возможности оценить как последствия введения в действие системы Basel II, так и принятые в настоящее время методики оценки рисков и прогнозирования дефолтов. Редко в каком банке есть пригодные для компьютерной обработки данные по кредитам более чем за пять последних лет, а это означает, что статистические выборки еще недостаточно велики, чтобы делать по ним четкие выводы. Кроме того, как показала практика, практически никто даже из крупных банков не смог предугадать аргентинский дефолт, а также банкротство таких компаний как Enron и WorldCom. Банки, как и рейтинговые агентства, реагировали на эти события уже post factum.

Вообще аналитики критикующие новые правила отмечают их потенциально дестабилизирующее воздействие на мировую финансовую систему. Механизм резервирования, основанный на рейтингах, способствует расширению объемов кредитования во времена рыночных бумов, но малейшие признаки спада заставят финансовые институты резко уменьшить объемы операций, что только усилит кризис.

Дело усложняется еще и тем, что второй раздел (или опора) свода правил требует от национальных регулятивных органов постоянной и плотной работы с каждым банком в отдельности. При этом, специалисты по банковскому надзору должны, во-первых, разобраться в банковской системе контроля рисков, во-вторых, оценить ее надежность и адекватность, в-третьих, проверить правильность установления нормативов резервирования по каждому кредиту. Сейчас ни один национальный орган финансового контроля не обладает даже минимальным количеством специалистов требуемой квалификации. А их понадобится очень и очень много и, к тому же, уже через два с половиной года.

Наконец, очень большие сомнения высказываются в адрес третьего раздела правил, устанавливающего нормативы информационной открытости банков и стандарты их связей с общественностью. По словам многих специалистов, эти так называемые требования представляют собой сборник рекомендаций и благих пожеланий, составленных настолько обтекаемо, что любой банк может интерпретировать их так, как ему заблагорассудится. Сэр Джордж Мэтьюсон, один из наиболее известных критиков Basel II, председатель правления второго по величине банка Великобритании Royal Bank of Scotland, вообще назвал весь процесс работы над третьим разделом пустой тратой времени.

Судя по всему, второй и третий разделы будут наполняться практическим содержанием уже в ходе действия новых правил, равно как и очень спорная, на взгляд банкиров, концепция операционного риска, призванная обеспечивать страховку против таких неожиданностей как мошенничество, злоупотребления, стихийные бедствия и техногенные аварии. Вначале отчисления на покрытие этих рисков предполагалось выделять в процентом соотношении от общего объема резервирования, но против выступили крупные банки. В окончательном варианте операционные риски определяются по довольно сложной схеме с учетом индивидуальных особенностей того или иного банка. Теперь этой концепции противостоят уже небольшие финансовые институты, обоснованно заявляющие, что ее нынешние положения загоняют их в глухой угол.

Очевидная дискриминация в отношении мелких банков, которые окажутся в менее благоприятной ситуации по сравнению как с более крупными институтами, так и с небанковскими финансовыми компаниями, вызвала весьма жесткую реакцию со стороны США, где в банковской системе до сих пор преобладают региональные и локальные банки с активами в несколько сотен миллионов (а в лучшем случае – десять-двадцать миллиардов) долларов. В конце апреля американские власти буквально взорвали бомбу под Basel II, заявив, что новая система будет введена только для 10 крупнейших банков страны, осуществляющих международные операции, а еще 10 банков смогут присоединиться к ней в добровольном порядке (через несколько дней число потенциальных участников было расширено до 30). Остальные же несколько тысяч средних и мелких банков, занятых операциями только на внутреннем рынке, будут продолжать действовать по старой системе Basel I.

Это решение вызвало массу возмущенных комментариев, прежде всего, со стороны европейцев. Европейская комиссия в отличие от США, наоборот, намерена распространить действие системы Basel II на все банки 15 (а позднее и 25) стран Евросоюза. В этом году должна быть принята директива Европейской комиссии по достаточности капитальной базы банков (Capital Adequacy Directive), имеющая ранг закона, однако этот процесс тормозился ожесточенным лоббированием со стороны малых банков и инвестиционных фирм Европы, требовавших для себя послаблений. Теперь эти лоббисты получили мощный довод в свою пользу: если американцам можно, то почему же им нельзя? Кстати, поддержка этих требований идет на достаточно высоком уровне. В частности, Джулио Тремонти, итальянский министр финансов, уже после обнародования американскими властями информации об избирательности действия системы Basel II в США заметил, что новые правила могут нанести ущерб небольшим банкам и их клиентам.

Однако подобные "исключения", превращающиеся в правило, вызывают большое беспокойство у многих экспертов, считающих, что система Basel II должна быть действительной для всех участников финансового рынка или недействительной вообще. Их можно понять: зачем было тратить три с половиной года, привлекать тысячи специалистов, вести обширные дискуссии с высокопоставленными политиками и финансистами, проводить обширные исследования, стараться найти компромиссное решение по всем мелочам, чтобы получить "на выходе" систему, которую внедрят у себя только несколько десятков (в лучшем случае – сотен) банков, и то лишь потому, что это даст им возможность уменьшить объем резервных отчислений?!

Но отступать уже поздно. Отказ от с таким трудом созданной системы политически совершенно не приемлем для всех участников процесса, так что – пусть и по выборочному принципу – свод нормативов Basel II будет введен в действие в 2006 году. Поначалу в соответствии с этими правилами будут действовать банки с международным масштабом операций, что уже немаловажно. В США, например, на долю 20 крупнейших банков, которые, очевидно, внедрят у себя новые методики, приходится две трети активов национальной банковской системы и 99% – зарубежных активов американских банков. А со временем, если Basel II зарекомендует себя с лучшей стороны, к нему начнут присоединяться и менее крупные финансовые институты.

Вообще же новое всегда тяжело прокладывает себе дорогу, особенно если этот путь приходится искать в области пересечения интересов наиболее влиятельных государств и крупнейших банков мира. И то, что хотя бы контуры этого пути удалось наметить, – уже само по себе достижение.

Виталий Шимкович, по материалам Financial Times, ABA Journal, публикациям Банка международных расчетов и Базельского комитета

 
© агенство "Стандарт"