журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
Международные банки

СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Новые рыночные страны

Банковские отделения

Банковская деятельность

Информационные технологии

ФИНАНСОВЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №4, 2003

Новые рыночные страны

Банки Индонезии возрождаются

Финансовый сектор крупнейшей страны Юго-Восточной Азии постепенно приходит в себя после тяжелого кризиса

Финансовый рынок Индонезии переживает сейчас далеко не лучшие времена. Однако ситуация в банковском бизнесе страны свидетельствует о том, что этот проблемный на протяжении последних лет сектор постепенно начинает восстанавливаться после тяжелейшего кризиса 1997-1999 годов, от которого Индонезия пострадала, пожалуй, больше, чем остальные страны региона. Такие факторы как обновленное законодательство и увеличение темпов экономического роста привели к появлению пока еще небольшой группы банков, неуверенно, но, все же, стоящих на ногах. Впервые за последние пять лет они начинают работать прибыльно.

Пейзаж после тайфуна

Еще совсем недавно все банки Индонезии были безнадежно убыточными. Азиатский кризис 1997 года привел к тому, что из более 240 банков на сегодняшний день на плаву остались лишь порядка 150. Однако и это еще не предел. По мнению западных специалистов, число индонезийских банков еще не достигло своего минимального значения. Большинство экспертов сходятся на том, что оптимальным количеством будет не более 50 банков всех форм собственности. При этом, учитывая сложившуюся сейчас в секторе ситуацию, можно с высокой степенью определенности говорить о том, что сокращение числа банков в Индонезии будет проходить не вследствие банкротств оставшихся институтов, а в результате слияний и поглощений.

Уже сейчас агентство по реструктуризации индонезийских банков Indonesian Bank Restructuring Agency (IBRA) планирует ряд слияний небольших государственных банков, которые будут завершены в ближайшие два года. Для активизации этого процесса среди частных структур центральный банк резко ужесточил ряд требований к коммерческим финансовым институтам. Так, например, минимальный требуемый размер уставного фонда банков был увеличен в 15 раз – до 150 млрд. рупий ($29.25 млн.). По мнению представителей центрального банка, это поможет стране избавиться от неконкурентоспособных финансовых учреждений, одновременно снизив количество мелких и, зачастую, нежизнеспособных банков и расчистив дорогу крупным. По мнению IBRA, эта мера совместно с продажей разорившихся крупных и средних банков, например Bank Danamong и Bank Niaga, будет способствовать созданию более стабильного рынка, улучшению общего делового климата.

Впрочем, положение в индонезийских банках определяется не только мерами государственного регулирования. В последнее время постепенное оживление финансового сектора видно даже, как говорится, невооруженным глазом. Многие банки возобновляют старые схемы кредитования, свернутые в последние годы из-за полного отсутствия спроса на кредитные ресурсы и исчезновения надежных заемщиков. При этом, банками предоставляются не только жилищные и автомобильные кредиты, но уже обеспечивается финансирование оборотного капитала и инвестиционных проектов. По словам Прамукти Сарьяудая, президента Bank NISP, одного из наиболее успешных частных банков, большинство частных финансовых институтов, переживших кризис 1997-1999 годов и потерпевших огромные убытки, восстановили прибыльную деятельность.

NISP – относительно небольшой банк с активами около $1 млрд. и рыночной капитализацией $87 млн. Это один из нескольких частных банков, не входящих в состав крупных конгломератов. Он фокусируется на розничном обслуживании и кредитовании малых и средних предприятий, а грамотное управление дало ему возможность не только сохранить свои позиции после кризиса, но и достаточно сильно укрепиться за последние три года.

Успехи банка уже начали привлекать внимание крупных международных компаний. Так, например, Bank of Philippine Islands (BPI) заинтересован в приобретении 20%-ного стратегического пакета акций NISP, обеспечивающего возможность выхода на розничный рынок страны с собственными продуктами. Ведь Индонезия – крупнейший в азиатском регионе потребительский рынок, имеющий на данный момент лучшие показатели и перспективы экономического развития, а, следовательно, для многих крупных азиатских региональных институтов эта страна становится наиболее желанным направлением вложения средств.

Вливание свежего капитала в NISP, а также помощь стратегического инвестора могут способствовать дальнейшему росту банка за счет поглощения более мелких институтов, впрочем, чересчур высокая стоимость даже неблагополучных банков несколько замедляет этот процесс.

Без консолидации не обойтись

Несмотря на отсутствие у большинства банков страны желания объединяться, с тем чтобы обеспечить выполнение условий центрального банка в части расширения уставного фонда, в стране ожидается резкая активизация консолидационных процессов, ибо для небольших банков проблему резкого увеличения капитала решить иными способами практически невозможно.

Некоторые банки уже стартовали этот процесс. В конце прошлого года о своем слиянии и образовании нового банка Bank Permata объявили Bank Bali, Bank Universal, Bank Patriot, Bank Prima Express и Bank Arthamedia. Конечно, этот пример сложно назвать характерной тенденцией рынка, поскольку, учитывая структуру собственников объединяющихся банков, Permata на 97.67% будет принадлежать государству и лишь на 2.33% – частным акционерам. В данном случае альянс стал лишь попыткой государства увеличить привлекательность банка перед возможной приватизацией.

По оценкам аналитиков, сейчас еще рано говорить о том, что от последствий кризиса оправились действительно многие банки страны. Реально неплохо чувствуют себя не более 20-30% участников финансового рынка. К ним можно отнести, например, перспективные и быстроразвивающиеся банки Panin и Lippo. По мнению аналитиков, уже в скором будущем они будут в состоянии на равных конкурировать с такими гигантами как Bank Central Asia и крупнейший в настоящее время банк страны Bank Mandrini.

Тем не менее, некоторые аналитики полагают, что о реальном восстановлении финансового сектора говорить пока еще рано, учитывая, что многие банки выживают лишь благодаря государственной поддержке, отмена же существующей схемы может привести к их банкротству. Например, для гарантирования банкам определенного дохода среди 11 крупнейших финансовых институтов страны в 2000 году были размещены правительственные высокодоходные облигации на общую сумму $40 млрд. В первой десятке крупнейших банков они составили 52% от всего их капитала.

Единственным выходом может быть лишь "естественная" консолидация рынка, идущая пока слишком медленными темпами из-за явного нежелания маленьких банков быть поглощенными более удачными конкурентами, а, следовательно, и более высокой стоимости сделок, чем могут себе позволить потенциальные покупатели, которых в банковском секторе страны не так уж и много.

Парадоксы приватизации

Один из наиболее заметных и активных участников этого рынка – приватизированный в прошлом году преуспевающий Bank Central Asia (ВСА). Однако всего пять лет тому назад никто не смог бы предположить такого будущего для подобного финансового института. Этот банк частично принадлежал семье бывшего президента Индонезии Сухарто; после того как последний был лишен власти, а банк национализирован, оказалось, что банк выдал семье экс-президента и подконтрольным ему компаниям многомиллиардные кредиты, возврат которых был практически нереален. Кроме того, во время беспорядков, сопровождавших свержение режима Сухарто, было уничтожено более 150 банкоматов, принадлежащих BCA.

Однако ВСА не только выжил, но и сумел занять одну из лидирующих позиций на финансовом рынке страны, привлекая потенциальных инвесторов. Так, уже в 2002 году правительству Индонезии удалось завершить длившийся полтора года процесс приватизации этого банка и выгодно продать 52%-ный пакет ВСА консорциуму индонезийских и зарубежных инвесторов. Сегодня ВСА – крупнейший коммерческий банк страны, причем, в прекрасном финансовом состоянии. По оценкам ABN Amro Securities Indonesia, объемы привлеченных банком депозитов лишь в прошлом году возросли на 9% – до $10 млрд., а прибыль при доходе в $1.65 млрд. составила $378 млн.

Такого успеха банк добился в значительной степени благодаря целенаправленной государственной поддержке во время кризиса, когда правительство списало безнадежные долги, а сам институт был рекапитализирован, получив $6.2 млрд. в виде гособлигаций с высокой процентной ставкой, что обеспечило ему надежный и стабильный источник дохода. Но не менее важным элементом успешной политики банка стала жесткая политика снижения затрат на содержание широкой розничной сети, на сокращение которой руководство ВСА не соглашалось ни при каких условиях. Сейчас в числе вкладчиков банка – более 7 млн. жителей различных регионов страны. Розничная сеть его составляет около 800 отделений и 2200 банкоматов в 27 провинциях, а систему моментальных денежных переводов вообще можно назвать уникальной не только для Индонезии, но, пожалуй, и для всего азиатского региона.

Отделения и банкоматы ВСА имеют систему спутниковой связи с главным процессинговым центром в Джакарте, которым все трансакции обрабатываются в режиме реального времени. С помощью этой системы средства, помещенные на счет в одном из отделений, уже через несколько секунд можно снять через банкомат или в любом отделении банка. Для клиентов немаловажным элементом системы стало то, что для переводящего деньги трансакция обходится совершенно бесплатно.

Система электронных переводов, кроме того, что приносит значительный доход за счет совершенных трансакций, способствует привлечению в банк дешевых депозитов. В стране, где государственные услуги (например, почтовая связь) постоянно дают сбой, значение системы переводов ВСА настолько возрастает, что многие клиенты согласны открывать депозитные счета с минимальными процентными ставками лишь для того, чтобы получить к ней доступ. В будущем банк планирует еще больше расширить спектр услуг, предоставляемых через эту сеть, например, использовать ее для кредитования малых и средних предприятий.

Наличие такой системы стало одним из главных факторов, привлекших инвесторов в ВСА. Во время аукциона по продаже контрольного пакета акций банка разгорелась действительно нешуточная борьба между лондонским Standard Chartred Bank и американской группой, возглавляемой инвестиционным фондом Farallon Capital Management. Торги были выиграны Farallon Capital Management, который приобрел пакет акций у IBRA за $542 млн.

Несмотря на все усилия правительственных органов большинство оставшихся государственных банков, находящихся в сфере управления IBRA, в таком плачевном состоянии, что практически не вызывают никакого интереса со стороны инвесторов. Правда, в ближайшем будущем IBRA планирует приватизировать еще не менее семи банков, но уже на раннем этапе предприватизационной подготовки агентство столкнулось с нечестной игрой со стороны их потенциальных владельцев.

Так, например, настоящий скандал разгорелся вокруг достаточно удачливого в последнее время Lippo Bank, 59% акций которого после азиатского финансового кризиса находятся в собственности государства и, по планам IBRA, в ближайшем будущем подлежат продаже с открытых торгов. Однако семья Райади (бывшие владельцы банка), контролирующая в данное время не более 10% акций, для максимального упрощения своего контроля над институтом принимает все меры по снижению его стоимости. Так, например, благодаря деятельности брокерских фирм, принадлежащих Райади, стоимость акций банка за последние 10 месяцев упала от 750 до 210 рупий за одну акцию.

Заслуженное негодование наблюдателей вызывают также закулисные игры, направленные на снижение стоимости активов. Пример подобных махинаций – история с финансовым отчетом за третий квартал прошлого года. В предварительной версии этого документа стоимость активов банка оценивалась в 2700 млрд. рупий (более $300 млн.), а в окончательном варианте сумма сократилась почти вдвое – до 1400 млрд. рупий. По мнению аналитиков, такие действия направлены на то, чтобы банк не смог достичь установленной центральным банком нормы достаточности капитала. По версии же Роя Тиртаджи, члена совета директоров Lippo Bank и финансового советника семьи Райади, это лишь недоразумение, случившееся в результате решения совета директоров банка о срочной продаже активов, вызвавшего неизбежное уменьшение их стоимости.

Бесспорно, подобные инциденты не повышают ни авторитет индонезийского банковского сектора, ни популярность финансовых институтов страны в глазах иностранных инвесторов и аналитиков. Однако даже в этом, при желании, можно найти некие положительные моменты. Ведь, если за индонезийские банки ведется такая упорная борьба, значит, они уже стоят того, чтобы за них сражаться.

Александр Недилько, по материалам Financial Times, Business Week,
Business Times (Singapore)

 
© агенство "Стандарт"