журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
Международные банки

СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Новые рыночные страны

Банковские отделения

Банковская деятельность

Информационные технологии

ФИНАНСОВЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №4, 2003

Новые рыночные страны

Возрождение Аргентины

Экономика и финансовая система страны понемногу восстанавливаются после прошлогоднего кризиса

Аргентина, пережившая в прошлом году самый тяжелый кризис в своей истории, постепенно приходит в себя. По оценкам западных экспертов, 11%-ный спад должен в этом году смениться ростом ВВП на 3%, аргентинское песо уже несколько месяцев подряд укрепляется по отношению к доллару, отменены ограничения на снятие наличных средств с банковских счетов, да и сама банковская система начинает подавать признаки жизни. Даже МВФ, в самые тяжелые месяцы наотрез отказывавшийся помогать Аргентине, сменил гнев на милость и разморозил выплаты по начатой еще в 2000 году программе, чтобы предоставить стране средства для расплаты по другим долгам (в основном, себе же). Конечно, нерешенных проблем в аргентинской экономике и финансовой системе еще масса. Как предусматривают аналитики, в случае неблагоприятного развития событий страна еще может снова соскользнуть в кризис. Тем не менее, самое худшее для Аргентины уже, наверное, позади.

Конец всем ограничениям

В воскресенье, 27 апреля, в Аргентине прошел первый тур президентских выборов. Через три недели, 18 мая, будет второй, а уже 25 мая новый глава государства должен будет пройти церемонию инаугурации в президентском дворце Casa Rosada ("Розовый дом"). Но кто бы ни стал победителем на выборах, очевидно, первое, что он должен будет сделать, – это поблагодарить своего предшественника, "временного" президента Эдуардо Дуальде, и министра экономики Роберто Лаванью, которые, приняв бразды правления в самые тяжелые времена в январе 2002 года, сумели не допустить гиперинфляции, развала финансовой системы, полного краха экономики и повторения массовых беспорядков декабря 2001-го. Правительство Дуальде, часто критикуемое за нерешительность и бездействие, постоянно лавируя между МВФ, иностранными финансистами, парламентской оппозицией и уличными демонстрантами, тем не менее, сумело вывести страну из самого тяжелого кризиса в ее истории и привести к апрельско-майским выборам в относительном порядке.

Конечно, положение в аргентинской экономике и финансовой системе остается очень тяжелым. Безработица превышает 20%, порядка 50% населения, по официальным данным, находятся за чертой бедности, банковский сектор почти парализован вследствие сокращения депозитной базы, практически полного разрушения кредитного механизма, неравновесной конвертации долларовых активов и пассивов в аргентинские песо, высокой доли в активах государственных облигаций, по которым в конце 2001 года был объявлен дефолт. Безусловно, стране понадобится не один год, чтобы вернуться на докризисный уровень.

Тем не менее, прозвучавшее еще в конце декабря 2002 года заявление правительства об окончании кризиса было обоснованным. Спад прекратился, и с ноября прошлого года экономика демонстрирует небольшой, но устойчивый рост. Начались переговоры с кредиторами о реструктуризации аргентинского государственного долга, хотя по своему масштабу и сложности (речь идет более чем о 100 выпусках облигаций в пяти валютах) эта задача не имеет в мире прецедентов, и для ее решения, очевидно, понадобятся годы.

Наконец, в январе 2003 года возобновил финансирование МВФ, предоставивший аргентинскому правительству средства для расчета по прежним долговым обязательствам и давший отсрочку по другим. При этом, нельзя сказать, что Аргентина выполнила абсолютно все условия Фонда: так, на момент принятия решения о возобновлении выплат еще не было выполнено одно из них (об отмене ограничений на снятие средств с депозитных счетов), а также не была разработана экономическая программа, которая полностью удовлетворила бы МВФ. Очевидно, в Фонде рассудили, что полностью самостоятельный выход Аргентины из кризиса не лучшим образом отразится на престиже этой международной организации, и решили подключиться к процессу, благо шансы на успех сейчас достаточно высокие. В итоге аргентинскому правительству даже не стали выставлять никаких новых условий.

Впрочем, к тому времени ситуация в аргентинской банковской системе улучшилась уже до такой степени, что правительство смогло позволить себе отказаться от всех введенных в 2001-2002 годах ограничений на операции с депозитами.

Лимиты на снятие наличных средств со счетов и принудительная конвертация долларовых депозитов в песо по заниженному на данный момент фиксированному курсу были одними из самых противоречивых антикризисных мер. С одной стороны, это позволило избежать массового изъятия средств из банков и волны панического обмена песо на доллары в самые тяжелые моменты кризиса и, по сути, спасло от краха всю банковскую систему государства. С другой, блокировка счетов, конвертация долларов в песо и минимальные лимиты на снятие средств (порядка нескольких сотен долларов в месяц) вызвали обоснованное острое недовольство населения и протесты оппозиции. Верховный суд в марте 2002 года и вовсе объявил незаконным как ограничения, так и принудительный обмен долларов на песо; на основании этого решения многие вкладчики в судебном порядке добивались возвращения своих средств. Так как у банков к тому времени уже давно не было денег, чтобы расплатиться со всеми своими депозиторами, лавина подобных судебных исков представляла собой серьезную проблему.

Еще одной проблемой были долларовые долгосрочные вклады, где были аккумулированы средства, превышавшие на момент начала кризиса $10 млрд. Вернуть их в полном объеме банки были не в состоянии, тогда правительство предложило конвертировать сумму в долгосрочные государственные ценные бумаги. В середине прошлого года вкладчикам было предложено несколько добровольных схем, однако ни одна из них не получила поддержки.

По большому счету, решению всех этих проблем способствовало лишь постепенное укрепление доверия аргентинцев к национальной банковской системе. Несмотря на тяжелейший кризис количество обанкротившихся банков измерялось единицами, большинство западных инвесторов, контролирующих основную часть аргентинской финансовой системы, остались в стране, экономическое положение весной-летом 2002 года перестало ухудшаться. В итоге, примерно, с июня прошлого года приток новых депозитов в банковскую систему Аргентины стал превышать их отток. Опираясь на эту благоприятную тенденцию, правительство постепенно отменило большую часть ограничений на операции с депозитами, а население свыклось с тем, что их долларовые вклады потеряли в цене почти три четверти своей стоимости (курс песо к доллару, до начала кризиса искусственно удерживаемый на уровне 1:1, в середине 2002 года упал до более 3.5 песо за доллар, а затем приподнялся до около 2.9 песо). К началу 2003 года "замороженными" оставались только долгосрочные долларовые депозитные сертификаты, однако в конце концов настал и их черед.

Общий объем средств на этих счетах на момент "заморозки" составлял около $9 млрд. После конвертации в соотношении $1:1.4 песо они превратились в 12.6 млрд. песо; кроме того, была проведена коррекция на уровень инфляции в 2002 году, в результате чего общая сумма к выплате достигла 16.7 млрд. песо ($5.57 млрд.). С 8 апреля владельцы счетов, объем средств на которых не превышает 42 тыс. песо (около $14.5 тыс. по нынешнему курсу), получили возможность свободно снимать с них деньги. Остальным вкладчикам выданы депозитные сертификаты. При размере вклада от 42 тыс. до 100 тыс. песо ($34.5 тыс.) они могли получить доступ к своим деньгам через 90, а более 100 тыс. песо – через 120 дней.

Кроме того, депозиторам были предложены номинированные в долларах государственные облигации, которыми погашались до 80% потерь вкладчиков от конвертации их долларовых вкладов в обесценившиеся песо. Как рассчитывали в правительстве, выдача облигаций должна прекратить процесс подачи судебных исков с требованием возвращения всех средств немедленно и в долларах, так как расходы на адвокатов и судопроизводство теперь превысили выигрыш, который вкладчики могут получить посредством таких тяжб по сравнению с предложенным государством механизмом.

Как и ожидалось, особого ажиотажа в банковских отделений не было ни 8 апреля, ни в последующие дни. Большая часть депозитов осталась в банковской системе, что послужило очередным подтверждением повышения ее стабильности.

После бури

Кризис очень дорого обошелся аргентинским банкам. Достаточно сказать, что в конце 2000 года, до начала массового изъятия вкладов, их совокупная депозитная база оценивалась в $70-80 млрд., в то время как в настоящее время этот показатель не превышает $18-20 млрд. Если депозиты были конвертированы в соотношении $1:1.4 песо (а фактически условия были еще менее благоприятными для банков), то долларовые кредиты были пересчитаны на аргентинскую валюту один к одному, причем, большая часть этих займов перешла в категорию просроченных. Наконец, немалая часть банковских активов приходится на государственные облигации, по которым финансовые институты максимально получат 15-20 центов за доллар (и то через несколько лет).

Добавим к этому, что банки не получили практически никакой помощи от государства, скорее, наоборот: правительство зачастую решало проблемы населения и предпринимателей за их счет. Вопрос о компенсации банкам тех убытков, которые они понесли в ходе мероприятий по конвертации и размораживанию депозитов (называется сумма порядка $30 млрд.), рассматривается в парламенте и, очевидно, будет решен не ранее июня, уже после инаугурации нового президента. По словам западных аналитиков, положение большинства финансовых институтов весьма шаткое, и снижение доверия к ним со стороны вкладчиков может привести к новому кризису.

Однако в целом аргентинские банки отделались намного легче, чем ожидалось. Бывший председатель Центрального банка Аргентины Альдо Пиньянелли (его в декабре 2002 года заменил 37-летний экономический консультант Альфонсо Прат-Гай) в июле прошлого года прогнозировал, что из 110 аргентинских банков останется менее половины, однако его опасения не оправдались. Сегодня уже ясно, что большинство финансовых институтов выдержали испытания.

Большую роль в сохранении стабильности аргентинской банковской системы сыграли иностранные финансовые институты, контролирующие значительную часть ее. Все они в конце 2001 – начале 2002 года осуществили резервные отчисления, покрывающие стоимость их аргентинских активов, и мысленно подготовились к их полной потере, однако покинули страну всего два из них – канадский Scotiabank и французский Credit Agricole.

Число слияний в аргентинском банковском секторе также было невелико. Их участниками, в основном, были небольшие региональные банки, которые перенесли кризис лучше, чем их конкуренты. Так, Banco Comafi и Banco Macro/Bansud совместно приобрели активы аргентинского подразделения Scotiabank, Banco Patagonia выкупил большую часть бизнеса Banco Sudameris, который ранее принадлежал Credit Agricole. Banco de San Jose выдвинул предложение о приобретении Banco de Santa Fe, который сейчас передан под внешнее управление. Наконец, по некоторым сведениям, правительство планирует в текущем году объединить три крупнейших государственных финансовых института – Banco Nacion, Bapro и Banco Ciudad – для повышения их эффективности и прозрачности.

Многие банки ожидают только завершения процесса президентских выборов, чтобы возобновить осуществление кредитной деятельности. Этот рынок, фактически, прекратил свое существование в конце 2001 года, однако в последние месяцы на нем появились признаки восстановления. В течение всего прошлого года аргентинские банки обеспечивали доходы исключительно за счет оказания услуг, связанных с получением комиссионных, но постепенное улучшение экономической ситуации, наконец, дало им возможность рассчитаться по займам. Кроме того, в банковскую систему начали поступать депозиты, и, хотя это, по словам банкиров, "плохие" депозиты, размещаемые на минимальный срок, под высокие проценты и готовые сорваться при малейшем признаке опасности, финансовые институты приобрели в свое распоряжение ресурсы для проведения кредитных операций.

На первых порах аргентинские банки планируют заняться исключительно потребительским кредитованием, выдавая краткосрочные займы в песо. Небольшой банк Banco Itau Buen Ayre в апреле даже провел рекламную кампанию, рассчитывая привлечь новых розничных клиентов. Один из крупнейших в стране финансовых институтов Banco Frances, принадлежащий испанскому BBVA, заявил, что займется потребительским кредитованием во второй половине текущего года, если экономика продолжит подъем и при новом президенте.

Вопрос о возобновлении корпоративного кредитования пока не стоит на повестке дня. Большинство заемщиков еще не рассчитались с банками по прежним кредитам, взятым еще до начала кризиса. По словам банкиров, платежная дисциплина в этом отношении крайне низкая. В прошлом году от выплаты долгов уклонялись даже крупнейшие компании Аргентины, включая филиалы транснациональных корпораций. Поэтому даже несмотря на обнищание широких масс населения кредиты частным лицам считаются сейчас менее рискованными.

Крупнейший в стране кооперативный банк Credicoop также планирует возобновить кредитование своих основных клиентов – физических лиц и малые и средние предприятия – во второй половине текущего года, однако, при этом, банк в последние месяцы развивает другие виды финансовых услуг. По словам Леонардо Блехера, главного экономиста Credicoop, банк не преследует каких-либо амбициозных целей, понимая, что сейчас "не до жиру – быть бы живу", и стремится лишь покрыть за счет комиссионных свои административные расходы. Приоритетным направлением деятельности Credicoop стали в последнее время платежные карточки. Банк предлагает их своим корпоративным клиентам в рамках зарплатных схем, а также рекламирует кредитные и дебитные карточки в качестве альтернативного наличным деньгам средства платежа. За последние месяцы в Аргентине значительно возросла преступность, так что эти доводы попадают на благоприятную почву. Еще одной важной областью бизнеса Credicoop стала продажа страховых полисов, которые в состоянии повысить уверенность клиентов в будущем в такое неспокойное время.

По мнению аргентинских и зарубежных специалистов, вторая половина 2003 года будет критическим периодом для экономики страны. Многое будет зависеть от политики нового президента (непосредственно перед первым туром выборов однозначного фаворита не было) и его способности находить компромиссы между интересами противоборствующих групп и успокаивать национальных промышленников, иностранных инвесторов и население. Эдуардо Дуальде и его команда сделали большое и важное дело, проведя страну через пик кризиса, но, для того чтобы окончательно вывести страну из спада, нужно предпринять еще значительные усилия.

Виталий Шимкович, по материалам Financial Times, Bnamericas.com, EFE News Service, VOA News

 
© агенство "Стандарт"