журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
Международные банки

СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Новые рыночные страны

Банковские отделения

Банковская деятельность

Информационные технологии

ФИНАНСОВЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №4, 2003

СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Сказка про норвежского белого бычка

В Норвегии в очередной раз пытаются создать "национального чемпиона" в финансовой сфере

Норвегия со своим четырехмиллионным населением не представляет собой значительной величины в масштабах европейского финансового рынка, однако банковский и страховой бизнес в этой зажиточной стране с развитой нефтегазодобывающей промышленностью отличается высокой прибыльностью. В то же время, Норвегия – одна из немногих западноевропейских стран, не входящих в ЕС, с большим пиететом относится к вопросам сохранения собственного суверенитета и крайне неохотно допускает иностранные компании на внутренний рынок. Тем не менее, зарубежную экспансию остановить нелегко. Норвежские банки и финансовые компании невелики по сравнению даже со шведскими или датскими конкурентами и выглядят привлекательными мишенями для поглощения, а протекционистские меры норвежского правительства вызывают обоснованные нарекания со стороны Европейской комиссии и регулирующих органов блока ЕАСТ, куда входит и Норвегия. Два из четырех крупнейших банков Норвегии уже контролируются иностранными собственниками, и единственная возможность остановить этот процесс, похоже, заключается в создании "национального чемпиона" – ведущего банка, доминирующего на национальном рынке и достаточно крупного, чтобы успешно конкурировать на региональном уровне. В последние годы было предпринято несколько попыток организации подобного объединения, но они не были успешными. Возможно, в этот раз все завершится более удачно.

Создавать "национального чемпиона" в Норвегии можно было только на основе Den norske Bank (DnB) – крупнейшего финансового института страны, однако основная проблема здесь заключалась в том, что с ним никто не шел на объединение. До прошлого года DnB находился под контролем государства, которому, впрочем, и сейчас принадлежат 47% его акций, так что попадать под его влияние не хотелось ни одному из частных акционеров норвежских финансовых институтов. Кроме того, Свейн Осер, генеральный директор DnB, показал себя крайне скупым субъектом. Все его предложения исходили из минимально возможной цены, почти что на уровне балансовой стоимости, что также вызывало отторжение. В итоге даже политическая поддержка, которой пользовался DnB, не могла повернуть дело в его пользу.

Так, в 1999 году Christiania, третий по величине банк Норвегии, отказался от каких-либо контактов с DnB и несмотря на противодействие политиков таки дождался возможности присоединения к скандинавской группе Nordea, что и произошло двумя годами позднее. Скандалом завершилась попытка слияния DnB с крупнейшей страховой компанией страны Storebrand в 2002 году. Вначале DnB, воспользовавшись некоторыми юридическими уловками, расстроил объединение Storebrand с финской страховой компанией Sampo, а через несколько месяцев попробовал приобрести ее сам, предложив меньшую сумму, чем финны. Однако и из этого ничего не вышло, так как Осер снова пожадничал. Когда курс акций Storebrand начал падать (так инвесторы отреагировали на перспективы объединения), он попытался пересмотреть условия уже заключенной сделки, поэтому в результате все завершилось открытым разрывом (см. БП № 6, 7 за 2002 год).

И вот теперь DnB, по-прежнему пользующийся поддержкой политиков, предпринимает третью попытку. Его партнером по слиянию должен стать Gjensidige NOR – второй по величине банк страны, прежде известный как Union Bank of Norway. Ранее сделка между ними была невозможна в связи со сложной структурой собственности Union Bank, представлявшего собой объединение локальных сберегательных банков. Только когда в конце прошлого года этот банк был преобразован в акционерное общество, он получил возможность для участия в консолидационных операциях.

Предложение DnB, выдвинутое в середине марта, было организовано "в лучших традициях" Свейна Осера. За каждую акцию Gjensidige предлагалось по 6.2 акции собственного банка и NKr23 наличными. Это устанавливало всего лишь 4%-ную (!) премию по сравнению с текущим курсом на день предложения и оценивало Gjensidige на уровне NKr17 млрд. ($2.48 млрд.). По словам Анупа Хандельвала, представителя американского инвестиционного фонда K Capital Partners, которому принадлежало около 5% акций Gjensidige, он никогда не видел, чтобы прибыльный и привлекательный банк стремились купить так дешево.

Естественно, среди акционеров Gjensidige возникла оппозиция предлагаемой сделке, которую возглавил тот же K Capital Partners. Как заявляли представители американского фонда, правление банка не должно ограничивать себя одним вариантом слияния, причем, на таких невыгодных условиях. Тем более, что недостатка в желающих приобрести банк не было. Уже через несколько дней после объявления о возможном объединении Gjensidige и DnB появилась информация, что интерес к норвежскому банку проявили датский Danske Bank, которому уже принадлежал Fokus Bank, четвертый по величине банк Норвегии, а также шведский ForeningsSparbanken.

Правда, вероятность слияния Gjensidige с иностранным банком в глазах наблюдателей была минимальной. Несмотря на низкую цену, предложенную Осером, руководство Gjensidige выступило за объединение, так как оно, во-первых, приветствовалось правительством, а, во-вторых, было весьма выгодным. Слияние двух крупнейших банков страны привело бы к снижению затрат почти на 15% (около NKr1.5 млрд. в год), что было невозможно при варианте с участием какого-либо иностранного банка. Это означало, что предложение со стороны того же Danske Bank становилось враждебным поглощением и требовало, по норвежским законам, одобрения 90% акционеров Gjensidige. В то же время, дружественное слияние Gjensidige и DnB, по национальному законодательству, могло быть утверждено двумя третями голосов акционеров. На такое большинство DnB мог рассчитывать, так как оппозиция могла консолидировать не более 25% акций.

Тем не менее, опасность срыва сделки в пользу того же Danske Bank была реальной, так что Свейн Осер и его союзники в рядах акционеров Gjensidige предприняли как оборонительные, так и наступательные меры. Скрепя сердце, генеральный директор DnB несколько изменил свое предложение, увеличив объем выплат наличными от NKr23 до NKr43. Это подняло общую стоимость сделки на уровень около NKr19.5 млрд. ($2.7 млрд.). Правда, к тому времени Danske Bank (пока не выдвигая официального предложения) сообщил, что готов заплатить за акции Gjensidige, примерно, на 19% больше.

Чтобы парировать эту угрозу, ассоциация сберегательных банков SBF и страховая компания Gjensidige NOR Forsikring, вместе владеющие 37% акций, как основные союзники DnB в рядах акционеров Gjensidige подготовили так называемую "отравленную пилюлю". Как заявили их представители, если объединение с DnB сорвется, они откажутся продавать свои акции кому бы то ни было на протяжении двух лет. Это ставило остальных акционеров Gjensidige перед не слишком веселым выбором: или соглашаться на условия DnB сейчас, или отказаться и ждать еще два года с неясными перспективами. Судя по всему, большинство оппозиционеров выбрали первый вариант. Во всяком случае, K Capital Partners в начале апреля вышел из игры и продал свои акции DnB. Из крупных акционеров по-прежнему настроен против сделки только инвестиционный банк Pareto Securities, но он вряд ли сумеет консолидировать вокруг себя 33%+1 акция, которые требуются для ее отклонения.

Вообще объединение DnB и Gjensidige может стать одним из последних норвежских союзов, проводимых по существующим правилам, согласно которым исход сделки зависит от позиции меньшинства акционеров. Например, тот же DnB в 2001 году сорвал заключение альянса между Storebrand и Sampo, контролируя немногим более 10% акций. Под сильным давлением со стороны Efta Surveillance Authority (регулирующий орган ЕАСТ) норвежское правительство согласилось привести свое законодательство в большее соответствие с европейскими нормами, однако закон, как известно, обратной силы не имеет, так что союзники DnB со своими 37% акций могут легко заблокировать не устраивающую их сделку.

По сути, единственное серьезное препятствие, стоящее на пути объединения DnB и Gjensidige, – это антимонопольные органы. Слияние первого и второго банков страны приведет к появлению "супербанка" национального масштаба, чья доля на рынке будет достигать 40%, а по некоторым направлениям (например, в области страхования жизни и пенсионных фондов) этот показатель будет превышать 50%. Тем не менее, норвежский Антимонопольный комитет уже заявил, что не станет препятствовать этому, хотя проведет расследование, по итогам которого банкам, вероятно, придется продать часть своих активов.

Впрочем, серьезные сокращения намечены и по планам организации данной процедуры. В частности, предполагается закрыть или переместить 45 из около 280 отделений комбинированного финансового института и сократить численность персонала, примерно, на 1600 сотрудников (более чем на 10%). При этом, чтобы не восстанавливать против себя влиятельные в Норвегии профсоюзы, было объявлено, что высвобождение избыточных работников будет проводиться благодаря отправке на пенсию или стимулированию добровольной отставки взамен на щедрые компенсации.

В целом же объединенный финансовый институт, который должен получить название DnB NOR, будет представлять собой весьма серьезную силу. Его активы достигнут почти NKr1 трлн. ($146.2 млрд.), что выведет банк на четвертое место в Скандинавии (после группы Nordea, Danske Bank и шведского SEB). Структура собственности DnB NOR будет весьма сложной, так как правительство не имеет права без специального постановления парламента снижать свою долю акций в этом институте. Зато вся эта сложность обеспечит банку дополнительную защиту от поглощения из-за рубежа. Возглавит DnB NOR Свейн Осер, а его коллега из Gjensidige Олав Хютта займет должность председателя правления.

Окончательное решение об объединении должны принять внеочередные собрания акционеров обоих банков, которые будут проведены в один день – 19 мая. Если удастся в обоих случаях достигнуть положительных результатов, стартует процесс слияния, который продлится до конца текущего года. По мнению аналитиков, вероятность такого исхода очень высокая, однако не стоит сбрасывать со счета и возможность провала. Как показали события последних лет, если в сделке участвует Свейн Осер, – жди подвоха.

Виталий Шимкович, по материалам Financial Times, Aftenposten, Reuters

 
© агенство "Стандарт"